Ишан (ислам)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Ишан (узб. Эшон, чагат. — išаn) — титул или прозвище, которым называют руководителей суфийских тарикатов (братств) и глав общин исмаилитов[1]. Кроме того, в Средней Азии ишанами также называют представителей рода, ведущего своё происхождение от пророка Мухаммеда[2].

Этимология[править | править исходный текст]

Этимология слова «ишан» имеет несколько предположений. Согласно одной из версий это слово заимствовано из чагатского «išаn», что означает «святой» или «набожный человек»[3]. По другой версии это слово персидского происхождения и переводится как «они»; в средние века слово «они» употреблялось при обращении к вожакам и старейшинам суфийских тарикатов. Местоимение множественного числа «они» являются уважительной формой со стороны простого народа по отношению к лицам из привилегированных классов — как светским, так и духовным. Упоминание собственных имена руководителей тарикатов является своего рода табу, так как по народным поверьям это грозит всевозможными несчастьями[4]. Первые упоминание этого слова зафиксировано в биографиях знаменитого Ходжа Ахрара (1404—1490) и Бахауддина Накшбанда (ум. в 1389 году)[5]. Термин ишан встречаются лишь в Средней Азии, в регионах компактного проживания выходцев из этого региона, а также в тех районах, где осуществлялась активная миссионерская деятельность среднеазиатского духовенства (Татарстан, Башкортостан)[5].

Суфизм[править | править исходный текст]

Слово ишан употребляется в значении шейх, муршид, устаз, пир. Они являются духовными лидерами суфийских тарикатов и обладают правом наставничества мюридов.[6][7][8]

В суфийских тарикатах Средней Азии существовала сложная иерархия руководителей, которая определялась, с одной стороны, структурой управления суфийскими общинами, а с другой — знатностью происхождения. Титул ишанов могли носить разные категории суфийских руководителей:

  1. глава всего тариката, прямой преемник или старший наследник основателя ордена (пир, пир-зода)
  2. глава части тариката в том или ином регионе, представитель главы всего братства или его младший наследник
  3. глава отдельной общины, представитель главы части тариката (хальпа, хальфа от араб. халифа)[4]

Род[править | править исходный текст]

Мазар ишана Имло (Бухара)

Руководителем тариката фактически мог стать любой мусульманин достигший определённой степени духовного совершенства и получивший от своего учителя право наставничества мюридов, однако в Средней Азии получила распространение практика, при которой наивысшей степенью «святости» могут обладать только потомки пророка Мухаммеда (сеиды) и потомки праведных халифов (ходжи). Ещё одной особенностью ишанов было то, что своё звание они могли получить по наследству (ишан-заде, эшон-зода)[5].

Примерно с XIV века, после монгольского нашествия на Среднюю Азию в системе суфизма установилась наследственная передача руководства тарикатом. Уже в XV—XVI вв. суфизм постепенно превратился в социально-политическую организацию, а ишаны стали играть активную роль в общественной жизни Средней Азии.

Династии ишанов также имели свою иерархию. Ведущую роль в масштабах всей Средней Азии играли потомки накшбандийских и ясавийских шейхов. Другие династии пользовались авторитетом в масштабах района, либо города.[4]

В настоящее время род ишанов довольно многочислен и растворен в народной массе. Ишаны пользуются уважением в обществе, без них редко обходятся праздники и религиозные мероприятия. В некоторых районах Узбекистана существует традиция, согласно которой ишаны могут жениться только на представительницах этого же рода, из-за чего некоторые девушки из рода ишанов так и остаются незамужними. Эти и другие особенности ишанов позволяют считать их своеобразной привилегированной кастой[2].

Ишанизм[править | править исходный текст]

Ишанизм — явление, в котором мистическая философия отходит на второй план, а на первый план выходят ритуальные и социальные аспекты взаимоотношений между суфийским наставником (муршид) и его последователями (мюрид). При такой ситуации деятельность ишанов сводится к лечению больных (экзорцизм), изготовлению и выдаче оберегов (тумор), организации регулярных коллективных радений (джахр). Крупные же ишаны из-за ослабления связи с «материнскими» тарикатами оказывались, по сути дела, основоположником самостоятельной суфийской общины.[4] Издавна основная масса ишанов Средней Азии проживала в сельской местности, поэтому ишанизм как таковой условно называют «суфизмом среднеазиатского села»[5].

