История медицины в России

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Медицина на Руси»)
Перейти к навигации Перейти к поиску
Больничные палаты Троице-Сергиевой лавры (1630-е годы)

История медицины в России на протяжении многих столетий была связана с государевым двором. Единственным источником медицинской помощи в провинции до XIX века служили травники и целители, которые принимали больных за деньги или иные подношения — например, «за чарку и угощение в кабаке»[1]. В северных областях знахарствовали в основном мужчины, тогда как на юге и в Малороссии это ремесло считалось женским[2]. Даже в XIX веке не в каждом уездном городе имелся профессиональный лекарь, врача приходилось «выписывать» из губернского центра[1]. На селе первые доктора появились с развитием земской медицины в последней трети этого века[1].

Допетровская эпоха[править | править код]

О состоянии медицины в средневековой России можно судить по лечебникам того времени. В них описываются операции черепосверления, чревосечения, ампутации. Для усыпления больного использовались настой мака или мандрагоры, а также вино. Врачеванием занимались костоправы, кровопуски, зубоволоки и другие «резалники». С целью дезинфекции инструменты обрабатывались на огне.

«Раны обрабатывали березовой водой, вином и золой, а зашивали волокнами льна, конопли или тонкими кишками животных»[3].

«Знахарь», картина Г. Мясоедова

В XVI веке для оказания медицинской помощи царю и его семейству привлекались врачи из Западной Европы[4]. С приездом в Москву в 1581 году английского доктора Роберта Якоба (прозванного на русский лад Романом Елизаровым) при дворе Ивана Грозного была учреждена Государева аптека, которая обслуживала членов его семьи. В аптеке работали англичане, голландцы, немцы и другие иноземцы. От более раннего времени сохранились имена царских лекарей Бомелия, Булева и Эренштейна, которых москвичи принимали за волхвов[5].

После Смутного времени (по другим сведениям, при Борисе Годунове) появилось первое государственное медицинское учреждение — Аптекарский приказ. В его ведении находились аптекарские огороды, где выращивались лечебные травы. Наиболее ценные лекарства импортировались из Европы. С 1654 году при Аптекарском приказе действовала первая в стране лекарская школа.

В течение всего XVII века практиковался ремесленный способ обучения лекарскому делу. Лекари-иностранцы по контракту нанимались на службу в русские полки. Для обучения лекарскому делу к ним прикомандировывались русские стрельцы и стрелецкие дети. Такое ремесленное обучение продолжалось несколько лет, после чего ученики получали звание лекаря и назначались в полки. Сведе­ния о существовании русской медицинской школы в XVII веке документально не подтверждаются. Большая часть населения продолжала пользоваться услугами знахарей, травников, повивальных бабок, о которых имеются упоминания в писцовых книгах. Знания в области народной медицины передавались в основном устно, но часть этих сведений записывалась. Таким способом возникали переработки рукописных лечебников[4].

Центрами врачевания в провинциях служили монастырские лечебницы. До наших дней сохранились больничные палаты, выстроенные в XVII веке в Троице-Сергиевом, Кирилло-Белозерском, Новодевичьем и других крупных монастырях Русского государства.

Царь ввёл монополию на торговлю лекарственными средствами. Отпускать их разрешалось через Главную аптеку напротив Чудова монастыря или через Новую аптеку близ Посольского приказа на Ильинке. В течение XVII—XVIII веков лейб-медиками, обслуживавшими царскую фамилию, по-прежнему были почти исключительно иностранные специалисты.

Во время частых эпидемий и моровых поветрий правительство принимало карантинные меры. Царь Алексей Михайлович с 1654 по 1665 годы выпустил свыше 10 указов «о предосторожности от морового поветрия». Так, во время чумы 1654—1655 годов дороги на Москву были перекрыты заставами и засеками, через которые не разрешалось пропускать никого вне зависимости от звания, а за ослушание полагалась смертная казнь.

Восточные славяне из Речи Посполитой и Великого княжества Литовского имели возможность обучаться в лучших университетах Европы. Так, Франциск Скорина из Полоцка получил в 1512 году степень доктора медицины в Падуанском университете. Ещё раньше, в XV веке, в Болонском университете подвизался «доктор философии и медицины» Георгий из Дрогобыча. Из уроженцев Московского государства первым степень доктора (в Падуе) получил в 1696 году Пётр Постников.

