Миронов, Арсений Дмитриевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Арсений Дмитриевич Миронов
Mironov, Arseny Dmitryevich 2017.jpg
Автор фото А.Н. Смирнов
Дата рождения 25 декабря 1917(1917-12-25) (100 лет)
Место рождения Владимир
Страна Flag of the Soviet Union.svg СССР
Flag of Russia.svg Россия
Научная сфера авиастроение
Место работы Лётно-исследовательский институт имени М. М. Громова
Альма-матер Московский авиационный институт
Учёная степень доктор технических наук
Учёное звание профессор
Научный руководитель Остославский, Иван Васильевич
Известен как учёный в области аэродинамики и лётных испытаний воздушных судов, лётчик, один из начальников Летно-исследовательского института имени М.М. Громова (1981—1985)
Награды и премии
Сталинская премия — 1948Государственная премия СССР — 1976Почётный авиастроительМастер спорта СССР.pngHC of Zhukovsky City.jpg
Орден Ленина — 1971 Орден Трудового Красного Знамени — 1957 Орден «Знак Почёта»  — 1966 Юбилейная медаль «За доблестный труд (За воинскую доблесть). В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина»
SU Medal Thirty Years of Victory in the Great Patriotic War 1941-1945 ribbon.svg SU Medal Veteran of Labour ribbon.svg
Сайт К 100-летию А. Д. Миронова

Арсений Дмитриевич Миронов (род. 25 декабря 1917 года, г. Владимир) — учёный, лётчик, старейший активно работающий учёный в области аэродинамики и лётных испытаний воздушных судов, один из начальников Летно-исследовательского института имени М. М. Громова (1981—1985), доктор технических наук, профессор, лауреат Сталинской премии и Государственной премии СССР, Почетный гражданин города Жуковского.[1][2]

Биография[править | править код]

Ранние годы[править | править код]

Родился 25 декабря 1917 года в городе Владимире. Когда пришла пора идти в школу, семья переехала в Москву. В 1932 году окончил школу-семилетку, а через два года - школу фабрично-заводского ученичества управления Мосэнерго, и пошел по стопам своего отца–электрика, работая электромехаником по приборам в Центральных мастерских Мосэнерго. Параллельно, начиная с 1935 года, обучался на вечернем рабфаке и готовился к поступлению в Московский энергетический институт. Уже на последнем курсе рабфака на занятия пришел студент-старшекурсник МАИ и начал агитировать рабфаковцев поступать в МАИ так увлеченно и интересно, что 19-летний Арсений изменил свое решение и решил связать свою дальнейшую жизнь с авиацией. В 1936 году он становится студентом самолетного факультета МАИ, где с с четвертого курса обучался по новой тогда специальности «Летные испытания».[3][4] В мае 1941 года начал работать в Летно-исследовательском институте Минавиапрома СССР, тогда еще не носившем имени М. М. Громова.[4]

Научная и инженерная деятельность[править | править код]

Военный период[править | править код]

Трудовую и научную деятельность в ЛИИ начал ещё практикантом в качестве летающего инженера-экспериментатора за три дня до начала войны.[5] В сентябре 1941 года стал инженером лаборатории № 2 ЛИИ, которой руководил М. А. Тайц.[3] В военный период участвовал в проводимых в ЛИИ и на серийных авиационных заводах работах по изучению и устранению причин снижения лётных качеств боевых самолетов. Участвовал в испытательных и иных полётах в качестве ведущего инженера, штурмана и транспортного летчика. В этот период под руководством Г. С. Калачёва принимал участие в контрольных испытаниях на Московской и Новосибирской базах института серийных и модифицированных по рекомендациям ЦАГИ и ЛИИ боевых самолетов:[6]

  • истребителя МиГ-3 (оценка устойчивости и управляемости на больших углах атаки) и бомбардировщика Ер-2 с 2 моторами АМ-37 — в 1941 году;
  • истребителя Як-7Б с мотором М-105ПФ — в 1942 году;
  • самолетов Ла-5 с моторами М-71 и М-82 (оценка продольной устойчивости и управляемости), Ил-2 с роговой компенсацией шарнирного момента руля высоты, вариантов Ла-5 с неротирующим крылом ЦАГИ и Як-6 с новым крылом ЦАГИ, истребителя Як-9Т с мотором М-105ПФ — в 1943 году;
  • истребителя Як-9У с мотором ВК-107А — в 1944 году.

