Вортиоксетин

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Вортиоксетин
Vortioxetine.svg
Vortioxetine ball-and-stick model.png
Химическое соединение
ИЮПАК 1-[2-(2,4-диметил-фенилсульфанил)-фенил]пиперазин
Брутто-формула C18H22N2S
Молярная масса 298,45 г/моль (379,36 как гидробромид)
CAS 508233-74-7
PubChem 9966051
DrugBank 09068
Классификация
АТХ N06AX26
Фармакокинетика
Биодоступн. 75% (peak at 7–11 hours)
Связывание с белками плазмы 98%
Метаболизм extensive печень, primarily CYP2D6-mediated oxidation =
Период полувывед. 66 часов
Экскреция 59% с мочей, 26% с калом
Лекарственные формы
таблетки 5 мг, 10 мг, 20 мг.
Способ введения
внутрь
Другие названия
Бринтелликс, Тринтелликс

Вортиоксетин (Lu AA21004, торговое наименование Бринтелликс, Trintellix[1]) — атипичный антидепрессант (серотониновый модулятор и стимулятор)[2], разработанный компанией Lundbeck в партнерстве с Takeda. Европейским колледжем нейропсихофармакологии (ECNP) предложена классификация психофармакологических агентов, согласно которой вортиоксетин относится к новому классу антидепрессантов мультимодального действия[3]. Под «модальностью» понимают «класс» фармакологических мишеней, на которые воздействует фармакологический агент. Для антидепрессантов это три классических модальности: ингибирование обратного захвата моноаминов, прямая рецепторная активность и ингибирование катаболизма моноаминов. Вортиоксетин ингибирует обратный захват серотонина и непосредственно связывается с несколькими подтипами серотониновых рецепторов. Предполагается, что следствием такого механизма действия является повышение эффективности, улучшение переносимости и ускорение наступления терапевтических эффектов[источник не указан 964 дня].

Вортиоксетин одобрен для лечения депрессивного расстройства в США, Канаде, Евросоюзе, Российской Федерации и других странах.

Клиническими особенностями вортиоксетина являются:

  • Собственный прокогнитивный эффект. У многих пациентов, достигших ремиссии, когнитивный дефицит сохраняется даже на фоне приема унимодального антидепрессанта. Предполагается концепция «когнитивной ремиссии»[4][5][6][7]
  • Минимальное, либо отсутствие негативного влияния на сексуальную функцию[8][9]
  • Не провоцирует нарушения сна[10][11][12]
  • Отсутствие значимого влияния на способность управлять транспортными средствами[13]
  • Отсутствие значимого влияния на массу тела при длительном применении[14]
  • Минимальная выраженность синдрома отмены. Возможна одномоментная отмена вортиоксетина. Тем не менее, в случае длительного применения вортиоксетина в суточной дозе 15 и 20 мг, рекомендовано снижать его дозу до 10 мг/сут за неделю до полной отмены[15]

Фармакология[править | править код]

Фармакодинамический профиль in vitro[править | править код]

Ингибирует переносчик серотонина (SERT)[14]. Не имеет клинически значимого сродства к переносчику норадреналина (NET, Ki = 113 нМ) и дофамина (DAT, Ki > 1000 нМ)[15].

Является полным агонистом 5-HT1A рецепторов, частичным агонистом (с низкой эффективностью агонизма, Emax) 5-HT1B рецепторов и антагонистом 5-HT1D, 5-HT3 и 5-HT7 рецепторов[14].

Мишень* Аффинность (сродство) Функциональная сила
Ki, (нМ) IC50 / EC50 (нМ) Emax (%)
SERT 1,6 5,4 -
5-HT1A 15 200 96
5-HT1B 33 120 55
5-HT1D 54 370 -
5-HT3 3,7 12 -
5-HT7 19 450 -

* человеческие изоформы

Следует заметить, что, согласно современным представлениям, клиническая «ценность» прямых агонистов 5-HT1A рецепторов непосредственно определяется величиной их внутренней активности (эффективности агонизма). Довольно низкая антидепрессивная и прокогнитивная активность таких частичных 5-HT1A-агонистов, как буспирон и тандоспирон, связана с тем, что эффективность агонизма (Emax) буспирона составляет 30 % от таковой серотонина, а тандоспирона — 55-85 %[16][17]. Таким образом, наибольшим терапевтическим потенциалом обладают лишь агенты с эффективностью агонизма близкой (полные и почти-полные агонисты), либо превышающей таковую серотонина (суперагонисты) в отношении постсинаптических 5-HT1A рецепторов. Вортиоксетин является почти-полным агонистом (Emax = 96 %) постсинаптических 5-HT1A рецепторов[18][19].

Фармакокинетика у человека[править | править код]

Абсолютная биодоступность при приеме внутрь — 75 %

Tmax — 7-8 ч

T1/2 — 57 ч

Связь с белками крови — 99 %

Метаболиты не активны. Метаболизируется, главным образом, посредством изоферментов системы цитохрома P450 семейством: CYP2D6, а также CYP3A4/5, CYP2C9, CYP2C19, CYP2A6, CYP2C8 и CYP2B6.

Ингибиторы CYP2D6 (например, бупропион), повышают плазменную концентрацию вортиоксетина, в связи с чем может потребоваться коррекция дозы вортиоксетина.[20][15]

Предполагаемый механизм действия in vivo[править | править код]

5-HT1 — тормозные рецепторы (вызывают гиперполяризацию мембраны и торможение нейрона), то есть снижают вероятность возникновения потенциала действия.

5-HT3 и 5-HT7 — возбуждающие рецепторы (вызывают деполяризацию мембраны и повышают вероятность возникновения потенциала действия).