Европеизация медицинского дела[править | править код]

При Петре I по инициативе И. Л. Блюментроста была предпринята реформа медицинского дела в России. Вместо Аптекарского приказа была создана Медицинская канцелярия, которая в 1763 году была преобразована в Медицинскую коллегию.

В начале XVIII века была основана первая русская медицинская школа. Тогда же открылись военные сухопутные и морские госпитали[4]. В 1707 году Николай Бидлоо, выпускник Лейденского университета, открыл первую в России госпитальную школу. Она действовала при первом военном сухопутном госпитале за рекой Яузой. Как и в других европейских странах, анатомию преподавали на трупах. В 1718—1720 годах открылись первые госпитали в Петербурге и Кронштадте. Уже в 1733 году при этих госпиталях также имелись собственные школы. В 1758 году упоминается о госпитальной школе в Барнауле. По окончании обучения ученики медицинской школы посылались на службу в полки, на корабли и в госпитали[4].

С момента основания Российской империи государство делало упор на развитии военной медицины, тогда как крупнейшие гражданские лечебницы (Странноприимный дом, Голицынская больница) создавались по почину частных лиц. Монастырские больницы в основном предназначались не для лечения больных, а для при­зрения престарелых, увечных и умалишённых. Гражданское население России и в XVIII веке продолжало пользоваться услугами знахарей и обращалось к лечебникам. Как свидетельствуют пометы на рукописях, владель­цами лечебников были купцы, ремесленники, духовенство и крестьяне. Начало правительственной организации медицинской помощи гражданскому населению России относится ко второй половине XVIII века, когда в 1775 году был учреждён Приказ общественного призрения[4].

В армии А. В. Суворова зародилась военная эпидемиология -- «медицинский контроль за питанием и водоснабжением войск, состоянием обмундирования, режимом труда и утомляемостью солдат»[6]. Ее научное описание заложено в трудах Д. С. Самойловича (1744–1805) и А. Ф. Шаронского (1740–1811).

Наглядную картину эволюции военной медицины в России XIX века представляет Военно-медицинский музей в Петербурге. В 1798 году в Петербурге была учреждена Военно-медицинская академия, которую возглавил шотландец Яков Виллие (Джеймс Уайли). В 1823 году начал издаваться «Военно-медицинский журнал».

Здравоохранение в XIX веке[править | править код]

При Александре I получает развитие общественная медицина. В 1802 г. в Петербурге создано «Императорское человеколюбивое общество» под покровительством вдовствующей императрицы Марии Федоровны, а в 1816 г. — аналогичное общество в Москве. Общества «организовывали массовые прививки против оспы, лечение на дому, налаживали медицинскую помощь в приютах и родильных домах, в тюрьмах и исправительных домах, занимались благоустройством больниц[7].

В 1803 г. при Департаменте полиции Министерства внутренних дел был создан Медицинский совет, который начал основывать и содержать больницы и приюты для инвалидов и сирот вместе с приказами общественного призрения и Медицинскими советами, создававшимися в губерниях.

В 1804 году в Москве было создано Физико-медицинское общество, в задачи которого входили ведение метеорологических наблюдений, статистики заболеваний, рождаемости и смертности в Москве, изучение профессиональных заболеваний.

В 1810 году Медицинский совет при МВД передали в подчинение Министерства народного просвещения. Затем в 1811–1822 гг. параллельно работали два общегосударственных Медицинских совета: при Министерстве полиции (с 1819 г. Министерство внутренних дел), а другой — при Министерстве народного просвещения.

В 1822 г. продолжил работу только Медсовет при МВД.

Юридическую базу здравоохранения усовершенствовали при издании в 1833 г. «Своду законов Российской империи», в который вошел и Врачебный устав. Он определял, что общую направленность здравоохранения регулировала медицинская полиция, главной задачей которой было противодействие эпидемиям[7]. Зародившаяся в конце XVIII века как военная дисциплина, эпидемиология к началу ХХ века превратилась в самостоятельную науку: ее преподавали в Военно-медицинской академии, где в 1894 г. была создана кафедра заразных болезней и медицинской бактериологии[7]. Идея приоритета санитарно-профилактической работы в 1870-е гг. стала популярной среди земских медиков.

На рубеже XVIII–XIX вв. общее количество врачей в Российской империи увеличилось с 1500 до 8072. В 1846 г. треть этих докторов работали в армии и флоте.

