Эта статья входит в число хороших статей

Луций Опимий

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Луций Опимий
лат. Lucius Opimius
Претор Римской республики
125 год до н. э.
Консул Римской республики
121 год до н. э.
легат
116 год до н. э.
 
Рождение: II век до н. э.
Рим
Смерть: II век до н. э.
Диррахий
Род: Опимии
Отец: Квинт Опимий
Дети: Луций Опимий (предположительно)

Луций Опимий (лат. Lucius Opimius; II век до н. э.) — древнеримский политический деятель и военачальник. В 125 году до н. э. он подавил восстание в латинской колонии Фрегеллы, а в последующие годы стал одним из лидеров консервативной части сената. Его первая попытка стать консулом не удалась из-за противодействия Гая Семпрония Гракха (123 год). В 121 году до н. э. Опимий всё же достиг консульства и, действуя на стороне сената, организовал расправу над Гракхом и его сторонниками. В 116 году до н. э. он возглавил сенатскую комиссию, организовавшую раздел Нумидийского царства; семью годами позже всаднический суд обвинил Опимия в том, что он брал взятки у царя Югурты, и ему пришлось удалиться в изгнание. Вскоре после этого Опимий умер в Диррахии.

По имени Луция Опимия получило своё название знаменитое в последующую эпоху «опимианское вино».

Биография[править | править вики-текст]

Происхождение и начало карьеры[править | править вики-текст]

Луций Опимий принадлежал к плебейскому роду Опимиев, возвысившемуся во II веке до н. э., и был сыном консула 154 года до н. э. Квинта Опимия[1].

В 125 году до н. э. Луций Опимий стал городским претором[2]. В этом году консул Марк Фульвий Флакк выдвинул законодательную инициативу, предполагавшую распространение римского гражданства на союзников. Ответом на неудачу этого законопроекта стало восстание латинской колонии Фрегеллы — большого и богатого города на границе между Лацием и Кампанией, который Моммзен называет вторым по значению городом Италии для той эпохи[3]; возможно, фрегелланцев поддержал Аускулум в Пицене[4].

Опимий возглавил борьбу с восстанием. Он смог быстро взять Фрегеллы благодаря предательству одного из их жителей Квинта Нумитора Пулла, а затем разрушил город[5][6]. На части его территории была основана колония Фабратерия, а остальные земли фрегелланцев были разделены между соседними общинами[3]. По завершении военных действий Опимий потребовал от сената триумф, но получил отказ, поскольку победа была одержана не во внешней войне, а при «возвращении того, что ранее принадлежало римскому народу»[7].

Политическая борьба с Гаем Гракхом[править | править вики-текст]

Спустя положенные по закону два года после претуры Луций Опимий выдвинул свою кандидатуру в консулы. На этот год (123 до н. э.) пришёлся первый трибунат Гая Гракха, выдвинувшего ряд законодательных инициатив в интересах плебса и всадничества. В развернувшейся политической борьбе Опимий занимал сторону сената; известно, что «частными беседами возбуждал Опимия против Гракха» молодой политик Марк Эмилий Скавр[8]. На консульских выборах Гай Семпроний неожиданно для всех поддержал кандидатуру Гая Фанния, и тот благодаря этому одержал победу над Опимием с огромным преимуществом[9][10].

В следующем году Опимий снова выдвинул свою кандидатуру. К этому моменту он был уже влиятельным сенатором, заручившимся за время, прошедшее с последних выборов, многочисленными приверженцами[11]; Опимия называют даже главой самой консервативной части сената, выступавшей против любых преобразований и возглавлявшейся ранее Назикой Серапионом, который удалился в изгнание в 132 году до н. э.[12]. Известия о росте влияния консерваторов заставили Гракха раньше времени вернуться из Африки, где он занимался основанием колонии Юнония на месте Карфагена[11]. Тем не менее Опимию удалось добиться консульства[13]. К власти он пришёл с твёрдым желанием любой ценой «отде­лать­ся от опас­но­го про­тив­ни­ка»[14].

