Сарты

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
«Старик сарт» (фотография С. М. Прокудина-Горского, январь 1907 г).
Сарт Юсуф-бай

Сарты — наименование части оседлого населения отдельных регионов Средней Азии в XV и XVIII — начале XX веках.

Согласно БСЭ, до Октябрьской революции 1917 года название «сарт» по отношению к оседлым узбекам и отчасти равнинным таджикам употребляли преимущественно казахи и полукочевые узбеки[1]. В Ташкентском, Ферганском и Хорезмском оазисах оно было самоназванием части оседлого населения. В период Российской империи имела место попытка властей создать псевдо "сартовский" язык вместе с псевдо-нацией "сарт", тем не менее, этот эксперимент был обречен на провал.[2]

Происхождение слова «сарт»[править | править код]

Согласно данным энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона слово «сарт» встречалось у Плано Карпини в XIII веке и его происхождение остаётся невыясненным[3].

«Сарт, первоначально древнетюркское слово, означавшее «купец»; в этом значении оно употребляется в Кутадгу билик (цит. у Радлова, Словарь, IV, 335) и у Махмуда Кашгарского (1, 286). В изданном Радловым уйгурском переводе (с китайского) Саддхарма пундарики санскритское слово sarthavaha, или sarthabaha, «купец, водитель каравана»; это слово объясняется как «старший купец» (сатыкчи удугы). Отсюда Радлов заключает, что тюркское сарт заимствовано из индийского (Kuan-si-im Pusar, 37)»[4].

Версии этимологи слова «сарт» от названия реки «Яксарт» встречаются и у Шакарима Кудайберды-улы или у Зварницкого[уточнить]. Последний предполагал, что местный житель мог представиться: «Я с Яксарта». После ссылок на Валя и Коссовича, Зварницкий вывел название реки Яксарт (современная Сырдарья) из персидских «яка»-река или «стремиться» и «сартъ»-холодный, ледяной, замёрзший. Версии Шакарима и Зварницкого цитируются наиболее редко и, скорее всего[источник не указан 1743 дня], в силу противоречивых версий этимологии как самого слова Яксарт, так и возможной версии этимологии слова «Яксарт» от «река сартов».

Василий Бартольд писал:

У писателей XV и начала XVI в., Неваи и Бабура слово сарт употребляется в смысле «перс, таджик» и противополагается слову тюрк, а не слову казак (которое в смысле «бродяга, разбойник» встречается уже у названных писателей). Нынешний киргизский, или, как он себя называет, казацкий народ (казахский народ) в то время ещё только образовывался и не имел почти никаких сношений с населением тех местностей, из которых вышли Бабур и Неваи. Из этого видно, что термин сарт придуман во всяком случае не киргизами. Сведения о различных употреблениях слова «сарт» и о различных объяснениях этого термина с достаточной полнотой собраны Н. П. Остроумовым. Сколько-нибудь научных объяснений, на наш взгляд, до сих пор нет. Важнее всего факт, что слово «сарт» не встречается в сочинениях домонгольского периода и что оно впервые употреблялось монголами. По словам Рашид ад-дина, монголы употребляли слово сартакты в смысле «таджик»; по его же словам, они впервые применили это слово к Арслан-хану карлукскому, первому из мусульманских владетелей, с которыми пришлось иметь дело Чингиз-хану. Из этого можно заключить, что монголы называли этим именем всех мусульман без различия, тем более, что карлуки несомненно были народом тюркским, а не арийским. Итак, объяснения слова сарт, вероятно, следует искать в монгольском языке. Не зная этого языка, мы не можем предложить своё собственное объяснение; но что в языке монголов был соответствующий корень, это видно уже из имени второго золотоордынского хана, Сартака. Уже во время походов Чингиз-хана тюрки старались сближаться с монголами, в противоположность городскому населению, которое в то время было арийским по языку и происхождению; очень вероятно, что вследствие этого сближения монголы стали называть сартами не всех мусульман, а только сохранивших свою обособленность арийцев, и что от монголов этот термин перешёл и к тюркам

Работы по отдельным проблемам истории Средней Азии, том 2

Значение[править | править код]

