Матвеев, Андрей Артамонович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Андрей Артамонович Матвеев
Matveev Andrey Artamonovich.jpg
Мастерская[1] Риго, 1706 год.
Государственный Эрмитаж.
Род деятельности:

дипломат

Дата рождения:

15 августа 1666(1666-08-15)

Страна:

Россия

Дата смерти:

16 сентября 1728(1728-09-16) (62 года)

Граф (с 1715) Андре́й Артамо́нович Матве́ев (15 августа 1666(16660815) — 16 сентября 1728[2]) — сподвижник Петра Великого, в 1699—1715 гг. его постоянный представитель за границей, один из первых русских мемуаристов, автор записок о дворе Людовика XIV.

Ранние годы[править | править вики-текст]

Единственный сын ближнего боярина Артамона Матвеева и Евдокии Григорьевны Гамильтон. На восьмом году пожалован комнатным стольником во дворец; делил с отцом ссылку в Пустозёрск и Мезень (1676—1682) и едва не поплатился жизнью во время Стрелецкого бунта 1682 года, когда его отец был убит стрельцами. Если верить его запискам, именно в доме Матвеевых нашли убежище от разъярённых стрельцов Лев Кириллович Нарышкин и другие родственники царевича Петра. Он должен был отправиться в ссылку, но попал в число тех, которые, по стрелецкому рапорту, «не посланы для того, что их не сыскано»[3].

Матвеев не принимал участия в военных потехах молодого царя и никогда не был к нему особенно близок. Своим учителям Подборскому и Спафарию он был обязан отличным для своего времени воспитанием, выучил иностранные языки, говорил даже по-латыни. За границей с большим уважением отзывались о его образованности. Под пару Матвееву была и его жена. Приезжавшие в Россию иностранцы одобрительно отзывались о молодом, знатном и учёном муже. К примеру, француз де ла Невилль, называющий Матвеева «мой друг Артамонович», пишет: «Этот молодой господин очень умен, любит читать, хорошо говорит на латыни, очень любит новости о событиях в Европе и имеет особую склонность к иностранцам».

С 1691 по 1693 годы Матвеев воеводствовал в Двинском крае, через который шла вся морская торговля России с Европой, затем в другом крупном торговом центре — Ярославле. После отстранения от воеводства занялся переводом «Анналов» Барония (сохранился в рукописи).

Жизнь за границей[править | править вики-текст]

По окончании великого посольства Матвеев (с Курбатовым) был направлен в 1699 г. в Гагу чрезвычайным и полномочным посолом при Голландских штатах. Иностранцы не скрывали враждебности и презрения к «варварам»-московитам, которые только что были повержены «цивилизованными» шведами под Нарвой. «Жить мне здесь теперь очень трудно… Обращаюсь между ними как отчуждённый, и от нарекания их всегдашнего нестерпимо снедаюсь горестию», — докладывал Андрей Артамонович на родину[4].

Прежде всего ему пришлось защищаться от предубеждений, по-видимому, глубоко укоренившихся в общественное мнение, против русских и их государя. «Правда ли, — спрашивали Матвеева, — что во время пребывания в Голландии царь разбил свой стакан, заметив, что туда налили французского вина?» — «Его величество обожает шампанское». — «Правда ли, что однажды он приказал Меншикову повесить сына?» — «Но это история из времен Ивана Грозного». Такие попытки оправдания не имели большого успеха[5].

При этом на содержание резидента из казны отпускалось всего 2000 рублей. Несмотря на бедственное финансовое положение, Матвееву удавалось закупать оружие и вербовать на царскую службу иностранных специалистов. Главной задачей его было укрепление международного престижа России. Ему было поручено «распалять злобу англичан и голландцев против шведа», а также надавить на штатгальтера, чтобы тот через своего константинопольского резидента способствовал заключению мира между царём и султаном. Важным итогом миссии Матвеева стало сохранение Голландией нейтралитета в Северной войне.

