Антоний (Храповицкий)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Митрополит Антоний
Митрополит Антоний
Первоиерарх РПЦЗ
ноябрь 1920 — 10 августа 1936
Церковь Русская православная церковь заграницей
Преемник Анастасий (Грибановский)
временный управляющий
Кубанской епархией
декабрь 1919 — март 1920
Церковь Православная российская церковь
Предшественник Иоанн (Левицкий)
112-й Митрополит Киевский и Галицкий
30 мая 1918 — декабрь 1927[1]
Церковь Православная российская церковь
Предшественник Владимир (Богоявленский)
Никодим (Кротков) (в/у)
Преемник

Михаил (Ермаков) (как Митрополит с декабря 1927)

Назарий (Блинов) (как в/у с декабря 1919)
Митрополит Харьковский
до 28 ноября 1917 года — архиепископ
14 мая 1914 — 30 мая 1918
Церковь Православная российская церковь
Предшественник Арсений (Брянцев)
Преемник Нафанаил (Троицкий)
Архиепископ Волынский и Житомирский
до 6 мая 1906 года — епископ
27 апреля 1902 — 14 мая 1914
Церковь Православная российская церковь
Предшественник Модест (Стрельбицкий)
Преемник Евлогий (Георгиевский)
Епископ Уфимский и Мензелинский
14 июля 1900 — 27 апреля 1902
Преемник Климент (Верниковский)
Епископ Чистопольский,
викарий Казанской епархии
1 марта 1899 — 14 июля 1900
Предшественник Иустин (Полянский)
Преемник Алексий (Молчанов)
Епископ Чебоксарский,
викарий Казанской епархии
7 сентября 1897 — 1 марта 1899
Предшественник Анастасий (Опоцкий)
Преемник Иоанн (Алексеев)

Имя при рождении Алексей Павлович Храповицкий
Рождение 17 (29) марта 1863
Смерть 10 августа 1936(1936-08-10) (73 года)
Сремски-Карловци, Дунайская бановина, Югославия
Похоронен
Принятие монашества 18 мая 1885
Епископская хиротония 7 сентября 1897
Commons-logo.svg Митрополит Антоний на Викискладе

Митрополи́т Анто́ний (в миру Алексе́й Па́влович Храпови́цкий; 17 [29] марта 1863, село Ватагино, Новгородская губерния — 10 августа 1936, Сремски-Карловци, Югославия) — епископ Православной российской церкви; с 30 мая 1918 года митрополит Киевский и Галицкий; впоследствии, после Гражданской войны в России, первый по времени председатель Архиерейского синода Русской православной церкви заграницей. Богослов, философ, в начале XX века активный поборник восстановления патриаршества в Русской церкви, набравший наибольшее число голосов как кандидат на патриарший престол на Всероссийском соборе в октябре 1917 года.

Биография[править | править код]

Детство и юность[править | править код]

Отец — Павел Павлович Храповицкий — новгородский помещик, генерал, принадлежал к дворянскому роду Храповицких. Его отец был внуком кабинет-секретаря Александра Храповицкого. Мать, Наталья Петровна Веригина — дочь помещика Харьковской губернии. В семье было четверо сыновей; Алексей был третьим. В раннем детстве, когда семья переехала в Санкт-Петербург, Алексей начал принимать участие в архиерейских богослужениях — в качестве жезлоносца и книгодержца. Религиозным воспитанием обязан матери[2].

Вопреки его желанию учиться в духовном училище, он был в девятилетнем возрасте отдан в 5-ю петербургскую гимназию. В это время глубокое впечатление на юного Храповицкого производили лекции Владимира Соловьёва (идеи которого он позднее критиковал прежде всего за прокатоличическую направленность[2]), публичные выступления Фёдора Достоевского. Позже в России и русской эмиграции было распространено мнение, что Алёша в романе Достоевского «Братья Карамазовы» был написан с юного Храповицкого; но, по утверждению последнего, они не были лично знакомы[3].

