Жевахов, Николай Давидович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Николай Жевахов
Николай Жевахов
Исполняющий должность товарища обер-прокурора Святейшего синода
15 сентября 1916 — 28 февраля 1917

Рождение:

24 декабря 1874 (5 января 1875)(1875-01-05)
имение Линовица, Пирятинский уезд, Полтавская губерния

Смерть:

1946(1946)
Закарпатье (по данным Православной энциклопедии)


Награды:

Орден Святого Владимира IV степени

Князь Никола́й Дави́дович Жева́хов (Джавахишвили; 24 декабря 1874 [5 января 1875], имение Линовица, Пирятинский уезд, Полтавская губерния — 1946[1], Закарпатье) — российский государственный, общественный и религиозный деятель правого направления. Исполняющий должность товарища обер-прокурора Святейшего синода Николая Раева (с 15 сентября 1916 года по 28 февраля 1917 года). Брат-близнец епископа Иоасафа (Жевахова) (1874—1937).

Биография[править | править вики-текст]

Родился 24 декабря 1874 года (по старому стилю) в семье помещика Полтавской губернии Давида Жевахова, представителя русской ветви грузинского княжеского рода Жеваховых. Детство Николая Давидовича Жевахова прошло в родовом имении Линовица и в Киеве, где у его матери был собственный дом на Сретенской улице[2].

Среднее образование получил во 2-й Киевской гимназии и Коллегии Павла Галагана.

Ещё будучи студентом, в 1897 года получил свою первую награду — темно-бронзовую медаль за труды по первой всеобщей переписи населения[2].

В 1898 года окончил юридический факультет Университета святого Владимира в Киеве с дипломом второй степени, Николай Давидович поступил на государственную службу.

На государственной службе[править | править вики-текст]

Вначале своей карьеры он занимал различные мелкие чиновничьи должности в Киевской судебной палате и в канцелярии Киевского генерал-губернатора[2].

В мае 1902 года занял хлопотную должность земского начальника в Полтавской губернии. В таком выборе службы проявилась свойственная интеллигенции того времени идеализация простого народа. Сам Жевахов так описывает свои воззрения: «медленно и постепенно, настойчиво и упорно превращался в моих глазах „народ-богоносец“ в зверскую и жестокую массу». Однако, с другой стороны, хотя «там были звери, и их было большинство; но были и такие, каких нигде не было и нигде нельзя было найти, люди недосягаемой нравственной чистоты и величия духа». В бытность земским начальником впервые попробовал себя на поприще политического публициста: в 1904 года на страницах консервативного журнала «Гражданин», издававшегося князем В. П. Мещерским, печатались его «Письма земского начальника»[2].

В конце апреля 1905 года был причислен для дальнейшей службы к Государственной канцелярии в отделение свода законов. Жил в Петербурге[2]. Дослужился до должности помощника статс-секретаря (начальника отделения) и чина статского советника.

С 1906 года занимался собиранием сведений о жизни епископа Белгородского Иоасафа (Горленко), дальним родственником которого был, и сыграл значительную роль в его прославлении в 1911 году. Итогом его исследований стали три тома «Материалов для биографии Святителя Иоасафа Горленко, епископа Белгородского и Обоянского», которые были изданы в Киеве в 1907—1911 годах. Состоял товарищем председателя Братства святителя Иоасафа.

4 мая 1909 года, будучи убеждённым монархистом, он стал действительным членом Pусского Cобрания[3].

Постановлением Императорского Православного Палестинского Общества 10 декабря 1910 года вместе с протоиереем Иоанном Восторговым был командирован в Бари (Италия) для выбора земельного участка под храм и странноприимный дом для паломников из России; выехали в Италию в январе 1911 года и исполнили поручение. 12 мая того же года стал членом открытого в тот день Барградского комитета. В мае 1913 года командирован в Бари как представитель Барградского комитета и 9 мая присутствовал при торжественной закладке храма и странноприимного дома.

6 мая 1914 году пожаловано звание камер-юнкера высочайшего двора.

15 сентября 1916 году именным высочайшим указом от назначался «исправляющим должность товарища обер-прокурора святейшего синода, с оставлением в придворном звании» камер-юнкера[4]; высочайшим повелением от 22 октября того же года ему предоставлялось содержание из казны, производившееся ранее товарищу обер-прокурора Николаю Зайончковскому[5], против которого были настроены Григорий Распутин и митрополит Петроградский Питирим (Окнов)[6].

К 6 декабря (тезоименитство императора Николая II) 1916 года награждён орденом Святого Владимира 4-й степени[7].

