Эта статья входит в число добротных статей

Луций Опимий

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Луций Опимий
лат. Lucius Opimius
Консул Римской республики
121 год до н. э.
Претор Римской республики
125 год до н. э.
 
Рождение: II век до н. э.
Рим
Смерть: II век до н. э.
Диррахий
Род: Опимии
Отец: Квинт Опимий

Луций Опимий (лат. Lucius Opimius; II век до н. э.) — древнеримский политический деятель и военачальник. В 125 году до н. э. он подавил восстание в латинской колонии Фрегеллы, а в 121 году достиг консульства и, действуя на стороне сената, организовал расправу над Гаем Гракхом и его сторонниками. В 109 году до н. э. был осуждён за то, что брал взятки у нумидийского царя Югурты, и удалился в изгнание, где и умер. По имени Луция Опимия получило своё название знаменитое в последующую эпоху опимианское вино.

Биография[править | править вики-текст]

Происхождение и начало карьеры[править | править вики-текст]

Луций Опимий принадлежал к плебейскому роду Опимиев, возвысившемуся во II веке до н. э., и был сыном консула 154 года до н. э. Квинта Опимия[1].

В 125 году до н. э. Луций Опимий стал городским претором. В этом году консул Марк Фульвий Флакк выдвинул законодательную инициативу, предполагавшую распространение римского гражданства на союзников. Ответом на неудачу этого законопроекта стало восстание латинской колонии Фрегеллы — большого и богатого города на границе между Лацием и Кампанией, который Моммзен называет вторым по значению городом Италии для той эпохи[2]; возможно, фрегелланцев поддержал Аускулум в Пицене[3].

Опимий возглавил борьбу с восстанием. Он смог быстро взять Фрегеллы благодаря предательству одного из их жителей Квинта Нумитора Пулла, а затем разрушил город[4][5]. На части его территории была основана колония Фабратерия, а остальные земли фрегелланцев были разделены между соседними общинами[2]. По завершении военных действий Опимий потребовал от сената триумф, но получил отказ, поскольку победа была одержана не во внешней войне, а при «возвращении того, что ранее принадлежало римскому народу»[6].

Политическая борьба с Гаем Гракхом[править | править вики-текст]

Спустя положенные по закону два года после претуры Луций Опимий выдвинул свою кандидатуру в консулы. На этот год (123 до н. э.) пришёлся первый трибунат Гая Гракха, выдвинувшего ряд законодательных инициатив в интересах плебса и всадничества. В развернувшейся политической борьбе Опимий занимал сторону сената; известно, что «частными беседами возбуждал Опимия против Гракха» молодой политик Марк Эмилий Скавр[7]. На консульских выборах Гай Семпроний неожиданно для всех поддержал кандидатуру своего друга Гая Фанния, и тот одержал победу с огромным преимуществом[8].

В следующем году Опимий снова выдвинул свою кандидатуру. К этому моменту он был уже влиятельным сенатором, заручившимся за время, прошедшее с последних выборов, многочисленными приверженцами[9]; Опимия называют даже главой самой консервативной части сената, выступавшей против любых преобразований и возглавлявшейся ранее Назикой Серапионом, который удалился в изгнание в 132 году до н. э.[10]. Известия о росте влияния консерваторов заставили Гракха раньше времени вернуться из Африки, где он занимался основанием колонии Юнония на месте Карфагена[9]. Тем не менее Опимию удалось добиться консульства. К власти он пришёл с твёрдым желанием любой ценой «отде­лать­ся от опас­но­го про­тив­ни­ка»[11].

Коллегой Опимия стал патриций Квинт Фабий Максим, который весь свой консульский срок провёл в Галлии. В результате в руках Луция сосредоточилась большая власть в городе, и противники Гракха уже с начала года побуждали консула к решительным мерам и провоцировали трибуна на противоправные действия. Когда из Африки пришли известия о неблагоприятных предзнаменованиях, началось обсуждение судьбы Юнонии — одного из главных начинаний Гая Семпрония[12]. В решающий день, «когда Опимий намеревался отменить законы Гракха», на Капитолии собрались вооружённые представители обеих противоборствующих сторон. В стычке был убит ликтор консула Квинт Антиллий; согласно Плутарху, Опимий отреагировал на это со злорадством и начал призывать к мести[13].

