Чернов, Виктор Михайлович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Виктор Михайлович Чернов»)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Виктор Михайлович Чернов
5 (18) января — 6 (19) января 1918
Предшественник должность учреждена;
Александр Керенский (как министр-председатель Временного правительства России)
Преемник должность упразднена;
Владимир Ленин (как председатель СНК РСФСР);
Пётр Дербер (как председатель Временного Сибирского правительства);
Владимир Вольский (как глава КОМУЧа);
Николай Авксентьев (как председатель Временного Всероссийского Правительства)
май — июль 1917 года
Предшественник Андрей Иванович Шингарёв
Преемник Семён Леонтьевич Маслов

Рождение 25 ноября (7 декабря) 1873(1873-12-07)
Хвалынск, Саратовская губерния[2][3], Российская империя
Смерть 15 апреля 1952(1952-04-15) (78 лет)
Нью-Йорк, США
Супруга

Анастасия Николаевна Слётова
Ольга Елисеевна Колбасина

Ида Самойловна Сырмус-Пыдер
Партия Партия социалистов-революционеров
Образование
Деятельность политика[4][4]
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе
Логотип Викитеки Произведения в Викитеке

Ви́ктор Миха́йлович Черно́в (25 ноября [7 декабря1873, Хвалынск, Саратовская губерния — 15 апреля 1952, Нью-Йорк) — русский политический деятель, мыслитель и революционер, один из основателей партии социалистов-революционеров и её основной теоретик. Первый и последний председатель Учредительного собрания.

Ранние годы

[править | править код]

Родился в 1873 году в городе Хвалынске Саратовской губернии[5]. Отец, Михаил Николаевич Чернов, был уездным казначеем, мать, Анна Николаевна Булатова, происходила из татарского дворянского рода. Семья проживала сначала в Новоузенске, а затем в Саратове, Хвалынске и Камышине. После смерти матери, наступившей в 1875 году, Виктор с сёстрами воспитывался мачехой. Всё свободное время проводил на Волге среди босяков.

В 1882 году Виктор поступил в подготовительный класс Первой саратовской гимназии, в следующем году успешно сдал вступительные экзамены в первый класс. Обучаясь в гимназии, Чернов приобщился к достижениям демократической мысли — к творчеству Н. А. Добролюбова, Н. Г. Чернышевского и идеолога народничества Н. К. Михайловского. Саратов считался одним из главных центров революционного движения. В 1884 году старший брат Виктора, Владимир, был арестован за хранение нелегальной литературы и исключён из гимназии. В годы учёбы в гимназии Чернов познакомился с рядом неблагонадёжных лиц — бывшим ссыльным В. А. Балмашёвым (отцом С. В. Балмашёва), народником М. А. Натансоном и народовольцем А. В. Сазоновым. В 1890 году Чернов был арестован во время обыска на квартире Сазонова. После этого он оказался под подозрением и был поставлен под особый надзор. По ходатайству отца в 1891 году был отчислен из саратовской гимназии и отправлен учиться в Дерпт[5].

В студенческих кружках

[править | править код]

Проживая в Дерпте, Чернов под влиянием старшего брата оказался в среде демократического студенчества. Посещал собрания студенческих кружков и был свидетелем споров между марксистами и народниками. Во время каникул побывал в Петербурге, где оказался уже на собрании нелегального кружка петербургской «Группы народовольцев»[5]. В Петербурге Чернов познакомился с марксистами — Ю. О. Мартовым и П. Б. Струве, выступавшими в роли оппонентов народовольцев. Молодой человек стремительно втягивался в революционное движение.

В 1892 году Чернов успешно закончил Дерптскую гимназию и поступил на юридический факультет Московского университета. Обучаясь в университете, Чернов принял активное участие в деятельности «Союза московских объединённых землячеств», созданного для взаимопомощи его членов, и входил в состав его Совета. Деятельность Совета носила оппозиционный характер, большинство его участников придерживались народнических взглядов. В Москве Чернов познакомился с В. А. Маклаковым, П. Н. Милюковым, Е. Д. Кусковой, С. Н. Прокоповичем, В. И. Ульяновым-Лениным и другими известными впоследствии деятелями[5]. В студенческие годы активно изучал марксизм и штудировал произведения Л. Н. Толстого и Ф. М. Достоевского, которых сам называл «друго-врагами». Принимал участие в спорах с марксистами, в которых отстаивал народнические идеи. В 1894 году по поручению Совета «Союза землячеств» совершил поездку в Петербург, где познакомился с Н. К. Михайловским и вручил ему адрес от московского студенчества. Михайловский разочаровал Чернова своим неприятием террора[6].

Начало революционной деятельности

[править | править код]

В 1894 году Чернов познакомился с бывшим народовольцем Н. С. Тютчевым, одним из основателей партии «Народное право». Нелегальная партия «Народное право» была основана в 1893 году по инициативе Марка Натансона и имела целью объединить народническое, социал-демократическое и либеральное течения в русском освободительном движении. По рекомендации Тютчева Чернов встретился с Натансоном и выразил готовность сотрудничать с новой партией. Однако от вступления в партию он воздержался, так как не был удовлетворён её умеренной программой, в которой отсутствовали положения о терроре и социалистическом идеале[5]. В апреле 1894 года за причастность к нелегальной деятельности партии Чернов был арестован и привлечён к дознанию. Содержался в Москве в Пречистенском полицейском доме, где его допрашивал знаменитый Сергей Зубатов. Зубатов пытался переубедить молодого революционера и склонить его к сотрудничеству, но не достиг успеха. После отказа дать откровенные показания Чернов был переведён в Петропавловскую крепость, где провёл около полугода, а затем в Дом предварительного заключения[6]. После выплаты залога был выслан в Камышин, а затем в Саратов и в Тамбов.

