Эта статья является кандидатом в хорошие статьи

Квинт Муций Сцевола (консул 95 года до н. э.)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Квинт Муций Сцевола
лат. Quintus Mucius Scaevola
квестор
предположительно 110 год до н. э.
народный трибун
106 год до н. э.
эдил
104 год до н. э.
претор
не позже 98 года до н. э.
консул
95 год до н. э.
проконсул провинции Азия
предположительно 94 год до н. э.
Великий понтифик
8982 годы до н. э.
 
Рождение: 140 год до н. э.
Смерть: 82 год до н. э.
Рим
Род: Муции
Отец: Публий Муций Сцевола
Супруга: Целия
Дети: Муция Прима, Муция Секунда, Муция Терция

Квинт Муций Сцево́ла (лат. Quintus Mucius Scaevola, 140—82 годы до н. э.) — древнеримский политический деятель и учёный, консул 95 года до н. э., великий понтифик в 89—82 годах. Во время своего консульства принял закон, ограничивший предоставление гражданства италикам и, вероятно, приблизивший Союзническую войну. Позже был наместником провинции Азия, где пытался ввести в законные рамки действия откупщиков. Сцевола дистанцировался от межпартийной борьбы во время гражданских войн, но всё же стал одной из последних жертв марианского террора (82 год до н. э.).

Квинт Муций был виднейшим специалистом по гражданскому праву и выдающимся оратором. У него учился юный Цицерон.

Биография[править | править вики-текст]

Происхождение[править | править вики-текст]

Сцевола принадлежал к плебейскому роду Муциев, возвысившемуся во время Второй Пунической войны. Первым из Сцевол курульную магистратуру получил прадед Квинта, претор 215 года до н. э. того же имени[1]. Сыновья претора были консулами: Публий в 175 году, Квинт — в 174. Сын первого из них, тоже Публий, будучи консулом в 133 году, содействовал реформам Тиберия Семпрония Гракха[2]. Он и стал отцом Квинта Муция.

Характерной особенностью этой семьи было обилие крупнейших для Рима авторитетов в сферах юриспруденции и сакральной жизни. Отец Квинта Муция и брат отца Публий Лициний Красс Муциан были верховными понтификами и авторами специальных юридических трудов; двоюродный дядя Квинта — ещё один Квинт Муций Сцевола, которого называли Авгуром, чтобы отличать от младшего сородича, — тоже был выдающимся знатоком права, в первую очередь гражданского[3]. Сцевола Понтифик продолжил эту семейную традицию[4].

Важную роль в жизни Квинта Муция сыграли родственные связи с Лициниями (его дядя стал Лицинием Крассом по усыновлению). Один из представителей этого знатного рода Луций Лициний Красс стал другом Сцеволы и коллегой по ряду магистратур[5]; он ещё и был женат примерно со 119 года до н. э. на дочери Сцеволы Авгура, то есть троюродной сестре Сцеволы Понтифика[6]. Цицерон в одном из своих трактатов называет этих друзей ровесниками[7], а в другом сообщает, что Красс был старше, чем он сам, на тридцать четыре года[5]. Отсюда рассчитывается дата рождения Квинта Муция — 140 год до н. э.[8]

Cursus honorum[править | править вики-текст]

Приблизительно в 115 году до н. э. Квинт Муций унаследовал от отца членство в коллегии понтификов[9]. Свою политическую карьеру он начал с квестуры, которая относится предположительно к 110 году до н. э.[8]. В 106 году он стал народным трибуном[10], и это была единственная магистратура Сцеволы, которую он не разделил со своим другом Крассом: тот избирался народным трибуном годом ранее[5]. Известно, что Квинт Муций председательствовал в народном собрании в день рассмотрения закона Сервилия о передаче судов от всадников сенату, и именно его друг этот закон защищал[5].

Следующую ступень карьеры Сцеволы — эдилитет — датируют 104[11] или 103[12] годом до н. э. В качестве эдила Квинт Муций организовал вместе с Крассом великолепные игры[13][14][15], на которых римская публика впервые увидела львов[12]. В 100 году до н. э., в решающий момент борьбы сената с народным трибуном Луцием Аппулеем Сатурнином, Сцевола в числе прочих аристократов явился на комиций, чтобы принять участие в открытом бою с «мятежниками»[16]. В дальнейшем, не позже 98 года до н. э., он был претором[17]. Некоторые учёные допускают вероятность его претуры в 101[18], 100[19] или 99[20] году до н. э.