Принципиальным отличием вортиоксетина от СИОЗС является не только более быстрое[21] и более выраженное повышение уровня синаптического серотонина, но и повышение высвобождения катехоламинов (норадреналина и дофамина) в коре головного мозга[22][23][24]. СИОЗС же, зачастую, наоборот — снижают уровень катехоламинов, вызывая или ухудшая симптомы дефицита положительных эмоций, снижение мотивации, когнитивные нарушения и сексуальную дисфункцию[7][25][26][27]. Одним из механизмов развития такого СИОЗС-индуцированного нейрокогнитивного дефицита может быть активация серотонином в коре головного мозга, тормозных вставочных ГАМКергических нейронов (через 5-HT3 и 5-HT7 рецепторы), регулирующих активность восходящих катехоламинергических систем[14][24]. В этом плане, сочетанный антагонизм вортиоксетина к 5-HT3 и 5-HT7 рецепторам, представляется синергическим. Помимо увеличения высвобождения всех трех моноаминов, вортиоксетин также повышает корковый уровень ацетилхолина и гистамина[28].

В соответствии с гипотезой, что прямая модуляция активности рецепторов, регулирующих нейронные системы отрицательной обратной связи, может повышать высвобождение нейротрансмиттера[29], однократная доза вортиоксетина вызывает вдвое более выраженное повышение уровня внеклеточного серотонина в гиппокампе, по сравнению с эквивалентной (по оккупированности SERT) дозой СИОЗС[30]. Один из механизмов такого эффекта связывают с антагонизмом в отношении 5-HT3 и 5-HT7 рецепторов, поскольку добавление к СИОЗС селективных антагонистов 5-HT3[31] или 5-HT7[32] рецептора дополнительно повышает внеклеточный уровень серотонина.

Известно, что 5-HT1A ауторецепторы, локализующиеся на дендритах и телах серотонинергических нейронов дорсального ядра шва (DRN), снижают частоту их спонтанных разрядов. Острое введение СИОЗС приводит к повышению уровня синаптического серотонина в DRN. В результате частота спонтанных разрядов серотонинергических нейронов быстро снижается. 5-HT1A соматодендритные ауторецепторы данной локализации постепенно теряют чувствительность к серотонину (десенситизируются) и частота спонтанных разрядов нейронов восстанавливается. Восстановление частоты спонтанных разрядов серотонинергических нейронов при продолжительном введении СИОЗС наступает через >7 дней[21]. Введение вортиоксетина также, в первые часы, подавляет биоэлектрическую активность нейронов DRN, но характеризуется значительно более быстрым её восстановлением до исходного уровня — 24 ч[21]. Постсинаптические 5-HT1A рецепторы, расположенные в коре головного мозга и гиппокампе десенситизации не подвергаются и ответственны за развитие терапевтических эффектов на всем протяжении введения препарата[21].

По-видимому, блокируя 5-HT3 рецепторы в продолговатом мозге, вортиоксетин снижает тормозное влияние серотонина на активность норадренергических нейронов голубого пятна (LC). Таким образом, введение вортиоксетина, в противоположность СИОЗС(Н), не сопровождается снижением частоты спонтанных разрядов норадренергических нейронов LC[14] .

Постсинаптические 5-HT1A,также как 5-HT3 и 5-HT7 рецепторы располагаются на ГАМКергических интернейронах в префронтальной коре и гиппокампе. Считается, что стимуляция 5-HT1A, равно как и блокада 5-HT3 и 5-HT7 рецепторов данной локализации, снижает тормозное влияние ГАМКергических интернейронов (дезингибирует) на пирамидные глутаматергические нейроны, посылающие нисходящие эфференты, заканчивающиеся возбуждающими синапсами на телах дофаминергических нейронов вентральной области покрышки (VTA) и норадренергических нейронов LC. Таким образом, уровень дофамина и норадреналина в префронтальной коре и вентральном гиппокампе возрастает за счет повышения биоэлектрической активности восходящих катехоламинергических структур вследствие дезингибирования корковых пирамидных нейронов.[22][28][33]

5-HT1B и 5-HT1D рецепторы, в частности, локализуются на пресинаптической мембране моноаминергических нейронов. Антагонизм вортиоксетина в отношении данных рецепторов может также вносить вклад в повышение синаптического уровня всех трех моноаминов в области проекций нейронов DRN, VTA и LC.[23]

Механизм повышения уровня ацетилхолина и гистамина в префронтальной коре и гиппокампе пока изучен недостаточно.

Эффекты в доклинике[править | править код]

Доклинические исследования показали, что мультимодальный фармакологический профиль вортиоксетина определяет его отличия от СИОЗС и СИОЗСН по ряду аспектов. В частности, вортиоксетин эффективен в СИОЗСН-нечувствительных моделях депрессии у животных (модель острой отмены прогестерона)[34][35]. Клинические и доклинические данные свидетельствуют о том, что острая отмена прогестерона может вызывать депрессию, тревогу, раздражительность, ангедонию и социальную отстраненность[34]. Данная модель считается СИОЗС- и СИОЗСН-нечувствительной. Тем не менее, в данной модели эффективны селективный агонист 5-HT1A (флесиноксан) и селективный антагонист 5-HT3 (ондансетрон)[35].

Аналогичным образом вортиоксетин оказался эффективен в модели когнитивных нарушений, вызванных истощением серотонина ингибитором триптофангидроксилазы. Эсциталопрам и дулоксетин оказались в данной модели неэффективными, в отличие от селективного агониста 5-HT1A флесиноксана[36]. Кроме того, введение вортиоксетина в течение 1 месяца, частично компенсировало нарушения визуально-пространственной памяти у 12-месячных мышей, при этом флуоксетин был неэффективен[37].

Исследования ЭЭГ показали большие различия эффектов вортиоксетина и СИОЗС(Н) на биоэлектрическую активность коры головного мозга[38]. В отличие от эсциталопрама и дулоксетина, вортиоксетин дозозависимо повышал уровень бодрствования, как и флесиноксан, дулоксетин и ондансетрон, но не эсциталопрам. Количественный спектральный анализ ЭЭГ показал, что вортиоксетин повышает мощность θ (4-8 Hz), α (8-12 Hz) и γ (30-50 Hz) осцилляций во фронтальной коре. Дулоксетин же не влиял на θ- и γ-ритм, но снижал мощность α-ритма, а эсциталопрам не вызывал никаких изменений. Ондансетрон (селективный антагонист 5-НТ3 рецптора) и селективный 5-НТ7-антагонист SB-269970 (≈31-35 % occupancy) повышал мощность θ-ритма. Флесиноксан (≈41 % occupancy) повышал мощность θ- и γ-ритма. Таким образом, вортиоксетин отличается от эсциталопрама и дулоксетина тем, что усиливает амплитуду θ-, α- и γ-осцилляций в коре лобных долей головного мозга. Следствием этого, вероятно, и является активация корковых сетей отвечающих за когнитивные функции[38].