Коллегой Опимия стал патриций Квинт Фабий Максим, который весь свой консульский срок провёл в Галлии[15]. В результате в руках Луция сосредоточилась большая власть в городе, и противники Гракха уже с начала года побуждали консула к решительным мерам и провоцировали трибуна на противоправные действия. Когда из Африки пришли известия о неблагоприятных предзнаменованиях, началось обсуждение судьбы Юнонии — одного из главных начинаний Гая Семпрония[16]. В решающий день, «когда Опимий намеревался отменить законы Гракха», на Капитолии собрались вооружённые представители обеих противоборствующих сторон. В стычке был убит ликтор консула Квинт Антиллий; согласно Плутарху, Опимий отреагировал на это со злорадством и начал призывать к мести[17].

Смерть Гая Гракха

Расправа над гракханцами[править | править вики-текст]

На следующий день сенат, возмущённый убийством ликтора, принял чрезвычайное постановление, облекавшее Опимия неограниченными полномочиями[18]. Это был первый в истории Рима случай объявления фактически военного положения без назначения диктатора[19].

Всю ночь Опимий готовился к решительной схватке: он собрал отряд критских лучников, приказал вооружиться и явиться на Капитолий всем сенаторам и всадникам (каждому — с двумя вооружёнными рабами). Союзник Гракха Марк Фульвий Флакк со своей стороны собирал плебс[20]. Утром Гракха и Флакка вызвали в сенат для дачи объяснений, но они в качестве ответа заняли Авентин, а в сенат отправили только младшего сына Флакка, который «обратился к консулу и сенату со словами примирения»[21].

Тогда Опимий приказал арестовать Флакка-младшего и двинул свои вооружённые силы на Авентин. Началось полномасштабное сражение, шедшее, согласно Орозию, с переменным успехом, пока Опимий не ввёл в бой лучников[22]. Под обстрелом гракханцы обратились в бегство[23]. Флакк был убит, а Гракх, не участвовавший в схватке, смог бежать на другой берег Тибра, где пал от руки своего раба, действовавшего по его просьбе. Всего на Авентине погибло 250 человек[24][25], а в ходе последовавших расправ — ещё три тысячи; тела погибших бросали в Тибр, а их имущество подвергалось конфискации[26][27]. Опимий, как пишет Орозий, был настолько безжалостен, что казнил много невиновных, даже не объявив им причину казни[28].

За головы Флакка и Гракха консул ещё перед схваткой назначил вознаграждение в размере равного веса золота. Голову Гракха Опимию принёс друг последнего Септумулей, предварительно вынув из отрубленной головы мозг и залив на его место расплавленный свинец для большего веса[29][30]. Он получил золото, а «безвестные люди», принесшие голову Флакка, — нет (так у Плутарха[26]; согласно Аппиану, награда была выдана за обе головы[31]). Сына Флакка Опимий заставил совершить самоубийство[26][32].

Поздние годы[править | править вики-текст]

После разгрома гракханского движения Опимий по приказу сената построил в честь этого события храм Согласия[31].

В 120 году до н. э. народный трибун Публий Деций привлёк Опимия к суду по обвинению в казни без суда римских граждан. Защитником стал консул Гай Папирий Карбон, построивший свою речь на том, что убийство Гракха было «совершено законно и на благо родине»[33], и добившийся оправдания[5][34]. В последующие годы Опимий пользовался большим влиянием в сенате[35], но жил, «окружённый ненавистью и презрением народа, в первое время… униженного и подавленного, но уже очень скоро показавшего, как велика была его любовь и тоска по Гракхам»[36].

В 116 году до н. э. Опимий возглавил комиссию из десяти легатов, которая разделила Нумидию между двумя царями-соперниками — Югуртой и его братом Адгербалом: первый получил западную часть царства, второй — восточную[37]. Саллюстий намекает на то, что Опимий, будучи изначально «недругом» Югурты, занял его сторону благодаря взяткам, так что тот получил при разделе наиболее богатую и густонаселённую часть страны[38][39]. Из-за этого эпизода своей биографии Опимий получил от Луцилия прозвище «Югуртинский»[40]. Правда, в историографии отмечают пристрастность Саллюстия, стремившегося всеми способами подчеркнуть продажность римской знати конца II века. Его утверждение о том, что западная часть Нумидии была более освоенной и населённой, видимо, не соответствует действительности, что ставит под сомнение и рассказ о взятках[41].