Смерть Гая Гракха

Расправа над гракханцами[править | править вики-текст]

На следующий день сенат, возмущённый убийством ликтора, принял чрезвычайное постановление, облекавшее Опимия неограниченными полномочиями[14]. Это был первый в истории Рима случай объявления фактически военного положения без назначения диктатора[15].

Всю ночь Опимий готовился к решительной схватке: он собрал отряд критских лучников, приказал вооружиться и явиться на Капитолий всем сенаторам и всадникам (каждому — с двумя вооружёнными рабами). Союзник Гракха Марк Фульвий Флакк со своей стороны собирал плебс[16]. Утром Гракха и Флакка вызвали в сенат для дачи объяснений, но они в качестве ответа заняли Авентин, а в сенат отправили только младшего сына Флакка, который «обратился к консулу и сенату со словами примирения»[17].

Тогда Опимий приказал арестовать Флакка-младшего и двинул свои вооружённые силы на Авентин. Началось полномасштабное сражение, шедшее, согласно Орозию, с переменным успехом, пока Опимий не ввёл в бой лучников[18]. Под обстрелом гракханцы обратились в бегство[19]. Флакк был убит, а Гракх, не участвовавший в схватке, смог бежать на другой берег Тибра, где пал от руки своего раба, действовавшего по его просьбе. Всего на Авентине погибло 250 человек[20][21], а в ходе последовавших расправ — ещё три тысячи; тела погибших бросали в Тибр, а их имущество подвергалось конфискации[22][23]. Опимий был настолько безжалостен, что казнил много невиновных, даже не объявив им причину казни[24].

За головы Флакка и Гракха консул ещё перед схваткой объявил вознаграждение в виде золота того же веса. Голову Гракха Опимию принёс друг последнего Септумулей, предварительно вынув из отрубленной головы мозг и залив на его место расплавленный свинец для большего веса[25][26]. Он получил золото, а «безвестные люди», принесшие голову Флакка, — нет (так у Плутарха[22]). Согласно Аппиану, награда была выдана за обе головы[27]. Сына Флакка Опимий заставил совершить самоубийство[22][28].

Поздние годы[править | править вики-текст]

После разгрома гракханского движения Опимий построил в честь этого события храм Согласия по приказу сената[27].

В 120 году до н. э. народный трибун Публий Деций привлёк Опимия к суду по обвинению в казни без суда римских граждан. Защитником стал консул Гай Папирий Карбон, построивший свою речь на том, что убийство Гракха было «совершено законно и на благо родине»[29], и добившийся оправдания[4][30]. В последующие годы Опимий пользовался большим влиянием в сенате[31], но жил, «окружённый ненавистью и презрением народа, в первое время… униженного и подавленного, но уже очень скоро показавшего, как велика была его любовь и тоска по Гракхам»[32].

В 116 году до н. э. Опимий возглавил комиссию из десяти легатов, которая разделила Нумидию между двумя царями-соперниками — Югуртой и его братом Адгербалом. Саллюстий намекает на то, что Опимий, будучи изначально «недругом» Югурты, занял его сторону благодаря взяткам, так что тот получил при разделе наиболее богатую и густонаселённую часть царства[33][34]. Из-за этого эпизода своей биографии Опимий получил от Луцилия прозвище «Югуртинский»[35].

Спустя несколько лет началась Югуртинская война, и после позорного поражения римской армии при Сутуле чрезвычайная комиссия начала расследование деятельности ряда нобилей, занимавшихся нумидийским вопросом. Оказавшийся среди них Опимий был осуждён за взяточничество и отправился в изгнание[36]; сочувствовавший ему Цицерон в связи с этим говорит, что Опимия осудили пристрастные к нему гракховские судьи, имея в виду передачу Гаем Гракхом судов всадникам[37][38]. «Из-за своей прежней жестокости он не встретил у граждан никакого снисхождения»[39].

Опимий умер в Диррахии, в бедности и бесславии[32]. Цицерон в одной из своих речей (56 год до н. э.) упоминает его гробницу на побережье близ Диррахия и памятник на римском форуме[38].

Оценки[править | править вики-текст]

Веллей Патеркул характеризует Опимия как «человека безупречного и серьёзного»[39]. В борьбе с Гракхом он проявил большую личную отвагу[24]. Многие источники подчёркивают продемонстрированную Опимием крайнюю жестокость[40][39][24]. При этом существует мнение, что под предлогом защиты основ государства он мстил своим врагам, и что его действия были истолкованы именно так многими современниками[41]. Согласно Саллюстию, Опимий стал исполнителем воли кучки знати, убившей Гракха из-за того, что тот начал расследовать её преступления[42].