Аэрофизические исследования на «крылатых бомбах»[править | править код]

Во второй половине 1940-х годов по инициативе И. В. Остославского в ЛИИ были начаты аэрофизические исследования обтекания при трансзвуковых скоростях с использованием так называемых «крылатых бомб» — летающих моделей с тяжелой носовой частью для разгона модели и хвостовой частью с экспериментальным оборудованием и испытываемыми аэродинамическими поверхностями.[7][8] Миронов был активным участником этих работ. Модели (масса первых была около 600 кг) сбрасывались с самолётов Ту-2 (позднее также с самолётов Ил-28 и Су-7) и по баллистической траектории достигали на заданной высоте (2-3 км) скорости, немного превосходящей звуковую (Число Маха 1.05-1.10), при этом регистрировались аэродинамические характеристики экспериментальных форм крыла, поверхностей управления, фюзеляжа. После этого от бомбы отсоединялся отсек с исследуемыми поверхностями и самописцами, который опускался на парашюте. Характеристики движения бомбы определялись с использованием самописца продольной перегрузки, а аэродинамические характеристики — с помощью самописцев усилий на аэродинамических поверхностях.[7]

Эти работы потребовали решения ряда научных и технологических проблем, связанных с обеспечением заданных скоростей движения моделей при ограничениях по высотности самолёта Ту-2 (10-11 км), надёжности системы парашютного спасения моделей и созданием оригинальных средств измерения и методов определения параметров движения моделей и оцениваемых аэродинамических характеристик[6] В результате впервые в реальных условиях полета были получены данные по изменению распределения давления по крыльевым профилям в трансзвуковом диапазоне скоростей. Этот комплекс исследований и разработанная для них технология лётных испытаний были удостоены в 1949 году Сталинской премии 3 степени за работы 1948 года.[9][6] В дальнейшем эти технологии претерпели существенное развитие и применялись в ЛИИ для лётных исследований гиперзвуковых скоростей вплоть до Маха 10 на тяжёлых летающих моделях ЭР-3, −5, −8, −10, имевших ракетные ускорители и запускавшихся с самолёта Су-7.[8]

Исследования звукового удара и создание системы сертификации воздушных судов[править | править код]

Провёл лётные исследования в области физической аэродинамики самолётов и их воздействию на окружающую среду, исследования звукового удара при сверхзвуковых полётах. Эти исследования были начаты в ЛИИ в 1957 году в связи с поручением ЦК КПСС разобраться с жалобами жителей поселений, соседствующих с зоной сверхзвуковых испытательных полётов самолётов МиГ-19, выпускаемых Горьковским авиационным заводом. Руководство работами осуществляли И.В. Остославский и А.Д. Миронов. Лётную программу начинал лётчик-испытатель Сергей Анохин со сверхзвуковых полётов над взлётно-посадочной полосой ЛИИ на высотах 1500-2000 м.[10] Затем был проведён большой комплекс лётных исследований для оценки влияния на окружающую среду звукового удара и шума сверхзвуковых самолётов. Одним из результатов этой деятельности стало принятие в СССР правил, разрешающих полёты со сверхзвуковой скоростью только на высотах не ниже 10000 м.[10] Были изучены также физика явлений, влияния на характеристики звукового удара метеорологических факторов и компоновки самолётов, обоснованы нормы для шума и иных факторов влияния сверхзвуковых самолётов на окружающую среду.[9]

