Северо-Тихоокеанская экспедиция Джесупа

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Франц Боас, инициатор и научный руководитель экспедиции

Джесуповская Северо-Тихоокеанская экспедиция (англ. Jesup North Pacific Expedition) — масштабная этнографическая и лингвистическая экспедиция, проведённая в 18971902 годах в малоизученные районы Северо-Восточной Азии и северо-западного побережья Северной Америки, включая российские Восточную Сибирь и Дальний Восток. Организатором и спонсором экспедиции выступил Американский музей естественной истории в лице его президента бизнесмена и мецената Морриса Джесупа, благодаря чему она была названа его именем. Планирование и научное руководство экспедицией, а также частичный сбор материала, осуществлял американский антрополог с мировым именем Франц Боас. Помимо него, участие в различных этапах экспедиции приняли ряд нанятых музеем специалистов, в том числе российские учёные Владимир Богораз и Владимир Иохельсон.

В ходе экспедиции были изучены быт, традиции и культура народов севера, в том числе айнов на Сахалине, эвенов, эвенков и якутов в Восточной Сибири, юкагиров, чукчей и коряков на Дальнем Востоке, сибирских и американских эскимосов, индейцев северо-западного побережья квакиутл, сэлиш, белла-кула (нухальк) и нлакапамух[1]. Был собран значительный этнологический, антропологический и лингвистический материал, в том числе с использованием передовых на то время технологий — фотографии и фонографа. Основной вывод, сделанный на основании результатов экспедиции — районы Крайнего Севера по обе стороны Берингова пролива представляют собой единый этнокультурный регион[2]. По мнению современных антропологов, в ходе экспедиции была доказана гипотеза, что предки современных народов Америки переселились на этот континент из северо-восточной Азии через Берингов пролив или, как впоследствии выяснилось, «Берингийский перешеек» — участок суши между двумя континентами, исчезнувший 10—11 тыс. лет назад в результате глобального потепления[3].

Предпосылки[править | править исходный текст]

На рубеже XIXXX веков среди антропологов господствует теория расовой эволюции (под влиянием работ французских и немецких философов, в частности Ж.-А. де Гобино), согласно которой представители одной расы находятся на более высокой ступени развития, нежели чем представители других[4]. Одним из противников этой теории и, соответственно, сторонником культурного релятивизма является молодой учёный немецкого происхождения Франц Боас. Он полагает, что, к примеру, «изучая небольшое племя в Британской Колумбии, он может узнать об истории человечества столько, как если бы изучал великую цивилизацию»[4]. Ко времени принятия на работу в Американский музей естественной истории в качестве куратора отдела этнологии в 1896 году Боас уже успевает познакомиться с культурой индейцев Баффиновой Земли и северо-западного побережья, и собрать существенную коллекцию предметов быта. В период между 1888 и 1895 годами он совершает несколько кратковременных поездок в Британскую Колумбию под эгидой Британской Ассоциации Продвижения Науки (англ. British Association for the Advancement of Science)[5], работает над организацией экспозиций в берлинском Императорском этнографическом музее и Всемирной выставке 1893 года в Чикаго. Желая изучить родственные и культурные связи между различными племенами на обоих берегах Берингова моря, он совместно с куратором отдела антропологии музея Фредериком Путнамом (Frederic W. Putnam, 1839—1915) представляет директору музея и крупному бизнесмену Моррису Джесупу шестилетний план этнографической экспедиции с целью всестороннего сравнительного анализа культур. Со своей стороны Джесуп на первый план выдвигает проверку существовавшей на тот момент теории происхождения индейцев от народов Сибири и Дальнего Востока[5].

Экспедиция и её участники[править | править исходный текст]

Американская сторона[править | править исходный текст]

Франц Боас и Джордж Хант[править | править исходный текст]

На тихоокеанском побережье Британской Колумбии сбором музейного материала занимались руководитель экспедиции Франц Боас и его помощник Джордж Хант (George Hunt, 1854—1933). Хант, чья мать была этнической тлинкиткой, вырос в северной части острова Ванкувер по соседству с индейской общиной квакиутл и свободно владел их языком. В экспедиции он сыграл решающую роль в коллекционировании и переводе мифов этого народа. Кроме того, Хант находил и выкупал предметы быта аборигенов, среди которых значились ритуальные маски, одежда и погремушки шаманов, огромные резные чаши, разукрашенные сундуки, резные изделия из кости, праздничная посуда и тотемные столбы. Сотрудничество Боаса и Ханта вышло далеко за рамки собственно экспедиции и продолжалось 45 лет с 1888 по 1933 годы[5][6].

