Блок, Александр Александрович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «А. Блок»)
Перейти к: навигация, поиск
Александр Блок
Alexander Blok.jpeg
Фото 1903 г.
Имя при рождении:

Александр Александрович Блок

Дата рождения:

16 (28) ноября 1880[1]

Место рождения:

Санкт-Петербург,
Российская империя

Дата смерти:

7 августа 1921(1921-08-07)[2][3][1][4] (40 лет)

Место смерти:

Петроград, РСФСР

Гражданство (подданство):
Род деятельности:
Направление:

символизм

Жанр:

элегия, поэма, послание

Язык произведений:

русский

Дебют:

«Ante Lucem»

Подпись:

Подпись

Произведения на сайте Lib.ru
Логотип Викитеки Произведения в Викитеке
Commons-logo.svg Файлы на Викискладе
Логотип Викицитатника Цитаты в Викицитатнике

Алекса́ндр Алекса́ндрович Блок (16 (28) ноября 1880, Санкт-Петербург, Российская империя — 7 августа 1921, Петроград, РСФСР) — русский поэт, писатель, публицист, драматург, переводчик, литературный критик. Классик русской литературы XX столетия, один из крупнейших представителей русского символизма.

Биография[править | править вики-текст]

Общие сведения[править | править вики-текст]

Отец Александра Блока — Александр Львович Блок (1852—1909), юрист, профессор Варшавского университета, происходил из дворянского рода, его брат Иван Львович был видным российским государственным деятелем.

Александра Андреевна Блок — мать поэта. Варшава, 1880 год

Мать — Александра Андреевна, урождённая Бекетова, (1860—1923) — дочь ректора Санкт-Петербургского университета А. Н. Беке́това. Замужество, начавшееся, когда Александре было восемнадцать лет, оказалось недолгим: после рождения сына она разорвала отношения с мужем и впоследствии их более не возобновляла. В 1889 году она добилась указа Синода о расторжении брака с первым супругом и вышла замуж за гвардейского офицера Ф. Ф. Кублицкого-Пиоттуха, оставив при этом сыну фамилию первого мужа.

Девятилетний Александр поселился с матерью и отчимом на квартире в казармах лейб-гренадерского полка, расположенных на окраине Петербурга, на берегу Большой Невки. В 1889 году он был отдан во Введенскую гимназию. В 1897 году, очутившись с матерью за границей, в немецком курортном городке Бад-Наугейме, 16-летний Блок пережил первую сильную юношескую влюблённость в 37-летнюю Ксению Садовскую. Она оставила глубокий след в его творчестве. В 1897 году на похоронах в Петербурге встретился с Владимиром Соловьёвым[5].

В 1898 году окончил гимназию, летом начинается его увлечение Любовью Менделеевой; в августе поступил на юридический факультет Петербургского университета. Через три года перевёлся на славяно-русское отделение историко-филологического факультета, которое окончил в 1906 году. В университете Блок знакомится с Сергеем Городецким и с Алексеем Ремизовым.

В это время троюродный брат поэта, впоследствии священник Сергей Михайлович Соловьёв (младший), становится одним из самых близких друзей молодого Блока.

Первые стихи Блок написал в пять лет. В восемь лет юный Александр впервые встречает казанского поэта-лирика, странствующего крестьянина Гаврилу Габриева. После краткого разговора с Габриевым юный Александр окончательно утверждается в своем желании стать поэтом, о чём и сообщает на следующий день матери[источник не указан 18 дней]. В 10 лет Александр Блок написал два номера журнала «Корабль». С 1894 по 1897 год он вместе с братьями писал рукописный журнал «Вестник». С детства Александр Блок каждое лето проводил в подмосковном имении деда Шахматово. В 8 км находилось имение Боблово, принадлежащее другу Бекетова, великому русскому химику Дмитрию Менделееву. В 16 лет Блок увлёкся театром. В Петербурге Александр Блок записался в театральный кружок. Однако после первого успеха ролей в театре ему больше не давали.

В 1903 году Блок женился на Любови Менделеевой, дочери Д. И. Менделеева, героине его первой книги стихов «Стихи о Прекрасной Даме». Известно, что Александр Блок испытывал к жене сильные чувства, но периодически поддерживал связи с различными женщинами: одно время это была актриса Наталья Николаевна Волохова, потом — оперная певица Любовь Александровна Андреева-Дельмас. Любовь Дмитриевна тоже позволяла себе увлечения. На этой почве у Блока возник конфликт с Андреем Белым, описанный в пьесе «Балаганчик». Белый, считавший Менделееву воплощением Прекрасной Дамы, был страстно влюблён в неё, но она не ответила ему взаимностью. Впрочем, после Первой мировой войны отношения в семье Блоков наладились, и последние годы поэт был верным мужем Любови Дмитриевны[6][страница не указана 670 дней].