Результаты проведенных работ были использованы в выработке позиции ИКАО по регулированию сверхзвуковых полётов пассажирских самолётов. В 1972 году был создан Комитет ИКАО по звуковому удару (Sonic Boom Committee), куда в качестве эксперта от СССР вошёл Миронов и успешно участвовал в работе этого комитета для формирования стандартов Приложения 16 к Чикагской конвенции.[10][6] В период после 1978 года в рамках советско-французской двухсторонней комиссии по защите окружающей среды от воздействия авиации был представителем СССР в рабочей группе этой комиссии по авиационному шуму и звуковому удару.[9]

Кроме решения научно-практических проблем звукового удара и авиационного шума, Миронов на основе опыта создания системы Руководств по испытаниям авиационной техники (РИАТ) для лётных испытаний авиатехники военного назначения участвовал и в создания советской системы сертификации гражданских самолётов и вертолётов. Эта работа велась в конце 1960-х годов для подготовки к вступлению СССР в ИКАО. Головной организацией в СССР был определён ЛИИ, а непосредственное руководство работами осуществлял Макс Тайц. В числе других руководителей работ были Николай Строев, Виктор Уткин и Арсений Миронов. Совместно с другими заинтересованными организация МАП и МГА были разработаны и внедрены первые отечественные нормы лётной годности самолётов (НЛГС-1) и процедуры сертификации по этим нормам.[2][9] Результаты исследований звукового удара были использованы при создании советских Временных норм лётной годности сверхзвуковых пассажирских самолётов (ВНЛГСС, 1975 год) и при сертификации типовой конструкции сверхзвукового пассажирского самолёта Ту-144.[11]

В последующие годы продолжил участие в развитии на базе ЛИИ методов и технологий акустической сертификации самолётов.[6]

Исследования и испытания в рамках советской космической программы[править | править код]

В рамках советской комической программы проводил исследования переносимости человеком условий невесомости, а также особенностей выполнения в невесомости различных операций. Для проведения исследований силами ЛИИ и ОКБ им. А. Н. Туполева в 1960 году была создана первая летающая лаборатория (ЛЛ) на базе самолета Ту-104. Для целей исследований на борту ЛЛ создавались условия невесомости при манёвре "горка" в течение 25 с (сначала вручную лётчиком по указателю перегрузки, а потом - с использованием автоматом перегрузки). Работы на режимах невесомости начинал лётчик-испытатель С. Н. Анохин. В дальнейшем их вели лётчики-испытатели ЛИИ В. П. Васин, П. И. Казьмин, В. П. Ханов. Научное обеспечение работ осуществляли Е. Т. Березкин, Г. И. Северин, К. И. Бестужев, A. Д. Миронов, Ю. А. Винокур, B. Д. Курбесов.[12] На первом этапе проводилась оценка переносимости кратковременной невесомости людьми и опыты с животными, затем - испытания различного оборудования и снаряжения с участием испытателей и космонавтов Ю. А. Гагарина, В. М. Комарова, К. П. Феоктистова, В. В. Аксёнова, А. С. Елисеева.[12]

Опережающие исследования и испытания опытных самолётов[править | править код]

Совместно с В. С. Грачёвым организовал комплекс лётных исследований на ЛЛ по ламинаризации пограничного слоя на дозвуковых скоростях. На ЛЛ Ту-16 (1963-1967 гг.), Як-28П (1974-1976 гг.) и Ту-22 (1984-1988 гг.) исследовались методы щелевого и перфорационного отсоса пограничного слоя на моделях прямого и стреловидного крыла, носков крыла, фюзеляжа самолёта.[9]

Совместно с Л. М. Берестовым руководил организацией и проведением опережающих лётных исследований характеристик устойчивости и управляемости сверхзвуковых самолётов на ЛЛ ЛИИ с электродистанционными системами управления и системами улучшения устойчивости.[6]