Алишер Навои отмечал существование народности «сарт» в смысле «персоязычный», «таджик» наряду с другими народами, населяющими среднеазиатский регион, но сами не относили себя к этому этносу[5]. Бабур называя народ Маргелана «сартами», он противопоставлял их народу Андижана, который является тюркским, и подразумевая под «сартами» говорящих на персидском языке[5]. Описывая страну Кабул Бабур пишет:

В Кабульской области живут различные племена. В долинах и равнинах живут аймаки, тюрки и арабы; в городе и некоторых деревнях живут сарты, в других деревнях и областях обитают [племена] Пашаи, Параджи, Таджики, Бирки и Афгани. В горах Газни живут племена Хазара и Никудери; среди хазарейцев и никудерийцев некоторые говорят на могольском языке.[6]

Таким образом, Бабур отличал сартов от таджиков, однако в чём именно он видел разницу, неизвестно; при описании, например, Ферганы тюркам и их языку противопоставляются только сарты и их язык[7]. Абулгази в «Родословная тюрок» говорит об узбеках и сартах в Хиве и Ургенче.

Мнение востоковедов Российской империи[править | править код]

П. И. Пашино в своих путевых заметках «Туркестанский край в 1866 году» (1868) писал: «Тип сарта и характер его с первого знакомства говорят за его арийское происхождение. Конечно, можно встретить в Туркестанской области много личностей, именующих себя сартами и носящих самый несомненный отпечаток монгольского происхождения». Далее, Пашино дискутируя с Южаковым, писал, что сарт «очень оскорбился бы, если бы его назвали таджиком», поскольку считает таджика рабом и «в душе шиитом», то есть неверным. Поэтому Пашино скорее, согласен признать сартов «за особый народ арийского происхождения», чем смешивать их с таджиками[8].

Русские исследователи второй половины XIX века, как Л. Н. Соболев считали, что: «Сарт не есть особое племя, как то пытались многие доказать. Сартом называется безразлично и узбек и таджик, живущие в городе и занимающиеся торговлей. Это род мещанства, сословие, но не племя»[9]. Л. Ф. Костенко отмечал, что слово «сарт» означает «названия рода жизни, занятий, в переводе оно значит человек, занимающейся торговлею, горожанин, мещанин».

Академик Бартольд пишет: «Слово сарт, которое кочевники употребляли с нескрываемым презрением по отношению к оседлому населению и которое народная этимология объясняла как „сарык ит“ (жёлтая собака), ныне изгнано из употребления, сейчас признаётся только узбекская национальность в противоположность казахской, туркменской и таджикской национальностям»[10]. Он считал сартов отдельным этносом оседлых тюрков, отличающихся от таджиков языком, а от кочевых тюрков — образом жизни.

По мнению ориенталиста Александра Семёнова сартами называют всё вообще оседлое население Средний Азии. Это название особенно распространено среди местных русских, используется как зонтичный термин для узбеков, таджиков и других местных народов. Казахи, по словам Семёнова, зовут сартами своих соплеменников, которые занялись земледелием вместе с оседлыми таджиками и узбеками. Оседлые узбеки называют сартами тюркоязычное население некоторых мест Средний Азии (Хивы, Ферганы и других городов), в речи которых много персидских заимствований. Семёнов приводит слова повстречавшегося ему узбека, называвшего сартами тех, кто владеет только одним языком[11][12].

На основании разработок колониальных идеологов некоторые востоковеды сартов обозначали как имевших средний рост 1,69 (мужчины) и 1,51 м (женщины); склонны к ожирению. Цвет кожи смуглый, волосы чёрные, глаза тёмно-коричневые, борода небольшая. Брахицефалы (головной указатель 85,39), с небольшим или среднего размера черепом, брови дугообразные и густые, глаза редко расположены не на прямой линии; нос прямой, иногда выгнутый. Лицо вообще овальное. Иногда встречаются слегка выдающиеся скулы, расположенные под небольшим углом глаза и большое междуорбитное расстояние[3]. Эта идея нашла отражение в дальнейших изданиях Российской империи. Так, о языке сартов ЭСБЕ даёт следующее пояснение «сарты по наружности очень похожи на таджиков, но в отличие от последних, живущих среди них разбросано и сохранивших свой персидский язык, сарты говорят на особом тюркском наречии, известном под именем сарт-тили. По мнению П. И. Лерха, наречие сартов ближе всего к джагатайскому литературному языку, а в отдельных пунктах приближается к народному наречию узбеков и казахов»[3].