В 5-м классе гимназии он написал службу святым Кириллу и Мефодию, которая впоследствии, в 1887 году, была одобрена Синодом для богослужебного употребления и вошла с состав дополнительной Минеи. Важным событием в жизни юноши стало знакомство с архимандритом Николаем (Касаткиным)[2].

В 1881 году окончил гимназию с золотой медалью[2], затем, вопреки воле отца[2], выдержал вступительные экзамены в Санкт-Петербургскую духовную академию; поступление сына дворянина, закончившего гимназию, в Духовную академию было тогда шагом чрезвычайно необычным, ибо туда шли преимущественно дети духовенства. Ближайшими друзьями Алексея Храповицкого стали Михаил Грибановский (впоследствии епископ Таврический) и Иван Страгородский (впоследствии Патриарх Московский и всея Руси).

Монашество; начало служения[править | править код]

В 1885 году окончил с учёной степенью кандидата богословия Петербургскую духовную академию, приняв 18 мая 1885 года постриг в академический церкви — был наречён Антонием в честь преподобного Антония Римлянина; 12 июня рукоположён во иеродиакона, 29 сентября — во иеромонаха.

Оставлен при Академии профессорским стипендиатом и назначен субинспектором. С 1886 года преподавал гомилетику, литургику и церковное право в Холмской духовной семинарии.

С 1887 года — исполняющий должность доцента Петербургской духовной академии по кафедре Священного Писания Ветхого Завета. В 1888 году ему присвоена степень магистра богословия после защиты диссертации на тему «Психологические данные в пользу свободы воли и нравственной ответственности». В этом же году он утверждён в звании доцента Академии. В 1889 году назначен исполняющим должность инспектора Академии.

В 1890 году Антоний был возведён в сан архимандрита и назначен ректором Санкт-Петербургской духовной семинарии. Во время учёбы и преподавания в Санкт-Петербурге сформировались богословские взгляды Антония, вызывавшие впоследствии полемику; в эти же годы состоялось его знакомство с Иоанном Кронштадтским, продолжавшееся и во время ректорства в МДА. Опыт Иоанна Кронштадтского стал одной из основ курса пастырского богословия, составленного Антонием[2].

С 1891 года — ректор Московской духовной академии (МДА, в возрасте 27 лет[2]).

Летом 1895 года, вследствие несогласия митрополита Московского Сергия Ляпидевского с новаторскими подходами молодого ректора МДА к воспитанию и обучению, в частности поощрением студентов к принятию монашества, переведён на должность ректора Казанской духовной академии (по 1900 год).

Епископское служение до революции 1917 года[править | править код]

Епископ Чебоксарский Антоний (А. П. Храповицкий) (фото из журнала «Деятель» за декабрь 1898 г.)

7 сентября 1897 года хиротонисан в Казани во епископа Чебоксарского, викария Казанской епархии.

1 марта 1899 года, в связи открытием в Казанской епархии второго викариатства, назначен епископом Чистопольским, первым викарием Казанской епархии, с оставлением в должности ректора.

14 июля 1900 года высочайше утверждён доклад Синода о бытии ему епископом Уфимским и Мензелинским (самостоятельная епархиальная кафедра в Уфе)[4]; 17 августа избран почётным членом Казанской духовной академии.

27 апреля 1902 года переведён на Волынскую кафедру (епархиальный центр в Житомире) епископом Волынским и Житомирским, Почаевской Успенской лавры священноархимандритом. Построил в лавре тёплый Троицкий собор в «новгородско-псковском стиле» (освящён в 1912 году), проект которого был заказан молодому архитектору А. В. Щусеву.

В 1905 году — один из организаторов Союза русского народа; возглавлял его Волынское отделение. Во время первых еврейских погромов он выступил с крайне резким осуждением насилия. Так, в прочитанной в Житомире проповеди, посвящённой кишинёвскому погрому, он сравнил его участников с Иудой и дикарями-каннибалами[5].