1 января 1917 года возведён в звание действительного статского советника и пожалован званием камергера.

26 февраля 1917 года предложил первоприсутствующему члену синода митрополиту Киевскому Владимиру (Богоявленскому) выпустить воззвание к населению в защиту монарха — «вразумляющее, грозное предупреждение Церкви, влекущее, в случае ослушания, церковную кару». Воззвание предлагалось не только зачитать с церковных амвонов, но и расклеить по городу. Митрополит Владимир отказался помочь падающей монархии, невзирая на настоятельные просьбы Жевахова[8].

Деятельность в период революции и гражданской войны[править | править вики-текст]

С 1 по 5 марта 1917 года находился под арестом по распоряжению Временного правительства; выпущен на свободу без предъявления обвинений и уволен от должности. Вскоре покинул Петроград, проживал в Киеве, затем в имениях брата и сестры.

После захвата власти большевиками, до начала 1920 года, находился на территории, контролируемой Белыми армиями либо автономными украинскими правительствами, в частности жил в Пятигорске, вместе с бывшим Петроградским митрополитом Питиримом (Окновым), имевшим репутацию одиозного «распутинца».

Кроме того, Шавельский, со ссылкой на митрополита Антония (Храповицкого), утверждал[9], что в январе 1920 года, незадолго до смерти бывшего Петроградского митрополита Питирима (Окнова), с которым он в Екатеринодаре жил вместе у митрополита Антония (Храповицкого), Жевахов обокрал митрополита Питирима и бежал.

Деятельность в эмиграции[править | править вики-текст]

С 9 февраля 1919 по сентябрь 1920 жил в Сербии, стал одним из инициаторов создания и председателем русско-сербского общества, открытого 20 июля 1920 года. В речи при торжественном открытии Общества заявил: в условиях, когда иудейство и масонство ведут открытую войну на уничтожение против христианства, «всякая попытка к единению славян приобретает исключительное значение». Выразил надежду, что «славянская идея объединит вокруг себя всех христиан для совместной борьбы с врагами Христа»[3].

В сентябре 1920 года начал заведовать подворьем святителя Николая в Бари. Заведование подворьем сопровождалось многочисленными конфликтами. В 1920-х Жевахов через итальянский суд добился изгнания духовенства храма. Причиной конфликтов было непризнание Жеваховым любого духовенства, подчинявшегося митрополиту Евлогию (Георгиевскому). Данную церковную юрисдикцию Жевахов считал агентами мирового жидомасонства. В конце 1920-х в храме появился новый священник Сергий Ноаров, отношение Жевахова к нему также было резко негативным, прежде всего из-за распределения поступающих пожертований.

С 1926 года начался длительный судебный процесс с советским правительством и представителями Российского Палестинского общества, в которое было переименовано Императорское православное палестинское общество и требовало передачи ему здания. К 1936 году процесс был проигран, однако Жевахов сумел договориться с властями города Бари о национализации здания (в нём разместился детский дом и сиротский приют, церковь осталась действующей и православной), за что сам получил крупную сумму отступных. Так как потока русских паломников в Бари после революции не было, деятельность Жевахова в качестве заведующего подворьем по существу свелась к присвоению пожертвований на храм — жертвователи чаще всего не осознавали, что подворье и храм оказались различными хозяйствующими субъектами, и присылали пожертвования на подворье[10].

По данным историка черносотенного движения Анатолия Степанова состоял в личной переписке с Бенито Муссолини[11]. Приветствовал приход к власти Адольфа Гитлера, а также поддерживал его антиеврейскую политику.

В прошлом я входил в состав Российского Имперского Правительства, живу в Италии уже 22 года, и, будучи глубоко восхищенным свершениями Дуче и Фашизма, которые воистину совершили революционный и созидательный переворот в национальном и мировом масштабе, я убежден, что только влияние Фашизма могло бы стать мощным подспорьем в обновлении и в устроении лучшего будущего моей великой, но многострадальной Родины. И я чувствую свой долг в том, чтобы применить мои глубокие знания России, русской эмиграции и мой долгий опыт служения Фашистскому Режиму, и отдать всего себя в духе абсолютного личного бескорыстия служению высшему делу освобождения и очищения, которое, наконец, и осуществляется в настоящей войне.

Князь Николай Жевахов[12].