Численность ишанов в Туркестанском крае
Область, уезд, город Дата переписи Кол-во
Сырдарьинская область конец XIX в. 175
Ферганская область конец XIX в. 45
Самаркандская область конец XIX в. 171
г. Ташкент рубеж XIX—XX вв. 54
Закаспийская область 1899 г. 105
  в том числе Мервский уезд рубеж XIX—XX вв. 52
Маргеланский уезд рубеж XIX—XX вв. 26
  в том числе город Маргилан рубеж XIX—XX вв. 18
Ходжентский уезд рубеж XIX—XX вв. 47
  в том числе город Худжанд рубеж XIX—XX вв. 9
           город Истаравшан рубеж XIX—XX вв. 13

Численность[править | править исходный текст]

В конце XIX в. Генерал-Губернатор С. М. Духовской предпринял попытку составить список всех ишанов Туркестанского края. Стоит отметить, что в официальную статистику не попадало значительное число ишанов, которые в народе считались таковыми, в силу своего происхождения.[4]

Роль ишанов в общественно-политической жизни[править | править исходный текст]

Дореволюционный период[править | править исходный текст]

В дореволюционном прошлом ишаны играли важную роль не только в религиозной, но и в общественно-политической жизни, выступая в качестве дипломатических представителей, идейных вдохновителей, а иногда и руководителей вооружённых формирований тех или иных этнических групп. На рубеже XIX—XX вв. такая активность вызывало отрицательное отношение властей Российской империи к ишанам и суфийским тарикатам вообще. Некоторые ишаны не скрывали своих антирусских настроений, из-за чего в них, иногда видели агентов зарубежных стран.

Достаточно вспомнить фигуру Курбанмурад ишана, спровоцировавшего в борьбе за власть в 70-х годах ХIХ века кровавое столкновение туркменских родов тильки и ганджик. Через некоторое время он выступил под флагом борьбы с неверными в качестве главного идеолога текинско-российской битвы под Гёкдепе в 1880—1881 гг.[5].

Произошедшее в 1898 году восстание в Андижане, руководителем которого был Мухаммад-Али-хальфа (Дукчи-ишан) не только усилило подозрения со стороны властей, но и привлекло внимание более широких кругов исследователей к изучению ишанизма.[6]

Советский период[править | править исходный текст]

В советское время ишаны рассматривались как наиболее антисоветская часть мусульманского духовенства. Именно поэтому в 1961 г. находившееся под контролем государства Духовное управление мусульман Средней Азии и Казахстана специальным решением осудило ишанизм и дало указание официальным имамам бороться с ишанами. Большинство ишанов, как и вообще исламское духовенства, бежали за границу или подвергались репрессиям[5].

Постсоветский период[править | править исходный текст]

В постсоветский период, когда власти стали благосклоннее относиться к религии, немногочисленные ишаны снова получили официальный статус. Многие жители Средней Азии, особенно в сельской местности, до сих пор почитают потомков ишанов, которые в последнее время активной деятельности почти не ведут.[4]

Отношения с ортодоксальным исламом[править | править исходный текст]

Зайнулла Расулев (1833—1917) — известный башкирский ишан

Суфизм в Средней Азии пользовался у населения значительной большей популярностью, чем ортодоксальный ислам, так как вобрал в себя немало элементов многовековых народных верований и представлений.