Ливингстон Фарранд[править | править исходный текст]

Ливингстон Фарранд (Livingston Farrand, 1867—1939), врач и антрополог из Колумбийского университета, принял участие в нескольких поездках на западное побережье Америки. В 1897 году он сопровождает и ассистирует Францу Боасу на самом первом этапе экспедиции в Британскую Колумбию. В 1900 году он, на этот раз самостоятельно, выезжает в районы компактного проживания народа чилкотин — горную тайгу и альпийские луга на склонах Берегового хребта к западу от долины реки Фрейзер в Британской Колумбии. Наконец, в 1902 году Фарранд собирает мифы народа хейльтсук (белла-белла) в районе фьорда Риверс-Инлет (англ. Rivers Inlet) в 65 км к северу от острова Ванкувер, а также совершает краткосрочные поездки на побережья американских штатов Орегон и Вашингтон. В результате вышло несколько значимых работ о культуре индейцев, в одной из которых, «Обычаи индейцев чилкотин» (англ. Traditions of the Chilcotin Indians), он демонстрирует, как мифы одних индейских племён заимствуются из мифов других[7].

Харлан Смит[править | править исходный текст]

Харлан Смит (Harlan I. Smith, 1872—1940) в рамках экспедиции выполнял археологическую часть работ. В его обязанности входило вскрытие старых могильников и антропометрическое исследование скелетов, в частности измерение пропорций тела и головы. Кроме этого, Смит делал гипсовые слепки, много фотографировал и сравнивал собранный им материал с материалом, добытым Владимиром Иохельсоном и Джерардом Фоуком в Азии. В 1897 году Смит самостоятельно работает в долине реки Томпсон, окрестностях городов Камлупс и Литтон (Lytton) в Британской Колумбии, которую населяют племена салишей — нлакапамух (nlaka’pamux) и никола (nicola). Впоследствии он занимается лишь фотосъёмкой и изготавлением слепков, помогая Боасу в долине реки Скина и городе Принс-Руперт, а также Фарранду в селении Белла-Белла (Bella Bella)[8].

Джон Свантон[править | править исходный текст]

Лингвист и знаток языка хайда Джон Свантон (John R. Swanton, 1873—1953) принимал участие экспедиции в качестве эксперта Бюро американской этнологии, которое наполовину оплачивала его услуги и имело доступ к результатам исследования[9][10]. Он занимался записыванием устных рассказов с их последующей расшифровкой, только за период с осени 1900 по лето 1901 года записав свыше 40 тыс. строчек текста. Проработав переводчиком 3,5 года, Свантон опубликовал ряд работ о языках хайда и тлингит: «Заметки по языку хайда» (англ. Notes on the Haida Language, 1902), «Письменность и мифы хайда, диалект скайдгейт» (англ. Haida Texts and Myths, Skidegate Dialect, 1905), «Вклад в этнологию хайда» (англ. Contributions to the Ethnology of the Haida, 1905), «Письменность хайда, диалект массет» (англ. Haida Texts, Masset Dialect, 1908), «Социально-бытовые условия, поверья и соотношение языков тлинкитов» (Social англ. Condition, Beliefs, and Linguistic Relationship of the Tlingit Indians, 1908), «Мифы и письменность тлинкитов» (англ. Tlingit Myths and Texts, 1909), «Песни хайда» (англ. Haida Songs, 1912) и «Индийские племена Северной Америки» (англ. The Indian Tribes of North America, 1952)[11].

Джеймс Тейт[править | править исходный текст]

Шотландец Джеймс Тейт (James Teit, 1864—1922), не имея высшего образования, всё же овладел рядом европейских, и что было особенно важно для Боаса, индейских языков. Женившись на женщине из племени нлакапамух, он помимо этого свободно писал на языках народов стъатъимк (лиллуэт) и секвепемк (шусвап)[10]. Боас познакомился с Тейтом ещё до своего прихода в музей в 1894 году и сразу же нанял его к себе на работу. В первый год экспедиции Тейт в команде Боаса записывал на фонограф интервью и песни индейцев сэлиш и никола в общине Спенсес-Бридж (Spences Bridge), после чего сопровождал своего начальника в пятинедельном путешествии из Спенсес-Бридж в общину Белла-Кула (Bella Coola). Спустя год вышла в свет работа Тейта «Традиции индейцев долины реки Томпсон» (англ. Thompson River Indians), а ещё через два года ещё одна книга — «Индейцы Томпсон из Британской Колумбии» (англ. Thompson Indians of British Columbia)[12].