В период 1968-1975 годы совместно с В. С. Грачёвым проводил лётные исследования аэродинамических характеристик сложного в плане крыла, предназначенного для разрабатывавшегося тогда сверхзвукового пассажирского самолёта Ту-144. Эти исследования проводились в ЛИИ на одной из двух специально созданных ЛЛ МиГ-21И ("И" - от "самолёт-имитатор"). Полёты на ЛЛ выполняли Игорь Волк, Олег Гудков, Владислав Лойчиков.[9]

Руководил комплексной бригадой ЛИИ при проведении государственных испытаний сверхзвукового фронтового бомбардировщика Су-24. Для испытаний в институт были переданы три опытных самолёта для проведения на них работ по оценке аэродинамических и прочностных характеристик (включая крайние режимы, такие как штопор, максимальные полётные нагружения и др.), испытаний силовой установки и бортового оборудования самолёта. Основные участники этих испытаний, включая и Миронова, в 1976 году были удостоены Государственной премии СССР.[7]

Расследование авиационных происшествий[править | править код]

В составе государственных комиссий участвовал в расследовании авиапроисшествий, включая такие широко известные, как катастрофа самолёта МиГ-15УТИ, унёсшая жизни Ю. А. Гагарина и В. С. Серегина, катастрофа самолета Ил-62 у Нерского озера в 1972 г. и др. По первой из указанных катастроф в качестве члена лётной подкомиссии государственной комиссии по расследованию катастрофы сформировал и неоднократно публично отстаивал научно обоснованную позицию, опровергающую многочисленные, в том числе конспирологические, версии.[13][14][15]

Руководство научной деятельностью и подготовкой кадров[править | править код]

Возглавлял отделение № 2 — одно из основных научно-исследовательских отделений ЛИИ, а затем длительный период работал сначала заместителем начальника института В. В. Уткина (1969—1974), а потом — его первым заместителем. После смерти В. В. Уткина в 1981 году — возглавил институт и руководил им до 1985 года, когда начальником института был назначен К. К. Васильченко.[9][7]

С конца 1950-х годов и до 1988 года участвовал в подготовке на научно-производственной базе ЛИИ студентов кафедры 106 МАИ в области динамики полёта и лётных испытаний самолётов.[9]

С 1981 по 1985 год заведовал кафедрой на Факультете аэромеханики и летательной техники (ФАЛТ) МФТИ.[9]

Современный период[править | править код]

В июле 1985 года перешёл на должность начальника сектора, а с июня 1996 года продолжает работать в ЛИИ в должности главного научного сотрудника. Ведет исследования влияния человеческого фактора на безопасность полетов воздушных судов.[7]

Длительное время руководит всей текущей работой Методического совета экспериментальной авиации по летным испытаниям[16] в качестве заместителя его председателя, которым по должности является действующий начальник (после акционирования института — генеральный директор) ЛИИ им. М. М. Громова.[17]

Председатель диссертационного совета ДС 403.011.01 при ЛИИ им. М. М. Громова[18], а также член диссертационного совета Д 403.004.01 при ЦАГИ.[19]

Лётная карьера[править | править код]

В детстве начал интересоваться авиацией, занимался авиамоделизмом.[3] Параллельно с учёбой в институте прошел курс лётной подготовки в аэроклубе МАИ и в 1939 году самостоятельно вылетел на самолете У-2. Позднее освоил полёты на планёрах и прыжки с парашютом. На одном из довоенных авиационных праздников в Тушино ему даже довелось поучаствовать в массовом парашютном десанте.[7][20]

