Мурома

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Реконструкция металлического убора костюма женщины из племени мурома IX—X вв. Владимирская обл. Экспозиция в ГИМ

Му́ромафинно-угорское племя, которое с середины I тысячелетия нашей эры жило в нижнем течении Оки в окрестностях города Муром.

Упоминается в Повести временных лет как неславянское и живущее у впадения Оки в Волгу[1].

Племя занималось сельским хозяйством, охотой, ремёслами. К XII веку было ассимилировано восточными славянами на начальном этапе формирования русского этноса. Дискуссионным в науке является вопрос о происхождении муромы[2]. Вымерший муромский язык, судя по гидронимии нижней Клязьмы, был близок мерянскому.

Муромская топо- и гидронимия достаточно полно сохранена в названиях местностей, населенных пунктов, рек и озер (реки Теша, Кекша, Ушна и по.).. Сохранились муромские памятники археологии - грунтовые могильники, селища-города и Чаадаевское городище.

Этноним[править | править код]

Название города Мурома упоминается в скандинавских сагах XIII века как др.-сканд. Móramar. Судя по фонетическим закономерностям волжско-финских языков, эта форма зафиксировала более древнее состояние слова, чем др.-рус. Муромъ. По тем же причинам, упомянутое в «Повести временных лет» слово мурома скорее всего является древнерусским образованием от названия города. Древнейшую форму этнонима — *morama — В. С. Кулешов сравнивает с названием племени меря, которое, по его мнению, заимствовано из балтийского источника.[3]

У эрзян также сохранилась столица: это Арзамас (Эрзямас) Нижегородской области.

По мнению В. В. Напольских, название племени может рассматриваться как результат лабиализации (выявленной в муромской гидронимии) корневого гласного в общем самоназвании мери и марийцев *mari, восходящем к праиндоир. *marya- «юноша, член молодёжного воинского союза». Часть -ma может быть суффиксом или аналогом фин. maa «земля»[4].

Повесть о водворении христианства в Муроме говорит: «создание града им стены каменны и мрамарны, и оттого нарицается Муром»; Энциклопедический Лексикон Брокгауза и Эфрона переводит слово мурома по-русски «люди на суше» умалчивая, из какого именно финского языка происходит это слово.

На эрзянском наречии мордовского языка слово морамо значит «пение», а также музыкальный инструмент вроде гуслей, от глагола морамс — «петь, играть».

Антропологический тип[править | править код]

Малочисленная выборка из Подболотьевского могильника свидетельствует, что скуловой диаметр муромы, как и мордвы, превышал славянские серии региона, а уплощённость лица была даже большей, чем у цнинской мордвы.[5]

Проблемы этногенеза[2][править | править код]

В районе расселения муромы имеются памятники железного века, имеющие общие черты как с городецкой, так и с дьяковской культурой. Большинство исследователей связывают эти памятники с городецкой культурой. Однако П. Н. Третьяков предполагал существование на Оке промежуточной культуры, родственной как дьяковской так и городецкой, а В. Ф. Генинг считал эти памятники более близкими к дьяковской культуре. Население, оставившее эти памятники, могло принять участие в формировании муромы, но проблема заключается в том, что памятники городецкой культуры исчезают около II века нашей эры, а муромские памятники появляются во второй половине I тысячелетия новой эры. Исследователям не удается найти связующее звено между этими культурами. Отличительной чертой новой муромской культуры является большое число грунтовых могильников, которые в предшествующую эпоху не известны. Вероятно, более древние поселенцы практиковали поверхностные захоронения, например, «дома мёртвых» известные по дьяковской культуре. П. Н. Третьяков считает, что появление таких памятников связано с фильтрацией на территорию нижней Оки волго-камских племён с востока. Возможно, также переселение на северо-восток финского населения со среднего течения Оки со значительной примесью балтского элемента, то есть племён, связанных с мощинской культурой. Таким образом, в создании этнической общности сложилась в результате взаимодействия нескольких компонентов.

Дискуссионным является вопрос о близости муромы другим финно-угорским народам. Ряд исследователей считает мурому тождественной мордве-эрзя и принявшей участие в формировании современного народа. Эти идеи восходят к работам И. Р. Аспелина и А. М. Тальгрена. В позднейшее время их поддерживал П. Д. Степанов. В. Н. Мартьянов и Т. Д. Надькин считают, что мурома приняла участие в формировании народа эрзи. В начале XX века С. К. Кузнецов высказал идею близости муромы с меря и мари-черемисами. В. Ф. Генинг считал мари, мерю и мурому составными частями мерянской общности народов. Большинство исследователей склоняются к мнению о особом характере народа муромы (А. Е. Алихова, А. П. Смирнов). Е. И. Горюнова, считая что и мурома и мордва происходят от общего корня народа городецкой культуры, но уже в VII веке они обособились в самостоятельные народы.