Азиатская сторона[править | править исходный текст]

Карта народов Восточной Сибири и Дальнего Востока, составленная по итогам экспедиции[13]

Задачи и условия работы в Америке и Азии разительно отличались между собой. Как указывают авторы посвящённой экспедиции статьи в научном журнале «American Anthropologist», «если на американском континенте наиболее значимые трудности были связаны с конкуренцией между институтами, в частности между Американским и Филдовским музеями естественной истории, то в Азии путешественников ожидал целый клубок проблем, связанных с политической слежкой, суровым климатом, изменчивым ландшафтом, ужасающими условиями жизни, слабостью инфрастуктуры и огромными расстояниями, которые приходилось преодолевать на лошадях, оленьих и собачьих упряжках, лодках и плотах, а также пешим ходом»[5].

Азиатский этап экспедиции, начавшийся через год после американского, включал в себя две различные области исследования: Сахалин и долину Амура с одной стороны, и северную часть Сибири с побережьем Берингова моря с другой. Южную группу возглавил молодой немецкий синолог, выпускник Лейпцигского университета Бертольд Лауфер (Berthold Laufer, 1874—1934), включив в неё археолога Джерарда Фоука (Gerard Fowke, 1855—1933), известного по раскопкам древних культур на юге Аляски и в Британской Колумбии[14].

На севере работали два русских отряда при тесном взаимодействии друг с другом: один — Охотско-Колымский — возглавил Владимир Ильич Иохельсон, второй — Анадырский — Владимир Германович Богораз. Оба русских экпедитора, дружившие друг с другом, стали учёными-этнографами в силу сложившихся обстоятельств[15]. Революционеры-народовольцы, они увлеклись изучением быта и культуры местного населения во время ссылки, в которую их отправляет царское правительство за связи с запрещёнными политическими организациями. В особенности это относится к Иохельсону, который за время ссылки становится заметным этнологом, изучая быт, язык и традиции юкагиров. Богораз в это время живёт среди чукчей и изучает их язык, а затем готовит словарь чукотского языка. В 1894—1896 годах оба народника принимают участие в экспедиции Русского географического общества по изучению народов, населяющих Якутию (финансирует экспедицию золотопромышленник И. М. Сибиряков, отсюда её название — «Сибиряковская»)[16]. Имя теперь уже бывших ссыльных становится известно в Петербурге; и кандидатура Иохельсона как руководителя экспедиции приходит на ум В. В. Радлову, востоковеду и члену-корреспонденту Императорской академии наук, когда к нему за помощью обращается Боас[16].

В первоначальные планы Боаса не входило глубокое исследование внутренних районов Сибири, он лишь планировал «собрать некоторое количество сведений о племенах Охотского моря и западного побережья Берингова пролива, не углубляясь в подробности»[17]. Однако поставленные Иохельсоном и Богоразом условия, что экспедиция должна быть более обширной (в частности, охватить живущих далеко от побережья юкагиров), исчерпывающей и значит дорогой, поставила работодателей перед выбором: либо согласиться на более высокие затраты и получить высокое качество исследования, либо довольствоваться малым с другим составом участников. В последнем случае получившим мировое признание русскими могли заинтересоваться другие конкурирующие институты, в конечном счёте получив лучшие результаты[18].

Бертольд Лауфер[править | править исходный текст]

Предметы прикладного искусства, собранные Бертольдом Лауфером в долине Амура:
1. Нанайское шёлковое женское пальто с вышивкой.
2. Эвенкийский кисет.
3. Узор на эвенкийском переднике из рыбьей чешуи.
4. Нанайская охотничья шапочка.