Клинические исследования эффективности[править | править код]

Большое депрессивное расстройство[править | править код]

При большом депрессивном расстройстве (БДР), вортиоксетин изучался в 12 краткосрочных (6-, 8- и 12-недельных) рандомизированных двойных-слепых контролируемых клинических исследованиях в суточных дозах 5 мг, 10 мг, 15 мг и 20 мг (NCT00839423 NCT00735709, NCT01140906, NCT01153009, NCT01163266, NCT00811252, NCT01422213, NCT01488071, NCT00672620, NCT00672958, NCT00635219, NCT01179516). Из них 11 были плацебо-контролируемыми. В 8 из них вортиоксетин показал статистически значимое превосходство над плацебо (NCT00839423, NCT00735709, NCT01140906, NCT01153009, NCT01163266, NCT00811252, NCT01422213) и агомелатином (NCT01488071)[14] .

В 12-недельном исследовании у пациентов, с недостаточной эффективностью предшествующей монотерапии СИОЗС и СИОЗСН, вортиоксетин сравнивался с агомелатином (NCT01488071)[39]. При этом производили одномоментное переключение с СИОЗС(Н) на вортиоксетин или агомелатин. По первичным параметрам эффективности вортиоксетин превосходил агомелатин на 2,2 пункта по шкале MADRS (p < 0.01). Анализ вторичных конечных точек показал, что вортиоксетин также значимо превосходит агомелатин по частоте ответа и ремиссии к концу 8 и 12 недели[39]. Кроме того эффект вортиоксетина по времени опережал агомелатин по влиянию на симптомы депрессии (MADRS, CGI), тревоги (HAM-A), общее функционирование и качество жизни (Sheehan Disability Scale, EuroQol-5), а также семейное функционирование (DFFS). Число выбывших из-за нежелательных реакций за весь период исследования было также значимо ниже в группе вортиоксетина (5.9 % vs 9,5 %)[39].

Долгосрочные исследования противорецидивной эффективности показали, что частота рецидива депрессии на фоне длительного применения вортиоксетина была в два раза ниже, чем на фоне приема плацебо (13 % vs 26 %)[40].

Когнитивная дисфункция при БДР[править | править код]

В исследование NCT00811252 включались пожилые пациенты с депрессией (средний возраст — 70,6 лет). Анализ вторичных конечных точек включал оценку исполнительных функций, внимания, скорости обработки информации и вербальную память в тесте Рея на слухоречевое заучивание (RAVLT) и тесте замены цифровых символов (DSST). В тесте RAVLT как вортиоксетин, так и дулоксетин оказались статистически значимо лучше плацебо. В то же время только вортиоксетин значимо превосходил плацебо в тесте DSST. RAVLT характеризует показатели памяти, а DSST — исполнительные функции, скорость обработки информации, концентрацию внимания[41].

Апостериорный анализ результатов клинических исследований вортиоксетина, включавших в качестве вторичных конечных точек оценку динамики улучшения когнитивных функций, показал, что улучшение когнитивной дисфункции не являлось следствием развития антидепрессивного эффекта. Положительное влияние на когнитивное функционирование является собственным прямым эффектом вортиоксетина[41].

Генерализованное тревожное расстройство[править | править код]

Результаты проведённых КИ противоречивы. Из пяти КИ, вортиоксетин показал значительное превосходство над плацебо только в двух (одно из них было исследованием долгосрочной эффективности)[42]. Тем не менее, мета-анализ четырёх краткосрочных исследований показал значимое превосходство эффективности вортиоксетина над плацебо, особенно у пациентов с тяжелой формой ГТР (общий балл по шкале HAM-A >25)[43].

Другие исследуемые показания[править | править код]

Синдром дефицита внимания и гиперактивности у взрослых[править | править код]

Вортиоксетин в двух дозовых группах (10 мг и 20 мг) исследуется в краткосрочном 12-недельном плацебо-контролируемом КИ II фазы NCT02327013.

Первичная конечная точка: изменение балла по шкале AISRS [ADHD Investigator Symptom Rating Scale], для оценки невнимательности и гиперактивности-импульсивности.

Вторичные конечные точки: изменение балла по шкалам BRIEF-A [Behavior Rating Inventory of Executive Function -Adult version] и SDS [Sheehan Disability Scale].

Негативные симптомы шизофрении (в дополнение к антипсихотику)[править | править код]

Плацебо-контролируемое 16-недельное исследование IV фазы по оценке эффективности дополнительной терапии вортиоксетином в отношении негативных и когнитивных симптомов шизофрении NCT02357797. В исследование включаются пациенты без позитивных психотических симптомов, стабильные в течение, по крайней мере, трех месяцев, антипсихотическая терапия которых не менялась в течение, по крайней мере, четырёх недель, без сопутствующих депрессивных и экстрапирамидных симптомов.

Дополнительная стратификация пациентов производится в зависимости от длительности заболевания на момент включения в исследование (до 5 лет или более) с целью определения влияния продолжительности заболевания на выраженность клинического ответа на вортиоксетин. Целевая суточная доза вортиоксетина составляет 20 мг.

Первичная конечная точка: изменение балла по шкале NSA-16 [Negative Symptom Assessment Scale].

Вторичная конечная точка: изменение балла по MCCB [MATRICS Consensus Cognitive Battery].

Безопасность и переносимость[править | править код]

Наиболее частой нежелательной побочной реакцией, наблюдавшейся в ходе клинических исследований, была тошнота. Нежелательные реакции были легкой и умеренной степени тяжести и наблюдались в течение первых двух недель терапии. Реакции, обычно, были преходящими и не требовали отмены препарата. Реакции со стороны органов пищеварения чаще наблюдались у пациентов женского пола.