Ареал расселения[2][править | править код]

Мурома проживали на территориях современных Рязанской, Владимирской и Нижегородской областей.

На севере Мурома граничили с Меря, на востоке — с Эрзя и Мари, на юге - также с Эрзя, на западе — с Мещерой, бывшей долгое время в её политическом подчинении.

Основная часть археологических памятников муромы находится между притоками Оки левыми Ушной, Унжей и правым Тёшей. В центре этой территории находится Муром. Это небольшой регион с размерами примерно 30 х 50 км. За его пределами находятся отдельные памятники, в которых элементы муромской культуры сочетаются с культурой окружающих племён, что позволяет говорить о смешанном характере населения.

Уклад жизни[2][править | править код]

Общественный строй муромы к Х веку н.э. представлял собой последнюю ступень патриархально-родового общества. Налицо имущественное и социальное неравенство, выделение ремесла. Однако почти поголовное вооружение мужчин, женские погребения с конями свидетельствуют в пользу общества свободных общинников.

Поселения размещались на возвышенностях над пойменными лугами. Основу экономики составляло животноводство, разводили свиней, крупный рогатый скот, в меньшей мере овец. Особую роль играли лошади, которые разводились в том числе и на мясо. Подсечно-огневое земледелие играло второстепенную роль. Промысловая охота была направлена на добычу пушнины.

Ремёсла достигли высокого уровня развития (деревообработка, резьба по кости, кожевенное, скорняжное), но не выходили за рамки удовлетворения местных нужд. Гончарный круг был неизвестен и производством керамики, видимо, занимались женщины. Металлургия и ювелирное искусство не выходили за рамки семейных потребностей. Только в X—XI веке происходит выделение металлургов и кузнецов как профессионалов.

По словам «Повести о водворении христианства», после смерти св. князя Глеба мурома оставались грубыми язычниками. Болезни глаз они лечили в особых колодцах, имевших, по их верованию, чудодейственную силу, причем бросали в колодцы серебряные монеты, в виде жертвы. Они развешивали над дуплами разных деревьев платки или полотенца, которым покланялись, принося при этом коней в жертву своим богам; вместе с покойником они зарывали в могилу особые плетения из ремней, приспособленные для лазанья по деревьям; наконец, справляли по умершим своеобразные тризны, сопровождавшиеся битвами и драками, а также царапаньем лица, в знак глубокой горести о покойнике. Придерживались муромцы и мусульманских верований, называя «скверного Моамефа» своим пророком, с которым они познакомились через волжских болгар. Отличительной чертой муромских могильников являлись совместные погребения людей и коней и изредка - коров, которым, вероятно, мурома поклонялись наряду с другими божествами своего пантеона.

Оружие по качеству изготовления было одним из лучших в близлежащих областях, а ювелирные украшения, которые в изобилии найдены в захоронениях, отличаются изобретательностью форм и тщательностью изготовления. Для мурома были характерны дугообразные головные украшения, сплетенные из конского волоса и полосок кожи, которые были спирально оплетены бронзовой проволокой. Интересно, что аналогов у других финно-угорских племен не встречается.

К началу XI в. Муром успел уже сделаться важным торговым пунктом С.-В. Руси и вел торговые сношения с волжскими болгарами. Многоводная Ока давала болгарам возможность являться в Муром целым караваном судов: местный пушной товар, мед и воск обменивались в Муроме на произведения Востока — шелковые ткани, бисер, бусы и различные металлические изделия. Кроме болгар сюда наезжали торговые люди из Киева и Чернигова.

Археология[2][править | править код]

Памятники материальной культуры муромы в основном известны по раскопкам грунтовых могильников. Активное исследование могильников началось в начале XX века. Были раскопаны Пятницкий, Муромский, Максимовский и Урвановский могильники. В. А. Городцов в 1914 году, подводя итоги археологического исследования Подболотьевского могильника выполненного в 1910 году сформулировал основные признаки муромской культуры. В дальнейшем раскопки могильников были продолжены. Всего раскопано около 800 могил. Материалы разного времени позволили создать типохронологическую колонку развития культуры мордвы с VI—VII веков по XI век.

На всём протяжении функционирования могильников использовалось два метода погребения: в меньшем числе случаев трупосожжение с захоронением остатков кремации и в большем числе случаев трупоположение. Среди характерных черт муромских могильников выделяют удлиненные могильные ямы длиной до 3-4 м, ориентацию трупопололожения головой на север. В X—XI веке длина могилы уменьшается до необходимой. Хоронили без гробов, оборачивание покойных лубом является обычаем общим у финно-угорских народов. На ранней стадии в могилы клали коней. Известны и чисто конские и реже коровьи погребения. Могилы животных исчезают во второй половине X века.