Помощь военных медиков гражданскому населению[править | править код]

На отдаленных окраинах империи военные медики играли большую роль. Они не только обеспечивали боеспособность армии и флота, но и создавали основы медицинской помощи на местах, вели исследовательскую работу и наблюдения.

Одним из старейших военно-медицинских учреждений России стал Кронштадтский госпиталь, где впервые в истории медицины была проведена пункция перикарда, получена противочумная вакцина и применено хлорирование питьевой воды. Госпитальная школа готовила медицинские кадров для армии и флота, вела исследования, давшие толчок к развитию медицинской науки.

В 1859 г. в Кронштадте было основано Общество морских врачей.

Медицина после реформ Александра II[править | править код]

Одним из направлений реформ Александра II было развитие земской медицины, которая должна была обеспечить равную доступность медицинской помощи всему населению страны и сотрудничать с фабрично-заводской медициной. Постановление 1866 г. обязывало владельцев промышленных предприятий не только организовывать, но и содержать больницы и амбулатории.

«Должностные инструкции для врачей, фельдшеров и повивальных бабок» регулировали стандарты медицинской помощи, работу губернских и сельских больниц, психиатрических лечебниц и фельдшерских школ контролировали земские управы[7].

Создание трёхзвенной системы медицинской помощи[править | править код]

При Николае II российское здравоохранение стало общедоступным.

В России была создана не имевшая аналогов в мире система участковых врачей и сложилась трехзвенная структура медицинской помощи населению: врачебный участок, уездная больница, губернская больница. Лечение в этих медицинских учреждениях было бесплатным.

Быстро расширялся охват населения медицинской помощью: если в 1901 году ее получили 49 млн человек, то в 1907-м, - 69 млн, в 1910-м - 86 млн и в 1913-м - 98 млн. Это привело к снижению общей смертности с 29.4 на тысячу жителей в 1906-1911 годах до 25 в 1912-м.

Надо учитывать сложности организации здравоохранения 94,244 млн россиян, живших в основном в деревнях на территории, которая только в Европейской России охватывала почти 4 млн. кв.км. (для сравнения 41,5 млн англичан (на 1900 г.), из которых большинство было горожанами, проживали на территории площадью 240 579  кв. км).

11 января 1897 года Николай II утвердил Особую комиссию о мерах предупреждения и борьбы с чумой во главе с принцем А.П. Ольденбургским. Затем была создана Междуведомственная комиссия для пересмотра врачебно-санитарного законодательства под председательством почётного лейб-хирурга академика Г.Е. Рейна. Эти и другие санитарно-эпидемиологические меры помогли снизить смертность от инфекционных заболеваний в 1.6 раза: с 587 тыс.человек в 1891-1895 годах до 372 тыс. человек с 1911 по 1914 г.

В 1897 г. в Санкт-Петербурге создали Женский медицинский институт, чтобы обеспечить кадрами в первую очередь сельские и национальные регионы, где женщины нередко стеснялись обращаться за помощью к врачам-мужчинам. Врачи-женщины также должны были работать акушерками и медсестрами, участвовать в создании яслей.[7]

В начале ХХ века русская медицина получила международное признание: физиолог И.П. Павлов (1904 г.) и микробиолог И.И. Мечников (1908 г.) были удостоены Нобелевской премии. Русские ученые провели новаторские исследования структуры мозга, стояли у истоков новых областей медицины: судебной психиатрии, гинекологии и гигиены, были основоположниками электрофизиологии и электрокардиографии. В стране издавалось 150 научных медицинских журналов.[8]


Доктора и лекари[править | править код]

Врачей в России традиционно называли докторами. Это обусловлено тем, что большинство иностранных медиков, приезжавших в Россию, имели степень доктора медицины, полученную в европейских университетах. На докторские должности назначались иностранцы, представлявшие, как правило, рекомендательные письма от монархов своих государств.

Они подвергались экзамену в Аптекарском приказе, позднее — в Медицинской канцелярии и только после этого вступали в должность. Не все иностранные доктора выдерживали экзамен. Но в этих случаях они обычно не уезжали, а прельщенные высоким окладом оставались на лекарских должностях. В 1715 был издан указ о том, что доктора, занимавшие лекарские должности, впредь обязаны именоваться не по степени, а по должности — лекарями.