Дата и место смерти[править | править вики-текст]

Дата и место его смерти была некоторое время дискуссионным вопросом. По сведениям авторов Православной энциклопедии, было установлено, что последние месяцы жизни он провёл в Закарпатье и умер там в 1946 году. Анатолий Степанов указывал дату смерти, датируемую 1947 годом; Олег Платонов — 1949 год.[11]

Взгляды[править | править вики-текст]

В своей книге «Воспоминания» подробно описал «красный террор», объясняя все происходящие в России события с антисемитских позиций.

Отвергал Декларацию Митрополита Сергия 1927 года.

Одним из важных моментов его взглядов является то, что он отвергал Ветхий Завет и утверждал, что описанный в нём Бог Яхве является сатаной[13] Выступал и за «очищение Нового Завета от примесей Ветхого».

В воспоминаниях современников[править | править вики-текст]

В предреволюционном российском обществе имел репутацию ставленника Григория Распутина и реакционера.

Его личности уделено внимание в воспоминаниях протопресвитера Георгия Шавельского[14], который описывает князя как человека посредственных способностей и карьериста, использовавшего личные связи с Распутиным[15]. Основное столкновение между Шавельским и Жеваховым произошло в октября 1915 года, когда последний прибыл в Ставку с чудотворной Песчанской иконой, которая, по его словам, должна была быть пронесенной по линии фронта, чтобы России была дарована победа над немцами. Таково, по утверждению Жевахова, было желание Божией Матери, явившейся в видении полковнику О., впоследствии содержавшемуся в психиатрической клинике. Шавельский оказал Жевахову самый холодный приём и постарался избавиться от него как можно скорее, икона на фронт не доставлялась и была возвращена Жевахову[16]. Хотя Жевахов утверждал, что прибыл в Ставку по поручению императрицы, Шавельский остался в убеждении[17], что все это было собственной инициативой Жевахова, рассчитывавшего доложить об этом императрице и получить награду.

Сочинения[править | править вики-текст]