По словам идеолога конструирования общности сартов Николая Остроумова, язык сартов «в основе тюркский, но отличающийся от киргизского, узбекского, татарского и турецкого и известный под именем сарт тили»[13]. Автор Этнического атласа Узбекистана, следуя определению Остроумова и подтверждая сведения из энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона, сообщает, что сарты говорили на особом сартском языке (сарт тили). Его можно считать продолжением или разновидностью чагатайского языка[5]. Последователь Н.Остроумова П. Кузнецов писал: «Вследствие постоянного общения с тюрками таджик со младенчества усваивает сартовский язык наравне со своим родным… При смешанном браке, возьмёт ли таджик, положим, сартянку за себя, или таджичка выйдет за сарта, господствующим языком в семье делается конечно, сартовский. В таких случаях большинство детей даже не научатся таджикскому наречию». При этом таджики называли себя сартами из-за стереотипа о том, что все таджики — рабы[14].

Мнение А. Вамбери[править | править код]

Арминий Вамбери в своём произведении «Путешествие в Среднюю Азию» описывает и даёт хорезмийским сартам следующую оценку: «Сарты, называемые в Бухаре и Коканде таджиками, — древнее персидское население Хорезма, число их здесь относительно невелико. Постепенно они смешали свой родной персидский язык с тюркским. Сартов, как и таджиков, можно узнать по их лукавству и изяществу; узбеки их не очень любят. Характерно, что, хотя уже пять столетий они живут вместе, смешанные браки между узбеками и сартами были очень редки»[15]. В другой части своего произведения Вамбери описывает происхождение сартов как — «отюреченных по языку потомков древних хорезмийцев»[16].

Вамбери отличал сартов от персов-рабов Хорезма, про которых он писал: «Это либо рабы, либо освободившиеся из неволи. Впрочем, в материальном отношении рабу живётся в Хиве неплохо, так как он превосходит скромного узбека в хитрости и скоро богатеет. Многие предпочитают, выкупившись на волю, поселиться там же и не возвращаются на родину».[17]

Мнение туркестанских интеллектуалов[править | править код]

Попытки властей создать сартов в Туркестанском генерал-губернаторстве привели были подвергнуты критике переводчиком Серали Лапиным в 1890-х годах.[18] Позже критика использования термина сарт была продолжена самаркандскими и бухарскими джадидами (представители интеллектуально-просветительского движения): Махмудходжой Бехбуди и Бако ходжой. Махмудходжа Бехбуди в журнале «Оина» (Зеркало) в 1915 году (в № 22, 23, 25 и 26) выступал против использования колониального слова сарт и написал статью «Непонятное слово сарт». Потом он написал ещё одну статью под названием «Слово сарт остался непонятным». [19] Бехбуди отвергал термин сарт, считая, что он среди узбеков и таджиков считался оскорбительным прозвищем, а по отношению к туркестанцам его использовали только русские, определенная часть казахов.[20]

В 1914 году С. Айни осуждал неуместное использование термина сарт и считал, что более уместны термины туркестанец или узбек вместо него[21].

Мнение советских учёных[править | править код]

По мнению этнолога, доктора исторических наук Н. Э. Масанова, название сарт использовалось в разных контекстах, например, если «ваши родители казахи, но вы живёте в городе Испиджабе, вы — сарт»[22].

Объединение разнородных племён под именем «сартов» было вызвано необходимостью разделения некоторых кочевых киргизов, казахов, каракалпаков и населения, ведущего оседлый образ жизни и без племенной аффилиации. Туркмены для обозначения оседлого населения без племенной аффилиации использовали название тат. Сам термин сарт сложно интерпретировать в этническом смысле. В Кокандском ханстве, судя по письменным источникам, термин сарт или «сартия» использовался в значении «оседлый, городской житель» — как противопоставление термину «кочевник»[23]. У кыргызов отмечены рода кара сарт, а также этнографическая группа сарт-калмак[24]

Согласно исследованиям этнографов, на территории Бухарского эмирата, то есть в Бухарской, Самаркандской, Кашкадарьинской, Сурхандарьинской областях и южном Таджикистане слово «сарт» для обозначения населения в XVIII — начале XX века не использовалось[25].