В функции докторов входило лечение царя, царского семейства и знатных людей. С XVII века доктора приглашались и в войска – полковыми лекарями. С XVIII века работали в лазаретах и госпиталях. Они лечили военнослужащих, проводили их освидетельствование с составлением «дохтурской сказки», содержащей вывод, можно ли данному лицу служить в армии. Доктора ежемесячно рапортовали (с 1716) архиатру (главному медику государства) о числе больных и умерших и о болезнях.

Доктора входили в штат Аптекарского приказа (затем Медицинской канцелярии и Медицинской коллегии), назначались штадт-физиками и т.д. При Медицинской канцелярии состояло некоторое число внештатных докторов для особых командировок и вакансий. К управленческой деятельности они первоначально не допускались. Только с 1716 года, когда к руководству медицинским ведомством пришли архиатры-иностранцы, началось активное проникновение иностранных докторов в управление медициной.

Поскольку первоначальное развитие медицины в России было связано с придворным и военным ведомствами, в этих направлениях и происходила должностная регламентация докторов.

В Морском уставе от 13 января 1720 года говорится о «докторе при флоте», который должен был дважды в день посещать больных и раненных в лазарете, следить за обслуживанием больных лекарями, контролировать деятельность корабельных и лазаретных лекарей, получать от последних рапорты об их деятельности.

В соответствии с Регламентом об управлении Адмиралтейства и верфи от 5 апреля 1722 года в госпитале полагался один доктор. Кроме перечисленного выше, он должен был смотреть за качеством лекарств, направляемых кораблями к местам дислокации флота, проверять «лекарские сундуки».

Генеральным регламентом о госпиталях от 24 декабря 1735 года была введена должность главного доктора военного госпиталя. Он должен был жить на казенной квартире при госпитале и иметь в подчинении главного лекаря, лекарей с подлекарями и лекарскими учениками и аптекаря с гезелем и аптекарскими учениками.

Функции доктора сводились к общему руководству госпиталем:

  • Контроль за деятельностью комиссара (осуществлявшему финансирование и матер.обеспечение), а также главного лекаря, аптекаря.
  • Лечебная деятельность: ежеутренний и ежевечерний осмотр больных (воинов или работников военного ведомства), назначение курса лечения, контроль за исполнением назначений.
  • Преподавательская деятельность и контроль за занятиями в хирургической госпитальной школе.
  • Главный доктор составлял рапорты архиатру о состоянии дел в госпитале и обращался к нему с госпитальными нуждами.

В конце XVIII века чаще употреблялся термин «старший доктор». В это же время появилась должность товарища старшего доктора.

В 1759 году была принята Инструкция из Медицинской канцелярии главного доктора Санкт-Петербургского Генерального госпиталя, которой была введена должность младшего доктора со следующими функциями:

  • Иметь 1 палату с разными больными и лечить их, в трудных случаях советоваться с главным доктором.
  • Ездить в госпиталь три раза в неделю, а при нужде и чаще.
  • О течении болезней, выздоровлении и смертях доносить главному доктору, с его разрешения производить вскрытия.
  • Младший доктор должен был присутствовать на докторских экзаменах, а также стараться обрести знание государственного права и приказного дела как чиновник Медицинской канцелярии.

До конца XVIII века русскому медику получить степень доктора и соответствующую должность было трудно. Иностранные доктора оплачивались в России чрезвычайно высоко, дорожили своими местами и боялись возникновения конкуренции со стороны русских. Несмотря на стремление высших правительственных чиновников к подготовке русских докторов, иностранные представители российской медицинской администрации противодействовали получению русскими полного медицинского образования. Поэтому в госпитальных школах преподавали в основном практическую сторону медицины и выпускали лекарей. И созданные в дальнейшем российские учебные заведения до 1791 года не имели права присваивать докторскую степень. Российские чиновники из иностранцев неохотно признавали даже степени, полученные русскими за границей. Известны сенатские разбирательства по этим вопросам.

Доктора имели чин в зависимости от занимаемой должности. Доктора, члены Медицинской коллегии – коллежского советника; городской и губернский доктора – подпоручика, дивизионный доктор – чин премьер-майора, равный коллежскому асессору.