Впоследствии по поручению Петра Матвеев ездил из Гааги в Париж (1705-06) и Лондон (1707-08), предлагая этим дворам выступить посредниками при заключении русско-шведского мира. С французами он пытался договориться об освобождении задержанных торговых судов и о заключении торгового договора (не состоялся), а британцев (соплеменников своей матери) отклонял от признания польским королём Станислава Лещинского, суля королеве «великую алианцыю» (союз). Иностранцы в своей массе воспринимали царского посланника не слишком серьёзно:

В Голландии он напрасно устраивал «первым господам и госпожам» собрания в своем доме, «забавы картами» и «иные утехи»; во Франции ему пришлось убедиться, что «дружба с французами, чрез сладость своих комплиментов, в прибыльном деле малой случай нам кажет»; а английское министерство, по его признанию, «в тонкостях и пронырствах субтельнее самих французов», здесь «от слов гладких и бесплодных происходит одна трата времени»[6].

Предполагается, что из Лондона русский посланник вывез «знаки ордена Подвязки», пожалованного якобы его отцу, но на самом деле никакого отношения к этой награде не имеющие[7]. Оскорбление, нанесенное летом 1708 года Матвееву в Лондоне арестом по жалобе кредитора, вызвало возмущение русского правительства и привело к изданию парламентом закона, впервые зафиксировавшего понятие дипломатического иммунитета[8]. Позже, в феврале 1710 года, английский посол Уитворт от имени своей королевы принёс Петру I официальные извинения по этому делу[9].

В 1712 г. Матвеев был переведён из Гааги в Вену ко двору Карла VI, императора Священной Римской империи. В преддверии Прутского похода он хлопотал о ведении совместных с «цесарцами» действий против турок. Деятельность Матвеева при императорском дворе не принесла России внушительных выгод. Тем не менее перед отъездом из Вены он получил от императора титул графа, признанный позднее и на родине.

Возвращение в Россию[править | править вики-текст]

По возвращении из-за границы граф Матвеев был поставлен во главе Навигацкой школы и Морской академии. С 1719 года — сенатор и президент Юстиц-коллегии. В 1724—25 годах возглавлял Московскую сенатскую контору, в 1726 году проводил ревизию Московской губернии, где выявил во всех городах «непостижимое воровство и хищения». Виновные были сурово покараны, а один секретарь воеводской канцелярии даже повешен. Это было расценено при дворе как самоуправство и, очевидно, ускорило отставку Матвеева в 1727 году.

Надгробные плиты из церкви Николы на Столпах

В следующем году граф Матвеев умер и был похоронен рядом с отцом в московской церкви Николая в Столпах. По иронии судьбы, в том же храме находилась могила боярина Ивана Милославского, о надругательстве над телом которого Матвеев с восторгом поведал в своих записках[4]. Памятник над могилой Матвеевых был решён в виде избы с высокой тёсовой крышей.

Частная жизнь[править | править вики-текст]

Яркий представитель русских «западников», Матвеев-младший обладал едва ли не лучшей в России частной библиотекой, состоявшей из более чем тысячи книг, привезённых им из-за границы. Из этого книжного собрания известны по названиям 136 рукописей и 766 печатных книг (444 — на латыни, 155 — на французском, 43 — на польском).

Матвеев-младший основал в Гааге первую русскую духовную миссию при дипломатическом представительстве за границей. Священника для неё было указано подобрать Афанасию Холмогорскому. Московская домовая церковь Матвеева была необыкновенно хороша и богата образами, серебряными вещами и другими украшениями[10].

Эти и другие сведения о доме Матвеева на Маросейке сохранил для потомства камер-юнкер Берхгольц[11]:

Граф Матвеев и дочь его, Румянцева, провели нас в залу, где должны были танцевать. Она необыкновенно хороша, украшена разными любопытными картинами и притом очень велика. Между многими редкими и замечательными картинами граф показывал нам портреты умершей жены своей, которая в молодости слыла совершенною красавицею, и теперешней госпожи Румянцевой, когда ей было не более года или двух лет. Она изображена нагою, но сделана прекрасно. В средине залы висела превосходная люстра, на которой было зажжено по крайней мере 20 толстых свечей, дававших, вместе с другими свечами, расставленными пирамидально на нижних окнах, большой свет.