Состоял почётным членом «Казанского Общества Трезвости» и Казанского отдела Русского собрания. Он стал первым архиереем-членом Русского собрания.[6]

22 апреля 1906 года избран членом Госсовета от монашествующего духовенства, состоял в группе правых. 13 января 1907 года сложил с себя полномочия члена Госсовета.

В марте — декабре 1906 года состоял членом Предсоборного присутствия при Святейшем Синоде, где председательствовал в VI отделе «По делам веры: о единоверии, старообрядчестве и других вопросах веры».

6 мая 1906 года был возведён в сан архиепископа.

В марте-апреле 1908 года руководил высочайше назначенной ревизией Киевской Духовной Академии, приведшей к уходу её ректора — епископа Платона (Рождественского), что обусловило впоследствии неприязненные отношения двух иерархов в эмиграции. По позднейшему мнению протоиерея Георгия Флоровского, ревизия «не была беспристрастной, особенно в Киевской академии»[7].

В июле 1908 года председательствовал на 4-м Всероссийском миссионерском съезде в Киеве.

В 1911 году издал 2-е собрание своих трудов и 14 июня того же года советом Казанской академии был удостоен степени доктора богословия (утверждён в звании Святейшим Синодом 15 июля). Награждён бриллиантовым крестом для ношения на клобуке.

В январе 1912 году председательствовал на 1-м Всероссийском единоверческом съезде.

Выступал с осуждением имяславия как ереси.

В 1912 году назначен членом Святейшего Синода с оставлением на Волынской кафедре; после кончины митрополита Антония (Вадковского) обер-прокурор В. К. Саблер предложил его кандидатуру на замещение СПб кафедры, но предложение не было принято императором.

В 1912—1913 годах участвовал в работе Предсоборного совещания.

В феврале 1913 года находился в Петербурге, принимая участие в праздновании 300-летия Дома Романовых, в частности, 21 февраля сослужил Антиохийскому Патриарху Григорию IV, который возглавил торжественную литургию в Казанском соборе[8] (Архиепископ Антоний был инициатором приглашения Патриарха Григория на торжества). За несколько дней до начала юбилейных торжеств, по его поручению, с соизволения императора[9], в Петербург из Житомира была привезена Почаевская икона (находилась временно в Житомире ввиду угрозы войны)

14 мая 1914 года назначен архиепископом Харьковским и Ахтырским.

1 мая 1917 года, после падения монархии, уволен на покой ввиду недовольства им со стороны новых властей и части духовенства епархии, с назначением местожительства в Валаамском монастыре, где написал сочинение Догмат искупления, вызвавший впоследствии острую критику богословского характера. Был избран на Всероссийский Поместный Собор (открылся 15 августа) от монашествующих, но участвовал как епархиальный архиерей, так как в августе был вновь избран на епархиальном собрании в Харькове на прежнюю кафедру (избрание утверждено 16 августа).

В 1917—1920 годах[править | править код]

Архиепископ Антоний в 1917 году. Художник Михаил Нестеров. Государственная Третьяковская галерея

С августа 1917 года — участник Поместного собора 1917—1918 годов, позже член Совета Поместного собора и первый (по числу голосов: получил 309 голосов; за ним следовали архиепископ Новгородский Арсений (Стадницкий) — 159 голосов, митрополит Московский Тихон (Беллавин) — 148 голосов) из трёх кандидатов на патриарший престол. 18 октября 1917 года произнёс на Соборе речь в пользу восстановления патриаршества в Российской церкви, произведшую впечатление.