Цицерон относился к Опимию с симпатией, одобряя его деятельность во время консулата и сочувствуя его тяжёлой судьбе. Для Марка Туллия Опимий был «выдающимся гражданином»[37] «с огромными заслугами перед государством», ставшим в конечном счёте жертвой своих врагов[38]; Гай Гракх же, по словам Цицерона, был «убит по справедливости»[43]. Характерно, что в речи «В защиту Публия Сестия», когда оратору понадобилось вызвать у своих слушателей симпатию к Опимию, он счёл необходимым сразу после упоминания имени Луция заговорить о его «всеми забытой гробнице»[38], чтобы смягчить наверняка многочисленных недоброжелателей этого человека[44].

Плутарх изображает Опимия как последовательного провокатора и лицемера, отнёсшегося к гибели собственного ликтора от рук политических противников как к большой удаче и использовавшего это малозначительное происшествие для расправы над рядом сограждан[45], включая самого достойного представителя эпохи[32].

Расправа над Гаем Гракхом, осуществлённая человеком с «квазиконституционными полномочиями»[46], сыграла важную роль в формировании в Риме традиции узаконенных убийств политиков, чья деятельность признавалась угрожающей основам государства[46]. Цицерон, требуя в своей речи перед сенатом казни для Катилины и его сторонников, открыто апеллировал к опыту Луция Опимия[14].

Моммзен называет Опимия «одним из самых энер­гич­ных и нераз­бор­чи­вых на сред­ства вождей стро­го ари­сто­кра­ти­че­ской пар­тии, твер­до решив­шим при пер­вом удоб­ном слу­чае отде­лать­ся от опас­но­го про­тив­ни­ка»[11].

Опимианское вино[править | править вики-текст]

Фалернское вино из винограда урожая 121 года до н. э. (консульство Луция Опимия) долго считалось ценителями самым лучшим. Цицерон в трактате «Брут», написанном 75 лет спустя, упоминает это мнение как актуальное, хотя и говорит, что это вино «уже слиш­ком ста­рое, поте­ря­ло вкус, кото­рый мы в нем ищем, и ста­ло совсем невы­но­си­мо»[47]. Веллей Патеркул упоминает «знаменитое опимианское вино», не сохранившееся до его времени[48]. Но Плиний Старший пишет об опимианском: «до сих пор хранятся эти вина; им уже почти двести лет, и они превратились в нечто вроде горьковатого мёда — таково свойство вина в глубокой старости, — пить их в чистом виде нельзя и нельзя уничтожить водой их неодолимую горечь; зато малейшая их подмесь исправляет другие вина»[49].

Столетний опимианский фалерн подавался на пиру у Трималхиона в романе «Сатирикон» как атрибут неправдоподобной роскоши[50].

В художественной литературе[править | править вики-текст]

Луций Опимий действует в романе Милия Езерского «Гракхи».

Примечания[править | править вики-текст]