В 1909 году происходит два тяжёлых события в семье Блока: умирает ребёнок Любови Дмитриевны и умирает отец Блока. Чтобы прийти в себя, Блок со своей женой уезжают отдохнуть в Италию и Германию. За итальянские стихи Блока приняли в общество, которое называлось «Академией». В ней помимо него состояли Валерий Брюсов, Михаил Кузмин, Вячеслав Иванов, Иннокентий Анненский.

Летом 1911 года Блок снова едет за границу, на этот раз во Францию, Бельгию и Нидерланды. Александр Александрович даёт негативную оценку французских нравов[7]:

Неотъемлемое качество французов (а бретонцев, кажется, по преимуществу) — невылазная грязь, прежде всего — физическая, а потом и душевная. Первую грязь лучше не описывать; говоря кратко, человек сколько-нибудь брезгливый не согласится поселиться во Франции.

Летом 1913 года Блок опять едет во Францию (по совету докторов) и снова пишет об отрицательных впечатлениях[7]:

Биарриц наводнён мелкой французской буржуазией, так что даже глаза устали смотреть на уродливых мужчин и женщин… Да и вообще надо сказать, что мне очень надоела Франция и хочется вернуться в культурную страну — Россию, где меньше блох, почти нет француженок, есть кушанья (хлеб и говядина), питьё (чай и вода); кровати (не 15 аршин ширины), умывальники (здесь тазы, из которых никогда нельзя вылить всей воды, вся грязь остаётся на дне)…

В 1912 году Блок написал драму «Роза и Крест». Пьеса понравилась К. Станиславскому и В. Немировичу-Данченко, но драму так и не поставили в театре.

7 июля 1916 года Блока призвали на службу в инженерную часть Всероссийского Земского Союза. Поэт служил в Белоруссии. По собственному признанию в письме матери, во время войны его основные интересы были «кушательные и лошадиные».

Революционные годы[править | править вики-текст]

Блок, Сологуб и Чулков в 1908 году

Февральскую и Октябрьскую революции Блок встретил со смешанными чувствами. Он отказался от эмиграции, считая, что должен быть с Россией в трудное время. В начале мая 1917 года был принят на работу в «Чрезвычайную следственную комиссию для расследования противозаконных по должности действий бывших министров, главноуправляющих и прочих высших должностных лиц как гражданских, так и военных и морских ведомств» в должности редактора. В августе Блок начал трудиться над рукописью, которую он рассматривал как часть будущего отчёта Чрезвычайной следственной комиссии и которая была опубликована в журнале «Былое» (№ 15, 1919 г.) и в виде книжки под названием «Последние дни Императорской власти» (Петроград, 1921)[8].

Октябрьскую революцию Блок сразу принял восторженно, но как стихийное восстание, бунт[9].

В январе 1920 года от воспаления лёгких умер отчим Блока генерал Франц Кублицкий-Пиоттух, которого поэт называл Францик. Блок забрал к себе жить свою мать. Но она и жена Блока не ладили между собой.

В январе 1921 года Блок по случаю 84-й годовщины смерти Пушкина выступил в Доме литераторов со своей знаменитой речью «О назначении поэта».

Болезнь и смерть[править | править вики-текст]

Могила Блока на Литераторских мостках в Санкт-Петербурге

Блок был одним из тех деятелей искусства Петрограда, кто не просто принял советскую власть, но согласился работать на её пользу. Власть широко начала использовать имя поэта в своих целях. На протяжении 1918—1920 годов Блока, зачастую вопреки его воле, назначали и выбирали на различные должности в организациях, комитетах, комиссиях[10]. Постоянно возрастающий объём работы подорвал силы поэта. Начала накапливаться усталость — Блок описывал своё состояние того периода словами «меня выпили». Этим же, возможно, и объясняется творческое молчание поэта — он писал в частном письме в январе 1919 года[11]: «Почти год как я не принадлежу себе, я разучился писать стихи и думать о стихах…». Тяжёлые нагрузки в советских учреждениях и проживание в голодном и холодном революционном Петрограде окончательно расшатали здоровье поэта — у Блока возникли серьёзная сердечно-сосудистая болезнь, астма, появились психические расстройства, зимой 1920 года началась цинга[11].