Спустя несколько лет началась Югуртинская война, и после позорного поражения римской армии при Сутуле чрезвычайная комиссия начала расследование деятельности ряда нобилей, занимавшихся нумидийским вопросом. Оказавшийся среди них Опимий был осуждён за взяточничество и отправился в изгнание[42]; сочувствовавший ему Цицерон в связи с этим говорит, что Опимия осудили пристрастные к нему «гракховские судьи», имея в виду передачу судов всадникам Гаем Гракхом[43][44]. «Из-за своей прежней жестокости он не встретил у граждан никакого снисхождения»[45].

Опимий умер в Диррахии, в бедности и бесславии[36]. Цицерон в одной из своих речей (56 год до н. э.) упоминает его гробницу на побережье близ Диррахия и памятник на римском форуме[44].

Потомки[править | править вики-текст]

У Луция Ампелия упоминается некий Луций Опимий, который в 102 году до н. э. воевал с кимврами под командованием Квинта Лутация Катула[46]. В историографии его считают сыном[47] или внуком[48] консула 121 года.

Оценки[править | править вики-текст]

Веллей Патеркул характеризует Опимия как «человека безупречного и серьёзного»[45]. В борьбе с Гракхом он проявил большую личную отвагу[28]. Многие источники подчёркивают продемонстрированную Опимием крайнюю жестокость[49][45][28]. При этом существует мнение, что под предлогом защиты основ государства он мстил своим врагам и что его действия были истолкованы именно так многими современниками[50]. Согласно Саллюстию, Опимий стал исполнителем воли кучки знати, убившей Гракха из-за того, что тот начал расследовать её преступления[51].

Цицерон относился к Опимию с симпатией, одобряя его деятельность во время консулата и сочувствуя его тяжёлой судьбе. Для Марка Туллия Опимий был «выдающимся гражданином»[43] «с огромными заслугами перед государством», ставшим в конечном счёте жертвой своих врагов[44]; Гай Гракх же, по словам Цицерона, был «убит по справедливости»[52]. Характерно, что в речи «В защиту Публия Сестия», когда оратору понадобилось вызвать у своих слушателей симпатию к Опимию, он счёл необходимым сразу после упоминания имени Луция заговорить о его «всеми забытой гробнице»[44], чтобы смягчить наверняка многочисленных недоброжелателей этого человека[53].

Плутарх изображает Опимия как последовательного провокатора и лицемера, отнёсшегося к гибели собственного ликтора от рук политических противников как к большой удаче и использовавшего это малозначительное происшествие для расправы над рядом сограждан[54], включая самого достойного представителя эпохи[36].

Расправа над Гаем Гракхом, осуществлённая человеком с «квазиконституционными полномочиями»[55], сыграла важную роль в формировании в Риме традиции узаконенных убийств политиков, чья деятельность признавалась угрожающей основам государства[55]. Цицерон, требуя в своей речи перед сенатом казни для Катилины и его сторонников, открыто апеллировал к опыту Луция Опимия[18].

Моммзен называет Опимия «одним из самых энер­гич­ных и нераз­бор­чи­вых на сред­ства вождей стро­го ари­сто­кра­ти­че­ской пар­тии, твер­до решив­шим при пер­вом удоб­ном слу­чае отде­лать­ся от опас­но­го про­тив­ни­ка»[14].