По мнению таджикского этнографа Н.Турсунова слово сарт не было этнонимом, а термином, определявшим хозяйственно-культурное положение населения.[26]

Население верховьев реки Пяндж, то есть шугнанцы, рушанцы, ваханцы и др., в 1925 году население равнин Туркестана словом «сарт» называло отуреченных таджиков. Живущих рядом с ними узбеков именовали юзбак, то есть «узбек»[27].

В советской этнографии после 1924 год сарты как обособленный этнос не выделяются.

Современные исследования[править | править код]

Профессор И.Бальдауф считала, что русские переняли это слово от казахов, для которых это слово имело откровенно уничижительный оттенок. "Сартовский язык" в действительности не существовал. Модель переписи 1897 года привела к необходимости установить псевдо "сартовский" язык вместе с псевдо-нацией "сарт". Некоторые амбициозные колониальные планировщики языка начали писать грамматики и словари "сартовского языка". Идея "сартовского языка" Н.Остроумова был дальновидным проектом, тем не менее, этот эксперимент был обречён на провал.[2]

В. И. Бушков и Л. С. Толстова считали, что перепись в среднеазиатских владениях не точна и содержит ряд существенных недостатков. По их мнению, среди языков региона наряду с узбекским выделяется язык «сартский», что неверно и не соответствовало действительности[28]. В. И. Бушков и Л. С. Толстова предполагают, что сартами при переписи 1897 года назывались: 1) узбеки без родовых делений — потомки узбеков, потерявшие свои родоплеменное название и родоплеменную структуру и сильно смешанные с древним ираноязычным автохтонным населением; 2) некоторые группы городских таджиков. Также они указывают, что под узбеками в переписи понимались узбеки с родоплеменным делением и в значительной мере полукочевые по образу своей жизни[28].

Термин сарт как оскорбительное слово использовалось во время ошских конфликтов 1990 и 2010 годов.[29]

Численность[править | править код]

При проведении первой всеобщей переписи населения Российской Империи в 1897 году при распределении населения по родному языку и уездам Российской Империи сарты учитывались раздельно от узбеков, каракалпаков, киргиз-кайсаков, кашгарцев и кипчаков[30].

Области Российской империи 1897 г., сарты, чел. узбеки, чел. кипчаки, чел. кашгарцы, чел.
Ферганская область 788 989 153 780 7584 14 915
Сырдарьинская область 144 275 64 235
Самаркандская область 18 073 507 587 16 993
Семиреченская область 14 895
Закаспийская область 778 470
Семипалатинская область 495
Акмолинская область 368 313
Тургайская область 130

Всего согласно первой всеобщей переписи населения Российской Империи 1897 года в Российской Империи насчитывалось 968 655 сартов, совокупная численность сартов превышала численность узбеков (726 534 человек) и среди других народностей империи говорящих на турецко-татарских наречия (тюркских наречиях) была четвёртой по численности уступая лишь киргиз-кайсакам (казахи и часть киргизов - 4 084 139 человек), татарам (3 737 627 человек) и башкирам (1 321 363)[30].

Согласно ЭСБЕ общая численность сартов достигала 800 000 человек, составляя, по данным на 1880 год, 26 % всего населения Туркестана и 44 % оседлого его населения. В Сырдарьинской области сартов было свыше 210 тысяч, в Фергане около 350 тысяч, в прежнем Зеравшане (Самаркандская область) свыше 150 тысяч. Многочисленные во всей юго-восточной полосе Туркестанского края сплошные поселения сартов оканчиваются в городах Туркестане и Аулиэ-ата, не распространяясь далее этих пунктов по долине Сырдарьи и в пределы Семиреченской области. Небольшое сартовское население последней (до 5000 человек) состоит из рассеянных по городам области торговцев, из которых только немногие основались там на постоянное жительство[3].

Комментарии[править | править код]

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Сарты // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.