Весной 1921 года Александр Блок вместе с Фёдором Сологубом просили выдать им выездные визы. Вопрос рассматривало Политбюро ЦК РКП(б). В выезде было отказано[12]. Луначарский отмечал: «Мы в буквальном смысле слова, не отпуская поэта и не давая ему вместе с тем необходимых удовлетворительных условий, замучали его»[13]. Ряд историков полагал, что В. И. Ленин и В. Р. Менжинский сыграли особо негативную роль в судьбе поэта, запретив больному выезд на лечение в санаторий в Финляндии, о чём, по ходатайству Максима Горького и Луначарского, шла речь на заседании политбюро ЦК РКП(б) 12 июля 1921 года. Выхлопотанное Л. Б. Каменевым и А. В. Луначарским на последующем заседании политбюро разрешение на выезд было подписано 23 июля 1921 года[11][14]. Но так как состояние Блока ухудшилось, 29 июля 1921 Горький просит разрешение на выезд и жене Блока как сопровождающему лицу. Уже 1 августа разрешение на выезд Л. Д. Блок подписано Молотовым, но Горький узнает об этом от Луначарского только 6 августа.

Оказавшись в тяжёлом материальном положении, он серьёзно болел и 7 августа 1921 года умер в своей последней петроградской квартире от воспаления сердечных клапанов, на 41-м году жизни. За несколько дней до смерти по Петрограду прошёл слух, будто поэт сошёл с ума. Накануне смерти Блок долго бредил, одержимый единственной мыслью: все ли экземпляры «Двенадцати» уничтожены. Однако поэт умер в полном сознании, что опровергает слухи о его помешательстве. Перед смертью, после получения отрицательного ответа на запрос о выезде на лечение за границу (от 12 июля), Блок сознательно уничтожил свои записи, отказывался от приёма пищи и лекарств[11][14].

Объявление в «Красной газете»

Александр Блок был похоронен на Смоленском православном кладбище Петрограда. Там же похоронены семьи Бекетовых и Качаловых, включая бабушку поэта Ариадну Александровну, с которой он находился в переписке. Отпевание было совершено протоиереем Алексеем Западаловым 10 августа (28 июля ст. ст. — день празднования Смоленской иконы Божией Матери) в церкви Воскресения Христова.

А Смоленская нынче именинница.
Синий ладан над травою стелется.
И струится пенье панихидное,
Не печальное нынче, а светлое.
...
Принесли мы Смоленской заступнице
Принесли Пресвятой Богородице
На руках во гробе серебряном
Наше солнце, в муке погасшее,
Александра, лебедя чистого.

Анна Ахматова[15]

В 1944 году прах Блока был перезахоронен на Литераторских мостках на Волковском кладбище[16][17].

Семья и родственники[править | править вики-текст]

Родственники поэта проживают в Москве, Петербурге, Томске, Риге, Риме, Париже и в Англии. До последних лет в Петербурге проживала троюродная сестра Александра Блока — Ксения Владимировна Бекетова. Среди родственников Блока — главный редактор журнала «Наше наследие» — Владимир Енишерлов.

Творчество[править | править вики-текст]

(аудио)
Эдуард Багрицкий читает стихотворение Александра Блока «Шаги Командора».
Эдуард Багрицкий читает стихотворение Александра Блока «Шаги Командора».
Помощь по воспроизведению

Начинал творить в духе символизма («Стихи о Прекрасной Даме», 1901—1902), ощущение кризиса которого провозгласил в драме «Балаганчик» (1906). Лирика Блока, по своей «стихийности» близкая музыке, формировалась под воздействием романса. Через углубление социальных тенденций (цикл «Город», 1904—1908), религиозного интереса (цикл «Снежная маска», Изд. «Оры», Санкт-Петербург 1907), осмысление «страшного мира» (одноимённый цикл 1908—1916), осознание трагедии современного человека (пьеса «Роза и крест», 1912—1913[* 1]) пришёл к идее неизбежности «возмездия» (одноимённый цикл 1907—1913; цикл «Ямбы», 1907—1914; поэма «Возмездие», 1910—1921). Главные темы поэзии нашли разрешение в цикле «Родина» (1907—1916).

Парадоксальное сочетание мистического и бытового, отрешённого и повседневного вообще характерно для всего творчества Блока в целом. Это есть отличительная особенность и его психической организации, и, как следствие, его собственного, блоковского символизма. Особенно характерным в этой связи выглядит ставшее хрестоматийным классическое сопоставление туманного силуэта «Незнакомки» и «пьяниц с глазами кроликов». Блок вообще был крайне чувствителен к повседневным впечатлениям и звукам окружающего его города и артистов, с которыми сталкивался и которым симпатизировал.