  1. Назначение школы. СПб. 1906 (2-е издание — СПб., 1998).
  2. Святитель Иоасаф Горленко, Епископ Белгородский и Обоянский (1705—1754): Материалы для биографии, собранные и изданные князем Н. Д. Жеваховым в 3 томах и 5 частях. — Киев, 1907—1911: Т.I. Ч.1: Предки Святителя Иоасафа. 1907; Т.I. Ч.2. Святитель Иоасаф и его сочинения. 1907; Т.I. Ч.3. Жизнь и деятельность Святителя Иоасафа. 1909; Т.II. Ч.1. Письменные донесения от разных мест и лиц в разные времена о чудесных исцелениях, совершаемых в Бозе почивающим Преосвященным Иоасафом Епископом Белгородским. 1908; Т.II. Ч.2. Предания о Святителе Иоасафе. 1908; Т.III. Дополнительный. 1911.
  3. Чудное действие Божия Промысла. — Киев, 1908.
  4. Николай Николаевич Неплюев: Биографический очерк. — СПб., 1909.
  5. Бари: Путевые заметки. — СПб., 1910.
  6. Строители духа жизни в области живописи и архитектуры И. Ижакевич и А. Щусев. — СПб., 1910.
  7. Речи. — М., 1910.
  8. Житие Св. Иоасафа, Чудотворца Белгородского. — СПб. 1910; 2-е изд. — Новый Сад. 1929.
  9. На родине преп. Сергия Радонежского. — М., 1912.
  10. Акты и документы Лубенского Мгарского Спасо-Преображенского монастыря. — Киев, 1913.
  11. Княжна Мария Михайловна Дондукова-Корсакова. — СПб., 1913.
  12. Потребные сведения усердствующим поклониться св. мощам Святителя Николая Мир-Ликийского Чудотворца. — Козельск, 1914.
  13. Пробуждение Святой Руси. — СПб., 1914.
  14. Святитель Иоасаф. — Пг., 1916.
  15. Чудеса Святителя Иоасафа. — Пг. 1916 (2-е издание — СПб. 1998).
  16. Воспоминания обер-прокурора Синода. Т. 1. Сентябрь 1915 — Март 1917. — Мюнхен: Изд. Ф. Винберга, 1923.;
  17. ibid Т. 2. Март 1917 — январь 1920. — Новый Сад: Русская типография С. Филонова, 1928. 457 с (2-е издание — М., 1993)
  18. Еврейский вопрос. — Нью-Йорк, 1926.
  19. Памяти графа А. Череп-Спиридовича. — Нью-Йорк, 1926.
  20. Изабелл-Флоренс Хапхуд. — Нью-Йорк, 1926.
  21. Светлой памяти шталмейстера Высочайшего Двора Ф. В. Винберга. — Париж, 1928.
  22. Причины гибели России. — Новый Сад, 1929.
  23. Житие святителя Иоасафа Белгородского. — Новый Сад, 1929.
  24. Правда о Распутине. — Бари, 1930 (на итальянском языке).
  25. Беседа преп. Серафима с Мотовиловым (на итальянском языке).
  26. Раб Божий Н. Н. Иваненко. — Новый Сад, 1934.
  27. Корни русской революции. — Кишинев, 1934.
  28. Раб Божий Николай Николаевич Иваненко. — Новый Сад, 1934.
  29. Князь Алексей Александрович Ширинский-Шихматов: Краткий очерк жизни и деятельности. — Новый Сад, 1934.
  30. Сергей Александрович Нилус: Краткий очерк жизни и деятельности. — Новый Сад, 1936.
  31. Il retroscena dei «Protocolli di Sion»: La vita e le opere del loro editore, Sergio Nilus e del loro autore Ascer Chinsberg. — Roma, 1939.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. по данным Православной энциклопедии
  2. 1 2 3 4 5 http://gosudarstvo.voskres.ru/heald/zevakh1.htm
  3. 1 2 Князь Николай Давыдович Жевахов › Блог › Фонтанка.ру
  4. «Церковные ведомости, издаваемые при святейшем правительствующем синоде», 24 сентября 1916, № 39, стр. 1 (стр. 343-я годовой пагинации).
  5. «Церковные ведомости, издаваемые при святейшем правительствующем синоде», 5 ноября 1916, № 45, стр. 1 (397).
  6. «Православная энциклопедия». Т. XIX, стр. 530.
  7. «Церковные ведомости, издаваемые при святейшем правительствующем синоде», 10 декабря 1916, № 50, стр. 434.
  8. http://rodnaya-istoriya.ru/index.php/istoriya-cerkvi/sinodalniie-period-1700-g.-–-noyabr-1917-g/svyateieshiie-sinod-rossiieskoie-pravoslavnoie-cerkvi-i-sverjenie-monarxii-v-1917-godu.html
  9. Шавельский Г. Воспоминания последнего протопресвитера Русской армии и флота. // III. На верхах. Новые назначения. Польский вопрос (см. псоле пометки «71», ниже в тексте).
  10. Все сведения о подворье в Бари даны по книге: Талалай М.Г. Русская церковная жизнь и храмостроительство в Италии. — СПб.: Изд. дом Коло, 2011. — 400 с. — ISBN 978-5-901841-64-8., стр. 141—157.
  11. 1 2 Биография на сайте «Хронос».
  12. Русский фашист князь Николай Жевахов
  13. Воспоминания товарища обер-прокурора Св. Синода князя Н. Д. Жевахова. — М., 1993, т. 2, с. 119.
  14. Шавельский Г. И. Воспоминания последнего протопресвитера Русской армии и Флота.
  15. Шавельский Г. Воспоминания последнего протопресвитера Русской армии и флота. // III. На верхах. Новые назначения. Польский вопрос (см. перед пометкой «71» в тексте): «Из всех прав, которыми этот маленький князек желал воспользоваться для создания быстрой карьеры, несомненным, кажется, было одно: он приходился родственником по боковой линии Св. Иоасафу Белгородскому. Все прочие его права и достоинства подлежали большому сомнению: князек он был захудалый; университетский диплом не совсем гармонировал с его общим развитием; деловитостью он совсем не отличался. Внешний вид князя: несимпатичное лицо, сиплый голос, голова редькой — тоже были не в его пользу. Однако, кн. Жевахов совсем иначе мыслил о своей особе и, как мы видели, при падении Волжина метил попасть из третьестепенных чиновников канцелярии Государственного Совета в обер-прокуроры Св. Синода. А для „верности“ родственник Святителя Иоасафа завязал дружеские отношения с Распутиным и добился внимания Императрицы.»
  16. Николай Жевахов. Воспоминания товарища обер-прокурора Св. Синода князя Н. Д. Жевахова. // см. Глава XIII и Глава XVI
  17. Цитата: «По получении телеграммы, я немедленно доложил Государю, что по повелению её величества прибывает Икона. Мой доклад для царя оказался полной новостью, которую он принял с нескрываемым удивлением, сказав мне: „Странно! Её Величество ни словом не предупредила меня об этом“. Это, действительно, было странным, ибо они переписывались почти ежедневно.» , Воспоминания о Г.Шавельского (на сайте militera.lib.ru), за пометкой «74» (ссылка).

Ссылки[править | править вики-текст]