Время, проведённое в заключении, Чернов использовал для продолжения самообразования. В Доме предварительного заключения он штудировал «Критику чистого разума» И. Канта, «Историю материализма» Ф. Ланге, «Капитал» К. Маркса, труды Э. Геккеля, Г. Спенсера, Ч. Дарвина, П. Б. Струве, Г. В. Плеханова и др. В тюрьме окончательно сложились его социально-политические и философские воззрения. Здесь была написана его первая большая научная статья «Философские изъяны доктрины экономического материализма», содержавшая в зародыше все идеи, которые он впоследствии защищал в своих сочинениях[5].

Пропаганда в Тамбовской губернии

[править | править код]
Виктор Чернов

Приехав в 1895 году в Тамбов, Чернов устроился работать канцелярским служащим в местное губернское земство. Вскоре он познакомился с одним из самых ярких земских деятелей Тамбовской губернии — А. Н. Новиковым, на которого оказал большое влияние (через несколько лет этот крупный землевладелец, политические взгляды которого неуклонно эволюционировали в направлении «справа — налево», стал членом партии социалистов-революционеров)[7].

В Тамбове развернулась активная литературно-публицистическая деятельность Чернова, сделавшая его видным идеологом народничества. Первоначально он публиковался в «Орловском вестнике» и «Тамбовских губернских ведомостях», затем в журнале «Новое слово», и наконец, в крупнейшем народническом журнале «Русское богатство»)[8]. В своих статьях он полемизировал с теоретиками марксизма и развивал идеи народнического социализма. Статья «Экономический материализм и критическая философия» была опубликована в московском журнале «Вопросы философии и психологии». В области теоретической философии Чернов отстаивал эмпириокритицизм Э. Маха и Р. Авенариуса, в области социологии — «субъективный метод» П. Л. Лаврова и Н. К. Михайловского, а в области экономики следовал Марксу. Признавая авторитет Маркса, направлял свою критику в адрес его вульгарных последователей[9].

В Тамбове продолжилась и революционная деятельность Чернова. В 1898 году Чернов женился на учительнице местной воскресной школы Анастасии Николаевне Слётовой и сблизился с её братом — Степаном Николаевичем Слётовым. Оба были активными участниками местных народнических кружков. Вместе со Слётовыми Чернов повёл революционную агитацию в среде местного крестьянства. Для пропаганды в деревне социалистических идей были созданы особые «летучие библиотеки». В селе Павлодар Борисоглебского уезда Чернов основал крестьянскую организацию «Братство для защиты народных прав». Устав «Братства» гласил, что земля должна перестать быть собственностью частных владельцев и перейти в руки всего трудящегося народа. В том же 1898 году был созван съезд представителей крестьянства от пяти уездов Тамбовской губернии. Съезд принял программный документ «Письмо ко всему русскому крестьянству», содержавший призыв объединяться в тайные «братства для защиты народных прав»[10]. Замысел Чернова состоял в том, чтобы покрыть всю Россию сетью крестьянских организаций[11].

В Аграрно-социалистической лиге

[править | править код]

В мае 1899 года Чернов вместе с молодой женой выехал за границу. Целью поездки было продолжить своё образование, ознакомиться с достижениями мировой социалистической мысли и установить связи с представителями революционной эмиграции[6]. Вскоре он прибыл в Швейцарию и поселился в Цюрихе. В Швейцарии Чернов выступил с инициативой создания внепартийной организации, которая бы занималась изданием и распространением нелегальной литературы для крестьян. Первоначально со своей идеей Чернов обратился к социал-демократам П. Б. Аксельроду и Г. В. Плеханову. Однако последние, узнав о его связях с народником В. П. Воронцовым, наотрез отказались от сотрудничества. Тогда Чернов обратился к лидеру заграничного «Союза русских социалистов-революционеров» Хаиму Житловскому. Житловский свёл Чернова с основными группами русской народнической эмиграции — «Группой старых народовольцев» во главе с Петром Лавровым и лондонским «Фондом вольной русской прессы», объединявшим ветеранов народнического движения. Инициатива Чернова была поддержана умиравшим Лавровым, а его секретарь Семён Ан-ский заручился поддержкой лондонских ветеранов[11].

Сразу после смерти Лаврова, в феврале 1900 года, состоялось основание организации, которая получила название Аграрно-социалистической лиги[11]. В число основателей Лиги вошли В. М. Чернов, С. А. Ан-ский, Х. О. Житловский, Л. Э. Шишко, Ф. В. Волховский и Е. Е. Лазарев. Лигой были изданы обращение «К товарищам по мысли и по делу» и программная брошюра «Очередной вопрос революционного дела». В программной брошюре, написанной Черновым, говорилось о необходимости возобновить революционную работу в крестьянстве, без опоры на которое «никакая революционная партия не сможет нанести в России серьёзного, решительного удара буржуазно-капиталистическому режиму»[12]. На протяжении нескольких лет Лига успешно издавала и переправляла в Россию нелегальную литературу. Распространением её среди крестьянского населения занимались местные народнические кружки. К работе в Лиге были привлечены известные литераторы Н. А. Рубакин, В. И. Дмитриева и другие. Всего за несколько лет работы Лигой было издано более 317 тысяч нелегальных брошюр (более 1 миллиона страниц)[11]. В дальнейшем Аграрно-социалистическая Лига влилась в состав Партии социалистов-революционеров.