До революции музыкальность стихов Блока убаюкивала аудиторию, погружала её в некий сомнамбулический сон. Позднее в его произведениях появились интонации отчаянных, хватающих за душу цыганских песен (следствие частых посещений кафешантанов и концертов этого жанра, в особенности, оперных представлений и концертов Любови Дельмас, с которой у Блока впоследствии был роман)[18].

Особенностью поэтического стиля А. А. Блока является использование метафоры

Метафорическое восприятие мира он сам признает за основное свойство истинного поэта, для которого романтическое преображение мира с помощью метафоры — не произвольная поэтическая игра, а подлинное прозрение в таинственную сущность жизни[19]

в виде катахрезы, переходящей в символ. Новаторским вкладом Блока является использование дольника как единицы ритма стихотворной строки.

С Блока начинается … решительное освобождение русского стиха от принципа счета слогов по стопам, уничтожение канонизированного Тредиаковским и Ломоносовым требования метрического упорядочения числа и расположения неударных слогов в стихе. В этом смысле все новейшие русские поэты учились у Блока.[20]

Поначалу и Февральскую, и Октябрьскую революцию Блок воспринял с готовностью, полной поддержкой и даже с восторгом, которого, впрочем, хватило чуть более чем на один короткий и тяжёлый 1918 год. Как отмечал Ю. П. Анненков,

в 1917—18 годах Блок, несомненно, был захвачен стихийной стороной революции. «Мировой пожар» казался ему целью, а не этапом. Мировой пожар не был для Блока даже символом разрушения: это был «мировой оркестр народной души». Уличные самосуды представлялись ему более оправданными, чем судебное разбирательство[21]

(Ю. П. Анненков, «Воспоминания о Блоке»).

Эта позиция Блока вызвала резкие оценки ряда других деятелей литературы — в частности, И. А. Бунина:

Блок открыто присоединился к большевикам. Напечатал статью, которой восхищается Коган (П. С.). <…> Песенка-то вообще нехитрая, а Блок человек глупый. Русская литература развращена за последние десятилетия необыкновенно. Улица, толпа начала играть очень большую роль. Всё — и литература особенно — выходит на улицу, связывается с нею и подпадает под её влияние. <…> «В Жмеринке идёт еврейский погром, как и был погром в Знаменке…» Это называется, по Блокам, «народ объят музыкой революции — слушайте, слушайте музыку революции!»

(И. А. Бунин, «Окаянные дни»).

Октябрьскую революцию Блок пытался осмыслить не только в публицистике, но и, что особенно показательно, в своей не похожей на всё предыдущее творчество поэме «Двенадцать» (1918). Это яркое и в целом недопонятое произведение стоит совершенно особняком в русской литературе Серебряного века и вызывало споры и возражения (как слева, так и справа) в течение всего XX века.[18] Как это ни странно, но ключ к реальному пониманию поэмы можно найти в творчестве популярного в дореволюционном Петрограде, а ныне почти забытого шансонье и поэта Михаила Савоярова, «грубоватое» творчество которого Блок высоко ценил и концерты которого посещал десятки раз.[22] Если судить по поэтическому языку поэмы «Двенадцать», Блок по меньшей мере сильно изменился, его послереволюционный стиль стал почти неузнаваемым. Видимо он испытал на себе влияние человека, с которым в последние предреволюционные годы состоял в приятельских отношениях: певца, поэта и эксцентрика, Михаила Савоярова.[23] По словам Виктора Шкловского, поэму «Двенадцать» все дружно осудили и мало кто понял именно потому, что Блока слишком привыкли принимать всерьёз и только всерьёз:[18]

Одно из последних стихотворений Блока. Март 1921
«Двенадцать» — ироническая вещь. Она написана даже не частушечным стилем, она сделана «блатным» стилем. Стилем уличного куплета вроде савояровских[24].

В своей статье Шкловский (по гамбургскому счёту) говорил также о Савоярове, самом популярном в предреволюционные годы петроградском шансонье, довольно часто (хотя и не всегда) выступавшего в так называемом «рваном жанре». До неузнаваемости загримировавшись под бродягу-босяка, этот грубый куплетист появлялся на сцене в стилизованном наряде типичного уголовника. Прямое подтверждение этому тезису мы находим в записных книжках Блока.[25] В марте 1918 года, когда его жена, Любовь Дмитриевна готовилась читать вслух поэму «Двенадцать» на вечерах и концертах, Блок специально водил её на савояровские концерты, чтобы показать, каким образом и с какой интонацией следует читать эти стихи. В бытовой, эксцентричной, даже эпатирующей…, но совсем не «символистской», театральной, привычно «блоковской» манере…[26]:544 Судя по всему, Блок полагал, что читать «Двенадцать» нужно именно в той жёсткой блатной манере, как это делал Савояров, выступая в амплуа питерского уголовника (или босяка). Однако сам Блок в таком харáктерном образе читать не умел и не научился. Для такого результата ему пришлось бы самому стать, как он выразился, «эстрадным поэтом-куплетистом».[26]:544 Именно таким образом поэт мучительно пытался отстраниться от кошмара окружавшей его в последние три года петроградской (и российской) жизни…, то ли уголовной, то ли военной, то ли какого-то странного междувременья…

