Коми-язьвинцы

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Коми-язьвинцы
Современное самоназвание коми, комийөз, коми йоз, ёдз, пермякйӧз
Численность и ареал
Всего: от 2000 до 5000 (оценка)[1][2]

 Россия: от 2000 до 5000 (оценка)[1][2]

Описание
Язык коми-язьвинский язык
Религия старообрядцы
Родственные народы коми-зыряне, коми-пермяки
Происхождение этническая группа коми-пермяков до XV века

Ко́ми-я́зьвинцы (коми, ёдз, коми йоз, пермяки; коми-язьвин. комийөз, пермякйӧз, коми утьыр; коми ёдзва комияс, язьвинса; коми-перм. коми язьвинса) — этнографическая группа коми-пермяков[1][3], или обособленная финно-угорская народность[2][4] в России.

Численность и расселение[править | править код]

В настоящее время язьвинцы в основном проживают в ряде населённых пунктов Красновишерского района Пермского края: деревни Бычина и Нижняя Бычина (род Быч), село Верх-Язьва (род Кичиг), деревни Паршакова, Арефина, Антипина, Ванькова. Антипинская, Паршаковская, Бычинская и Верх-Язьвинская сельские администрации (этих администраций ныне нет — они объединились в 2011 году в Верх-Язьвинское сельское поселение)[2].

Общая численность по некоторым оценкам составляет от 2—3 тысяч до 5 тысяч человек, в том числе до двух тысяч компактно проживают на территории Красновишерского района Пермского края[1][2].

По переписи населения 2002 года коми-язьвинцы отдельно не выделялись и включались в состав коми (коми-зырян), коми-пермяков и русских. В перечне вариантов самоопределения своей национальности при переписи 2002 года в России только 146 человек самоопределились как коми йоз (учтены среди коми-зырян) и 878 человек как пермяки (учтены среди коми-пермяков)[1][3].

Язык[править | править код]

Основная статья: Коми-язьвинский язык

Коми-язьвинский язык относится к пермской ветви финно-угорской группы языков уральской семьи. Является промежуточным между коми-зырянским и коми-пермяцким языками[1]. Некоторые исследователи считают его диалектом языка коми (обобщенно общего для коми-зырян и коми-пермяков).

В 2003 году при поддержке администрации Пермской области был издан первый коми-язьвинский букварь. Автор букваря — учительница Паршаковской средней школы А. Л. Паршакова. Этот букварь стал первой книгой, изданной на коми-язьвинском языке[5].

История[править | править код]

Предки коми-язьвинцев занимали значительную территорию междуречья Камы, Вишеры, Колвы. Скорее всего, население, давшее основу коми-язьвинцам, представляло собой особую этно-лингвистическую группу. Оно имело общие хозяйственные навыки, языковые и культурные признаки. В низовьях Вишеры, Колвы и на примыкавших к ним побережьях Камы выявлено много археологических памятников IX—XV веков, относящихся к родановской культуре коми-пермяков. Но механизм консолидации населения, создавшего эти памятники, в этническую группу ещё не достаточно прослежен исследователями.

Коми — аборигенное население междуречья Камы, Вишеры, Колвы. После вхождения Перми Великой в состав Московского государства в 1472 году оно подверглось постепенной ассимиляции со стороны русских, сохраняя при этом свою самобытность до середины XIX веке. На реке Язьва, судя по археологическим и топонимическим данным, в XIV—XV веках сложилась небольшая изолированная группа комиязычного населения, которая по некоторым данным пришла сюда в Золотоордынский период с низовий реки Иньва, правого притока Камы, где до сего времени существует близкий ей оньковский говор коми-пермяков.

Проживание этой группы в относительной изоляции и принятие ей старообрядчества способствовали тому, что в бассейне Язьвы сформировалось этническое образование с особым языком, культурно-бытовыми особенностями и самосознанием. Обрусение язьвинцев происходило постепенно и шло с низовий Язьвы[источник не указан 2361 день]. Важную роль в этом сыграли на рубеже XIX—XX веков пришлые сезонные рабочие — «зимогоры», а также появление на их территории в советское время посёлков спецпереселенцев, лагерных отделений ГУЛАГа и посёлков лесозаготовителей. В первой половине XIX века язьвинцы, как и другие жители Чердынского уезда, активно участвовали в заселении пустующих башкирских земель Осинского уезда Пермской губернии[источник не указан 2361 день].

В XIX веке язьвинцы, как староверы, преследовались властями. Позднее, в 1930—1950 годах их священнослужители подверглись репрессиям. По своему вероисповеданию язьвинцы — старообрядцы-беглопоповцы, имеют собственного епископа Леонида, проживающего в деревне Ванькова (ранее Суиб).

Коми-язьвинцы были учтены как самостоятельный народ при переписи 1926 года. Позднее существование этого народа официально не признавалось, а его представители считались русскими. По инициативе этнографа Г.Н. Чагина, и при поддержке бывшего губернатора Пермской области О. А. Чиркунова, была сделана попытка закрепить за язьвинцами статус самостоятельного этноса. Но эта инициатива не нашла поддержки.

В 1990-е годы по инициативе Г. Н. Чагина, началось движение сверху за возрождение коми-язьвинской культуры. Проблемы сохранения и развития культуры и языка обсуждались на международных научно-практических конференциях «Коми-язьвинцы и историко-культурное наследие Прикамья» в 1995 и 2002 годах при участии финских учёных.

С 2002 года в деревне Антипина отмечается праздник «Сарчик — приносит весну» (Сарчик — название птички трясогузки; у коми-пермяков она именуется как Сырчик — слово восходит к татарскому сыерчык «скворец»). Приезжают фольклорно-этнографические коллективы и гости из соседних районов[6].

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 Конаков Н. Д. Коми-пермяки: язьвинские // Традиционная культура народов европейского Северо-Востока России. — 1999.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 Коми-язьвинцы. Архивная копия от 29 сентября 2007 на Wayback Machine // Финно-угорский информационный центр.
  3. 1 2 Перечень встретившихся в переписных листах вариантов самоопределения населения по вопросу «Ваша национальная принадлежность». // Всероссийская перепись населения 2002 года.
  4. Коми-язьвинцы заявят о себе на Всемирном конгрессе // ГТРК «Пермь». — 2004. — 13 августа.
  5. Баталина Юлия. Всяк сущий в нём язык… // Новый компаньон. — 2003. — № 32 (275) (9 сентября).
  6. Праздник Сарчика Архивная копия от 24 апреля 2013 на Wayback Machine (недоступная ссылка)

Литература[править | править код]