Из материальных памятников яркий и самобытный характер имеют женские украшения, в особенности головные. Характерны дугообразные головные украшения, сделанные из конского волоса и полосок кожи и спирально оплетеных бронзовой проволокой. У других финских народов такой элемент отсутствует.

Раскопки славянских курганных кладбищ и селищ XI—XIII веков дают некоторый материал для изучения процессов славянской колонизации территории. Имеются отдельные находки, говорящие о торговых и экономических связей региона.

Славянская колонизация[править | править код]

В процессах славянской колонизации края важную роль играл Муром, как укреплённый пункт для утверждения княжеской власти. Славянское господство на нижней Оке было закреплено походом Святослава на Оку и Волгу в 965 году и Владимира Святославовича в 985 году. В 988 году в Муроме появился первый князь Глеб Владимирович. Согласно археологическим данным центральная укрепленная усадьба города была построена во второй половине X века на незаселённом ранее месте, находящемся в центре между муромскими и возможно славянскими селищами. Князь Глеб, которому назначен был в удел город Муром, употребил много усилий, чтобы овладеть им и склонить его жителей к принятию христианства, но не смог этого сделать и два года жил вдали от него на расстоянии двух поприщ (12 верст) на реке Ишне. После того, как святой Глеб был убит, Муром долго оставался без князя христианского, и язычество осталось там в силе. Между тем соседи, волжские болгары-мусульмане, старались распространить свои влияние и веру на Муром.

Хорошо известный Илья Муромец считается одним из былинных богатырей древнерусского эпоса.

Во второй половине X и XI веке по материалам Тумовского посёлка и могильникам начинает сказываться влияние славянской культуры, в частности керамики. Известны случаи парного существования муромских и славянских селищ. Судя по имеющимся славянским предметам первоначально на землю муромы селились кривичи.

Вятичи и Мурома быстро смешивались и селились в крае чересполосно. Муром и другие крупные пункты населены были как вятичами, так и муромой. Тесному сближению много способствовало то обстоятельство, что оба племени коснели в язычестве, по культуре мурома стояла, пожалуй, выше вятичей,

Культура муромы постепенно деградирует, теряет свою самобытность. Исчезают женские головные украшения. В первой половине XI века самобытность муромских предметов исчезает, хотя отдельные типично муромские предметы ещё сохраняются. Одним из признаков славянского влияния стало изменение положения покойников головой на запад, вместо прежнего головой на север.

Предметы муромского вооружения - наконечники копий и стрел, боевые топоры - по качеству изготовления и боевым характеристикам достигали лучших европейских образцов. Это свидетельствует о том, что версия советских историков о мирной ассимиляции муромы славянами, как минимум, неправдоподобна. На самом деле речь шла либо о военном противостоянии, либо о договорных условиях сюзеренитета с Киевом, после - Черниговом и Владимиром-Мерьским, вмонитровании Муромы и муромского народа в политическую систему Восчтоной Европы. Второй вариант представляется более убедительным.

К XII веку мурома уже не упоминалось в летописях как отдельный народ - к этому времени Киев и Чернигов предпочитали иметь дело с "географической областью", а не народом, неплохо освоившим славянскую речь как лингва-франка.

В 1192 году приближаясь к Мурому князь Константин послал сына своего Михаила убеждать муромцев, чтобы приняли князя без сопротивления. Упорные язычники убили посланного князя и бросили тело его за городом, а сами стали готовиться к бою. Когда князь Константин подошел к городу со своей большой дружиной, жители хотели сражаться, потом смирились, согласились принять князя, но заменить свое язычество на его веру не пожелали.

Примечания[править | править код]

  1. Мурома VII—XI вв. // Гришаков В. В., Зеленеев Ю. А. Марийский государственный университет. Йошкар-Ола, 1990.
  2. 1 2 3 4 5 Рябинин Е. А. Финно-угорские племена в составе Древней Руси. СПб.: Изд-во СПбГУ, 1997.
  3. Кулешов В. С. О происхождении этнонима мурома и о топонимах Муромской округи // Уваровские чтения-V. Муром. 14-16 мая 2002 г. / Под ред. Т. Б. Купряшиной и Ю. М. Смирнова. Муром, 2003.
  4. Напольских В. В. Этнолингвистическая ситуация в лесной зоне Восточной Европы в первые века нашей эры и данные «Гетики» Иордана // Вопросы ономастики. 2018. Т. 15. № 1. С. 11-12.
  5. Гончарова Н. Н., Конопелькин Д. С. Новые данные к антропологии финских племен Верхней Волги и бассейна Оки // Физическая антропология: методики, базы данных, научные результаты

См. также[править | править код]

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]