В Партии социалистов-революционеров

[править | править код]

В 1902 году в России произошло образование единой Партии социалистов-революционеров. Партия возникла в результате слияния трёх революционных организаций: «Южной партии социалистов-революционеров», «Северного союза социалистов-революционеров» и «Рабочей партии политического освобождения России». В том же году за границу с объединительной миссией выехали три представителя новой партии — Григорий Гершуни, Мария Селюк и Евгений Азеф[12]. Проведя успешные переговоры, приезжие достигли соглашения о слиянии с новой партией заграничного «Союза русских социалистов-революционеров» и других народнических групп. Официальным органом партии становилась газета «Революционная Россия», издательство которой переносилось в Женеву. Теоретическим органом партии признавался «Вестник русской революции», издававшийся в Париже Н. С. Русановым и И. А. Рубановичем[11]. В январе 1902 года «Революционная Россия» открыто объявила о создании новой партии.

Сразу после создания партии эсеров Чернов вступил в её ряды и вместе с Михаилом Гоцем стал редактором её печатного органа «Революционная Россия». Чернов был избран членом ЦК новой партии и впоследствии переизбирался в ЦК всех его составов. В том же году была основана «Боевая организация партии социалистов-революционеров», ставившая своей целью террористическую борьбу. Во главе боевой организации стали Г. А. Гершуни и его заместитель Е. Ф. Азеф. 2 апреля 1902 года боевая организация заявила о своём существовании убийством министра внутренних дел Д. С. Сипягина, исполнителем которого был С. В. Балмашёв. Вскоре после убийства Чернов опубликовал в «Революционной России» статью «Террористический элемент в нашей программе», в которой обосновывал тактику индивидуального террора[13]. В последующие годы Чернов посвятил себя революционной публицистике, сделавшись главным теоретиком партии. Он был автором большинства статей, посвящённых программе и тактике партии, в 77 номерах «Революционной России»[10]. Помимо статей в «Революционной России», Чернов выступал с публичными лекциями, в которых отстаивал идеологию социалистов-революционеров. Появление новой партии вызвало переполох в стане социал-демократов, которые бросили на борьбу с ней свои лучшие силы. Несмотря на это, в августе 1904 года на международном конгрессе в Амстердаме партия эсеров была принята в ряды II Интернационала[5].

Начало Первой русской революции

[править | править код]

В 1904 году в России на фоне русско-японской войны стала назревать революционная ситуация. 15 июля 1904 года террористом боевой организации эсеров Е. С. Созоновым был убит министр внутренних дел В. К. Плеве. С приходом нового министра П. Д. Святополк-Мирского в стране началась кампания за введение конституции, руководимая либеральным «Союзом освобождения». В сентябре 1904 года Чернов вместе с М. А. Натансоном и Е. Ф. Азефом представлял партию эсеров на Парижской конференции революционных и оппозиционных партий России, на которой обсуждалась тактика совместной борьбы с самодержавием. На конференции были приняты совместная резолюция и тактическое решение: всем партиям действовать самостоятельно, но одновременно, что выражалось формулой «врозь наступать и вместе бить»[6].

В январе 1905 года в России началась Первая русская революция. Толчок революции дали События 9 января 1905 года, которые возглавил священник Георгий Гапон. Эсеры отреагировали на события мгновенно и организовали переправку Гапона за границу. В апреле 1905 года под председательством Гапона состоялась Женевская межпартийная конференция, на которой партию эсеров вновь представлял Чернов[14]. Конференция выработала совместную резолюцию, провозглашавшую целью вооружённое восстание, и выработала ряд ценных тактических соглашений. В течение весны эсеры продолжали использовать популярность Гапона, издавая массовыми тиражами его революционные воззвания, написанные в духе брошюр Аграрно-социалистической лиги. Чернов пытался обратить Гапона в правоверного эсера, однако из этого ничего не вышло, и в дальнейшем их пути разошлись[15]. Порвав с эсерами, Гапон принялся за создание беспартийного рабочего союза, а после возвращения в Россию был убит группой эсеровских боевиков по подозрению в предательстве. Одним из лиц, принимавших решение о его убийстве, был Чернов[16].

Деятельность по возвращении в Россию

[править | править код]

После Манифеста 17 октября 1905 года Чернов через территорию Финляндии возвратился в Россию. По возвращении принял участие в издании первой легальной газеты партии эсеров «Сын отечества», редактором которой был избран Г. И. Шрейдер[6]. Газета должна была заменить нелегальную «Революционную Россию». В газете сотрудничали как партийные эсеры, так и легальные народники из «Русского богатства» — Н. Ф. Анненский, В. А. Мякотин и А. В. Пешехонов. Последние выступили с инициативой создания единой легальной партии эсеров, которая должна отказаться от нелегальных методов борьбы и отстаивать свои интересы в Государственной Думе. Это встретило возражения со стороны партийных эсеров, настаивавших на невозможности полностью отказаться от террора. Чернов выдвинул компромиссное предложение: не отказываясь принципиально от террора, держать боевую организацию «под ружьём», чтобы в нужный момент снова выйти на арену борьбы[6]. Спор завершился на Первом съезде партии эсеров, на котором группа легальных народников заявила о создании особой Партии народных социалистов.

