Московская паника 1941 года

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Московская паника 1941 года
Основное событие: Великая Отечественная война
Дата 15 октября 1941, 16 октября 1941 и 17 октября 1941
Место  СССР,
город Москва

Моско́вская па́ника 1941 го́да — события, происходившие в столице Советского Союза во время ожесточённых боёв с наступающими на город немецкими войсками в ходе Великой Отечественной войны, когда 15, 16 и 17 октября 1941 года[1] (после принятия Государственным комитетом обороны СССР секретного постановления от 15 октября 1941 года № 801 «Об эвакуации столицы СССР г. Москвы», предусматривавшего отъезд из Москвы советского правительства во главе с И. В. Сталиным) по столице распространились панические слухи, что её сдают немцам[2].

Хроника событий 15-17 октября 1941 года в Москве[править | править код]

В эти дни десятки тысяч человек пытались выехать из города. Промышленные предприятия закрывались, работникам выдавали месячную зарплату[3]. Начальник управления народного комиссариата юстиции Москвы бежал из города (с санкции секретаря московского комитета), а также издал приказ о роспуске судов[4].

Из московских и подмосковных тюрем начался вывоз заключённых, председателем ГКО И. В. Сталиным был отдан приказ расстрелять содержащихся в Лубянке «врагов народа».[5] Перед закрытием из продовольственных магазинов стали раздавать прохожим продукты[6][неавторитетный источник]. Отмечались случаи нападения на эшелоны. Обстановку дополнительно дестабилизировали действия немецких диверсантов[7][неавторитетный источник].

В Москве в это время появилась выпущенная подпольной организацией «Союз спасения Родины и революции» брошюра «Как охранить себя от холода» под авторством некоего И. С. Коровина, которая призывала к свержению «жидомасонской клики» Сталина и в целом была написана в пораженческих тонах[8].

Утром 16 октября Московское метро не открылось (единственный[9] раз за всю его историю), так как велась подготовка к его уничтожению в соответствии с поступившим накануне указанием Л. М. Кагановича: «Метрополитен закрыть. Подготовить за три часа предложения по его уничтожению, разрушить объекты любым способом», но уже днём 16 октября начались работы по его восстановлению, вечером прошёл первый поезд[10]. В случае разрушения метрополитена москвичи лишились бы не столько транспортного сообщения, сколько защиты — возможности использовать станции и тоннели в качестве бомбо- и газоубежища[11]. До отмены ГКО приказа о ликвидации метро рабочие успели полностью демонтировать эскалаторы на нескольких станциях, в частности, на станции «Динамо»[12]. Эвакуация граждан осуществлялась в том числе в составах, собранных из метровагонов[13].

В ожидании сдачи города немецким войскам был исполнен приказ об уничтожении вышки радиостанции имени Коминтерна, находившейся в 50 километрах восточнее Москвы[14].

Паника в столице прекратилась на четвёртый день, когда был издан приказ применять к трусам, паникёрам, мародёрам любые меры вплоть до расстрела[15].

По оценке ведущего научного сотрудника Института российской истории РАН Елены Сенявской, в значительной степени ситуацию переломило выступление по радио председателя Моссовета В. П. Пронина, после которого на следующий день паническое бегство прекратилось, город изменился, на улицах появились военные и милицейские патрули, заработали такси[16].

Михаил Коряков, бывший непосредственным участником событий, описывал его выступление иначе:

Все ждали, что сейчас скажет председатель Моссовета. Нетерпеливые кидали взгляды на башенные часы. Большие, заостренные, как мечи, стрелки подходили к десяти. В назначенную минуту в рупоре захрипело, забулькало. Из шума, треска выделился равнодушный голос диктора:

— Внимание, внимание.

Ветровым шелестом пронеслось:

— Пронин! Пронин!

Но то был не Пронин. Диктор объявил:

— Передаем постановление Московского совета о подготовке к отопительному сезону.

Растерянность отразилась на лицах слушателей. Вместо трижды объявленного и дважды отложенного выступления председателя Моссовета начали читать какое-то давнее постановление, наугад выхваченное из первой подвернувшейся под руку папки. Некоторое время народ слушал глухое монотонное чтение. В тяжелой тишине выметнулись злые крики:

— Ищи ветра в поле!
— Куда там! Его в Ташкенте искать надо.
— Ихнему брату самолеты готовые держат в Тушине.
— Вот те и правители… Бросили народ — делай, как знаешь.
— Народ, гражданка, свое знает… Вы не слыхали, что на заводах деется? Я только что с Изолита, от Преображенской заставы. Ого-го!

/…/ Наэлектризованная толпа жадно ловила слухи. Публику, однако, сдерживало то, что ждали Пронина: выступит и объяснит, в чем дело, чего ждать, к чему приготовиться. В эту минуту народу надо было в кого-то верить, кому-то довериться: верили в Пронина, голову столицы. Но оказалось, что Пронина тоже… ищи ветра в поле! Накопившийся заряд разрядился. Трахнула молния.