При приёме на работу в ЛИИ в составе группы студентов МАИ имел беседу с тогдашним начальником института М. М. Громовым, на вопрос которого о своих намерениях ответил, что хочет стать лётчиком-испытателем (реакция Громова была лаконичной: "Ну-ну").[3] С самого начала свой работы в ЛИИ много летал в качестве инженера-экспериментатора и штурмана, но 4 октября 1943 года при завершении очередного испытательного полёта произошло авиационное происшествие: самолёт Ла-5УТИ, в экипаже которого был Миронов, заходил на посадку и к нему вплотную подошёл патрульный истребитель Як-1, который пилотировал молодой лётчик авиации ПВО. Недопустимое сближение привело к тому, что Як-1 ударил своим винтом по фюзеляжу Ла-5УТИ в зоне второй кабины, где находился Миронов. Самолет развалился на две части и упал на землю. Лётчик-испытатель В. Н. Юганов серьёзно не пострадал, а Миронов едва избежал гибели от лопастей винта, получил тяжёлые травмы, потерял около 3 литров крови и провел в госпитале пять месяцев. О профессии лётчика-испытателя пришлось забыть — левая рука не полностью разгибалась в локте, но удалось убедить старшего лётчика-испытателя ЛИИ А. Н. Гринчика проверить технику пилотирования на самолёте По-2 и доказать ему, что самолёты такого класса Миронов может пилотировать даже с последствиями травм. Потом он много летал на По-2, УТ-1, УТ-2, выполнил сотни транспортных полетов, получил свидетельство транспортного лётчика гражданского воздушного флота 4 класса. До 1950 года участвовал в испытательных полётах на самолётах Ил-2, Пе-8, Ту-2, Як-9В и др. в качестве штурмана и инженера-экспериментатора.[3]

Вплоть до своего 60-летия всегда находил время полетать на планёрах, получил звание мастера спорта по планеризму, а учился парящим полётам ещё до войны в Центральном аэроклубе (ЦАК) под руководством Сергея Анохина.[3][21] Его инструктором была супруга Анохина — Маргарита Раценская — командир планёрного звена в ЦАК.[21] Она вспоминала:

Этот любимый мой Миронов однажды чуть не угробил меня. Как-то закончились полёты. Все, как полагалось, прилетели. Мы убрали уже планёры. Небо совершенно безоблачное. Пошли ужинать. И вдруг хватились: Миронова - нет! Он был человеком очень дисциплинированным, организованным, отличным лётчиком - не случайно дошел до мастера спорта. И вот, на тебе - нет Миронова! Я испереживалась - что ж могло случиться. И уж мысли плохие: что скажу его родным - жили-то они рядом, за стенкой, в одном с нами доме. И вдруг кто-то довольно крепко выругался и говорит: "Смотри, Карловна, что делается! Смотри - планер в воздухе!" Где-то далеко и высоко была видна полоска - это мой любимец Арся Миронов возвращался домой на термиках, на высоте тысячи полторы, в совершенно безоблачном небе.[21]

На почве планеризма Миронов близко познакомился с Олегом Антоновым и больше всего летал на его планёре А-15.[3]

Семья[править | править код]

Отец — Миронов Дмитрий Иванович (1884—1956), инженер-электрик, работал на ГЭС им. Классона в посёлке Электропередача рядом с Ногинском в Московской области, затем в Москве в системе Мосэнерго.[22] Мать — Ильичёва Мария Михайловна (1889—1982), домохозяйка.[22]

Был женат (1940—2017), жена — Руднева, Ольга Евгеньевна (1919 года рождения), училась в МАИ в одной группе с будущим мужем. Потом работала на Московском авиационном заводе № 22 им. С. П. Горбунова в должности помощника мастера и в Лётно-исследовательском институте в должности ведущего инженера по лётным испытаниям, умерла в 2017 г.[4][22]

Сын Миронов Михаил Арсеньевич 1944 года рождения, учёный, акустик, кандидат физ.-мат. наук, работает в АО "Акустический институт имени академика Н.Н. Андреева" (АКИН).[22][23]

Дочь Максакова (Миронова) Ольга Арсеньевна 1946 года рождения, врач-психотерапевт, кандидат медицинских наук, работает в институте нейрохирургии им. Н.Н. Бурденко.[22][24]

Награды и звания[править | править код]

Библиография[править | править код]

В качестве автора, члена и председателя редакционной коллегии внёс заметный вклад в создание в период с начала 1980-х по середину 1990-х годов «Справочной библиотеки авиационного инженера-испытателя», включающей около полутора десятков монографий по разным научно-методическим аспектам лётных испытаний самолётов и вертолётов. В этой серии при его личном участии написаны книги:

В качестве автора статей и редактора-консультанта участвовал в подготовке и выпуске академического издания: Авиация : Энциклопедия / Гл. ред. Г.П. Свищёв. — Москва: Большая российская энциклопедия : ЦАГИ, 1994. — 735 с. — 25 000 экз. — ISBN 5-85270-086-X.