Отдельные случаи развития серотонинового синдрома наблюдались при применении в монотерапии СИОЗС, СИОЗСН и других серотонинергических антидепрессантов, включая вортиоксетин. Известно, что применение серотонинергических антидепрессантов в комбинации с другими серотонинергическими препаратами повышает риск развития серотонинового синдрома. Таким образом, следует по возможности избегать одновременного применения вортиоксетина в комбинации с триптофаном, 5-гидрокситриптофаном, триптанами, трициклическими антидепрессантами, фентанилом, трамадолом, литием, буспироном и экстрактом зверобоя.

Риска удлинения интервала QTc у здоровых добровольцев при применении вортиоксетина в дозе 40 мг в сутки обнаружено не было[44].

Сексуальная дисфункция[править | править код]

Определение частоты развития сексуальной дисфункции (снижение либидо, интенсивности сексуального возбуждения, задержка эякуляции, аноргазмия, снижение интенсивности оргазма, эректильная дисфункция и др.), возникающей на фоне применения СИОЗС(Н) [TESD, treatment-emergent sexual dysfunction], на основании спонтанных сообщений пациентов, не является объективным методом оценки, ввиду интимности жалоб. TESD обычно не декларируется пациентами спонтанно, но зачастую является главной причиной отказа от продолжения приема антидепрессанта, особенно среди молодых пациентов[8].

В исследованиях вортиоксетина использовалась Аризонская шкала сексуального опыта (ASEX). TESD определялась как сексуальная дисфункция отсутствующая до начала введения препарата (общий балл по шкале ASEX ≥19, при том, что по каждому индивидуальному пункту — не менее 5), но отмечающаяся хотя бы на двух последовательных визитах исследования. Совокупный анализ 7 краткосрочных исследований вортиоксетина показал, что общая частота TESD (без учета дозовых групп) значимо не отличилась от плацебо (37 % vs 32 %), в то же время, в группе дулоксетина (60 мг/сут) она составляла 48,2 %. С учетом же дозовых групп пациентов наблюдалась зависимость частоты от дозы. В группе вортиоксетина 5 мг/сут, частота TESD была значимо ниже, чем в группе плацебо и составляла 25,7 %. В группе вортиоксетина 10 мг/сут, была схожей с плацебо — 35,3 %. В группе вортиоксетина 20 мг/сут — 46,1 %[8].

Исследование переключения пациентов с TESD, находящихся в ремиссии на фоне приема СИОЗС, на вортиоксетин или эсциталопрам показало выраженное улучшение качества сексуального функционирования по большинству параметров (по шкале CSFQ-14) на протяжении всех трех фаз интимной близости, при переключении на вортиоксетин в сравнении с эсциталопрамом[9].

Одним из возможных объяснений отсутствия значимого отрицательного влияния вортиоксетина на качество сексуального функционирования, могут служить данные доклинических исследований. Было показано, что добавление эффективного агониста 5-HT1A рецепторов устраняет вызванные введением СИОЗС нарушения сексуального поведения у животных[45][46][47]. Таким образом, дополнительная стимуляция 5-HT1A рецепторов, в условиях повышенного уровня серотонина, может снижать его негативное влияние на сексуальные функции[48][14].

Нарушения сна[править | править код]

В клинических исследованиях риск развития нежелательных реакций, связанных со сном (бессонница, ранняя бессонница, средняя бессонница, поздняя бессонница, гипосомния, диссомния, снижение качества сна), на фоне приема вортиоксетина составлял 2,0 — 5,1 % и значимо не отличался от плацебо (4,4 %)[12], в отличие от СИОЗС(Н)[14] .

Показано, что 5-HT1A, 5-HT1B, 5-HT3 и 5-HT7 рецепторы играют важную роль в регуляции сна[49][50][51]. Так, стимуляция 5-HT1A рецепторов способствует повышению уровня бодрствования. Кроме того, стимуляция 5-HT1A и блокада 5-HT7 рецепторов укорачивает REM-фазу сна[51][52][32].

В исследованиях на животных показано, что введение селективного антагониста 5-HT7 рецепторов предотвращает возникновение СИОЗС-индуцированных микропробуждений (non-REM или REM-сон, прерываемый короткими 10-секундными эпохами бодрствования) — эквивалента, наблюдаемой в клинике, фрагментации сна при применении СИОЗС[53]. Полисомнографическое исследование вортиоксетина обнаружило супрессию REM-сна у здоровых добровольцев[10]. В сравнении с пароксетином, при одном и том же уровне оккупированности SERT, вортиоксетин в значительно меньшей степени влияет на REM-сон[10].

Синдром отмены[править | править код]

Симптомы, возникающие в результате одномоментной отмены вортиоксетина, исследовались в рамках трех краткосрочных клинических исследований эффективности и были схожими по частоте и выраженности с плацебо. По крайней мере, отчасти, это можно объяснить длительным периодом полувыведения вортиоксетина (57 ч).[14] Возможна одномоментная отмена вортиоксетина. Тем не менее, в случае длительного применения вортиоксетина в суточной дозе 15 и 20 мг, рекомендовано снижать его дозу до 10 мг/сут за неделю до полной отмены[15]

Режим дозирования[править | править код]

Лечение начинают в суточной дозе 10 мг. Диапазон рекомендованных терапевтических доз 5 — 20 мг в сутки.

Препарат принимают один раз в день вне зависимости от приема пищи.


Противопоказания[править | править код]

  • Повышенная чувствительность к действующему веществу или любой составляющей препарата.
  • Одновременное применение с неселективными ингибиторами МАО или селективными ингибиторами МАО-А.
  • С осторожностью: тяжелая почечная и печеночная недостаточность; мания и гипомания; фармакологически неконтролируемая эпилепсия, судорожные припадки в анамнезе; выраженное суицидальное поведение; цирроз печени; склонность к кровотечениям; одновременный прием с ингибиторами МАО В (селегилин, разагилин), серотонинергическими лекарственными препаратами, препаратами, снижающими порог судорожной готовности, литием, триптофаном, лекарственными препаратами, содержащими зверобой продырявленный, пероральными антикоагулянтами и лекарственными препаратами, влияющими на тромбоцитарную функцию, препаратами, способными вызвать гипонатриемию, электросудорожная терапия, пожилой возраст.