Первый съезд партии эсеров состоялся в декабре 1905 года в Иматре. На съезде обсуждались вопросы программы и тактики партии в условиях конституционных свобод. Чернов был главным докладчиком на съезде по программным вопросам и автором большинства резолюций съезда[5]. На том же съезде Чернов был избран в новый состав ЦК. Вместе с Черновым в состав ЦК вошли Е. Ф. Азеф, М. А. Натансон, А. А. Аргунов, Н. И. Ракитников и П. П. Крафт[17]. Съезд завершился расколом и отделением от партии её правого и левого крыла. Правые образовали Партию народных социалистов, а левые — Партию эсеров-максималистов. Последние были сторонниками аграрного террора, отвергнутого большинством участников съезда. На съезде было решено бойкотировать выборы в Государственную Думу, однако на II Чрезвычайном съезде партии это было признано ошибкой. В итоге во Вторую Думу было избрано 37 эсеров, и Чернов, который жил в России на нелегальном положении и, следовательно, не мог избираться, был фактическим руководителем фракции эсеров в Думе. В середине 1907 года стало ясно, что революция закончилась и сменилась реакцией. Тысячи эсеров были отправлены на каторгу или ссылку, сотни расстреляны. В этих условиях было решено, что Чернов отправится в Лондон на конференцию партии и останется за границей. Так началась вторая эмиграция, продлившаяся до 1917 года.

Эмиграция в 1908—1917 годах

[править | править код]

Большой удар по партии нанесло предательство Азефа. Чернов, в течение многих лет доверявший Азефу, вышел из состава ЦК и сосредоточился на журналистской деятельности, в частности, выступил с резкой критикой вышедшего сборника «Вехи». Некоторое время он сотрудничал с Горьким, участвуя в работе журнала «Современник», а затем, выйдя из редакции журнала, они задумали создать новый журнал, однако впоследствии Горький отказался от сотрудничества. В итоге в апреле 1912 года Чернову удалось выпустить первый номер журнала «Заветы» (до лета 1914 года вышло 28 номеров). В основном на страницах журнала высказывались интеллигенты, сохранившие верность демократическим и социалистическим идеалам. Журналистскую деятельность Чернов совмещал с переводами любимого им поэта Верхарна (в 1919 году вышел сборник этих переводов). Начало Первой мировой войны заставило Чернова резко изменить жизнь — он окунулся в гущу политической борьбы, отстаивая принципы интернационализма, борясь с шовинистическим угаром, охватившим многих социалистов. Он принял участие в нескольких конференциях социалистов, состоявшихся в 1915—1916 годах, отстаивая свои принципы. Конечно, Чернов внимательно следил за происходящим в России, мечтал туда вернуться и включиться в борьбу за новую жизнь, но даже в начале 1917 года он не мог представить, как близок час крушения монархии.

Виктор Чернов на Государственном совещании в Москве в 1917 г.

После Февральской революции пытался приехать в Россию через Англию, но английское правительство выдворило его во Францию. 8 апреля 1917 года приехал в Петроград вместе с Николаем Авксентьевым и Борисом Савинковым[18]. Вскоре после возвращения был избран товарищем председателя Петроградского совета[19]. Исходя из характера Февральской революции, Чернов поддерживал буржуазное Временное правительство и после Апрельского кризиса занял пост министра земледелия в первом коалиционном составе Временного правительства[18]. Во время Июльского кризиса его попытались арестовать возле Таврического дворца кронштадтские матросы, согласившиеся отпустить министра только после вмешательства Льва Троцкого[20]. Чернов остался в составе второго коалиционного Временного правительства, хотя кадетская печать развернула его травлю в прессе, обвиняя в «углублении революции». Принимал участие в Московском государственном совещании.

26 августа, в начале Корниловского выступления, Виктор Чернов подал в отставку[18]. На заседании Петроградского совета выступил против предложения большевиков взять власть, но собрание приняло большевистскую резолюцию, и он, вместе с председателем Николаем Чхеидзе и частью президиума, сложил свои полномочия[21]. В конфликте правых и левых эсеров занимал центристские позиции, ратовал за «однородное социалистическое правительство». Октябрьскую революцию категорически не принял, участвовал в создании Комитета спасения Родины и революции и 27 октября прибыл в Псков, пытаясь убедить по телеграфу генерала Духонина дать подкрепление войскам, выступающим против большевиков. После этого отправился в ставку договариваться о создании нового правительства, которое намеревался возглавить. На выборах в Учредительное собрание партия эсеров получила большинство голосов. Чернов, представлявший в собрании Харьковский округ, в день открытия собрания 5 (18) января 1918 г. был избран его председателем. Вскоре после ухода большевиков и левых с.-р. с заседания и сразу же после того, как собрание проголосовало за законопроекты о социализации земли и провозглашении Российской федеративной демократической республики, оставшаяся в Таврическом дворце пробольшевистская охрана силой заставила Чернова и других депутатов покинуть здание, которое затем было опечатано.