Член редакционной коллегии и один из авторов книг, обобщающих результаты работы ЛИИ к юбилеям института:

В числе других открытых научных публикаций:

  • С.Б. Брен, А.Д. Миронов, В.В. Уткин Методика аэродинамических исследований на крылатой бомбе ЛИИ // Труды ЛИИ : журнал. — ЛИИ, 1948. — № 6.
  • И.В. Остославский, А.Д. Миронов, Н.С. Строев, В.В. Уткин Аэродинамические исследования больших скоростей при помощи летающих моделей // Труды ЛИИ : журнал. — ЛИИ, 1950. — № 10.
  • А.Д. Миронов Обтекание крыловых профилей при околозвуковых скоростях // Труды ЛИИ : журнал. — ЛИИ, 1952. — № 16.
  • И.В. Остославский, А.Д. Миронов, Е.А. Кириллов О влиянии самолёта, летящего со сверхзвуковой скоростью, на окружающее пространство // Техника воздушного флота : журнал. — ЦАГИ, 1956. — № 5. — ISSN 0868-8060.
  • А.Д. Миронов, Е.А. Кириллов, М.А. Колушев Ударные волны и маршруты полётов // Научно-технический сборник ЛИИ : журнал. — ЛИИ, 1961.
  • А.Д. Миронов. Сверхзвуковой "хлопок" самолета. — Москва: Воениздат, 1964. — 51 с.
  • А.Д. Миронов, Н.С. Строев, М.А. Тайц и др. Лётные исследования // Развитие авиационной науки и техники в СССР: историко-технические очерки / Гл. ред. И.Ф. Образцов. — Москва: Наука : АН СССР, 1980. — 496 с. — ISBN 978-00-1285536-0.
  • А.Д. Миронов, М.Г. Фомин Лётные исследования шума, создаваемого пассажирскими самолётами на местности // Труды ЦАГИ : журнал. — ЦАГИ, 1982. — Т. 42, № 2185.
  • Krilyk, Igor; Mironov, Arseny On the crew error probability approach to evaluating flight safety (англ.) // Proceedings of the 42nd Flight Safety Foundation Annual International Air Safety Seminar : сборник. — Flight Safety Foundation, 1990.
  • В. Близнюк, Л. Васильев, В. Вуль, В. Климов, А. Миронов и др. Под ред. В.Т. Климова. Правда о сверхзвуковых пассажирских самолётах. — Москва: Московский рабочий, 2000. — 335 с. — ISBN 5-239-02044-2.
  • Арсений Миронов, Нина Селивёрстова Ошибка, величина которой неизвестна // Авиаглобус : журнал. — ООО «АВИАГЛОБУС», 2003. — Январь (№ 1). — С. 32-33.
  • Миронов А.Д., Петров А.Н., Костюк А.И. Безопасность полета и язык эксплуатационной документации (рус.) // Полет : Общероссийский научно-технический журнал. — Москва: Машиностроение-Полет, 2007. — № 11. — С. 50—55. — ISSN 1684-1301.
  • Mironov, A.D.; Nakvasin, A.Y. Development and flight research of non-intrusive airborne system of pilot psychophysiological status monitoring (англ.) // Proceedings of the 29th Congress of the International Council of the Aeronautical Sciences (ICAS 2014) : сборник. — International Council of the Aeronautical Sciences, 2014. — С. 1-9.
  • Патент на изобретение № RU 2091057 от 27.09.1997 — «Способ непрерывного контроля психофизиологического состояния оператора в процессе управления движущимся объектом и система для его осуществления». Автор(ы): Миронов Арсений Дмитриевич, Логинов Олег Евгеньевич, Цветков Борис Юрьевич, Мадорский Сергей Владимирович, Лукьянов Валерий Иванович, Тетерина Елена Анатольевна, Селиверстова Нина Георгиевна[26]
  • Патент на изобретение № RU 2319115 от 10.03.2008 — «Способ определения веса и положения центра тяжести самолета». Автор(ы): Миронов Арсений Дмитриевич, Юнисов Рамиль Рашидович, Иванов Михаил Тимофеевич[27]
  • Патент на изобретение № RU 2442945 от 20.02.2012 — «Способ разминирования минных полей звуковым ударом». Автор(ы): Миронов Арсений Дмитриевич, Вид Вильгельм Имануилович. Завершнев Юрий Александрович, Роднов Анатолий Васильевич, Калинин Юрий Иванович, Поплавский Борис Кириллович[28]
  • Патент на изобретение № RU 2458201 от 10.08.2012 — «Способ вызова сброса снежных лавин». Автор(ы): Миронов Арсений Дмитриевич, Вид Вильгельм Имануилович, Роднов Анатолий Васильевич, Калинин Юрий Иванович, Завершнев Юрий Александрович[29]