Литературная деятельность[править | править вики-текст]

В последние годы жизни (быть может, под влиянием запросов Шафирова, которому императрица Екатерина поручила написать историю Петра Великого) Матвеев составил описание Стрелецкого бунта 1682 года, вместе с кратким и неполным изложением последующих событий до 1698 года включительно. Книга написана витиеватым, деланным языком, с латинским строем речи, изобилует галлицизмами; освещение событий довольно пристрастное: на действия царевны Софьи и её партии наложены слишком тёмные краски, Нарышкины и особенно отец автора не в меру возвеличены.

«Дневник неофициальной миссии ко французскому двору» (1705-06) — едва ли не первая русская книга о Франции. В этом сочинении Матвеев рассуждает о политическом устройстве государства Людовика XIV, о видных государственных мужах и художественных памятниках, даже «о метресах, или любовницах королевских».

Семья[править | править вики-текст]

В 1684 году 1-й женой Матвеева стала Анна Степановна Аничкова (1666-04.10.1698/9)[12], дочь стольника Степана Александровича Аничкова[13]. По воспоминаниям современника, она «была единственной женщиной в России, которая не пользовалась белилами и никогда не румянилась, поэтому была достаточно хороша собой»[14].

Традиционно считается[15], что его 2-й женой в конце 1720 года[16], после долгих лет его одиночества, стала Анастасия Ермиловна Аргамакова (ум. 1756) — мать рождённого в 1711 году А. М. Аргамакова (воспитывался в доме Матвеева)[17] и вдова стольника М. М. Аргамакова, который был ещё жив в 1714 году[18]. Анастасия стала сподвижницей мужа во всех его делах, числилась гофмейстериной курляндской герцогини Анны Ивановны. Детей в этом браке не было. Встречается указание, что она, возможно, была урождённая княжна Барятинская, но «князя Ермила / Ермолая Барятинского» в генеалогических таблицах рода не обнаружено[19], а исследователь биографии её сына Д. Н. Костышин, пишет, что девичью фамилию Анастасии ему установить не удалось[16].

Парижские портреты жены Матвеева в русском (1702) и европейском (1706) платье

Однако известно, что в 1700-х годах во время посольской миссии Матвеева в Европу его также сопровождала супруга. Современные исследователи обычно указывают, что уже именно вторая — Аргамакова. «Матвеев ехал в Париж со „своей фамилией“, то есть семьей. Он был женат во второй раз на вдове Анастасии Ермиловне Аргамаковой, дочери князя Барятинского[20], которая и сопровождала его в поездке во Францию. (…) Впоследствии она была придворной дамой царевны, а затем императрицы Анны Иоанновны. »[21].

В Париже с супругов в мастерской Гиацинта Риго были написаны парные овальные портреты в европейском платье (оба — в Эрмитаже[22]; портрет жены — как «Анастасия Ермиловна Матвеева»)[23]. В Версале и шарлоттенбургском замке хранятся аналогичные портреты женщины в русском платье, считавшиеся изображением царевны Софьи, однако переатрибутированные как «Портрет жены московского посла (Андрея Матвеева) в жемчужном головном уборе» 1702 года авторства Matthäus des Angles.

Даты путешествия и создания портретов приходятся ещё на период жизни стольника М. М. Аргамакова, то есть его будущая вдова Анастасия Ермиловна не могла быть женой Матвеева в тот период. Дата смерти первой жены, урождённой Аничковой (1699) — достоверна, будучи известна по надписи на надгробии. При этом французские источники не называют жену посла по имени, упоминая лишь как «в девичестве княжну Барятинскую». Таким образом, очевидно, что на портретах изображена его неизвестная по личному имени 2-я жена (предположительно, из князей Барятинских), а не Аргамакова, которая стала лишь 3-й женой Матвеева. Д. Н. Костышин также пишет, что Матвеев вступал в брак трижды[16]. Одна из дочерей Матвеева (Екатерина), судя по надписи по её надгробии, родилась 1 октября 1718 года, то есть 2-й брак Матвеева мог длиться долго — как минимум, с 1702 по 1718 год. Может быть, родами этой дочери «Барятинская» и умерла.