Со 2-й половины XVIII века в управленческую сферу для обозначения докторских должностей начинает внедряться термин «врач», введенный архиатром Кондоиди. В гражданском ведомстве термин «врач» полностью вытеснил «доктора» в 1-й половине XIX века. В военном ведомстве – во 2-й половине XIX века. Звание доктора медицины, до 1917 года дававшее право занимать в медицинском ведомстве должности не ниже VIII класса, существует и по сей день.

Придворные доктора[править | править код]

Собственно с этой категории и начиналась история этой должности в России. Лекари и врачи всегда были при дворах русских царей и Великих князей. Сохранились даже имена многих из придворных лекарей, начиная с Владимира Крестителя.

Начиная со времени собирания Руси, Великие Князья стали прибегать к врачебным услугам иноземных лекарей, однако на постоянной основе иностранцы стали работать только при дворе Великого князя Василия Ивановича. Его придворный врач Николай Булев играл роль не только медицинского работника, возможно из-за своей публицистической активности, он оказался вовлечен в одну из политических интриг.

При дворе царя Ивана Грозного постоянно работали англичане, такие как Ральф Стендиш и Арнульф Линдсей. Среди его врачей был печально известный Елисей (Элизий) Бомелий. В смерти царя Ивана источники обличали голландца Иоганна Эйлофа, который был лечащим врачом также и царевича Ивана Ивановича[9]. Как правило, все придворные иностранные медики имели докторскую степень. Царские лекари, как правило, состояли в подчинении у главы Аптекарского приказа.

Вообще положение иностранцев в России, а медиков в особенности было неоднозначным. С одной стороны их ученость вызывала огромное уважение русских, однако с другой стороны их деятельность вызывало недоверие, раздражение, а подчас и злобу народа (нередки случаи в истории России, начиная с времен Смуты, и кончая революционными событиями 1905 года, когда сами доктора или их дома подвергались нападениям толпы). Докторов часто подозревали и иногда этому были подтверждения, в ведении подрывной деятельности по заказу западных властителей. Наиболее частые обвинения иностранных докторов – в ведовстве, «наведении порчи» и отравлениях, в том числе массовых. Причем, это было не всегда недоверие исходящее от народа. Иногда лекари, часто пользовавшиеся еретической и оккультной литературой, попадали под официальную борьбу, которая велась с местными знахарями, в чьем арсенале присутствовала магия и чернокнижие.

Указ царя Алексея Михайловича от 1653 года свидетельствует о масштабах явления, когда

многие люди мучатся разными болезнями и помирают... Таких злых людей и врагов Божиих велено в струбах сжечь безо всякия пощады и домы их велено разорить до основания[10]

Армейские доктора[править | править код]

Особое внимание на военно-медицинскую часть в России обращал Петр I. Многих молодых людей он отправлял за границу, в Италию, для изучения медицины, учреждал военные госпитали и при них хирургические училища, повелевал разводить аптекарские сады и положил основание началу вольных аптек в России, пригласил в казенную службу иноземных врачей и вызвал из-за границы повивальных бабок; Аптекарский приказ стал учреждением коллегиальным, под названием Медицинской Канцелярии, под главным начальством Архиатера; при этой канцелярии впоследствии был учрежден совет из медиков. Петр хотел из этого учреждения создать центральную медицинскую коллегию, которая должна была проводить новые медико-полицейские меры на целую Россию, но он встретил непреодолимое к тому препятствие — отсутствие врачей, с чем долго боролись и его преемники.

Это значительное число лекарей объясняется стремлением Петра I положить начало более или менее правильно организованному военно-полевому врачебному делу. С этою целью было выписано из-за границы в 1695 году,— 25, a в 1697 году — 50 лекарей.

Служащий в армии доктор имел должность не ниже дивизионного лекаря. Он должен был ходить в заграничные походы. Закон запрещал военным врачам отказ от службы в военное время.

Военные доктора подчинялись генерал-штаб доктору армии. Направляясь в поход, дивизионный доктор мог получить дополнительное поручение – например, осмотреть в походе заграничные госпитали. В связи с созданием 19 января 1797 года Врачебных управ, взявших на себя часть военно-медицинских забот были уничтожены должности генеральных, дивизионных и корпусных докторов.

4 августа 1805 года (по Высочайше утверждённому докладу министра внутренних дел) медицинская часть была преобразована и введена должность генерал-штаб-доктора, возглавлявшего военно-медицинское ведомство и состоявшего при министре внутренних дел.