Опимианское вино[править | править вики-текст]

Фалернское вино из винограда урожая 121 года до н. э. (консульство Луция Опимия) долго считалось ценителями самым лучшим. Цицерон в трактате «Брут», написанном 75 лет спустя, упоминает это мнение как актуальное, хотя и говорит, что это вино «уже слиш­ком ста­рое, поте­ря­ло вкус, кото­рый мы в нем ищем, и ста­ло совсем невы­но­си­мо»[56]. Веллей Патеркул упоминает «знаменитое опимианское вино», не сохранившееся до его времени[57]. Но Плиний Старший пишет об опимианском: «до сих пор хранятся эти вина; им уже почти двести лет, и они превратились в нечто вроде горьковатого мёда — таково свойство вина в глубокой старости, — пить их в чистом виде нельзя и нельзя уничтожить водой их неодолимую горечь; зато малейшая их подмесь исправляет другие вина»[58].

«Столетний опимианский фалерн» подавался на пиру у Трималхиона в романе «Сатирикон» как атрибут неправдоподобной роскоши[59].

В художественной литературе[править | править вики-текст]

Луций Опимий действует в романе Милия Езерского «Гракхи». Здесь изображено главным образом его противостояние Гаю Семпронию Гракху. Опимий является также одним из персонажей романа Пима Вирсинги «Гракханцы».

Примечания[править | править вики-текст]

  1. История римской литературы, 1959, с.158.
  2. Broughton T., 1951, р.510.
  3. 1 2 Моммзен Т., 1997, с. 79.
  4. Ковалёв С., 2002, с. 409.
  5. 1 2 Тит Ливий, 1989, LXI.
  6. Веллей Патеркул, 1996, II, VI, 4.
  7. Валерий Максим, 2007, II, 8, 4.
  8. Аврелий Виктор, 1997, 72, 9.
  9. Плутарх, 2001, 29; 32.
  10. Broughton T., 1951, р.516.
  11. 1 2 Плутарх, 2001, 32.
  12. Заборовский Я., 1977, с. 191.
  13. Broughton T., 1951, р.520.
  14. 1 2 Моммзен Т., 1997, с. 92.
  15. Broughton T., 1951, р.520-521.
  16. Ковалёв С., 2002, С.416.
  17. Плутарх, 2001, 33-34.
  18. 1 2 Цицерон, 1993, Первая речь против Катилины, 4.
  19. Ковалёв С., 2002, с. 416.
  20. Плутарх, 2001, 34.
  21. Плутарх, 2001, 36.
  22. Орозий, 2004, V, 12, 7.
  23. Плутарх, 2001, 37.
  24. Орозий, 2004, V, 12, 9.
  25. Моммзен Т., 1997, с. 93-94.
  26. 1 2 3 Плутарх, 2001, 38.
  27. Ковалёв С., 2002, с. 417.
  28. 1 2 3 Орозий, 2004, V, 12, 10.
  29. Аврелий Виктор, 1997, 65.
  30. Валерий Максим, 2007, IХ, 4, 3.
  31. 1 2 Аппиан, 1998, XIII, 26.
  32. Цицерон, 1993, Четвёртая речь против Катилины, 13.
  33. Цицерон, 1994, Об ораторе, 106.
  34. Моммзен Т., 1997, с. 96.
  35. Саллюстий, 2001, 16, 2.
  36. 1 2 3 Плутарх, 2001, 39.
  37. Короленков А., Смыков Е., 2007, с.48.
  38. Саллюстий, 2001, 16, 3-5.
  39. Моммзен Т., 1997, с. 106.
  40. История римской литературы, 1959, с.158-159.
  41. Короленков А., Смыков Е., 2007, с.50.
  42. Ковалёв С., 2002, с. 423.
  43. 1 2 Цицерон, 1994, Брут, 128.
  44. 1 2 3 4 Цицерон, 1993, В защиту Публия Сестия, 140.
  45. 1 2 3 Веллей Патеркул, 1996, II, VII, 3.
  46. Луций Ампелий, 2002, 22, 4.
  47. Opimius (5), 1939, s.677.
  48. Lewis R., 1974, р.103.
  49. Плутарх, 2001, 38-39.
  50. Веллей Патеркул, 1996, II, VII, 6.
  51. Саллюстий, 2001, 42, 1.
  52. Цицерон, 1974, II, 43.
  53. История римской литературы, 1959, с.232.
  54. Плутарх, 2001, 34-35.
  55. 1 2 Wiseman T., 2009, p. 188.
  56. Цицерон, 1994, Брут, 287.
  57. Веллей Патеркул, 1996, II, VII, 5.
  58. Плиний Старший, ХIV, 55-56.
  59. Петроний, 1990, ХХХIV.