Дети[править | править вики-текст]

Плита над могилой Екатерины Матвеевой (Шепелевой)
  1. Алексей Андреевич — умер в младенчестве
  2. Федор Андреевич (1696—1734), подполковник. Он запомнился как один из первых русских, вызвавших на дуэль. Со смертью холостого Фёдора Андреевича прекратился род графов Матвеевых, а их значительное состояние было разделено между наследниками 3 дочерей Андрея Артамоновича, причём в основном перешло к князьям Мещерским, роду прежде малозаметному.
  3. Наталья Андреевна Матвеева (1697-?), замужем за князем Василием Ивановичем Мещерским (1696—1776)
    1. Алексей Мещерский (1720-82), действительный статский советник
    2. Пётр Мещерский, премьер-майор в 1776 г.; дочь замужем за А. А. Нартовым
    3. Прокофий Мещерский (1736—1818), генерал-лейтенант, гофмаршал.
    4. Сергей Мещерский (1737-81), статский советник
    5. Прасковья Мещерская, жена Ивана Михайловича Грязново; их дочь замужем за Р. Е. Татищевым
    6. Мария Васильевна, жена Василия Николаевича Самарина; их дочь замужем за И. Н. Неплюевым
  4. Мария Румянцева (4 (14) апреля 1699—1788), предполагаемая фаворитка Петра I; с 1720 года замужем за Александром Ивановичем Румянцевым (1680—1749).
    1. Пётр Румянцев-Задунайский (1725-96), знаменитый генерал-фельдмаршал
    2. Екатерина Румянцева, замужем за генерал-лейтенантом Н. М. Леонтьевым; у них сын Михаил
    3. Дарья Румянцева (ум. 1817); 1-й муж — граф Ф. И. Вальдштейн (1719—1758), 2-й — князь Ю. Н. Трубецкой (1736—1811)
    4. Прасковья Румянцева (1729-86), подруга Екатерины II, жена графа Я. А. Брюса.
  5. Екатерина[24] Андреевна Матвеева (1.10.1718-1.1.1749)[25] - замужем за генералом Амплием Степановичем Шепелевым.
    1. Пётр Шепелев (1737—1828), действительный тайный советник, генерал-поручик.
    2. Фёдор Шепелев, в 1755 г. гвардии сержант.
    3. девицы Мария, Дарья, Прасковья
    4. Надежда Амплиевна, замужем за Александром Васильевичем Салтыковым