В 95 году Квинт Муций стал консулом. Вместе со своим бессменным коллегой Крассом он принял lex Licinia Mucia de civibus redigundis — закон, по которому было проведено строжайшее расследование в отношении всех живших в Риме италиков, называвших себя римскими гражданами[21]. Те из них, кто не смог доказать своё гражданство, были изгнаны из города[22]. Цицерон предполагал, что подтолкнуть консулов к такому шагу могло негодование Марка Эмилия Скавра в связи с участием лжеграждан в работе народного собрания[23]; в историографии выдвигалась гипотеза, что Сцевола и Красс выполняли поручение «фракции» Метеллов, боровшейся таким образом против Гая Мария[24]. Вероятно, такое ужесточение законодательства стало одной из непосредственных причин начавшейся через четыре года Союзнической войны[11].

К тому же году относится конфликт между Сцеволой и Крассом. Когда сенат «из любезности» предоставил последнему триумф, Квинт Муций «не оста­но­вил­ся перед тем, чтобы, исхо­дя из забо­ты о бла­ге госу­дар­ства, а не сво­е­го кол­ле­ги, нало­жить запрет на реше­ние сена­та»[25]. Этот эпизод показывает, что отношения между неизменными коллегами были достаточно сложными[26].

Наместничество в Азии и процесс Публия Рутилия[править | править вики-текст]

В 90-е годы до н. э. Сцевола был наместником провинции Азия. Более точная дата его наместничества является предметом научной дискуссии: существуют мнения в пользу года претуры (ориентировочно — 98 до н. э.)[27][28], года после претуры (97 до н. э.)[29][30][31][32] и года после консульства (94 до н. э.)[33][34][35][36][37]. Легатом при Квинте Муции был консуляр Публий Рутилий Руф, обладатель безупречной репутации[38] (есть мнение, что он и сосредоточил в своих руках всю власть[39]). Выдвигались гипотезы, что Сцеволу назначили в качестве «образцового» наместника для того, чтобы улучшить внутреннее положение в Азии и увеличить лояльность провинциалов по отношению к Риму в условиях приближавшейся войны с Митридатом[40], или что целью его миссии, обозначенной сенатом, было коренным образом изменить характер эксплуатации провинций Римом, перейдя от разорения к сотрудничеству[41].

В провинции Сцевола упорядочил деятельность откупщиков налогов, зарабатывавших огромные деньги благодаря попустительству предыдущих наместников. Верша беспристрастный суд, он «избавил провинциалов от всякого юридического крючкотворства»; в делах, где сталкивались интересы откупщиков и местных жителей, он не боялся выносить решения в пользу последних, заставляя виновных возмещать нанесённые убытки. Если вскрывались факты незаконных казней, Квинт Муций не останавливался даже перед аналогичным наказанием. Диодор рассказывает, что уличённый в преступлениях главный агент откупщиков, раб, который уже заключил договор со своим хозяином о выкупе, был по приказу наместника распят[42].

Сцевола издал эдикт, который гарантировал грекам в тех делах, которые не касались римлян, суд по их собственным законам[43]. Все представители администрации теперь были обязаны сами оплачивать свои расходы. Все эти меры вкупе с общей политикой экономии существенно улучшили экономическое положение провинции, так что местные жители даже учредили в честь Сцеволы ежегодные празднества Муции; известно, что Митридат, заняв Азию в 89-88 годах до н. э., не стал этот праздник отменять[44]. Отреагировали на происходящее и в Риме: сенат особым постановлением «объявил впредь Сцеволу образцом и нормой исполнения служебных обязанностей для отправляющихся в эту провинцию магистратов»[45].