Лекарственное взаимодействие[править | править код]

  • Необратимые неселективные ингибиторы МАО (фенелзин, транилципромин) — в связи с риском серотонинового синдрома противопоказано любое сочетание с препаратами данной группы. Лечение вортиоксетином не следует начинать раньше чем через 14 дней после прекращения терапии необратимыми неселективными ингибиторами МАО. Приём препарата необходимо прекратить минимум за 14 дней до начала лечения необратимыми неселективными ингибиторами МАО
  • Обратимые селективные ингибиторы МАО-А (например, моклобемид) также противопоказаны
  • Необратимые селективные ингибиторы МАО-В (селегилин, разагилин) не рекомендовано сочетать с вортиоксетином, несмотря на отсутствие такого предостережения для СИОЗС.
  • Лекарственные средства, снижающие судорожный порог — следует с осторожностью применять с другими антидепрессантами (ТЦА, СИОЗС, СИОЗСН, бупропион), нейролептиками (фенотиазины, бутирофеноны и тиоксантены), а также мефлохином и трамадолом.
  • Ингибиторы цитохрома Р450 — увеличение частоты побочных эффектов, требуется снижения дозы.
  • Омепразол — влияние однократного приема 40 мг омепразола (ингибитор CYP2C19) на фармакокинетику вортиоксетина у здоровых добровольцев не наблюдалось.
  • Индукторы цитохрома Р450 (рифампицин, карбамазепин, фенитоин) — наблюдается снижение AUC вортиоксетина на 72 %, может потребоваться коррекция дозы.
  • Антикоагулянты и антиагреганты (в том числе ацетилсалициловая кислота) — взаимодействия не отмечено. Однако, как и при применении других серотонинергических средств, следует проявлять осторожность при применении вортиоксетина в сочетании с пероральными антикоагулянтами или антиагрегантами из-за потенциального повышения риска кровотечений.
  • Алкоголь — существенных эффектов не отмечено. Однако применять вортиоксетин в сочетании с алкоголем не рекомендуется.
  • Бензодиазепины — не отмечено существенных побочных эффектов.
  • Комбинированные оральные контрацептивы (КОК) — влияние на уровни половых гормонов (по сравнению с плацебо) после одновременного применения вортиоксетина с КОК (этинилэстрадиол 30 мкг / левоноргестрел 150 мкг) не обнаружено.
  • Литий и триптофан — были сообщения об усилении эффектов при использовании антидепрессантов серотонинергического действия вместе с литием или триптофаном, поэтому при одновременном применении с этими лекарственными средствами следует быть осторожным.

Детский возраст[править | править код]

Клинические исследования среди пациентов детского возраста не проводились, безопасность и эффективность вортиоксетина для пациентов в возрасте до 18 лет не установлены.

Планируется два сравнительных (с флуоксетином) плацебо-контролируемых клинических исследования III фазы вортиоксетина у детей в двух возрастных группах: 7 — 11 лет NCT02709655 и 12 — 17 лет NCT02709746.

Примечания[править | править код]