В поэме «Двенадцать» разговорная и вульгарная речь не только была введена в поэму, но и заместила собой голос самого автора. Языковой стиль поэмы «Двенадцать» был воспринят современниками не только как глубоко новый, но и как единственно возможный в тот момент.

По оценке А. Ремизова

Когда я прочитал «Двенадцать», меня поразила словесная материя — музыка уличных слов и выражений — подскреб слов неожиданных у Блока… В «Двенадцати» всего несколько книжных слов! Вот она какая музыка, подумал я. Какая выпала Блоку удача: по-другому передать улицу я не представляю возможным. Тут Блок оказался на высоте словесного выражения.[27]

В феврале 1919 года Блок был арестован Петроградской Чрезвычайной Комиссией. Его подозревали в участии в антисоветском заговоре. Через день, после двух долгих допросов Блока всё же освободили, так как за него вступился Луначарский.[28] Однако даже эти полтора дня тюрьмы надломили его. В 1920 году Блок записал в дневнике:

…под игом насилия человеческая совесть умолкает; тогда человек замыкается в старом; чем наглей насилие, тем прочнее замыкается человек в старом. Так случилось с Европой под игом войны, с Россией — ныне.

Переосмысление революционных событий и судьбы России сопровождалось для Блока глубоким творческим кризисом, депрессией и прогрессирующей болезнью. После всплеска января 1918 года, когда были разом созданы «Скифы» и «Двенадцать», Блок совсем перестал писать стихи и на все вопросы о своём молчании отвечал: «Все звуки прекратились… Разве вы не слышите, что никаких звуков нет?» А художнику Анненкову, автору кубистических иллюстраций к первому изданию поэмы «Двенадцать», он жаловался: «Я задыхаюсь, задыхаюсь, задыхаюсь! Мы задыхаемся, мы задохнёмся все. Мировая революция превращается в мировую грудную жабу!»[28].

Последним воплем отчаяния стала прочитанная Блоком в феврале 1921 года речь на вечере, посвящённом памяти Пушкина. Эту речь слушали и Ахматова, и Гумилёв, явившийся на чтение во фраке, под руку с дамой, дрожавшей от холода в чёрном платье с глубоким вырезом (зал, как и всегда в те годы, был нетопленый, изо рта у всех явственно шёл пар). Блок стоял на эстраде в чёрном пиджаке поверх белого свитера с высоким воротником, засунув руки в карманы. Процитировав знаменитую строку Пушкина: «На свете счастья нет, но есть покой и воля…» — Блок повернулся к сидевшему тут же на сцене обескураженному советскому бюрократу (из тех, которые по язвительному определению Андрея Белого, «ничего не пишут, только подписывают») и отчеканил:[28]

…покой и волю тоже отнимают. Не внешний покой, а творческий. Не ребяческую волю, не свободу либеральничать, а творческую волю — тайную свободу. И поэт умирает, потому что дышать ему уже нечем: жизнь для него потеряла смысл.

Поэтические произведения Блока переведены на многие языки мира.

Библиография[править | править вики-текст]

Собрания сочинений[править | править вики-текст]