Тем не менее Квинт Муций управлял провинцией только девять месяцев и вернулся в Рим, оставив Публия Рутилия дожидаться преемника[46]. Деятельность «образцового магистрата» существенно навредила интересам публиканов, которые, согласно античной традиции, инициировали заведомо несправедливый судебный процесс против Публия Рутилия по обвинению в злоупотреблениях властью и добились его осуждения[47][48][49][50]. Рутилий, отказавшийся от защиты виднейших ораторов, сделал маленькое исключение для Сцеволы, которого это дело тоже касалось: Квинт Муций присоединил к выступлению своего экс-подчинённого «несколько слов» и «гово­рил ясно и глад­ко, но совсем не с той силой и пол­но­той, какой тре­бо­вал подоб­ный суд и подоб­ное дело»[51]. После вынесения приговора осуждённый уехал в изгнание — в ту провинцию, которую он якобы ограбил. Сцеволу же никто не пытался привлечь к суду. Традиционно эти события датируют 92 годом до н. э.[52]

В историографии есть разные мнения о причинах этого судебного процесса и соответственно о том, почему Квинт Муций не стал его фигурантом. Учёные, поддерживающие традиционную версию о столкновении сената, пытающегося упорядочить эксплуатацию провинций, с всадничеством, заинтересованным в продолжении их грабежа, предполагают, что обвинители хотели только продемонстрировать свои возможности, и что Рутилий как homo novus был более удобной целью для атаки, чем знатный и обладающий разветвлёнными связями Сцевола[41][53]. Согласно другим гипотезам, процесс Рутилия стал одним из эпизодов борьбы между разными внутрисенатскими группировками. Возможно, Гай Марий нанёс удар по Рутилию как по одному из самых видных представителей «фракции» Метеллов; в этом случае в планы обвинителей вообще не входило задеть Сцеволу, который был относительно независимым политиком и свойственником Мария[54][55][36][56]. Возможно, против Квинта Муция и его легата объединились видные сенаторы, чьи материальные интересы были связаны с Азией: в их числе называют Марка Эмилия Скавра, Мания Аквилия и того же Гая Мария. На сторону обвинения мог встать даже Луций Лициний Красс — ради мести Сцеволе за отнятый триумф[57].

Поздние годы[править | править вики-текст]

На цензуру, увенчивавшую cursus honorum римского аристократа, Сцевола претендовать не стал: по словам Цицерона, «никто из рода Сцеволы никогда не стремился к этой должности»[5]. Тем не менее он смог усилить свои позиции около 89 года до н. э., когда после смерти Гнея Домиция Агенобарба был избран великим понтификом[58].

Во внутриполитической борьбе, переросшей ещё при жизни Квинта Муция в гражданскую войну, он вёл себя очень осторожно, не связывая свою судьбу ни с одной из партий и стараясь сохранить свободу действий[59]. Ещё в 94 или 93 году внучка его сородича Сцеволы Авгура стала женой сына Гая Мария; тем не менее, когда в 88 году враг последнего Луций Корнелий Сулла занял Рим и внёс в сенат предложение объявить Мария врагом, выступивший против Сцевола Авгур остался без поддержки: все остальные сенаторы, включая Сцеволу Понтифика, промолчали[60][61]. Через год Рим был занят войсками Мария и впервые был развёрнут террор против лиц консульского и преторского достоинства, но Сцевола уцелел: присутствие в городе и в сенате таких авторитетных людей, как он, укрепляло марианский режим[62].

Гай Марий умер уже в январе 86 года до н. э. На его похоронах офицер-марианец Гай Флавий Фимбрия (по словам Цицерона, «совершенно обезумевший человек»[63]) набросился на Сцеволу с мечом и ранил его. Узнав, что рана не смертельна, Фимбрия вызвал Квинта Муция в суд и на вопрос, в чём же он собирается обвинять свою жертву, ответил: «В том, что он не принял удара меча по самую рукоять»[63][64] (историки видят здесь гладиаторскую терминологию[62][65]). Наказан Фимбрия не был, но вскоре отправился на Восток воевать с Суллой и там погиб.

В последующие годы многие нобили уехали из Рима, контролировавшегося Цинной и его политическими наследниками[66]. Сцевола же оставался в городе, даже когда Сулла высадился в Италии и одержал серию решающих побед: согласно одному из источников, верховный понтифик говорил, что предпочитает спокойно принять свою судьбу, но не идти «с оружием под стены отечества»[67].