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Государственный Эрмитаж. Западноевропейская живопись. Каталог / под ред. В. Ф. Левинсона-Лессинга; ред. А. Е. Кроль, К. М. Семенова. — 2-е издание, переработанное и дополненное. — Л.: Искусство, 1981. — Т. 2. — С. 225, кат.№ 7498. — 360 с.
  2. Надпись на надгробии
  3. Восстание в Москве 1682 года: Сборник документов. М., 1976. С. 53.
  4. 1 2 Рождение империи. М., 1997. Стр. 423, 426.
  5. К. Валишевский. Пётр Великий. Квадрат, 1993. Стр. 286.
  6. Энциклопедия знаменитых россиян: до 1917 года. Диадема-Пресс, 2000. Стр. 418.
  7. Державные кавалеры. Иностранные ордена российских императоров. Каталог выставки в Московском Кремле. М., 2010. С. 68—77.
  8. Cracraft, James. «Diplomatic and Bureaucratic Revolutions». // The Revolution of Peter the Great. Harvard University Press, 2003. ISBN 0-674-01196-1. P. 73.
  9. Россия в начале XVIII в. Сочинение Ч. Уитворта = An account of Russia as it was in the year 1710 / Беспятых Н. Г. — М.: Изд-во АН СССР, 1988.
  10. Шамин C. М. К вопросу о частном интересе русских людей к иностранной прессе в России XVII столетия //Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2007. № 2 (28). С. 53-54.
  11. Дневник каммер-юнкера Берхгольца. Часть 2. 2-е изд. Москва, 1860. Стр. 100.
  12. Де ла Невилль. Комментарии
  13. «Лета 7207 (1699) Октября в 4 день, противу 5 числа, во 2 часу нощи, во 2 четверти, на память святаго священномученика Иерофея Епископа Афинскаго, преставися раба божия, ближняго Окольничаго А. А. М супруга, Анна Стефановна, дщерь Стольника Стефана Александровича Аничкова. Поживе во благочестивом и целомудренном си супружестве 15 лет и 4 месяца и 5 дней; всех же жизни 33 лета от рождества своего. и проч.»
    Надпись с ее надгробия с датами и именем отца приведена в «Истории о невинном заточении ближняго боярина, Артемона Сергиевича Матвеева; Состоящая из челобитен, писанных им к царю и патриарху, также из писем к разным особам,: С приобщением объявления о причинах его заточения и о возвращении из онаго» Изданная Николаем Новиковым, членом Вольнаго Российскаго собрания при Имп. Московском университете. / Иждивением Типографической компании. — 2-е изд. М.: Университетская тип., у Н. Новикова, 1785., 439—440
  14. Записки о Московии.
  15. Аргамаков Алексей Михайлович // Летопись Московского университета
  16. 1 2 3 Д. Н. Костышин, Алексей Михайлович Аргамаков: материалы для биографии // Россия в XVII столетии. Вып. II. М., 2004. С. 53
  17. Имел, вероятно, сестру Анну Михайловну (непонятно, от той же матери), которая стала женой Якова (Ивана) Петровича Долгорукова. (М. Б. Оленев. История села Мурмино Рязанского района / Мурмино. История, культура и традиции Рязанского края)
  18. «В 1714 г. назначен на должность обер-провиантмейстера и вскоре за тем обер-комиссара, к концу царствования Петра І состоял уже в званиях обер-квартирмейстера и обер-кригскомиссара» — Половцев. Точное время смерти неизвестно
  19. Род князей Барятинских
  20. Французский дипломат сообщает в одном из своих посланий: „Супруга посла — дочь кн. Борятинского, потомка одного из великих князей, чьи владения были захвачены примерно триста лет тому назад государем московским Василием“.
  21. Матвеев А. А. Архив, или статейный список. Текст приводится по изданию: Русский дипломат во Франции. (Записки Андрея Матвеева). — Л.: Наука, 1972. Комментарии
  22. Е. Ф. Кожинa, «Два русских портрета из мастерской Иасента Риго» // Памятники культуры: новые открытия: письменность, искусство, археология [Text]: ежегодник / Научный совет по истории мировой культуры АН СССР; ред. Д. С. Лихачев [и др.]. — М.: Наука, 1975 —. 1975. — 1976. — 475 с.
  23. В «Livre de raison» Риго (стр. 123) указаны под 1706 годом портреты московского посла и его жены (копии выполнены учениками); портрет графини на обороте холста имеет надпись «Peint par Hyacinthe Rigaud 1706» (в каталоге ГЭ 1976 года он указан как работа мастерской
  24. Судя по надписи на надгробии. Встречается вариант "Прасковья"
  25. См. надпись на надгробии

Ссылки[править | править вики-текст]

Предшественник:
Посольства не было
Посол России в Нидерландах
16991712
Преемник:
Куракин, Борис Иванович
Предшественник:
Писемский, Фёдор Андреевич
Посланник России в Великобритании
17071708
Преемник:
Куракин, Борис Иванович
Предшественник:
Иоганн Христофор Урбих
Посол России в Австрии
17121715
Преемник:
Ланчинский, Людовик