    До Октябрьской революции 1917 название 'С.' по отношению к оседлым узбекам и отчасти равнинным таджикам употребляли преимущественно полукочевая часть узбеков и казахи

  2. 1 2 Ingeborg Baldauf, Some Thoughts on the Making of the Uzbek Nation.Cahiers du Monde russe et soviétique, Vol. 32, No. 1, 1991, с.80
  3. 1 2 3 4 Сарты // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  4. Бартольд В. В. Сочинения. Москва. 1964. Том II. Часть 2. Стр. 527.
  5. 1 2 3 Этнический атлас Узбекистана. Археология узбекской идентичности
  6. Бабур-наме. Перевод М. Салье. Т.: Главная редакция энциклопедий. 1992, с. 145 — 146
  7. С. Бобомуллоев: Бартольд В. В о таджиках (к вопросу об этногенезе). (недоступная ссылка)
  8. П. И. Пашино: — 3. Туркестанский край в 1866 году
  9. Соболев Л. Н. Географические и статистические сведения о Зеравшанском округе (с приложением списка населённых мест округа)//Зап. ИРГО по отделению статистики. СПб., 1874. Т.4. С. 299. Прим. 1.
  10. В. В. Бартольд, Сочинения, т.2. часть 2. стр. 529.
  11. Семёнов А. А. Горные таджики . // Этнографические очерки Зарафшанских гор, Каратегина и Дарваза. 1903.
  12. С.Бобомуллоев: А.Семёнов о таджиках (к вопросу об этногенезе)
  13. Работы по отдельным проблемам истории Средней Азии Том 2 — Бартольд В. В.
  14. С.Бобомуллоев: П. Кузнецов о таджиках (к вопросу об этногенезе). Часть 2-я
  15. Арминий Вамбери. Путешествие в Среднюю Азию.
  16. Арминий Вамбери. Путешествие в Среднюю Азию.
  17. Арминий Вамбери. Путешествие по Средней Азии. М. Восточная литература. 2003, с.257-258
  18. Окраина, № 146, 1893; Туркестанские ведомости, №36,38,39, 1894
  19. Бехбудий Махмудхужа, Сарт сузи мажхулдур // Бехбудий Махмудхужа, Танланган асарлар. Тузатилган ва тулдирилган 2-нашри. Тошкент: Маънавият, 1999, с.193-202
  20. Алимова Д.А., Рашидова Д., Махмудходжа Бехбудий и его исторические воззрения. Ташкент: Маънавият, 1998, с.13
  21. Айни С., Хар миллат уз тили ила фахр этар // «Ойина» (1914-1915й.). Нашрга тайерловчилар: Н. Норкулов, К. Раббимов. Тошкент: «Академия» нашриети, 2001
  22. Профессор Н. Масанов — Мы с вами — сарты… О маргинализме, деспотии пространства и многом другом (интервью) | ЦентрАзия
  23. Бейсембиев Т.К. «Тарихи-и Шахрухи» как исторический источник. — Алма-ата, 1987. — С. 78—79.
  24. Абрамзон С.М., Этнический состав киргизского населения Северной Киргизии // ТКАЭЭ. Т.IV. М.,1960, с.12,39
  25. Кармышева Б. Х.,Очерки этнической истории южных районов Таджикистана и Узбекистана / АН СССР. Институт этнографии. М.: Наука, 1976
  26. Турсунов Н.О., Развитие городских и сельских поселений северного Таджикистана в XVIII – начале XXвв. Душанбе, 1991, с.52
  27. С.Бобомуллоев: М.Андреев о таджиках (к вопросу об этногенезе)
  28. 1 2 В.И. Бушков, Л.С. Толстова. Население Средней Азии и Казахстана (Очерк этнической истории) // Расы и народы : Сборник / Г.П. Васильева. — М.: «Наука», 2001. — Вып. 27. — С. 141—142. — ISBN 5-02-008738-6.
  29. Tishkov, V. (1995). 'Don't Kill Me, I'm a Kyrgyz!': An Anthropological Analysis of Violence in the Osh Ethnic Conflict. Journal of Peace Research, 32(2), 133-149
  30. 1 2 Первая всеобщая перепись населения Российской Империи 1897 г. Распределение населения по родному языку, губерниям и областям

Ссылки[править | править код]