В 82 году до н. э., в самом конце войны, Квинт Муций стал жертвой марианского террора. Гай Марий Младший, осаждённый в Пренесте и осознавший безвыходность своего положения, сумел передать находившемуся в Риме претору Луцию Юнию Бруту Дамасиппу приказ убить ряд сенаторов. Эпитоматор Ливия пишет о «почти всей знати»[68], но другие источники называют только четыре имени: Публий Антистий, Луций Домиций Агенобарб, Гай Папирий Карбон Арвина и Квинт Муций Сцевола[69][70][71][72]. Учитывая, что последний был родственником жены одного из консулов-марианцев, а Карбон — двоюродным братом другого, Э.Бэдиан сделал предположение, что эти четверо «едва ли оказались просто жертвами произвола»: возможно, они всё же хотели перейти на сторону Суллы, но их замысел был раскрыт[59]. Есть гипотеза, что Дамасипп действовал самовольно, а рассказ о распоряжении Мария, переданном из осаждённого города, — возникшая позже легенда[73].

Дамасипп пригласил своих жертв в курию, якобы на совещание, «и убил их там самым жестоким образом»[72]. Сцевола успел выбежать из здания сената и попытался спастись в храме Весты, но был настигнут перед входом в него[68][74] или даже уже внутри храма[75][76] и убит. Его тело вместе с другими сволокли баграми в Тибр[69][72]. Согласно Флору, Квинт Муций «при­пал к алта­рю Весты и сго­рел в его пла­ме­ни»[77][73].

Интеллектуальные занятия[править | править вики-текст]

Сцевола был первым, кто систематизировал представления римлян о гражданском праве[78]. Он создал краткое руководство по этой сфере знания в одной книге и обобщающий свод в восемнадцати книгах, в котором изложение было сгруппировано вокруг отдельных вопросов[79] и для разработки юридических проблем использовалась гносеология стоицизма[80]. Этот труд под названием «О гражданском праве» сохранился только в виде цитат и выдержек в других текстах. Его часто цитирует Авл Геллий[81][82]; его комментировали во времена Поздней Республики Сервий Сульпиций Руф[83], во времена Империи — Лелий Феликс (сочинение последнего «К Квинту Муцию» состояло из по крайней мере нескольких книг)[84]. Сцевола стал древнейшим из римских юристов, чьи работы использовались при составлении «Дигест»[78]. При этом Цицерон утверждает, что Квинт Муций как юрист обладал только большим опытом, но не углублялся в теорию права[85].

В последние годы жизни, после смерти своего родича Сцеволы Авгура (около 88 года до н. э.), Сцевола Понтифик получил в качестве ученика юного Марка Туллия Цицерона: тот постигал под руководством двух Муциев гражданское право[86].

Квинт Муций часто выступал с речами в суде и говорил всегда «ясно и гладко»[51]. Цицерон в своих трактатах высоко оценивает Сцеволу как оратора, называя в числе его сильных сторон опыт в вопросах права, проницательность, умение коротко и «удивительно удачно» сформулировать суть дела[87]. Марк Туллий выстроил характеристику Квинта Муция в значительной степени на сопоставлении с его коллегой и частым оппонентом в судах Крассом. С его точки зрения Сцевола — «лучший оратор среди правоведов», тогда как Красс — «лучший правовед среди ораторов»[87]; Сцевола — «самый изящный из немногословных», а Красс — «самый немногословный из изящных»[88]. Цицерон называет этих двоих лучшими знатоками ораторского искусства для своего времени; известно, что юный Квинт Гортензий впервые выступил в суде в их присутствии, и Сцевола и Красс сразу разглядели в нём большой талант[89].

На религиозные воззрения Сцеволы существенно повлиял стоицизм. Квинт Муций различал два вида религии: философскую стоическую и народную, помогающую держать рядовых граждан в подчинении[90].

Семья[править | править вики-текст]

Сцевола был женат на Целии, известной своим безнравственным поведением[91]. В этом браке родились по крайней мере три дочери, из которых в источниках упоминается только одна — Муция Терция, ставшая третьей женой Гнея Помпея Великого и матерью всех его детей. Получив в 62 году до н. э. развод, Муция вышла за Марка Эмилия Скавра. Братьями Муции Терции античные авторы называют двух Квинтов Цецилиев Метеллов — Целера и Непота[92][93]; вероятно, они родились от первого брака Целии[94].

Через свою внучку Помпею Магну Сцевола стал предком ряда видных нобилей I века н. э.

Характеристика личности[править | править вики-текст]

Античная традиция (главным образом в сочинениях Цицерона, близко знакомого с Квинтом Муцием) сделала Сцеволу воплощением высших достоинств римлянина[80]. Марк Туллий называет его «благороднейшим и наиболее выдающимся мужем»[63], «из всех людей самым умеренным человеком»[13], «образцом сдержанности и благоразумия»[75]. Цицерон считает своего учителя честнейшим человеком; так, когда Сцеволе назвали цену угодья, которое он хотел купить, он сказал, что ценит предмет сделки намного дороже и заплатил за него сто тысяч сестерциев «сверху»[95].