После разгона Учредительного собрания в 1918 году участвовал в борьбе с большевистской властью. До мая 1918 года оставался в Москве, в это время на VIII Совете партии эсеров был взят курс на ликвидацию диктатуры большевиков. В июне вместо Самары, где после занятия города чехами был создан Комитет членов Учредительного собрания (КОМУЧ), Чернов был в последний момент направлен в Саратов. Смог добраться до Самары только в сентябре 1918 года уже после Уфимского совещания. Остался недоволен его результатом[22]. Согласился поддержать Директорию, только не отказываясь от права критиковать её деятельность[23]. Так называемая «Черновская грамота» стала непосредственным поводом для военного переворота 18 ноября. Находясь в Екатеринбурге, где возглавлял Съезд членов Учредительного собрания, выступил против захватившего власть адмирала Колчака. Был арестован и доставлен в Челябинск, откуда с помощью чехов смог перебраться в Уфу. Перейдя на нелегальное положение, в марте 1919 года вернулся в Москву. Скептически отнёсся к объявленной ВЦИК по предложению Каменева легализации партии. Тщательно конспирируясь, преследуемый ЧК, участвовал в издании подпольных газет и листовок. 23 мая 1920 года смог открыто выступить в Москве с обличающей большевиков речью перед делегацией английских рабочих, после чего скрылся[24].

В сентябре 1920 года выехал из Петрограда в Эстонию[25]. Наладил выпуск «Революционной России» — нового печатного органа эсеров. Освещал в нём крестьянское восстание в Тамбовской губернии, активно поддерживал восставший Кронштадт. Как председатель Учредительного собрания направил восставшим радиотелеграмму.

Возглавил Заграничную делегацию ПСР, с 1922 жил в Германии. Продолжал заниматься общественно-политической и литературно-публицистической деятельностью. К концу 1920-х годов Заграничная делегация распалась, и в 1931 году Чернов эмигрировал во Францию[18].

Накануне вступления немецких войск в Париж перебрался на остров Олерон, а затем в Лиссабон, откуда вместе с третьей женой (И. С. Сырмус-Пыдер) в июне 1941 года эмигрировал в США. Активно участвовал в деятельности Нью-Йоркской группы партии социалистов-революционеров, был одним из редакторов партийного журнала «За свободу». В 1942 году опубликовал открытое письмо Сталину о необходимости объединения всех антифашистских сил. После Сталинграда американские власти, до того оказывавшие Чернову финансовую поддержку, потеряли к нему интерес[26]. Поселился в Бронксе. Зарабатывал на жизнь написанием статей и мемуаров.

  • Первая жена — Анастасия Николаевна Слётова (1873—1938) — учительница, эсерка, член Всероссийского учредительного собрания.
    • Сын — Борис Викторович Чернов (1900 — 28.09.1933) социалист-революционер[27].
    • Дочь — Мария Викторовна (Эллен) Слётова (1903, Женева — 1974, Ленинград) в 1950-е жила в Холмогорах Архангельской области, заведовала научной станцией. Автор нескольких брошюр по животноводству. В 1960-е вернулась в Ленинград[28].
  • Вторая жена — Ольга Елисеевна Колбасина (1886—1964), эсерка, в первом браке за Митрофаном Семёновичем Фёдоровым, преподавателем Петербургской Академии художеств, у них дочери-близнецы[29][30]; брат — Василий Васильевич Сухомлин (1885—1963), эсер, писатель, делегат Всероссийского учредительного собрания[31].
    • Дочь — Ольга (1903—1978), удочерена В. М. Черновым, замужем за В. Л. Андреевым[29].
    • Дочь — Наталья (16 августа 1903 — 14 ноября 1992), удочерена В. М. Черновым[29], замужем за Д. Г. Резниковым[32]
    • Дочь — Ариадна (24 (11) декабря 1908 — 7 июля 1974) замужем за Владимиром Брониславовичем (Брониславом-Рейнгольдом-Владимиром) Сосинским[33], в 1960 году вернулась в СССР, мать А. Б. Сосинского[32].
  • Третья жена — Ида Самойловна Сырмус-Пыдер (Педер-Сермус), в первом браке за эстонским скрипачом и революционером Эдуардом Сырмусом, брак с В. М. Черновым с 1916 года в Париже[34].

Отзывы современников

[править | править код]

Лев Троцкий:

В центре стоял традиционный вождь партии Чернов. Опытный писатель, начитанный в социалистической литературе, набивший руку во фракционной борьбе, он неизменно оставался во главе партии в ту эпоху, когда партийная жизнь концентрировалась в эмигрантских заграничных кружках. Революция, которая первой своей неразборчивой волной подняла партию с.-р. на огромную высоту, автоматически подняла и Чернова, но только для того, чтобы обнаружить полную его беспомощность даже в ряду руководящих политических деятелей первого периода. Те маленькие средства, которые обеспечивали Чернову перевес в заграничных народнических кружках, оказались слишком легковесными на весах революции. Он сосредоточился на том, чтобы не принимать никаких ответственных решений, уклоняться во всех критических случаях, выжидать и воздерживаться. Такого рода тактика обеспечивала за ним до поры до времени положение центра между всё дальше расходившимися флангами. Но сохранить надолго единство партии не было уже никакой возможности[35].