  1. Office of the Commissioner. Safety Alerts for Human Medical Products - Brintellix (vortioxetine): Drug Safety Communication - Brand Name Change to Trintellix, to Avoid Confusion With Antiplatelet Drug Brilinta (ticagrelor) (англ.). www.fda.gov. Дата обращения 26 мая 2017.
  2. US Label Last updated July 2014 after review in September, 2014. Versions of label are available at FDA index page Page accessed January 19, 2016
  3. Joseph Zohar, David J. Nutt, David J. Kupfer, Hans-Jurgen Moller, Shigeto Yamawaki. A proposal for an updated neuropsychopharmacological nomenclature // European Neuropsychopharmacology. — Т. 24, вып. 7. — С. 1005–1014. — DOI:10.1016/j.euroneuro.2013.08.004.
  4. Beatrice Bortolato, Kamilla W. Miskowiak, Cristiano A. Köhler, Michael Maes, Brisa S. Fernandes. Cognitive remission: a novel objective for the treatment of major depression? (En) // BMC Medicine. — 2016-01-22. — Т. 14, вып. 1. — DOI:10.1186/s12916-016-0560-3.
  5. Young Sup Woo, Joshua D. Rosenblat, Ron Kakar, Won-Myong Bahk, Roger S. McIntyre. Cognitive Deficits as a Mediator of Poor Occupational Function in Remitted Major Depressive Disorder Patients (англ.) // Clinical Psychopharmacology and Neuroscience. — 2016-02-29. — Vol. 14, iss. 1. — P. 1–16. — DOI:10.9758/cpn.2016.14.1.1.
  6. Joshua D. Rosenblat, Ron Kakar, Roger S. McIntyre. The Cognitive Effects of Antidepressants in Major Depressive Disorder: A Systematic Review and Meta-Analysis of Randomized Clinical Trials (англ.) // International Journal of Neuropsychopharmacology. — 2016-02-01. — Vol. 19, iss. 2. — P. pyv082. — ISSN 1469-5111 1461-1457, 1469-5111. — DOI:10.1093/ijnp/pyv082.
  7. 1 2 Dina Popovic, Eduard Vieta, Michele Fornaro, Giulio Perugi. Cognitive tolerability following successful long term treatment of major depression and anxiety disorders with SSRi antidepressants // Journal of Affective Disorders. — 2015-03-01. — Т. 173. — С. 211–215. — ISSN 1573-2517. — DOI:10.1016/j.jad.2014.11.008.
  8. 1 2 3 Paula L. Jacobsen, Atul R. Mahableshwarkar, William A. Palo, Yinzhong Chen, Marianne Dragheim. Treatment-emergent sexual dysfunction in randomized trials of vortioxetine for major depressive disorder or generalized anxiety disorder: a pooled analysis // CNS spectrums. — 2015-11-17. — С. 1–12. — ISSN 1092-8529. — DOI:10.1017/S1092852915000553.
  9. 1 2 Paula L. Jacobsen, Atul R. Mahableshwarkar, Yinzhong Chen, Lambros Chrones, Anita H. Clayton. Effect of Vortioxetine vs. Escitalopram on Sexual Functioning in Adults with Well-Treated Major Depressive Disorder Experiencing SSRI-Induced Sexual Dysfunction // The Journal of Sexual Medicine. — 2015-10-01. — Т. 12, вып. 10. — С. 2036–2048. — ISSN 1743-6109. — DOI:10.1111/jsm.12980.
  10. 1 2 3 Sue Wilson, Astrid-Maria Højer, Jeppe Buchberg, Johan Areberg, David J. Nutt. Differentiated effects of the multimodal antidepressant vortioxetine on sleep architecture: Part 1, a pharmacokinetic/pharmacodynamic comparison with paroxetine in healthy men // Journal of Psychopharmacology (Oxford, England). — 2015-10-01. — Т. 29, вып. 10. — С. 1085–1091. — ISSN 1461-7285. — DOI:10.1177/0269881115599387.
  11. Steven C. Leiser, Deborah Iglesias-Bregna, Ligia Westrich, Alan L. Pehrson, Connie Sanchez. Differentiated effects of the multimodal antidepressant vortioxetine on sleep architecture: Part 2, pharmacological interactions in rodents suggest a role of serotonin-3 receptor antagonism // Journal of Psychopharmacology (Oxford, England). — 2015-10-01. — Т. 29, вып. 10. — С. 1092–1105. — ISSN 1461-7285. — DOI:10.1177/0269881115592347.
  12. 1 2 David S. Baldwin, Lambros Chrones, Ioana Florea, Rebecca Nielsen, George G. Nomikos. The safety and tolerability of vortioxetine: Analysis of data from randomized placebo-controlled trials and open-label extension studies // Journal of Psychopharmacology (Oxford, England). — 2016-03-01. — Т. 30, вып. 3. — С. 242–252. — ISSN 1461-7285. — DOI:10.1177/0269881116628440.
  13. E L Theunissen, D Street, A-M Højer, A Vermeeren, A van Oers. A Randomized Trial on the Acute and Steady-State Effects of a New Antidepressant, Vortioxetine (Lu AA21004), on Actual Driving and Cognition (англ.) // Clinical Pharmacology & Therapeutics. — 2013-06-01. — Vol. 93, iss. 6. — P. 493–501. — ISSN 1532-6535. — DOI:10.1038/clpt.2013.39.
  14. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Connie Sanchez, Karen E. Asin, Francesc Artigas. Vortioxetine, a novel antidepressant with multimodal activity: review of preclinical and clinical data // Pharmacology & Therapeutics. — 2015-01-01. — Т. 145. — С. 43–57. — ISSN 1879-016X. — DOI:10.1016/j.pharmthera.2014.07.001.
  15. 1 2 3 4 BRINTELLIX. FULL PRESCRIBING INFORMATION (FDA) http://www.accessdata.fda.gov/scripts/cder/drugsatfda/index.cfm?fuseaction=Search.Label_ApprovalHistory#labelinfo
  16. H. Tanaka, T. Tatsuno, H. Shimizu, A. Hirose, Y. Kumasaka. Effects of tandospirone on second messenger systems and neurotransmitter release in the rat brain // General Pharmacology. — 1995-12-01. — Т. 26, вып. 8. — С. 1765–1772. — ISSN 0306-3623.
  17. Kazuki Yabuuchi, Rie Tagashira, Yukihiro Ohno. Effects of tandospirone, a novel anxiolytic agent, on human 5-HT1A receptors expressed in Chinese hamster ovary cells (CHO cells) // Biogenic Amines. — 2004-06-01. — Т. 18, вып. 3. — С. 319–328. — ISSN 1569-3910. — DOI:10.1163/1569391041501933.
  18. W. Koek, B. Vacher, C. Cosi, M. B. Assié, J. F. Patoiseau. 5-HT1A receptor activation and antidepressant-like effects: F 13714 has high efficacy and marked antidepressant potential // European Journal of Pharmacology. — 2001-05-25. — Т. 420, вып. 2—3. — С. 103–112. — ISSN 0014-2999.