В сюжете о наместничестве в Азии Сцевола выглядит как образцовый римский магистрат[45].

В художественной литературе[править | править вики-текст]

Квинт Муций действует в исторических романах Милия Езерского «Марий и Сулла» и Колин Маккалоу «Первый человек в Риме» и «Венок из трав».

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Broughton T., 1951, р.255
  2. Егоров А., 2003, с.191-193
  3. Цицерон, 1994, Брут, 102
  4. Егоров А., 2003, с.193
  5. 1 2 3 4 5 Цицерон, 1994, Брут, 161
  6. Муция на сайте «Древний Рим»
  7. Цицерон, 1994, Об ораторе I, 180
  8. 1 2 Квинт Муций Сцевола (Понтифик) на сайте «Древний Рим»
  9. Broughton T., 1951, р.532
  10. Broughton T., 1951, р.553
  11. 1 2 Long G., 1870, р.733
  12. 1 2 Цицерон, 1993, Против Гая Верреса ("О предметах искусства"), прим.123
  13. 1 2 Цицерон, 1974, Об обязанностях II, 57
  14. Цицерон, 1993, Против Гая Верреса ("О предметах искусства"), 133
  15. Плиний Старший, VIII, 53
  16. Цицерон, 1993, В защиту Гая Рабирия, 21
  17. Broughton T., 1952, р.4-5
  18. Brennan T., 2000, р.549
  19. Sumner G., 1978, р.147
  20. Ihne W., 1879, s.239
  21. Цицерон, 1987, В защиту Луция Корнелия Бальба, 48
  22. Цицерон, 1974, Об обязанностях III, 47
  23. Цицерон, 1994, Об ораторе II, 257
  24. Бэдиан Э., 2010, с.179
  25. Асконий Педиан, 13С
  26. Короленков А., 2014, с.64; 67
  27. Last H., 1932, р.175-176
  28. Kallet-Marx R., 1989, р.305-312
  29. Waddington W., 1872, р.37
  30. Broughton T., 1952, р.47-8
  31. Nicolet C., 1966, р.545-546
  32. Marshall B., 1952, р117-131
  33. Schur W., 1942, s.104
  34. Badian E., 1956, р.104-112
  35. Carney T., 1961, р.49
  36. 1 2 Luce T., 1970, р.170
  37. Brennan T., 2000, р.550-552
  38. Диодор Сицилийский, ХХХVII, 5, 1
  39. Селецкий П., 1978, с.206
  40. Селецкий П., 1978, с.205
  41. 1 2 Meier C., 1966, р.75-77
  42. Диодор Сицилийский, ХХХVII, 5, 1-3
  43. Цицерон, 2010, К Аттику VI, 1, 15
  44. Цицерон, 1901, Против Гая Верреса («О судебном деле, или О сицилийском наместничестве»), 51
  45. 1 2 Валерий Максим, 1772, VIII, 15, 6
  46. Цицерон, 2010, К Аттику V, 17, 5
  47. Тит Ливий, 1994, Периохи, 70
  48. Веллей Патеркул, 1996, II, 13, 2
  49. Флор, 1996, II, 5, 3
  50. Орозий, 2004, V, 17, 12
  51. 1 2 Цицерон, 1994, Брут, 115
  52. Короленков А., 2014, с.63
  53. Ковалёв С., 2002, с.444
  54. Бэдиан Э., 2010, с.173
  55. Nicolet C., 1966, р.546-549
  56. Егоров А., 1989, с.127
  57. Короленков А., 2014, с.69-71
  58. Broughton T., 1952, р.37
  59. 1 2 Бэдиан Э., 2010, с.180
  60. Валерий Максим, 2007, III, 8, 5
  61. Короленков А., Смыков Е., 2007, с.183
  62. 1 2 Короленков А., Смыков Е., 2007, с.250
  63. 1 2 3 Цицерон, 1993, В защиту Секста Росция, 33
  64. Валерий Максим, 1772, IX, 11, 2
  65. Цицерон, 1993, В защиту Секста Росция, прим.40
  66. Короленков А., Смыков Е., 2007, с.250-251
  67. Цицерон, 2010, К Аттику VIII, 3, 6
  68. 1 2 Тит Ливий, 1994, Периохи, 86
  69. 1 2 Аппиан, 2002, Гражданские войны I, 88
  70. Веллей Патеркул, 1996, II, 26, 2
  71. Валерий Максим, 1772, IX, 2, 3
  72. 1 2 3 Орозий, 2004, V, 20, 4
  73. 1 2 Короленков А., Смыков Е., 2007, с.288
  74. Лукан, 1993, II, 126-128
  75. 1 2 Цицерон, 2015, О природе богов III, 80
  76. Цицерон, 1994, Об ораторе III, 10
  77. Флор, 1996, II, 9, 21
  78. 1 2 Long G., 1870, р.734
  79. Куманецкий К., 1990, с.231
  80. 1 2 Альбрехт М., 2002, с.677
  81. Авл Геллий, 2007, III, 2, 12; IV, 1, 17; V, 19, 6; VI, 15, 2
  82. Авл Геллий, 2008, XVII, 7, 3
  83. Альберт М., 2002, с.87
  84. Авл Геллий, 2008, XV, 27, 1
  85. Цицерон, 1994, Брут, 152
  86. История римской литературы, 1959, с.180
  87. 1 2 Цицерон, 1994, Брут, 145
  88. Цицерон, 1994, Брут, 148
  89. Цицерон, 1994, Брут, 228-229
  90. Куманецкий К., 1990, с.225
  91. Плутарх, 1994, Цицерон, 26
  92. Цицерон, 2010, К близким V, 2, 6
  93. Дион Кассий, ХХХVII, 49, 3
  94. Целия на сайте «Древний Рим»
  95. Цицерон, 1974, Об обязанностях III, 62