  • «Стихи о прекрасной даме». — М.: «Гриф», 1905 г. Обложка П. А. Метцгер.
  • «Нечаянная радость». Второй сборник стихов. — М.: «Скорпион», 1907
  • «Земля в снегу». Третий сборник стихов. — М.: «Золотое руно», 1907
  • «Снежная маска». — СПб: «Оры», 1907
  • «Лирические драмы». — СПб: «Шиповник», 1908. Обложка К. С. Сомова.
  • «Ночные часы». Четвёртый сборник стихов. — М.: «Мусагет», 1911
  • «Стихи о России». — изд. «Отечество», 1915. Обложка Г. И. Нарбута.
  • Собрание стихотворений. Кн. 1—3. — М.: «Мусагет», 1911—1912; 2-е изд., 1916
  • «Ямбы», Пг., 1919
  • «За гранью прошлых дней». — П.-Берлин: изд. Гржебина, 1920
  • «Седое утро». — П.: «Алконост», 1920
  • «Двенадцать». — София: Российско-болгарское книгоиздательство, 1920
  • Собрание сочинений Александра Блока. — Петербург: «Алконост», 1922
  • Собрание сочинений. т. 1—9. — Берлин: «Эпоха», 1923
  • Собрание сочинений. Т. 1—12. — Л.: изд. писателей [1932—36].
  • Собрание сочинений. Т. 1—8. — М.— Л.: ИХЛ, 1960—63. 200 000 экз. Дополнительным томом без номера к этому собранию вышли «Записные книжки» в 1965 г. — 100 000 экз.
  • Собрание сочинений в шести томах. Т. 1—6. — М.: Правда, 1971. — 375 000 экз.
  • Собрание сочинений в шести томах. Т. 1—6. — Л.: Художественная литература, 1980—1983, 300 000 экз.
  • Собрание сочинений в шести томах. Т. 1—6. — М.: ТЕРРА, 2009
  • Полное (академическое) собрание сочинений и писем в двадцати томах. Т. 1—5, 7—8. — М., «Наука», 1997 — наст. вр. (длящееся издание, том 6 не выходил, после 5-го тома были выпущены т. 7 и т. 8)
  • Избранные произведения. — К.: Веселка, 1985
  • Записные книжки. 1901—1920. — М.: ИХЛ, 1965.

Блок и революция[править | править вики-текст]

Переписка[править | править вики-текст]

  • Письма Александра Блока. — Л.: Колос, 1925.
  • Письма Александра Блока к родным: [Предисл. В. А. Десницкого, примеч. М. А. Бекетовой]. Т. 1—2. — М.-Л.: Academia, 1927—1932.
  • Письма Ал. Блока к Е. П. Иванову. — М.-Л., 1936.
  • Александр Блок и Андрей Белый. Переписка. — М., 1940.
  • Блок А. А. Письма к жене // Литературное наследство. — Т. 89. — М., 1978.
  • Бываю у Качаловых
  • Письма А. А. Блока к Л. А. Дельмас // Звезда. — 1970. — № 11. — С. 190—201.

Память[править | править вики-текст]

Стихотворение Александра Блока на стене одного из домов в Лейдене (Нидерланды)

Названия, данные в честь Блока[править | править вики-текст]

В филателии[править | править вики-текст]

В искусстве[править | править вики-текст]

К столетию поэта в СССР был снят телефильм «И вечный бой… Из жизни Александра Блока» (в роли Блока снимался Александр Иванов-Сухаревский). Образ Блока также появляется в фильмах «Доктор Живаго», 2002 (играл Дэвид Фишер), «Гарпастум», 2005 (Гоша Куценко), «Есенин», 2005 (Андрей Руденский), «Луна в зените», 2007 (Александр Безруков).

Места, связанные с Блоком[править | править вики-текст]

Санкт-Петербург / Петроград[править | править вики-текст]

«Ректорский флигель» СПб университета, где родился и жил А. Блок
Кенотаф А. А. Блока на Смоленском кладбище в Санкт-Петербурге
  • 1889—1906 — квартира Ф. Ф. Кублицкого-Пиоттух в офицерских казармах лейб-гвардии Гренадерского полка — Петербургская (ныне Петроградская) набережная, 44 (в 1980 году установлена гранитная мемориальная доска, архитектор Т. Н. Милорадович);
  • 1902—1903 — меблированная комната на Серпуховской улице, 10, где Блок и Менделеева жили до свадьбы. Через год от комнаты пришлось отказаться, так как полиция потребовала паспорт Блока на прописку.
  • сентябрь 1906 — осень 1907 года — доходный дом — Лахтинская улица, 3, кв. 44;
  • осень 1907—1910 — дворовый флигель особняка А. И. Томсен-Боннара — Галерная улица, 41;
  • 1910—1912 — доходный дом — Большая Монетная улица, 21/9, кв. 27;
  • 1912—1920 — доходный дом М. Е. Петровского — Офицерская улица (с 1918 года — улица Декабристов), 57, кв. 21;
  • 1914 — Тенишевское училище в Санкт-Петербурге. В апреле 1914 года здесь, в постановке В. Э. Мейерхольда, состоялась премьера лирической драмы «Незнакомка» и третья редакция мейерхольдовской интерпретации блоковского «Балаганчика», на которых присутствовал поэт[7].
  • 6.08.1920 — 7.08.1921 года — доходный дом М. Е. Петровского — улица Декабристов, 57, кв. 23 (имеется мемориальная доска, установленная в 1946 году).