Источники и литература[править | править вики-текст]

Источники[править | править вики-текст]

  1. Аврелий Виктор. О знаменитых людях // Римские историки IV века. — М.: Росспэн, 1997. — С. 179-224. — ISBN 5-86004-072-5.
  2. Луций Ампелий. Памятная книжица. — СПб.: Алетейя, 2002. — 244 с. — ISBN 5-89329-470-Х.
  3. Аппиан Александрийский. Римская история. — СПб.: Алетейя, 1998. — 740 с. — ISBN 5-02-010146-Х.
  4. Валерий Максим. Достопамятные деяния и изречения. — СПб.: Издательство СПбГУ, 2007. — ISBN 978-5-288-04267-6.
  5. Веллей Патеркул. Римская история // Малые римские историки. — М.: Ладомир, 1996. — С. 11-98. — ISBN 5-86218-125-3.
  6. Тит Ливий. Периохи // История Рима от основания города. — М.: Наука, 1989. — Т. 3. — С. 557-589. — ISBN 5-02-008995-8.
  7. Орозий. История против язычников. — СПБ: Издательство Олега Абышко, 2004. — 544 с. — ISBN 5-7435-0214-5.
  8. Петроний. Сатирикон. — М.: Вся Москва, 1990. — 236 с. — ISBN 5-7110-0082-9.
  9. Плиний Старший. Естественная история. Проверено 27 ноября 2015.
  10. Плутарх. Тиберий и Гай Гракхи // Сравнительные жизнеописания. — СПб.: Кристалл, 2001. — С. 153-192. — ISBN 5-02-011570-3, 5-02-011568-1.
  11. Саллюстий. Югуртинская война // Цезарь. Саллюстий. — М.: Ладомир, 2001. — С. 488-570. — ISBN 5-86218-361-2.
  12. Цицерон. Брут // Три трактата об ораторском искусстве. — М.: Ладомир, 1994. — С. 253-328. — ISBN 5-86218-097-4.
  13. Цицерон. Об обязанностях // О старости. О дружбе. Об обязанностях. — М.: Наука, 1974. — С. 58-158.
  14. Цицерон. Об ораторе // Три трактата об ораторском искусстве. — М.: Ладомир, 1994. — С. 75-272. — ISBN 5-86218-097-4.
  15. Марк Туллий Цицерон. Речи. — М.: Наука, 1993. — Т. 1. — 448 с. — ISBN 5-02-011168-6.

Литература[править | править вики-текст]

  1. Заборовский Я. Некоторые стороны политической борьбы в римском сенате (40—20-е гг. II в. до н. э.) // Вестник древней истории. — 1977. — № 3. — С. 182-191.
  2. История римской литературы. — М.: Издательство АН СССР, 1959. — Т. 1. — 534 с.
  3. Ковалёв С. История Рима. — М.: Полигон, 2002. — 944 с. — ISBN 5-89173-171-1.
  4. Короленков А., Смыков Е. Сулла. — М.: Молодая гвардия, 2007. — 430 с. — ISBN 978-5-235-02967-5.
  5. Моммзен Т. История Рима. — Ростов-на-Дону: Феникс, 1997. — Т. 2. — 640 с. — ISBN 5-222-00047-8.
  6. Broughton T. Magistrates of the Roman Republic. — New York, 1951. — Vol. I. — P. 600.
  7. Lewis R. Catulus and the Cimbri // Hermes. — 1974. — Т. 102. — С. 90-109.
  8. Münzer F. Opimius (5) // RE. — 1939. — № XXXV. — С. 677.
  9. Wiseman T. The Ethics of Murder (англ.) // Idem. Remembering the Roman People. Essays on Late Republican Politics and Literature. — 2009. — P. 177-210.