Литература[править | править вики-текст]

Первоисточники[править | править вики-текст]

  1. Луций Анней Флор. Эпитомы // Малые римские историки. — М.: Ладомир, 1996. — 99-190 с. — ISBN 5-86218-125-3.
  2. Аппиан. Римская история. — М.: Ладомир, 2002. — 880 с. — ISBN 5-86218-174-1.
  3. Асконий Педиан. Сайт «Аttalus». Проверено 9 января 2016.
  4. Валерий Максим. Достопамятные деяния и изречения. — СПб.: Издательство СПбГУ, 2007. — 308 с. — ISBN 978-5-288-04267-6.
  5. Валерий Максим. Достопамятные деяния и изречения. — СПб., 1772. — Т. 2. — 520 с.
  6. Веллей Патеркул. Римская история // Малые римские историки. — М.: Ладомир, 1996. — С. 11-98. — ISBN 5-86218-125-3.
  7. Авл Геллий. Аттические ночи. Книги 1 - 10. — СПб.: Издательский центр "Гуманитарная академия", 2007. — 480 с. — ISBN 978-5-93762-027-9.
  8. Авл Геллий. Аттические ночи. Книги 11 - 20. — СПб.: Издательский центр "Гуманитарная академия", 2008. — 448 с. — ISBN 978-5-93762-056-9.
  9. Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Сайт «Симпосий». Проверено 18 декабря 2015.
  10. Дион Кассий. Римская история. Сайт «Древний Рим». Проверено 10 января 2016.
  11. Тит Ливий. История Рима от основания города. — М.: Наука, 1994. — Т. 3. — 768 с. — ISBN 5-02-008995-8.
  12. Лукан. Фарсалия. — М.: Ладомир, 1993. — 352 с. — ISBN 5-86218-056-7.
  13. Павел Орозий. История против язычников. — СПб.: Издательство Олега Абышко, 2004. — 544 с. — ISBN 5-7435-0214-5.
  14. Плиний Старший. Естественная история. Проверено 27 ноября 2015.
  15. Плутарх. Сравнительные жизнеописания. — СПб., 1994. — Т. 3. — 672 с. — ISBN 5-306-00240-4.
  16. Цицерон В защиту Луция Корнелия Бальба // Вестник древней истории. — 1987. — № 2. — С. 235-252.
  17. Цицерон. О природе богов. — СПб.: Азбука, 2015. — 448 с. — ISBN 978-5-389-09716-2.
  18. Цицерон. Об обязанностях // О старости. О дружбе. Об обязанностях. — М.: Наука, 1974. — С. 58-158.
  19. Цицерон. Письма Марка Туллия Цицерона к Аттику, близким, брату Квинту, М. Бруту. — СПб.: Наука, 2010. — Т. 3. — 832 с. — ISBN 978-5-02-025247-9,978-5-02-025244-8.
  20. Цицерон. Против Гая Верреса ("О судебном деле или О сицилийском наместничестве") // Полное собрание речей в русском переводе. — СПб., 1901.
  21. Цицерон. Речи. — М.: Наука, 1993. — ISBN 5-02-011168-6.
  22. Цицерон. Три трактата об ораторском искусстве. — М.: Ладомир, 1994. — 475 с. — ISBN 5-86218-097-4.