Николай Суханов:

Я всегда воздавал должное выдающимся талантам Чернова и вполне разделял тот пиетет к нему, которым в дореволюционные времена были проникнуты довольно широкие круги нашей революционной интеллигенции. Без Чернова вообще не было бы эсеровской партии. В течение всей его деятельности перед ним неотвязно стояла до крайности трудная, а вернее, — невыполнимая, ложная, внутренне противоречивая задача: пропитать новейшим, научным, международным социализмом чернозёмно-мужицкую российскую почву, или — отвоевать для нашего чернозёмного мужика почётное место и равные права в рабочем Интернационале Европы. Выполняя эту задачу, Чернов проявил не только чрезвычайную энергию, но и огромное искусство. Но Чернов выполнял в эсеровской партии только половину дела. В эпоху дореволюционной конспирации он не был партийным организационным центром. А на широкой арене революции, несмотря на свой огромный авторитет среди эсеровских работников, Чернов оказался несостоятельным и в качестве политического вождя. А на широкой арене революции, когда «идеология» должна была уступить место политике, Чернову суждено было не только истрепать свой авторитет, но и, пожалуй, сломать себе шею[36].

Фёдор Степун:

В противоположность унылым и при всей своей внешней активности все же скучным «либерданам», вождь эсеров В. М. Чернов представлял собою импозантное и даже красочное явление. На первый взгляд типичная «светлая личность» – высокий лоб, благородная шевелюра – Чернов остался у меня в памяти все же довольно смутным явлением.

Та легкая раскосость облачно-мутного взора, которая появлялась у него в минуты наибольшего ораторского подъема, была не простою мимическою случайностью. В ней явно отражался свойственный этому талантливому вождю дар оппортунистически-артистического приспособленчества. Чрезмерной «пластичности» черновского сознания как нельзя лучше соответствовали его ораторская манера и его полемические приемы. Серьезный теоретик модернизированного под влиянием марксизма неонародничества, Чернов, как оратор, не стеснялся никакими приемами, способными развлечь и подкупить аудиторию. В его самовлюбленном витийствовании было нечто от развеселого ярмарочного катанья: то он резво припускал речь, словно бубенцами звеня каламбурами, шутками и прибаутками, то осанисто сдерживал ее, как бы важничай медленною поступью своих научных размышлений.

Опытный «партийный деятель» и типичный «язык без костей», Чернов, среди наполнявших Таврический дворец эсеров, неизменно имел шумный успех. И все же он ни в качестве партийного вождя, ни в качестве министра не оставил после себя более или менее значительных следов. Для крупного политика ему не хватало принципиальности убеждений, твердости воли и того дара, которым бесспорно владел Ленин: бесстрашия перед временным отливом популярности у масс и приближенных. За Черновым идти было невозможно, потому что оглядываясь во все стороны, он, в конце концов, вращался только вокруг себя[37].

Интересные факты

[править | править код]
Записка М. Горького В. Ленину о Воробьёве и сапогах Чернова

В 1920 году Максим Горький написал письмо В. И. Ленину с просьбой освободить старого коммуниста Воробьёва, которого арестовали за то, что у него дома были якобы найдены сапоги В. М. Чернова. По словам Горького, на самом деле это были не сапоги, а женские ботинки, и к Чернову они никакого отношения не имели.[значимость факта?]

  • Чернов В. М. Революционные дни в Петрограде: (Фактический отчет по материалам русских газет). — London: Б. и., 1917 — 24 с.
  • Чернов В. М. Земля и право: сборник статей. — Пг., 1919—240 с.
  • Чернов В. М. Записки социалиста революционера. — Берлин—Петербург—М.: Издательство З. И. Гржебина, 1922.
  • Чернов В. М. Политический дневник // Вопросы истории КПСС. — 1991. — № 6.
  • Чернов В. М. Перед бурей. Воспоминания. — М.: Международные отношения, 1993. — 408 с. — ISBN 5-7133-0583-X.
  • Чернов В. М. Конструктивный социализм. — М.: РОССПЭН, 1997. — 670 с. — ISBN 5-86004-167-5.
  • Чернов В. М. [ldn-knigi.lib.ru/R/Tshernow.htm В партии социалистов-революционеров: Воспоминания о восьми лидерах] / Публ., вступ. ст., подгот. текста и коммент. А. П. Новикова и К. Хузер. — СПб.: Дмитрий Буланин, 2007. — 528 с. — ISBN 978-5-86007-510-8.
  • Чернов В. М. «Я боюсь заграничной оторванности, боюсь эмигрантщины…» Письма из Эстонии 1920—1921 гг. // Исторический архив / Публ. и коммент. А. П. Новикова. — 2008. — № 5. — С. 55—109.
  • Чернов В. М. Великая русская революция. Воспоминания председателя Учредительного собрания, 1905-1920 / Пер. с англ. Е. А. Каца. — М.: Центрполиграф, 2007. — 438 с. — 3000 экз. — ISBN 978-5-9524-2710-5.
  • «Повелитель тысячи ведомств, которые в России всевластны». В. М. Чернов о И. В. Сталине / Публ., вводная ст. и коммент. А. П. Новикова // Исторический архив. 2007. № 4. — С. 4—28.
  • «Политика дальнего прицела». Тезисы В. М. Чернова о внешней политике И. В. Сталина / Публ., вводная ст. и коммент. А. П. Новикова // Отечественные архивы. 2008. № 2. — С. 128—131.
  • «В такой момент, Иосиф Виссарионович, у Вас нет права их подозревать ни в чём…» Письмо В. М. Чернова И. В. Сталину. 1942 г. / Публ., вступ. ст., подгот. текста и коммент. А. П. Новикова // Электронный альманах «Россия. XX век. Документы»
  • Памяти Н. К. Михайловского / В. Чернов; под ред. Е. К. Брешко-Брешковской, О. С. Минора, В. В. Руднева и С. Л. Маслова. — М.: Земля и Воля, 1917.
  • Марксизм и славянство : (к вопросу о внешней политике социализма). — Пг.: Тип. Центр. ком. Партии социалистов-революционеров, 1917.
  • Марксизм и аграрный вопрос : Ист.-крит. очерк. — СПб.: Ред. журн. «Русское богатство», 1906.
  • Международный социализм и война. — Гельсингфорс: Тип. Гельсингфорс. Совета депутатов, 1916.
  • Очередной вопрос революционного дела. — London : Аграрно-социалист. лига, 1900.
  • Террористический элемент в нашей программе. — Б.м.: тип. Партии социалистов-революционеров, 1902.
  • Философские и социологические этюды. — М.: Сотрудничество, 1907.
  • «Мы, русские, — другие, мы созданы для испытаний». Письма В. М. Чернова. 1920—1941 / публ., вступ. ст., подгот. текста и коммент. Г. В. Лобачевой, А. П. Новикова [науч. ред. проф. И. Р. Плеве]. — Саратов: Сарат. гос. техн. ун-т, 2014. — 412 с.: ил. — ISBN 978-5-7433-2698-3
  • Victor Chernov, 'Bolshevik Romance and Reality,' Foreign Affairs, January 1927.
  • Victor Chernov, 'The Soviet Government and the Communist Party,' Foreign Affairs, January 1929.
  • Victor Chernov, 'Russia’s Two Parties,' Foreign Affairs, October 1930.