5 ноября 1917 года, сразу по избрании на патриарший престол чрез жребий митрополита Московского Тихона прибыл с другими архиереями-членами Собора в Троицкое подворье (резиденцию Московского митрополита), где приветствовал последнего от имени Собора. В ответ наречённый Патриарх, поблагодарив всех архиереев, обратился лично к архиепископу Антонию, сказав, в частности: «Припомним, как в годы нашего учения в академии блаженной памяти наставники наши преосвященные Антоний и Михаил и Вы, ныне здравствующий владыка Антоний, в беседах, и часто после вечерней молитвы говорили студентам о восстановлении патриаршества. Владыка Антоний паче других потрудился в сем деле, и мы свидетели сего. Пропоём ему многая лета»[10].

С 28 ноября 1917 года — митрополит Харьковский и Ахтырский.

30 мая 1918 года избран митрополитом Киевским и Галицким; в июле избран председателем Всеукраинского церковного собора. В декабре 1918 года, после занятия Киева войсками Директории, был арестован наряду с архиепископом Евлогием (Георгиевским). Оба архиерея были отправлены поездом в заключение в униатский монастырь в Бучаче, где находились епископ Чигиринский Никодим (Кротков) и его иеродиакон Николай; позже переведён в монастырь в Белянах под Краковом. По освобождении некоторое время жил во Львове.

Осенью 1919 года избран почётным председателем Временного высшего церковного управления на Юго-Востоке России, действовавшего на территориях, подконтрольных Белому движению[11] .

В эмиграции[править | править код]

Покинул Россию в марте 1920 года, прибыв из Новороссийска в Афины, откуда перебрался на Афон, где планировал остаться, но пробыл около пяти месяцев.

В сентябре 1920 года был вызван Петром Врангелем в Крым, откуда 6/19 ноября 1920 года эвакуировался вместе с его армией и другими беженцами в оккупированный Антантой Константинополь.

Пётр Врангель и Антоний Храповицкий в Югославии. 1927 год

14 февраля[12] 1921 года переехал в Сербию (Королевство сербов, хорватов и словенцев), где ему была предоставлена резиденция в Сремских Карловцах (бывший дворец Карловацких патриархов). В ноябре — декабре 1921 года в Сремских Карловцах состоялось Всезаграничное русское церковное собрание, впоследствии переименованное в Собор. Собор образовал Высшее русское церковное управление заграницей (ВРЦУ) под председательством митрополита Антония, принял ряд политических документов антибольшевистской направленности.

5 сентября 1927 году Временный заграничный Архиерейский синод, заслушав послание заместителя Патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия и Временного патриаршего Священного синода (в Москве) от 16/29 июля 1927 года («Декларацию митрополита Сергия»), постановил: «Заграничная часть Всероссийской Церкви должна прекратить сношения с Московской церковной властью ввиду невозможности нормальных сношений с нею и ввиду порабощения её безбожной советской властью, лишающей её свободы в своих волеизъявлениях и каноническом управлении Церковью»[13]. Указом заместителя Патриаршего Местоблюстителя и при нём Патриаршего Священного синода (в Москве) «О Карловацкой группе» от 22 июня 1934 года № 50 постановлялось запретить в священнослужении, среди прочих, «бывшего Киевского митрополита Антония»[14]. 10 сентября 1934 года Архиерейский собор в Сремских Карловцах особым постановлением отверг указ митрополита Сергия; постановление было подписано 17 епископами, не считая подписи митрополита Антония. Вместе с тем, суд над зарубежными архиереями, о котором говорится в решении от 22 июня 1934 года, так и не состоялся[15].

До своей кончины в 1936 году возглавлял Русскую православную церковь заграницей. Был ярым оппозиционером митрополита Сергия и возглавляемого им де-факто Временного патриаршего Синода в Москве, находившегося под полным контролем руководства СССР.