Москва[править | править вики-текст]

Белоруссия[править | править вики-текст]

А. Блок. Часовня в Колбах (белор.)

В августе 1916 года поэт побывал в Белоруссии, когда по её территории катилась «война с германцами». Полесские дороги поэта — от Парахонска до Лунинца, далее до деревушки Колбы Пинского района. По пути на Пинщину он останавливался в Могилёве и Гомеле, осматривал достопримечательности, в особенности дворец Румянцевых—Паскевичей.

Запись в дневнике поэта: «Тема для фантастического рассказа: „Три часа в Могилёве на Днепре“. Высокий берег, белые церкви над месяцем и быстрые сумерки». Видимо, рассказ о Могилёве Блок написал, но не успел опубликовать. Вместе с другими рукописями он был уничтожен в усадьбе Шахматово во время пожара в 1921 году[32].

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

Источники
  1. 1 2 Белинков А. В., Михайлов О. Н. Блок А. // Краткая литературная энциклопедия М.: Большая российская энциклопедия, 1962. — Т. 1. — С. 642–645.
  2. Саакянц А. А. Блок Александр Александрович // Большая советская энциклопедия: [в 30 т.] / под ред. А. М. Прохоров — 3-е изд. — М.: Советская энциклопедия, 1970. — Т. 3 : Бари — Браслет. — С. 423.
  3. data.bnf.fr: платформа открытых данных — 2011.
  4. SNAC
  5. А. Блок. Рыцарь-монах. www.vehi.net. Архивировано 27 марта 2012 года.
  6. Орлов В. Н. Гамаюн. Жизнь Александра Блока. — М.: Известия, 1981.
  7. 1 2 3 Бекетова М. А. Александр Блок. Биографический очерк // Воспоминания об Александре Блоке / Сост. В. П. Енишерлов и С. С. Лесневский. — М.: Правда, 1990. — С. 17-202. — 672 с. — 300 000 экз. — ISBN 5-253-00015-1.
  8. Последние дни императорской власти…
  9. Мировоззрение (идейность, классовость, партийность) писателя и художественная типизация
  10. В этот период Блок состоял в Государственной комиссии по изданию классиков русской литературы; в репертуарной секции петроградского театрального отдела Наркомпросса; в редакции журнала «Репертуар»; лектором «Школы журнализма»; заведующим отдела немецкой литературы издательства «Всемирная литература»; членом-учредителем Вольной философской ассоциации; председателем режиссёрского управления Большого драматическго театра; членом Союза деятелей художественной литературы; членом редколлегии Исторических картин при Петроградском отделе театров и зрелищ; заместителем председателя литературного отдела Наркомпроса в Москве; членом совета Дома искусств; председателем Петроградского отделения Всероссийского союза поэтов (к. и. н. Шепелев, В, Любимов, В. «Он будет писать стихи против нас». Правда о болезни и смерти Александра Блока (рус.) // Источник. Вестник архива Президента Российской Федерации : Журнал. — 1995. — № 2. — С. 34—42.).
  11. 1 2 3 4 к. и. н. Шепелев, В, Любимов, В. «Он будет писать стихи против нас». Правда о болезни и смерти Александра Блока (рус.) // Источник. Вестник архива Президента Российской Федерации : Журнал. — 1995. — № 2. — С. 34—42.
  12. Из протокола № 50 заседания Политбюро ЦК РКП от 12 июля 1921 года [РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 187. Л. 1-2. Машинопись]. По книге «В жерновах революции. Русская интеллигенция между белыми и красными в пореволюционные годы. Сборник документов и материалов». М., «Русская панорама». 2008.
  13. Власть и художественная интеллигенция. Документы. 1917—1953. M., 1999.
  14. 1 2 А. Г. Латышев. Рассекреченный Ленин. — 1-е. — М.: Март, 1996. — С. 207. — 336 с. — 15 000 экз. — ISBN 5-88505-011-2.
  15. Г. В. Пирожков и др., Смоленское православное кладбище, 2011.
  16. Могила А. А. Блока на Волковском кладбище
  17. Надгробие А. А. Блока
  18. 1 2 3 Волков С. История культуры Санкт-Петербурга. — второе. — М.: «Эксмо», 2008. — С. 305-306. — 572 с. — 3000 экз. — ISBN 978-5-699-21606-2.
  19. Жирмунский, 1977, с. 206.
  20. Жирмунский, 1977, с. 231.
  21. составители П. Фокин, С. Полякова. Блок без глянца. — СПб.: «Амфора», 2008. — С. 357. — 432 с. — 5000 экз.
  22. Александр Блок. Собрание сочинений в двух томах, том второй (580 стр.) — М.: Государственное издательство художественной литературы. Гослитиздат. 1955 г. — стр.260
  23. Юрий Ханон. «Михаил Савояров: король мимо трона». Хано́граф (2012). Проверено 5 сентября 2017.
  24. Шкловский В. Б. Письменный стол // Шкловский В. Б. Гамбургский счёт: Статьи — воспоминания — эссе (1914—1933). М.: Советский писатель, 1990. С. 175. ISBN 5-265-00951-5, ISBN 978-5-265-00951-7.
  25. Александр Блок. Собрание сочинений в шести томах. — Л.: Художественная литература, 1982. — Т. 5. — С. 247. — 407 с.
  26. 1 2 Орлов В.Н. «Жизнь Блока» («Гамаюн, птица вещая»). — третье, переработанное и дополненное. — М.: «Центрполиграф», 2001. — 618 с. — 7000 экз. — ISBN 5-227-01463-9.
  27. Кодрянская Н Алексей Ремизов. Париж, 1959, с. 103
  28. 1 2 3 Волков С. История культуры Санкт-Петербурга. — второе. — М.: «Эксмо», 2008. — С. 234—235. — 572 с. — 3000 экз. — ISBN 978-5-699-21606-2.
  29. Wall poems list
  30. Городские имена сегодня и вчера: Петербургская топонимика / сост. С. В. Алексеева, А. Г. Владимирович, А. Д. Ерофеев и др. — 2-е изд., перераб. и доп. — СПб.: Лик, 1997. — 288 с. — (Три века Северной Пальмиры). — ISBN 5-86038-023-2.
  31. База данных MPC по малым телам Солнечной системы (2540) (англ.)
  32. Михальчук Н. Белорусские дороги Александра Блока
Комментарии
  1. Первоначально задумывалась как сценарий балета Александра Глазунова.