Примечания

[править | править код]
  1. Указатель опубликованных работ В. М. Чернова
  2. Государственный архив Саратовской области (ГАСО). Ф.637. Оп.1. Д.2160. Л.62.
  3. Аврус А. И., Гусакова З. Е., Новиков А. П. Когда и где родился В. М. Чернов? // Исторический архив. — 1998. — № 3. — С. 211—213.
  4. 1 2 Gardenin, Ju. // Чешская национальная авторитетная база данных
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 Новиков А. П. В. М. Чернов: биографический очерк // Аврус А. И., Новиков А. П. Чернов В. М.: Жизнь и Деятельность. Архивировано 9 ноября 2014 года.
  6. 1 2 3 4 5 6 В. М. Чернов. Перед бурей. Воспоминания. — М.: Международные отношения, 1993. — 408 с. Архивировано 21 сентября 2011 года.
  7. В своих мемуарах Чернов оставил яркую характеристику личности А. Н. Новикова: Чернов В. М. Записки социалиста-революционера. Берлин; М.; Пг., 1922. Кн. 1. — С. 255.
  8. О. В. Коновалова, А. П. Новиков (составители). Указатель опубликованных работ В. М. Чернова. Дата обращения: 4 сентября 2014. Архивировано 4 марта 2016 года.
  9. В. М. Чернов. Философские и социологические этюды. — URSS, 2011. — 384 с.
  10. 1 2 К. В. Гусев. В. М. Чернов. Штрихи к политическому портрету. — М.: РОССПЭН, 1999. — 208 с.
  11. 1 2 3 4 5 В. М. Чернов. [ldn-knigi.lib.ru/R/Tshernow.htm В партии социалистов-революционеров. Воспоминания о восьми лидерах]. — СПб.: Дмитрий Буланин, 2007. — 520 с.
  12. 1 2 А. И. Спиридович. Революционное движение в России. Вып. 2-й. Партия Социалистов-Революционеров и её предшественники. — Пг., 1916. Архивировано 19 февраля 2020 года.
  13. В. М. Чернов. Террористический элемент в нашей программе // О. В. Будницкий. История терроризма в России. — Ростов-на-Дону, 1996.
  14. Письма Азефа, 1893—1917 / Сост. Д. Б. Павлов, З. И. Перегудова. — М.: Терра, 1994. — 287 с.
  15. В. М. Чернов. Личные воспоминания о Г. Гапоне // За кулисами охранного отделения. Сборник. — Berlin, 1910. — С. 142—173. Архивировано 13 октября 2011 года.
  16. Б. В. Савинков. Воспоминания террориста. — Харьков: Пролетарий, 1928. Архивировано 30 января 2011 года.
  17. А. А. Аргунов. Азеф — социалист-революционер // Провокатор: Воспоминания и документы о разоблачении Азефа. — Л., 1929. — С. 13—133.
  18. 1 2 3 4 Политические деятели России 1917. Биографический словарь. М., 1993. Дата обращения: 8 января 2018. Архивировано 9 января 2018 года.
  19. Чернов В. М. Перед бурей. Нью-Йорк. Дата обращения: 8 января 2018. Архивировано 8 января 2018 года.
  20. Троцкий Л. Д. Моя жизнь. М.: Панорама, 1991. С. 303
  21. Чернов В. М. Перед бурей. Нью-Йорк, 1953. Дата обращения: 8 января 2018. Архивировано 8 января 2018 года.
  22. Константин Морозов. «Третий путь» эсеров в гражданской войне: борьба в партии в 1917-1921 г. Эхо Москвы (9 июля 2017). Дата обращения: 24 декабря 2018. Архивировано 24 декабря 2018 года.
  23. О. В. Коновалова «Черновская грамота»: к вопросу о причинах разногласий в Партии социалистов-революционеров в годы Гражданскоцй войны. Вестник КрасГАУ (ноябрь 2006). Дата обращения: 24 декабря 2018. Архивировано 24 декабря 2018 года.
  24. Дан Ф.И. Два года скитаний (1919-1921). — Берлин: Б.и., 1922. — С. 19. — 269 с.
  25. Биография Виктора Михайловича Чернова. РИА Новости (15 мая 2017). Дата обращения: 22 декабря 2018. Архивировано 23 декабря 2018 года.
  26. Алексей Сосинский Почему эсер №1 не восстал против большевиков. Комсомольская правда (3 марта 2017). Дата обращения: 22 декабря 2018. Архивировано 23 декабря 2018 года.
  27. Российские социалисты и анархисты после Октября 1917 года — список. Дата обращения: 4 сентября 2014. Архивировано 17 ноября 2017 года.
  28. Дойков Ю. В. К биографии дочери Чернова Архивировано 26 сентября 2013 года.
  29. 1 2 3 Чернова-Андреева Ольга Викторовна (1903—1978). Дата обращения: 4 сентября 2014. Архивировано 24 сентября 2015 года.
  30. Российские социалисты и анархисты после Октября 1917 года. Дата обращения: 4 сентября 2014. Архивировано 4 марта 2016 года.
  31. Сухомлин Василий Васильевич. www.hrono.ru. Дата обращения: 9 сентября 2016. Архивировано 13 декабря 2017 года.
  32. 1 2 Культурный центр. Дом-музей Марины Цветаевой. Дата обращения: 4 сентября 2014. Архивировано 19 июня 2016 года.
  33. Культурный центр. Дом-музей Марины Цветаевой. Дата обращения: 4 сентября 2014. Архивировано 1 октября 2013 года.
  34. Сергей Исаков. Книга о вожде эсеров. В. М. Чернов: человек и политик. Материалы к биографии / Сост., автор биографического очерка, библиографических указателей и комментариев А. П. Новиков. — Саратов: Аквариус, 2004. — 318 с. Архивная копия от 4 марта 2016 на Wayback Machine
  35. Троцкий Л. Октябрьская революция. — М., 1918.
  36. Суханов Н. Н. Записки о революции. Т. 2. — М., 1991. — С. 55-56.
  37. Фёдор Степун. "Бывшее и несбывшееся" - https://memuarist.com/ru/events/83193.htm