До конца жизни оставался убеждённым монархистом. Высказывал мнение, что за русской революцией стоят евреи; так, в своём послании от 12/25 сентября 1929 года в связи с событиями на КВЖД писал: «<…> мы от имени Св. Церкви, от имени Христова молим вас, отцы, братие и сестры во Христе, подняться с того далёкого края нашего отечества по сию и даже по ту сторону китайской границы, восстать против врагов нашей родины, против злых безбожных и руководящих оными христоненавистников-иудеев, именно тех, которые стоят за спиной неразумных большевиков <…>»[16].

В «Воззвании к православным русским людям» 13 сентября 1929 года признал великого князя Кирилла Владимировича императором с 1924 года, хотя ранее признавал «Верховным Вождём» великого князя Николая Николаевича.

Тепло относился к воспитанному при русском императорском дворе югославскому королю Александру I Карагеоргиевичу, которого одно время рассматривали в РПЦЗ как возможного претендента на русский престол. Приветствовал возвращение на престол в 1935 году находившегося до того в изгнании греческого короля Георга II, написав, что видит в том «второй и третий шаг к возвращению славного прошлого и великого будущего Православной Империи», о создании которой он мечтал.

Metropolitan Anthony (Khrapovitsky).jpg

В конце жизни пытался примириться с митрополитом Евлогием (Георгиевским) без последствий для раскола в русском церковном зарубежье.

В последние годы своей жизни митрополит Антоний не мог вставать и ходить.

Скончался 10 августа 1936 года в Сремских Карловцах. Отпевание в соборной церкви Белграда 12 августа совершил патриарх Сербский Варнава, неизменно оказывавший покойному защиту и покровительство.

Погребён на Новом кладбище Белграда, в склепе Иверской часовни.

Патриарх Московский и всея Руси Алексий I, находясь в Югославии в 1945 году, отслужил панихиду по митрополиту Антонию[17].

Оценки. Память[править | править код]

Некоторые усматривали в его воззрениях папоцезаризм. Так, Павел Флоренский писал в своём труде, составлявшемся в 1908—1918 годах: «В церковных кругах, считающих себя правилами благочестия и столпами канонической корректности, с некоторых пор стараниями главным образом архиепископа Антония (Храповицкого) стала культивироваться мысль о безусловной необходимости неограниченной церковной власти и склонность к светской власти так или иначе коллективной, например ограниченной коллективно выработанной конституцией или решениями того или другого представительного органа»[18].

Архимандрит Киприан (Керн), в Сербии тесно общавшийся с митрополитом Антонием, вспоминал о его воззрениях: «Прежде всего, это был исключительно церковный человек, т. е. у него была исключительно церковная аксиология и критериология. Он всё расценивал с точки зрения примата Церкви. Церкви, а не государства; Церкви, а не прогресса; Церкви, а не светских предрассудков, и т. д. <…> Он стоял на безусловно правильном и единственно возможном понимании единства Церкви. Церковь — одна. Других церквей нет и быть не может. Всё, что не согласно с этой единой Церковью, в смысле ли вероучительном, в единстве догматического предания или в смысле каноническом, в единстве богоустановленной иерархии, — всё это ересь, раскол, самочинное сборище. <…> Рим для него был так же еретик и больше ничего. Он отрицал у католиков всё, кроме права называться еретиками. <…> Известен его афоризм, что папа – простой мужик. <…> У митрополита была своя православная вера в царство и царя, вера чисто византийская, теократическая. Царь не был для него политической формулой, как для всех бюрократов, политиков или просто «союзников». Царь — это был догмат веры. Это была часть его вероисповедного символа»[19].

Полемику и критику вызывали (в основном в эмиграции) его богословие и в особенности сотериологические взгляды. Антоний Храповицкий, возглавив РПЦЗ, проповедовал учение об искуплении, совершившемся не через крестные муки, жертву и смерть Христа, а через нравственные мучения в Гефсиманском саду, и учение о первородном грехе, которые некоторыми авторами характеризовались как еретические[20][21][22][22]. Протоиерей Иоанн Мейендорф полагал учение Антония об искуплении «явно несовместимым с православным пониманием». Протоиерей Георгий Флоровский называл общее направление его богословской мысли «моралистическим психологизмом», отмечая, что Антония не интересуют онтологические основания его учения, его соответствие догматам Халкидонского собора о двух природах Христа и VI Собора о двух волях[23].