  19. Jean Louis Maurel, Jean-Marie Autin, Philippe Funes, Adrian Newman-Tancredi, Francis Colpaert. High-efficacy 5-HT1A agonists for antidepressant treatment: a renewed opportunity // Journal of Medicinal Chemistry. — 2007-10-04. — Т. 50, вып. 20. — С. 5024–5033. — ISSN 0022-2623. — DOI:10.1021/jm070714l.
  20. Brintellix SPC (EMA) http://www.ema.europa.eu/docs/en_GB/document_library/EPAR_-_Product_Information/human/002717/WC500159449.pdf
  21. 1 2 3 4 Cécile Bétry, Alan L. Pehrson, Adeline Etiévant, Bjarke Ebert, Connie Sánchez. The rapid recovery of 5-HT cell firing induced by the antidepressant vortioxetine involves 5-HT(3) receptor antagonism // The international journal of neuropsychopharmacology / official scientific journal of the Collegium Internationale Neuropsychopharmacologicum (CINP). — 2013-06-01. — Т. 16, вып. 5. — С. 1115–1127. — ISSN 1469-5111. — DOI:10.1017/S1461145712001058.
  22. 1 2 Stephen M. Stahl. Modes and nodes explain the mechanism of action of vortioxetine, a multimodal agent (MMA): blocking 5HT3 receptors enhances release of serotonin, norepinephrine, and acetylcholine // CNS spectrums. — 2015-10-01. — Т. 20, вып. 5. — С. 455–459. — ISSN 1092-8529. — DOI:10.1017/S1092852915000346.
  23. 1 2 Stephen M. Stahl. Modes and nodes explain the mechanism of action of vortioxetine, a multimodal agent (MMA): enhancing serotonin release by combining serotonin (5HT) transporter inhibition with actions at 5HT receptors (5HT1A, 5HT1B, 5HT1D, 5HT7 receptors) // CNS spectrums. — 2015-04-01. — Т. 20, вып. 2. — С. 93–97. — ISSN 1092-8529. — DOI:10.1017/S1092852915000139.
  24. 1 2 Stephen M. Stahl. Modes and nodes explain the mechanism of action of vortioxetine, a multimodal agent (MMA): modifying serotonin's downstream effects on glutamate and GABA (gamma amino butyric acid) release // CNS spectrums. — 2015-08-01. — Т. 20, вып. 4. — С. 331–336. — ISSN 1092-8529. — DOI:10.1017/S1092852915000334.
  25. Prasad R. Padala, Kalpana P. Padala, Varun Monga, Daniel A. Ramirez, Dennis H. Sullivan. Reversal of SSRI-associated apathy syndrome by discontinuation of therapy // The Annals of Pharmacotherapy. — 2012-03-01. — Т. 46, вып. 3. — С. e8. — ISSN 1542-6270. — DOI:10.1345/aph.1Q656.
  26. W. Jason Barnhart, Eugene H. Makela, Melissa J. Latocha. SSRI-induced apathy syndrome: a clinical review // Journal of Psychiatric Practice. — 2004-05-01. — Т. 10, вып. 3. — С. 196–199. — ISSN 1527-4160.
  27. Randy A. Sansone, Lori A. Sansone. SSRI-Induced Indifference // Psychiatry (Edgmont). — 2010-10-01. — Т. 7, вып. 10. — С. 14–18. — ISSN 1550-5952.
  28. 1 2 Stephen M. Stahl. Modes and nodes explain the mechanism of action of vortioxetine, a multimodal agent (MMA): actions at serotonin receptors may enhance downstream release of four pro-cognitive neurotransmitters // CNS spectrums. — 2015-12-01. — Т. 20, вып. 6. — С. 515–519. — ISSN 1092-8529. — DOI:10.1017/S1092852915000358.
  29. Francesc Artigas. Serotonin receptors involved in antidepressant effects // Pharmacology & Therapeutics. — Т. 137, вып. 1. — С. 119–131. — DOI:10.1016/j.pharmthera.2012.09.006.
  30. Alan L. Pehrson, Thomas Cremers, Cecile Bétry, Marieke G. C. van der Hart, Laerke Jørgensen. Lu AA21004, a novel multimodal antidepressant, produces regionally selective increases of multiple neurotransmitters--a rat microdialysis and electrophysiology study // European Neuropsychopharmacology: The Journal of the European College of Neuropsychopharmacology. — 2013-02-01. — Т. 23, вып. 2. — С. 133–145. — ISSN 1873-7862. — DOI:10.1016/j.euroneuro.2012.04.006.
  31. A. Mørk, A. Pehrson, L. T. Brennum, S. Møller Nielsen, H. Zhong. Pharmacological effects of Lu AA21004: a novel multimodal compound for the treatment of major depressive disorder // The Journal of Pharmacology and Experimental Therapeutics. — 2012-03-01. — Т. 340, вып. 3. — С. 666–675. — ISSN 1521-0103. — DOI:10.1124/jpet.111.189068.
  32. 1 2 Pascal Bonaventure, Christine Dugovic, Michelle Kramer, Peter De Boer, Jaskaran Singh. Translational evaluation of JNJ-18038683, a 5-hydroxytryptamine type 7 receptor antagonist, on rapid eye movement sleep and in major depressive disorder // The Journal of Pharmacology and Experimental Therapeutics. — 2012-08-01. — Т. 342, вып. 2. — С. 429–440. — ISSN 1521-0103. — DOI:10.1124/jpet.112.193995.
  33. Alan L. Pehrson, Connie Sanchez. Altered γ-aminobutyric acid neurotransmission in major depressive disorder: a critical review of the supporting evidence and the influence of serotonergic antidepressants // Drug Design, Development and Therapy. — 2015-01-01. — Т. 9. — С. 603–624. — ISSN 1177-8881. — DOI:10.2147/DDDT.S62912.
  34. 1 2 Yan Li, Alan L. Pehrson, David P. Budac, Connie Sánchez, Maria Gulinello. A rodent model of premenstrual dysphoria: progesterone withdrawal induces depression-like behavior that is differentially sensitive to classes of antidepressants // Behavioural Brain Research. — 2012-10-01. — Т. 234, вып. 2. — С. 238–247. — ISSN 1872-7549. — DOI:10.1016/j.bbr.2012.06.034.
  35. 1 2 Yan Li, Kasper F. Raaby, Connie Sánchez, Maria Gulinello. Serotonergic receptor mechanisms underlying antidepressant-like action in the progesterone withdrawal model of hormonally induced depression in rats // Behavioural Brain Research. — 2013-11-01. — Т. 256. — С. 520–528. — ISSN 1872-7549. — DOI:10.1016/j.bbr.2013.09.002.