Михаил Коряков — «Освобождение души»


Также 17 октября по радио с опровержением слухов о планируемой капитуляции столицы выступал глава городской парторганизации А. С. Щербаков[1][12].

В культуре[править | править код]

В литературе[править | править код]

  • Михаил Коряков был невольным участником событий октября 41 года в Москве и оставил в мемуарах «Освобождение души» подробное их описание:

Юркий, как вьюн, мелкорослый человечек, по виду железнодорожник, поддержал бабий разговор:
— Кондуктора наши из Уфы приехали. Рассказывают набежало туда населения — два миллиона! И все жены этих… ответственных! Деньги, страшно поверить, гражданка, пачками в чемоданах везут. Цены в Уфе не-во-о-обра-зи-мые! Местному жителю стало не подступиться, ложись и с голоду помирай. Вот чего они в этой эвакуации понаделали.
Бабы заверещали:
— Давно бы надо распотрошить чемоданчики ихние.
— Взяться бы всем народом… везде бы поустраивать им вот такие остановки.
Железнодорожник — петушиным кукареком:
— Станция Березайка… вылезай-ка!
Шныркие, узко посаженные белые глазки его остановились на пожилом и тучном человеке в брезентовом дождевике и каракулевом картузе, стоявшем около машины.

— Вам, гражданин, до Уфы?

  • Владимир Ставский упоминает беспорядки в своём «Фронтовом дневнике».
  • Маргарита Веттлин, ссылаясь на жену писателя Бориса Чёрного, приводит фразу последней «После нашего отъезда из Москвы, 16-го октября, я потеряла вкус к отъездам в последнюю минуту».
  • Генри Кассиди в книге «Московская хроника» пишет: «В течение трех дней после 15-го октября было немало волнений».
  • Русский поэт Наум Коржавин посвятил московской панике 1941 года стихотворение «16 октября».
  • Советский писатель Константин Симонов в романе «Живые и мёртвые» упоминал события 16 октября:

Десятки и сотни тысяч людей, спасаясь от немцев, поднялись и бросились в этот день вон из Москвы, залили её улицы и площади сплошным потоком, нёсшимся к вокзалам и уходившим на восток шоссе»[17].

Однако он предостерегал читателей от однозначной оценки поведения всех жителей города[18]:

В самой Москве было достаточно людей, делавших всё, что было в их силах, чтобы не сдать её. И именно поэтому она и не была сдана. Но положение на фронте под Москвой и впрямь, казалось, складывалось самым роковым образом за всю войну, и многие в Москве в этот день были в отчаянии готовы поверить, что завтра в неё войдут немцы. Как всегда в такие трагические минуты, твёрдая вера и незаметная работа первых ещё не была для всех очевидна, ещё только обещала принести свои плоды, а растерянность, и горе, и ужас, и отчаяние вторых били в глаза[17].

В кинематографе[править | править код]

— Выпьем, чтобы октябрь 41-го больше не повторился.
— Вот это верно.
— Про октябрь я что-то не понял.
— О, вы не были тут 16 октября.
— Так что ж тут такого было 16 октября?
— Кошмар! Паника!
— Ужас! Вспомнить страшно.

— Грабили магазины. По сути, город был открыт. Счастье, что немцы не поняли этого. Да, чудо нас спасло. Чудо.

  • В киноэпопее «Битва за Москву» (1985) (режиссёр Юрий Озеров) паника обозначена несколькими кадрами эвакуации Генштаба, на фоне которой изображены москвичи, отчаянно пытающиеся уехать из столицы[19].
  • В многосерийном фильме «Рожденная революцией» (1974—1977) (режиссёр Григорий Кохан), посвящённом работе милиции, 7-я серия — «В ночь на 20-е» начинается вечером 19 октября 1941 года в Москве. Таким образом, действие происходит в Москве во время наступления немцев в октябре 1941 года. Главный герой фильма — сотрудник угро Николай Кондратьев занимается поиском мародёров, паникёров и вражеских диверсантов в Москве. Он руководит милицейским отрядом, имея приказ — расстреливать без суда и следствия застигнутых на месте преступления грабителей, мародеров и провокаторов.