В 2017 году опубликована небольшая автобиографическая книжка: А.Д. Миронов. Эпизоды. — Жуковский: АО "ЛИИ им. М.М. Громова", 2017. — 96 с.

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 Миронов Арсений Дмитриевич. http://zhukovskiy.ru. Администрация городского округа Жуковский (10 ноября 2017). Проверено 23 декабря 2017.
  2. 1 2 XX век. Авиастроение России в лицах / Под ред. Ю.А. Остапенко. — Москва: МОО «Общество авиастроителей», 2005. — С. 291. — 552 с. — 1700 экз. — ISBN 5-901262-01-2.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 Вековой юбилей легенды летных исследований, Ассоциация государственных научных центров РФ (9 января 2018). Проверено 18 января 2018.
  4. 1 2 3 Руднева, Ольга Годы 1937-1939 (воспоминания). http://static.turclubmai.ru. Турклуб МАИ (21 января 2001). Проверено 23 декабря 2017.
  5. Журин, Анатолий Ровесник Октября и сегодня в строю. http://rosgeroika.ru. Российский героический календарь (5 ноября 2016). Проверено 23 декабря 2017.
  6. 1 2 3 4 5 6 Лётные исследования и испытания. Фрагменты истории и современное состояние : Научно-технический сборник / Ред. коллегия: К.К. Васильченко (пред.), А.М. Знаменская, М.Д. Клячко, Ю.Е. Махонькин, А.Д. Миронов, М.И. Хейфец. — Москва: Машиностроение, 1993. — 496 с. — ISBN 5-217-02059-8.
  7. 1 2 3 4 5 6 7 Симонов, Андрей Старейшина лётных исследований и испытаний (рус.) // Крылья Родины : журнал. — Москва: ООО «Редакция журнала «Крылья Родины-1», 2017. — 21 декабря (вып. 778 (№ 11—12). — С. 46—50. — ISSN 0130-2701.
  8. 1 2 Жихарев В.Н. Опытно-конструкторское производство ЛИИ имени М.М. Громова (рус.) // Вестник авиации и космонавтики : журнал. — 2001. — 6 марта (№ 2). — С. 72—83.
  9. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Лётно-исследовательский институт. События. Люди / Составители: А.Д. Миронов, Л.М. Берестов, Р.Б. Золотухин, М.Ф. Леонова, В.А. Амирьянц. — Москва: Машиностроение : Машиностроение-Полет, 2001. — 536 с. — 2100 экз. — ISBN 5-217-03064-Х.
  10. 1 2 3 В. Близнюк, Л. Васильев, В. Вуль, В. Климов, А. Миронов и др. Правда о сверхзвуковых пассажирских самолётах / Под ред. В. Т. Климова. — Москва: Московский рабочий, 2000. — 335 с. — 3500 экз. — ISBN 5-239-02044-2.
  11. Б. С. Малой. Практическая сертификация авиационной техники: учебно-методическое пособие для студентов вузов, аспирантов, молодых специалистов / Под ред. д.т.н. А. А. Пухова. — Москва: Ваш полиграфический партнер, 2012. — 155 с. — ISBN 978-5-4465-0032-1.
  12. 1 2 Лётно-исследовательский институт. События. Люди / Составители: А.Д. Миронов, Л.М. Берестов, Р.Б. Золотухин, М.Ф. Леонова, В.А. Амирьянц. — Москва: Машиностроение : Машиностроение-Полет, 2001. — С. 89. — 536 с. — 2100 экз. — ISBN 5-217-03064-Х.