15 ноября 2014 года в Сремских Карловцах на вратах Патриаршего дворца, служившего в 1941—1945 годах резиденцией Архиерейского синода РПЦЗ, состоялось освящение мемориальной доски митрополиту Антонию. Освящение мемориальной доски возглавил митрополит Волоколамский Иларион, в церемонии приняли участие архиепископ Женевский и Западно-Европейский Михаил (Донсков), епископы Сербской православной церкви Зворничко-Тузланский Хризостом (Евич) и Сремский Василий (Вадич), настоятель подворья Русской православной церкви в Белграде протоиерей Виталий Тарасьев и секретарь отдела внешних церковных связей по межправославным отношениям протоиерей Игорь Якимчук[24].

Клирик Русской зарубежной церкви иеромонах Евтихий (Довганюк) отмечает:

Ректор трёх академий, один из наиболее известных русских архиереев, набравший наибольшее число голосов на выборах патриарха, митрополит Антоний по призванию был в большей мере пастырем, чем богословом. Но несмотря на это, а во многом и благодаря этому (то есть своему пастырскому таланту), он имел значительное влияние на молодых богословов, в том числе на выбор ими тем для научной разработки. Один из выпускников МДА 1894 года вспоминал: «Это удивительно, когда я читаю N или разговариваю с Z, то я всегда ловлю себя на мысли: да, где-то я об этом уже слышал. Начинаю вспоминать и обретаю первоисточник — нашего бывшего ректора академии преосвященного Антония». Владыка был вдохновителем магистерских работ протоиерея Павла Светлова и Патриарха Сергия (Страгородского), а также кандидатских диссертаций антиюридической направленности иеромонаха Тарасия (Курганского) и иеродиакона, а впоследствии архиепископа и священномученика Андроника (Никольского). Нетрудно обнаружить его влияние и на разработку отдельных богословских тем и идей святителем Иларионом (Троицким)[25].

Главные труды[править | править код]

  • «Психологические данные в пользу свободы воли и нравственной ответственности» (СПб., 1887; 2 изд. ib., 1888, магист. диссерт.);
  • «Превосходство православия над учением папизма в его изложении Вл. Соловьёвым» (СПб., 1890);
  • «Беседы о превосходстве православного понимания Евангелия сравнительно с учением Л. Толстого» (изд. 2, СПб., 1891);
  • «Нравственная идея догмата Пресв. Троицы» (изд. 2, Казань, 1898);
  • «Из чтений по пастырскому богословию» (Казань, 1896);
  • «Лекции по пастырскому богословию» (ib., 1900);
  • «Возможна ли нравственная жизнь без христианской религии» (Казань, 1897);
  • «Значение молитвы для пастыря церкви» (ib., 1897).
  • «Полное собрание сочинений» (издано в 1900, Казань). Том 1. Том 2. Том 3.
  • Автор новой службы Иову Почаевскому и составитель службы Почаевской иконе.
  • «Служба Святому мученику младенцу Гавриилу, в лето Господне 1690-ое от иудей умученному в Белостоке граде, егоже нетленныя мощи во граде Слуцке доднесь почивают» (1908).
  • «Догмат Искупления» (1917);
  • «Опыт Христианского Православного Катехизиса» (Сремски-Карловци, 1924);
  • Мысли митрополита Антония, высказанные им в проповедях 1935—1936 гг. Записанные П. С. Лопухиным. — Нью-Йорк. — 1961. — 60 С.