Вторичные источники[править | править вики-текст]

  1. Badian E. Q. Mucius Scaevola and Province of Asia // Athenaeum. — 1956. — Т. 34. — С. 104-123.
  2. Brennan T. The Praetorship in the Roman Republik. — Oxford, 2000. — Т. 2. — 534 с.
  3. Broughton T. Magistrates of the Roman Republic. — New York, 1951. — Vol. I. — P. 600.
  4. Broughton T. Magistrates of the Roman Republic. — New York, 1952. — Vol. II. — P. 558.
  5. Carney T. A Biography of Marius. — Assen, 1961. — 76 с.
  6. Ihne W. Römische Geschichte. — Leipzig, 1879. — Т. V. — 464 с.
  7. Kallet-Marx R. The Trial of Rutilius Rufus // Phoenix. — 1990. — Т. 44, № 2. — С. 122-139.
  8. Last H. The Senatorial Recovery // Cambridge Ancient History. — 1932. — Т. IX. — С. 172-177.
  9. Long G. Q. Mucius Scaevola, son of Publius (consul, b.c. 133) and pontifex maximus 7) // William Smith: Dictionary of Greek and Roman Biography and Mythology. — 1870. — Т. 3. — С. 733-734.
  10. Luce T. Marius and Mithridatic Command // Historia. — 1970. — Т. 19. — С. 161-194.
  11. Marshall B. The Date of Q. Mucius Scaevola’s Governorship of Asia // Athenaeum. — 1976. — Т. 54. — С. 117-130.
  12. Meier C. Res publica amissa. Eine Studie zu Verfassung und Geschichte der späten römischen Republik. — Wiesbaden, 1966. — 332 с.
  13. Nicolet C. L’ordre équestre à l’époque républicaine (312—13 av. J.-C.). — Paris, 1966. — 76 с.
  14. Schur W. Das Zeitalter des Marius und Sulla. — Leipzig, 1942.
  15. Sumner G. Governors of Asia in the Nineties B. C. // GRBS. — 1978. — № 19.2. — С. 147-153.
  16. Waddington W. Fastes des provinces asiatiques de l’Empire romain depuis leur origine jusqu’au règne de Dioclétien. — Paris, 1872. — 272 с.
  17. Альбрехт М. История римской литературы. — М.: Греко-латинский кабинет, 2002. — Т. 1. — 704 с. — ISBN 5-87245-092-3.
  18. Бэдиан Э. Цепион и Норбан (заметки о десятилетии 100—90 гг. до н. э.) // Studia Historica. — 2010. — № Х. — С. 162-207.
  19. Егоров А. Муции Сцеволы, Лицинии Крассы и Юлии Цезари (римская интеллигенция и кризис конца I - начала II вв. до н.э.) // Мнемон. — 2003. — № 2. — С. 191-204.
  20. История римской литературы. — М.: Издательство АН СССР, 1959. — Т. 1. — 534 с.
  21. Ковалёв С. История Рима. — М.: Полигон, 2002. — 864 с. — ISBN 5-89173-171-1.
  22. Короленков А. Процесс Рутилия Руфа и его политический контекст // Вестник древней истории. — 2014. — № 3. — С. 59-74.
  23. Короленков А., Смыков Е. Сулла. — М.: Молодая гвардия, 2007. — 430 с. — ISBN 978-5-235-02967-5.
  24. Куманецкий К. История культуры Древней Греции и Рима. — М.: "Высшая школа", 1990. — 351 с.
  25. Селецкий П. О некоторых современных исследованиях социально-политической истории Рима 90-х годов I в. до н. э. // Вестник древней истории. — 1978. — № 3. — С. 205-215.

Ссылки[править | править вики-текст]