Литература[править | править вики-текст]

Использованная литература[править | править вики-текст]

  • Блок А. Собрание сочинений: В 6-ти т. — Л.: Худож. лит., 1980—1982. — 300 000 экз.
  • Белый А. Символизм. — М.: Мусагет, 1910.
  • Волков С. История культуры Санкт-Петербурга. — М.: Эксмо, 2004.
  • Громов П. А. А. Блок. Его предшественники и современники. — М., Л., 1966.
  • Казак В. Лексикон русской литературы XX века = Lexikon der russischen Literatur ab 1917 / [пер. с нем.]. — М. : РИК «Культура», 1996. — XVIII, 491, [1] с. — 5000 экз. — ISBN 5-8334-0019-8.
  • Максимов Д. Е. Поэзия и проза А. Блока. — Л.: Сов. писатель, 1975.
  • Минц З. Г. Блок и русский символизм. — М.: Наука, 1980.
  • Соколова Н. К. Поэтический строй лирики Блока. — Воронеж: Изд-во ВГУ, 1984.
  • Александр Валерьевич Кобак, Юрий Минаевич Пирютко. Г. В. Пирожков, А. В. Кобак, Ю. М. Пирютко, Смоленское православное кладбище // Исторические кладбища Санкт-Петербурга. — 2-е изд., дораб. и испр. — М.: Центрполиграф, 2011. — ISBN 978-5-227-02688-0.

Рекомендуемая литература[править | править вики-текст]

Справочные материалы[править | править вики-текст]

  • Ашукин Н. Александр Блок, Синхронистич. таблицы жизни и творчества. 1880—1921. Библиография 1903—1923. [М.], 1923.
  • Колпакова Е., Куприяневский П., Максимов Д. Материалы к библиографии Александра Блока за 1928—1957 годы // Уч. зап. Вильнюсского педагогического института. 1959. Т. 6.

Мемуары[править | править вики-текст]

  • Александр Блок в воспоминаниях современников, тт. 1—2. М., 1980.
  • Бекетова М. Александр Блок. Пг., 1922, 2-е изд. Л., 1930.
  • Бекетова М. Воспоминания об Александре Блоке. М.: «Правда», 1990, 672 с., 300 000 экз. ISBN 5-253-00015-1
  • Белый А. Воспоминания о Блоке. М., 1995.
  • Чуковский К. Александр Блок // Чуковский К. Из воспоминаний. М., 1959.
  • Гиппиус З. Мой лунный друг. // «Стихотворения; Живые лица». Серия «Забытая книга». М., 1991.

Исследования, критика[править | править вики-текст]

Популярные работы[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]

Аудиозаписи[править | править вики-текст]