  1. История римской литературы, 1959, с.158
  2. 1 2 Моммзен Т., 1997, с. 79
  3. Ковалёв С., 2002, с. 409
  4. 1 2 Тит Ливий, 1989, LXI
  5. Веллей Патеркул, 1996, II, VI, 4
  6. Валерий Максим, 2007, II, 8, 4
  7. Аврелий Виктор, 1997, 72, 9
  8. Плутарх, 2001, 29; 32
  9. 1 2 Плутарх, 2001, 32
  10. Заборовский Я., 1977, с. 191
  11. 1 2 Моммзен Т., 1997, с. 92
  12. Ковалёв С., 2002, С.416
  13. Плутарх, 2001, 33-34
  14. 1 2 Цицерон, 1993, Первая речь против Катилины, 4
  15. Ковалёв С., 2002, с. 416
  16. Плутарх, 1994, 34
  17. Плутарх, 2001, 36
  18. Орозий, 2004, V, 12, 7
  19. Плутарх, 2001, 37
  20. Орозий, 2004, V, 12, 9
  21. Моммзен Т., 1997, с. 93-94
  22. 1 2 3 Плутарх, 2001, 38
  23. Ковалёв С., 2002, с. 417
  24. 1 2 3 Орозий, 2004, V, 12, 10
  25. Аврелий Виктор, 1997, 65
  26. Валерий Максим, 2007, IХ, 4, 3
  27. 1 2 Аппиан, 1998, XIII, 26
  28. Цицерон, 1993, Четвёртая речь против Катилины, 13
  29. Цицерон, 1994, Об ораторе, 106
  30. Моммзен Т., 1997, с. 96
  31. Саллюстий, 2001, 16, 2
  32. 1 2 3 Плутарх, 2001, 39
  33. Саллюстий, 2001, 16, 3-5
  34. Моммзен Т., 1997, с. 106
  35. История римской литературы, 1959, с.158-159
  36. Ковалёв С., 2002, с. 423
  37. 1 2 Цицерон, 1994, Брут, 128
  38. 1 2 3 4 Цицерон, 1993, В защиту Публия Сестия, 140
  39. 1 2 3 Веллей Патеркул, 1996, II, VII, 3
  40. Плутарх, 2001, 38-39
  41. Веллей Патеркул, 1996, II, VII, 6
  42. Саллюстий, 2001, 42, 1
  43. Цицерон, 1974, II, 43
  44. История римской литературы, 1959, с.232
  45. Плутарх, 2001, 34-35
  46. 1 2 Wiseman T., 2009, p. 188
  47. Цицерон, 1994, Брут, 287
  48. Веллей Патеркул, 1996, II, VII, 5
  49. Плиний Старший, ХIV, 55-56
  50. Петроний, 1990, ХХХIV

Литература[править | править вики-текст]

Первичные источники[править | править вики-текст]

  1. Аврелий Виктор. О знаменитых людях // Римские историки IV века. — М.: Росспэн, 1997. — С. 179-224. — ISBN 5-86004-072-5.
  2. Аппиан Александрийский. Римская история. — СПб.: Алетейя, 1998. — 740 с. — ISBN 5-02-010146-Х.
  3. Валерий Максим. Достопамятные деяния и изречения. — СПб.: Издательство СПбГУ, 2007. — ISBN 978-5-288-04267-6.
  4. Веллей Патеркул. Римская история // Малые римские историки. — М.: Ладомир, 1996. — С. 11-98. — ISBN 5-86218-125-3.
  5. Тит Ливий. Периохи // История Рима от основания города. — М.: Наука, 1989. — Т. 3. — С. 557-589. — ISBN 5-02-008995-8.
  6. Орозий. История против язычников. — СПБ: Издательство Олега Абышко, 2004. — 544 с. — ISBN 5-7435-0214-5.
  7. Петроний. Сатирикон. — М.: Вся Москва, 1990. — 236 с. — ISBN 5-7110-0082-9.
  8. Плутарх. Тиберий и Гай Гракхи // Сравнительные жизнеописания. — СПб.: Кристалл, 2001. — С. 153-192. — ISBN 5-02-011570-3, 5-02-011568-1.
  9. Саллюстий. Югуртинская война // Цезарь. Саллюстий. — М.: Ладомир, 2001. — С. 488-570. — ISBN 5-86218-361-2.
  10. Цицерон. Брут // Три трактата об ораторском искусстве. — М.: Ладомир, 1994. — С. 253-328. — ISBN 5-86218-097-4.
  11. Цицерон. Об обязанностях // О старости. О дружбе. Об обязанностях. — М.: Наука, 1974. — С. 58-158.
  12. Цицерон. Об ораторе // Три трактата об ораторском искусстве. — М.: Ладомир, 1994. — С. 75-272. — ISBN 5-86218-097-4.
  13. Марк Туллий Цицерон. Речи. — М.: Наука, 1993. — Т. 1. — 448 с. — ISBN 5-02-011168-6.

Вторичные источники[править | править вики-текст]

  1. Заборовский Я. Некоторые стороны политической борьбы в римском сенате (40—20-е гг. II в. до н. э.) // Вестник древней истории. — 1977. — № 3. — С. 182-191.
  2. История римской литературы. — М.: Издательство АН СССР, 1959. — Т. 1. — 534 с.
  3. Ковалёв С. История Рима. — М.: Полигон, 2002. — 944 с. — ISBN 5-89173-171-1.
  4. Моммзен Т. История Рима. — Ростов-на-Дону: Феникс, 1997. — Т. 2. — 640 с. — ISBN 5-222-00047-8.
  5. Wiseman T. The Ethics of Murder (англ.) // Idem. Remembering the Roman People. Essays on Late Republican Politics and Literature. — 2009. — P. 177-210.