Засекречивание[править | править код]

Как и многие другие связанные с войной темы, тема московской паники в октябре 1941 года была табуирована в советской историографии. Текст постановления Государственного Комитета Обороны от 15 октября 1941 года (решение об эвакуации из Москвы) не публиковался полностью до конца 1980-х годов[20].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Автор сценария и ведущий: Алексей Пивоваров. ВИДЕО. Документальный фильм-драма «Москва. Осень. 41-й» (Россия, производство телекомпании «НТВ», премьера — 4 декабря 2009 года). Архивная копия от 2 сентября 2021 на Wayback Machine Официальный сайт AO «Телекомпания НТВ» // ntv.ru (26 октября 2014 года). Дата обращения: 2 сентября 2021.
  2. Евгений Жирнов, обозреватель. Бегство с препятствиями. — 15 октября 1941 года Государственный комитет обороны СССР принял постановление «Об эвакуации столицы СССР г. Москвы». Историю эвакуации, больше похожей на паническое бегство, восстановил обозреватель «Власти» Евгений Жирнов Архивная копия от 30 августа 2021 на Wayback Machine. Журнал «Коммерсантъ-Власть» («Власть» представляет серию исторических материалов при содействии издательства «Вагриус») // kommersant.ru (10 октября 2005 года)
  3. «Москва прифронтовая 1941—1942: архивные документы и материалы». — М., 2001. Стр. 251—281. ISBN 9785722800923.
  4. Рыбаков В. А. Механизмы и последствия децентрализации управления судами РСФСР в период Великой Отечественной войны // Становление советской государственности: выбор пути и его последствия: Материалы XIV международной научной конференции. Екатеринбург, 22-25 июня 2022 г. — М.: Политическая энциклопедия; Президентский центр Б. Н. Ельцина, 2022. — С. 309—310.
  5. Голубев А. В. Москва прифронтовая. 1941—1942. Архивные документы и материалы Архивная копия от 26 января 2023 на Wayback Machine. // Отечественные архивы. — 2002. — № 5. — С. 99.
  6. Ведущие: Дмитрий Захаров, Виталий Дымарский. Программа «Цена Победы» на тему «Осень 41-го года. Москва». В гостях: Леонид Млечин (журналист, писатель, историк). Архивная копия от 2 сентября 2021 на Wayback Machine Радиостанция «Эхо Москвы» // echo.msk.ru (9 октября 2006 года)
  7. Ведущий: Виталий Дымарский. Программа «Цена Победы» на тему «Битва за Москву. Версия НТВ». В гостях: Алексей Пивоваров (автор youtube-канала «Редакция»), Михаил Мягков (научный директор Российского военно-исторического общества). Архивная копия от 2 сентября 2021 на Wayback Machine Радиостанция «Эхо Москвы» // echo.msk.ru (30 ноября 2009 года)
  8. РГВА. Ф. 1303k, Оп. 2, Д. 109, Л. 14.
  9. Метро в годы войны: бомбоубежище, концертный зал и библиотека (9 мая 2016). Дата обращения: 25 октября 2021. Архивировано 25 октября 2021 года.
  10. Метро в годы войны. ГУП «Московский метрополитен». Дата обращения: 16 сентября 2021. Архивировано 28 июля 2021 года.
  11. Воробьёв, 1986, с. 146.
  12. 1 2 Воробьёв, 1986, с. 150.
  13. Воробьёв, 1986, с. 147.
  14. Воробьёв, 1986, с. 151.
  15. История России с древнейших времен до наших дней (под ред. А. Н. Сахарова). Том 2. ISBN 9785392010257. Стр. 237.
  16. Елена Новоселова. Падал чёрный снег. — К декабрю 1941 года Москва опустела на два миллиона человек. В битве за Москву погибло полмиллиона советских солдат. Интернет-портал «Российской газеты» // rg.ru (7 декабря 2011). Дата обращения: 1 декабря 2012. Архивировано 12 ноября 2012 года.
  17. 1 2 Симонов К.М. Глава двенадцатая // Живые и мёртвые. — 2019. — ISBN 978-5-457-07241-1.
  18. Воробьёв, 1986, с. 148.
  19. Андрей Сидорчик. Время сволочей. Как Москва пережила панику октября 1941 года. AiF (15 октября 2021). Дата обращения: 15 мая 2022. Архивировано 16 ноября 2021 года.
  20. Самсонов А. М. Знать и помнить: диалог историка с читателем. — М.: Политиздат, 1988. — С. 313, 341.

Литература[править | править код]

  • Великая Отечественная война 1941—1945. События. Люди. Документы: Краткий исторический справочник. / Под общ. ред. О. А. Ржешевского. Сост. Е. К. Жигунов. — М.: Политиздат, 1990. — ISBN 5-250-00405-9
  • Никола Верт. История советского государства. 1900—1991: Пер. с фр. — М.: Прогресс: Прогресс-Академия, 1992. — 480 с. — С. 268.
  • Рой Медведев. Ближний круг Сталина. Соратники вождя. — М.: Эксмо; Яуза, 2005. — ISBN 5-699-10155-1
  • Шахурин А. И. Крылья победы.— М.: Политиздат, 1990.
  • Воробьёв Е. З. 16 октября // Москва: Близко к сердцу. Рассказ-хроника. Страницы героической защиты города: 1941—1942. — М.: Политиздат, 1986. — С. 141—151. — 479 с. — (Города-герои).

Ссылки[править | править код]