  13. Миронов, Арсений Удивительные вымыслы и реальные предпосылки. https://www.aviapanorama.su. ООО «Высокие технологии и инновации» (26 мая 2009). Проверено 23 декабря 2017.
  14. Пушкарёва, Ольга Истинные причины гибели Гагарина скрывали долгие годы: член Госкомиссии по расследованию причин катастрофы. https://regnum.ru. Информационное агентство REGNUM (25 августа 2014). Проверено 23 декабря 2017.
  15. Смирнов, Анатолий Я не видел себя больше нигде, кроме ЛИИ. http://www.zhukvesti.ru. РИА «Жуковские Вести» (29 декабря 2016). Проверено 23 декабря 2017.
  16. Об утверждении Положения о Методическом совете экспериментальной авиации по летным испытаниям // Росавиакосмос : приказ. — 2000. — 28 апреля (№ 79).
  17. Методический совет (рус.). ЛИИ им. М.М. Громова. Проверено 23 декабря 2017.
  18. Диссертационный совет (рус.). ЛИИ им. М. М. Громова. Проверено 18 января 2018.
  19. Диссертационный совет (рус.). ЦАГИ. Проверено 18 января 2018.
  20. Журин, Анатолий Век живи - век летай. http://www.trud.ru. АНО «Редакция газеты «Труд» (10 ноября 2017). Проверено 23 декабря 2017.
  21. 1 2 3 4 Амирьянц Г.А. Летчики-испытатели. Сергей Анохин со товарищи. — Москва: Машиностроение, 2001. — 157 с. — ISBN 5-217-03081-Х.
  22. 1 2 3 4 5 Анитова, Елена Древо Мироновых-Волковых: Миронов Арсений Дмитриевич. http://drevo-mironov.ru. Анитова, Елена. Проверено 23 декабря 2017.
  23. Электронный журнал "Техническая акустика": Сведения об авторах статьи "Измерение производительности акустического фонтана". www.ejta.org/ru. ФГУП «ЦНИИ им. акад. А. Н. Крылова» (3 сентября 2016). — «Михаил Арсеньевич Миронов окончил Московский физико-технический институт, кафедра акустики, в 1968 году, к.ф.-м.н. С 1968 года работает в Акустическом институте им. акад. Н.Н. Андреева, в настоящее время - начальник теоретического отдела. Научные интересы: распространение и дифракция волн, нелинейная акустика, акустика сложных сред». Проверено 7 января 2018.
  24. Психотерапевт Максакова Ольга Арсеньевна. https://www.nsi.ru/. Центр нейрохирургии имени академика Н.Н. Бурденко. Проверено 10 января 2018.
  25. О награждении знаком отличия «Медаль М.М. Громова» в связи с 70-летием со дня образования Летно-исследовательского института. http://www.lii.ru. Лётно-исследовательский институт имени М. М. Громова (20 апреля 2011). Проверено 25 декабря 2017.
  26. http://www.freepatent.ru/patents/2091057
  27. http://www.freepatent.ru/patents/2319115
  28. http://www.findpatent.ru/patent/244/2442945.html
  29. http://www.freepatent.ru/patents/2458201

Ссылки[править | править код]