  36. Jesper Bornø Jensen, Kristian Gaarn du Jardin, Dekun Song, David Budac, Gennady Smagin. Vortioxetine, but not escitalopram or duloxetine, reverses memory impairment induced by central 5-HT depletion in rats: evidence for direct 5-HT receptor modulation // European Neuropsychopharmacology: The Journal of the European College of Neuropsychopharmacology. — 2014-01-01. — Т. 24, вып. 1. — С. 148–159. — ISSN 1873-7862. — DOI:10.1016/j.euroneuro.2013.10.011.
  37. Y. Li, C. Sanchez, M. Gulinello. P.1.j.002 Memory impairment in old mice is differentially sensitive to different classes of antidepressants // European Neuropsychopharmacology. — Т. 23. — DOI:10.1016/s0924-977x(13)70440-1.
  38. 1 2 S. C. Leiser, A. L. Pehrson, P. J. Robichaud, C. Sanchez. Multimodal antidepressant vortioxetine increases frontal cortical oscillations unlike escitalopram and duloxetine--a quantitative EEG study in rats // British Journal of Pharmacology. — 2014-09-01. — Т. 171, вып. 18. — С. 4255–4272. — ISSN 1476-5381. — DOI:10.1111/bph.12782.
  39. 1 2 3 Stuart A Montgomery, Rebecca Z Nielsen, Lis H Poulsen, Lars Häggström. A randomised, double-blind study in adults with major depressive disorder with an inadequate response to a single course of selective serotonin reuptake inhibitor or serotonin–noradrenaline reuptake inhibitor treatment switched to vortioxetine or agomelatine // Human Psychopharmacology. — 2014-09-01. — Т. 29, вып. 5. — С. 470–482. — ISSN 0885-6222. — DOI:10.1002/hup.2424.
  40. Jean-Philippe Boulenger, Henrik Loft, Ioana Florea. A randomized clinical study of Lu AA21004 in the prevention of relapse in patients with major depressive disorder // Journal of Psychopharmacology (Oxford, England). — 2012-11-01. — Т. 26, вып. 11. — С. 1408–1416. — ISSN 1461-7285. — DOI:10.1177/0269881112441866.
  41. 1 2 Cornelius Katona, Thomas Hansen, Christina Kurre Olsen. A randomized, double-blind, placebo-controlled, duloxetine-referenced, fixed-dose study comparing the efficacy and safety of Lu AA21004 in elderly patients with major depressive disorder // International Clinical Psychopharmacology. — 2012-07-01. — Т. 27, вып. 4. — С. 215–223. — ISSN 1473-5857. — DOI:10.1097/YIC.0b013e3283542457.
  42. Laura Orsolini, Carmine Tomasetti, Alessandro Valchera, Felice Iasevoli, Elisabetta Filomena Bonaguro. New advances in the treatment of generalized anxiety disorder: the multimodal antidepressant Vortioxetine // Expert Review of Neurotherapeutics. — 2016-04-06. — ISSN 1744-8360. — DOI:10.1586/14737175.2016.1173545.
  43. Chi-Un Pae, Sheng-Min Wang, Changsu Han, Soo-Jung Lee, Ashwin A. Patkar. Vortioxetine, a multimodal antidepressant for generalized anxiety disorder: a systematic review and meta-analysis // Journal of Psychiatric Research. — 2015-05-01. — Т. 64. — С. 88–98. — ISSN 1879-1379. — DOI:10.1016/j.jpsychires.2015.02.017.
  44. Brintellix tablets 5, 10 and 20mg - Summary of Product Characteristics (SPC) - (eMC). www.medicines.org.uk. Дата обращения 7 апреля 2016.
  45. Eelke M. S. Snoeren, Jan G. Veening, Berend Olivier, Ronald S. Oosting. Serotonin 1A receptors and sexual behavior in female rats: a review // Pharmacology, Biochemistry, and Behavior. — 2014-06-01. — Т. 121. — С. 43–52. — ISSN 1873-5177. — DOI:10.1016/j.pbb.2013.11.017.
  46. Eelke M. S. Snoeren, Jan G. Veening, Berend Olivier, Ronald S. Oosting. Serotonin 1A receptors and sexual behavior in male rats: a review // Pharmacology, Biochemistry, and Behavior. — 2014-06-01. — Т. 121. — С. 102–114. — ISSN 1873-5177. — DOI:10.1016/j.pbb.2013.11.007.
  47. Mariana Angoa-Pérez, Donald M. Kuhn. Neuroanatomical dichotomy of sexual behaviors in rodents: a special emphasis on brain serotonin // Behavioural Pharmacology. — 2015-09-01. — Т. 26, вып. 6. — С. 595–606. — ISSN 1473-5849. — DOI:10.1097/FBP.0000000000000157.
  48. Ronald S. Oosting, Johnny S. Chan, Berend Olivier, Pradeep Banerjee, Yong Kee Choi. Differential effects of vilazodone versus citalopram and paroxetine on sexual behaviors and serotonin transporter and receptors in male rats // Psychopharmacology. — 2016-03-01. — Т. 233, вып. 6. — С. 1025–1034. — ISSN 1432-2072. — DOI:10.1007/s00213-015-4198-1.
  49. Joëlle Adrien. Neurobiological bases for the relation between sleep and depression // Sleep Medicine Reviews. — 2002-10-01. — Т. 6, вып. 5. — С. 341–351. — ISSN 1087-0792.
  50. Jaime M. Monti, Héctor Jantos. Activation of the serotonin 5-HT3 receptor in the dorsal raphe nucleus suppresses REM sleep in the rat // Progress in Neuro-Psychopharmacology & Biological Psychiatry. — 2008-05-15. — Т. 32, вып. 4. — С. 940–947. — ISSN 0278-5846. — DOI:10.1016/j.pnpbp.2007.12.024.
  51. 1 2 Peter B. Hedlund. The 5-HT7 receptor and disorders of the nervous system: an overview // Psychopharmacology. — 2009-10-01. — Т. 206, вып. 3. — С. 345–354. — ISSN 0033-3158. — DOI:10.1007/s00213-009-1626-0.
  52. Kevin P. Grace, Hattie Liu, Richard L. Horner. 5-HT1A receptor-responsive pedunculopontine tegmental neurons suppress REM sleep and respiratory motor activity // The Journal of Neuroscience: The Official Journal of the Society for Neuroscience. — 2012-02-01. — Т. 32, вып. 5. — С. 1622–1633. — ISSN 1529-2401. — DOI:10.1523/JNEUROSCI.5700-10.2012.
  53. Pascal Bonaventure, Lisa Kelly, Leah Aluisio, Jonathan Shelton, Brian Lord. Selective blockade of 5-hydroxytryptamine (5-HT)7 receptors enhances 5-HT transmission, antidepressant-like behavior, and rapid eye movement sleep suppression induced by citalopram in rodents // The Journal of Pharmacology and Experimental Therapeutics. — 2007-05-01. — Т. 321, вып. 2. — С. 690–698. — ISSN 0022-3565. — DOI:10.1124/jpet.107.119404.

Ссылки[править | править код]