Литература

[править | править код]
  • Аврус А. И., Голосеева А. А., Новиков А. П. Виктор Чернов: судьба русского социалиста. — М.: Ключ-С, 2015. — 367 с.
  • Аврус А. И., Новиков А. П. История и судьба одной книги // Диалог со временем. Альманах интеллектуальной истории. — М.: Изд-во ЛКИ, 2008. — Т. 22. — С. 354—372.
  • Аврус А. И., Новиков А. П. От Хвалынска до Нью-Йорка: жизнь и общественно-политическая деятельность В. М. Чернова. — Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2013. — 300 с.: ил. — ISBN 978-5-292-04231-0
  • В. М. Чернов: человек и политик. Материалы к биографии / Сост. А. П. Новиков. — Саратов: Аквариус, 2004. — 318 с. — 100 экз.
  • Гусев К. В. В. М. Чернов. Штрихи к политическому портрету. — М.: РОССПЭН, 1999. — 207 с. — ISBN 5-86004-126-8.
  • Иммонен Х. Мечты о новой России. Виктор Чернов (1873—1952) / [пер. с англ. Е. Шраги]. — СПб.: Изд-во Европейского ун-та в Санкт-Петербурге, 2015. — 486 с.
  • Коновалова О. В. Политические идеалы В. М. Чернова: взгляд через годы. — Красноярск: Сибирский юридидический ин-т МВД России, 2005. — 212 с. — 300 экз.
  • Коновалова О. В. В. М. Чернов о путях развития России. — М.: РОССПЭН, 2009. — 383 с.
  • Новиков А. П. Издательско-публицистическая деятельность В. М. Чернова в Эстонской Республике (1920—1922) // Биографика. I. Русские деятели в Эстонии XX века. — Тарту, 2005. — С. 149—182.
  • Новиков А. П. Эсеровские лидеры и Кронштадтский мятеж 1921 г. // Отечественная история. — 2007. — № 4. — С. 57—64.
  • Новиков А. П. Заграничная делегация ПСР — организатор международной антибольшевистской кампании 1922 г // Новейшая история Отечества XX—XXI вв.: Сб. науч. тр. — Саратов: Наука, 2007. — Вып. 2. — С. 3—28.
  • Новиков А. П. В. М. Чернов и эсеровская эмиграция в начале 1920-х гг. // Новый исторический вестник. — 2009. — № 1 (19). — С. 118—127.
  • И. Е. Задорожнюк. Чернов // Новая философская энциклопедия : в 4 т. / пред. науч.-ред. совета В. С. Стёпин. — 2-е изд., испр. и доп. — М. : Мысль, 2010. — 2816 с.