Примечания[править | править код]

  1. Фактически не управлял кафедрой с декабря 1919 года. Приблизительно в декабре 1927 года смещён с кафедры Временным патриаршим Священным синодом, чего сам не признал и числился митрополитом Киевским и Галицким до кончины
  2. 1 2 3 4 5 6 7 Православная энциклопедия, 2001.
  3. О том, что сам митрополит Антоний отрицал знакомство с Достоевским, писал профессор Михаил Поснов: Митрополит Антоний, как православный богослов-догматист // Церковные ведомости (архиерейского синода, Королевство С. Х. С.). — 1(14)—15(28).6.1930. — № 11—12 (198—199). — С. 7.
  4. «Церковный вестник», 1900, № 30, стб. 966.
  5. Омельянчук И. В. Черносотенное движение на территории Украины (1904—1914) — Киев, 2000
  6. Биография на сайте «Хронос».
  7. Лев Толстой как яблоко церковного раздора. НГ Религии (19 ноября 2008). — «Архиепископ Антоний против профессора Экземплярского». Проверено 22 ноября 2008. Архивировано 25 августа 2011 года.
  8. «Правительственный вестник», 23 февраля (8 марта) 1913, № 44, стр. 2.
  9. Архиепископ Никон [Рклицкий]. Митрополит Антоний [Храповицкий] и его время 1863—1936. (Переиздание книги: Жизнеописание блаженнейшего Антония, митрополита Киевского и Галицкого. Т. 1- 7. — Нью-Йорк, 1956—1961), Книга 1-я, Н.-Новгород, 2003, стр. 644.
  10. Письма блаженнейшего митрополита Антония (Храповицкого). — Джорданвилл, Нью-Йорк, 1988. — С. 68.
  11. Римский С. В., Багдасарова Ж. Р. Временное высшее церковное управление на Юго-Востоке России // Православная энциклопедия. — М. : Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2005. — Т. IX. — С. 507—510. — 752 с. — 39 000 экз. — ISBN 5-89572-015-3.
  12. ″Загранична црква у Сремским Карловцима: Из тајних архива УДБЕ: РУСКА ЕМИГРАЦИЈА У ЈУГОСЛАВИЈИ 1918—1941.″ // Политика. — 23.12.2017. — С. 22.
  13. Цит. по: Митрополит Антоний (Храповицкий). Избранные труды. Письма. Материалы. — М.: ПСТГУ, 2007. — С. 786.
  14. О Карловацкой группе. // Журнал Московской Патриархии. — 1934. — № 22. — Официальный отдел.
  15. Васильева О. Ю. Поместный собор 1971 г.: вопросы и размышления // Альфа и Омега : журнал. — № 1/45. — 2006.
  16. Церковные ведомости (архиерейского синода, Королевство С. Х. С.). Июль — декабрь 1929 г. — № 13—24 (176—187). — С. 1.
  17. Русская Православная Церковь Заграницей (РПЦЗ). Патриархия.ru.
  18. Свящ. Павел Флоренский. Философия культа. (Опыт православной антроподицеи). — М.: Мысль, 2004. — С. 293.
  19. Архимандрит Киприан (Керн).Воспоминания о Митрополите Антонии (Храповицком). — Vitre, 1947.
  20. Епископ Иларион (Алфеев). Священная тайна Церкви. Выводы церковно-исторические.
  21. Протоиерей Милош Парента. Отзыв о сочинении митр. Антония (Храповицкого) «Догмат Искупления» // Гласник Српске православне Патрiаршиjе. — 1/14 июня 1926. — № 11. — С. 168—174. (серб.)
  22. 1 2 Феофан Полтавский. Доклад об учении митрополита Антония (Храповицкого) о догмате Искупления. 1920-е.
  23. Антоний / Православная энциклопедия.
  24. В Сремских Карловцах состоялось освящение мемориальной доски митрополиту Антонию (Храповицкому). Русская православная церковь.
  25. Антоний Волынский: к вопросу о местночтимом прославлении. Авва.

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]