Известный венгерский ориенталист и путешественник ХIХ века Арминий Вамбери, отмечая прочную традицию почитания предков у туркмен, писал следующее:

«Ортодоксальное мусульманское духовенство — улемы кичатся званием объяснителей писания, но в соперничестве с ишанами, облечёнными в мистическую тайну, они всегда проигрывают. Суеверного жителя Средней Азии труднее привлечь книгой, без которой он всегда обходится, чем волшебным заклинанием и внешней обрядностью. Без учёного и мало учёного муллы в средней Азии обходятся легко, но фатиха (благословение) или дыхание даже совершенно безграмотного ишана составляют для него талисман и в кибитке, и в пустыне, и разбойном набеге, и на пастбищах».[5]

Известные ишаны[править | править исходный текст]

в России
  • Закир ишан Камалов (1804—1893) — шейх Накшбандийского тариката[9].
  • Нигматулла ибн Биктимер ибн Тукай ас-Слаучи (1772—1844) — основатель рода Тукаевых — династии ишанов, имамов и мударрисов из села Стерлибашево (Стерлибаш)[10].
  • Расулев, Зайнулла (1833—1917) — башкирский религиозный деятель, шейх Накшбандийского тариката.
  • Халил Халилов (1864—1931) — последний шейх Накшбандийского тариката в Тобольской губернии.[11]
  • Гали ишан ат-Тунтари (1794—1874) — суфийский шейх.[12]
в Средней Азии

Ишан в пословицах и поговорках[править | править исходный текст]

Согласно В. И. Далю у русских существует пословица об ишане: «То ишак, а то ишан»[14].

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Ишан — статья из Большой советской энциклопедии
  2. 1 2 Андрей Фатющенко Уйти нельзя. Обидите // журнал «Вокруг света». — 2003. — № 5 (2752).
  3. М. Р. Фасмер. Ишан // Этимологический словарь русского языка. — М.: Прогресс. 1964—1973.
  4. 1 2 3 4 5 6 С. Н. Абашин Ишан // Ислам на территории бывшей Российской империи. Энциклопедический словарь. Вып. 2. — М., 1999. — (С. 40-41.)
  5. 1 2 3 4 5 6 7 С. Демидов. Туркменские ишаны. // Erkin.Net
  6. 1 2 В. В. Бартольд. Сочинения. Т.6. Работы по истории ислама и арабского халифата. М., 1966. — (С. 675.)
  7. Ишан // Новый словарь иностранных слов.- by EdwART, , 2009.
  8. Эшон // Словарь русских синонимов.
  9. Амирханов Р. У. Знаменитость всероссийского масштаба (Закир ишан Камалов). Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ
  10. А. Хабутдинов. Тукаевы в Стерлибаше: сочетая суфизм и джадидизм // IslamRF.Ru
  11. Последний сибирский ишан Халил Халилов легенды возвращаются // IslamNews.Ru
  12. Р. Маликов. ишан ат-Тунтари // Muslem.Ru
  13. Вклад династии Муфтиев Бабахановых в возрождение Ислама в Средней Азии
  14. В. И. Даль. Пословицы русского народа. — М.: Художественная литература. 1989.

Литература[править | править исходный текст]

  • С. Н. Абашин. Ишан // Ислам на территории бывшей Российской империи. Энциклопедический словарь. Вып. 2. — М., 1999. — (С. 40-41.)
  • В. В. Бартольд. Сочинения. Т.6. Работы по истории ислама и арабского халифата. М., 1966. — (С. 675.)
  • И. Гейер. Материалы к изучению бытовых черт мусульманского населения Туркестанского края. 1. Ишаны // Сборник материалов для статистики Сыр-Дарьинской области. Т.1. Ташкент, 1891. — (С. 62-82)
  • Л. Климович, Ислам в царской России, М., 1936. — (C. 41—44, 121—25, 357—61, 380.)
  • Л. Климович, Ислам. 2 изд., М., 1965. — (C. 147—54. 172—95.)
  • Н. С. Лыкошин. Роль дервишей в мусульманской общине ташкентских туземцев (с приложением «Ишаны ташкентские») // Сборник материалов для статистики Сыр-Дарьинской области. Т.7. Ташкент, 1899. — (С. 94-115)
  • Н. Маллицкий. Ишаны и суфизм // Туркестанские ведомости. 1898. — (С. 71-72)
  • Саттархан. К вопросу о мусульманских ишанах // Православный собеседник. Казань, 1895 (сентябрь). — № 3 (С. 72-91)

Ссылки[править | править исходный текст]