Каждым армейским госпиталем руководил главный доктор, при командующем флотом также находился главный доктор. Все медицинские чины назначались министром внутренних дел.

27 января 1812 года (в связи с Учреждением Большой действующей армии) в состав Главного полевого штаба входил полевой генерал-штаб-доктор, которому подчинялись, соответственно, корпусной штаб-доктор и дивизионный доктор.

Карантинные доктора[править | править код]

В России существовала должность пограничного (карантинного) доктора, введенная в 1742 году. Первый из них должен был жить в Киеве и надзирать за карантинными домами, расположенными в соответствии с расписанием, полученным из Медицинской канцелярии. В дальнейшем число карантинов и пограничных докторов было увеличено.

Гражданские доктора[править | править код]

Сенатским указом от 20 марта 1756 года в Москве были введены должности губернского и городского докторов. Городской доктор состоял при Магистрате, имел предоставленную им казенную квартиру и жалованье от доходов города. Он «пользовал» преимущественно лиц купеческого звания, а также магистратских чиновников. Кроме того, он должен был свидетельствовать внезапно умерших и «битых».

Губернский доктор осматривал дворян и чиновников губернских дворянских учреждений, а также освидетельствовал рекрутов. Главной же его задачей была борьба с эпидемиями в Московской губернии. Губернский доктор был также назначен в Астрахань.

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 Историк Елена Смилянская о гадании, знахарях и кликушестве на Руси - Газета.Ru
  2. Смилянская Е. Б.. Волшебники. Богохульники. Еретики. Народная религиозность и «духовные преступления» в России XVIII в. М. : Индрик, 2003. С. 51.
  3. Цит. по: Сорокина Т. С.. История медицины. М., 2008. ISBN 9785769557811.
  4. 1 2 3 4 5 Груздев В. Ф. Рукописные лечебники в собрании Пушкинского дома // Труды Отдела древнерусской литературы. Л., 1974. Т. 29. С. 343.
  5. Судьбе одного из них посвящён один из первых русских исторических романов — «Басурман».
  6. Огарков П. И., Кузин А. А., Ишкильдин М. И. Военная эпидемиология в прошлом и настоящем // Военно-медицинский журнал. — 2017. — № 6 (338). — С. 55–63..
  7. 1 2 3 4 5 Оксана Васильевна Бабенко. Медицина Российской империи конца XVIII — начала XX века в новой научной литературе.. История и археология: материалы V Междунар. науч. конф. (г. Краснодар, февраль 2018 г.). — Краснодар: Новация, 2018. — С. 7-13.. «Молодой учёный", научный журнал (24.01.2018). Дата обращения 15 марта 2019.
  8. Пётр Мультатули. Реформа здравоохранения Императора Николая II. tsargrad.tv (9 июня 2017). Дата обращения 15 марта 2019.
  9. Опарина Т. А. Иноземцы в России XVI—XVII вв. М., 2007. С. 169.
  10. Грамота царя Алексея Михайловича на Тулу о запрещении колдовства, 1653 год (Опарина. Т. А. Неизвестный указ 1653 г. о запрещении колдовства // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2002. № 3 (9). С. 88—91).

Литература[править | править код]

  • Рихтер В. История медицины в России. — СПб., 1820.
  • Загоскин Н. П. Врачи и врачебное дело в истории России. — Казань, 1891.
  • Свод узаконений и распоряжений правительства по врачебной и санитарной части в Империи. — СПб., 1895. — Вып. 1.
  • Змеев Л. Ф. Чтениях по врачебной истории России. — СПб., 1896.
  • Чистович Я. А. История первых медицинских школ в России. — СПб., 1883.
  • Мирский М. Б. Медицина России XVI-XIX вв. — М., 1996.
  • Скориченко-Амбодик Г. Г. Медицина // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Черникова Т. В. Западные служилые иноземцы и придворные врачи во времена Ивана Грозного / Т.В. Черникова // Вестник МГИМО-Университета. — 2012. — № 4. — С. 33—41.
  • Большой медицинский словарь. 2000.
  • Историческое описанiе одежды и вооруженiя россiйскихъ войскъ. — М., 1901. — Т. 13.
  • Васильев К. Г., Сегал А. Е. Глава V. Эпидемия на Руси в XVII веке // История эпидемий в России / под ред. А. И. Метёлкина. — М. : Медгиз, 1960. — С. 400.

Ссылки[править | править код]