Первыми в Россию через Владивосток в 1898 году прибывают Лауфер и Фоук. В июне они вместе останавливаются в этом городе и спустя несколько дней посещают Хабаровск, после чего их пути расходятся[19]. Местом своей работы Лауфер выбирает Сахалин — остров, где в начале XX века помимо многочисленных исправительных учреждений имеются поселения аборигенов — нивхов (гиляков), эвенков, ороков, и айнов[10]. В июле Лауфер в сопровождении немецкого инженера и переводчика русского языка Фридриха Клейе сходит на берег Александровского поста (ныне — город Александровск-Сахалинский), в те годы административного центра острова. Здесь он посещает местный краеведческий музей и встречается с одним из его создателей — политическим ссыльным Б. О. Пилсудским, известным деятелем революционного движения[20].

После этого начинается основной этап работы. С июля по сентябрь Лауфер проводит в северной, наименее посещаемой части острова, где сохранился традиционный уклад местных жителей. В отдалённые стойбища нивхов и айнов исследователи добираются на лодке по реке Тымь. О результатах поездки можно судить по отчёту, который Лауфер по возвращении в Александровский пост пишет Боасу[21][20]:

Я записывал слова на гилякском и двух очень разных тунгусских языках, а также серию текстов на двух последних языках, в то время как там не было гиляков переводчиков говорящих по-русски. Я сделал около ста измерений и продолжил изучение физических типов и культуры этих племён, особенно в отношении их декоративного искусства. Я добыл интересные предметы вместе с хорошим объяснениями, повседневной жизни, рыболовства и охоты, социальной организации, шаманизму, медицине и так далее, их целебные методы. Я получил очень важную коллекцию амулетов, защищающих от болезней и представляющую фигуры разных животных. Кроме того, я записал множество японских песен и рассказов, которые услышал от рыбаков, находившихся летом на побережье. Я измерил также и японцев.

В сентябре Лауфер встречается с Фоуком, который на короткое время прибыл к нему на Сахалин. В ходе этой встречи последний принимает решение закончить своё участие в экспедиции и вернуться в США. Лауфер, проболевший два месяца, смог вернуться к работе лишь в ноябре. На нивхском стойбище возле селения Рыковское (на территории современного Тымовского городского округа) он наблюдает «Медвежий праздник», в устье реки Поронай собирает предметы традиционной культуры у айнов (стойбище Тарайка) и ороков (стойбища Муйка, Валит и Уну). Двигаясь на нартах по восточному побережью далее на юг, Лауфер посещает айнские стойбища Наёро и Найбучи, где приобретает несколько предметов быта и составляет языковые записи. В конце путешествия он проводит 3 недели в Корсакове, после чего возращается на Александровский пост. 21 марта 1899 года Лауфер покидает Сахалин и по зимнему пути на собаках выезжает в Николаевск[22].

Апрель и май Лауфер проводит в Хабаровске, посещает местный краеведческий музей, собирает коллекцию предметов среди окрестных нанайских общин, записывает мифы и легенды. С началом навигации по Амуру он путешествует вниз по реке, делает остановки в селениях нивхов, ульчей и русских переселенцев. Наконец, на реке Амгунь он приобретает небольшую коллекцию предметов оленеводства у негидальцев[23]. В 1903 году, уже после официального окончания экспедиции Лауфер по просьбе Боаса он пересекает границу Китая и приступает к изучению народов этой страны, однако вскоре вследствие недружелюбного отношения к иностранцам и прекращения финансирования со стороны Джесупа вынужден покинуть её и вернуться в США[24].

Джерард Фоук[править | править исходный текст]

Результаты работы Джерарда Фоука оказались наименее удовлетворительными как для него самого, так и для Франца Боаса. По мнению директора Сахалинского областного краеведческого музея Татьяны Петровны Роон, причиной неудачи этого немецкого археолога стали несколько факторов, среди которых она особо отметила языковой и культурный барьер между ним и местным населением[19]. Не получалось у Фоука и фотографирование: часть снимков была испорчена, другая оказалась неудовлетворительной. Летом и осенью 1898 года Фоук провёл археологическое обследование в районах населённых пунктов Мариинское, Нижнетамбовское, Верхнетамбовское, Софийск, однако не нашёл следов древних стоянок, и после короткой встречи с Лауфером на Сахалине покинул территорию страны[19].

Владимир Иохельсон[править | править исходный текст]

Коряки в масках. Фото В. И. Иохельсона[25]
Корякская женщина-шаман. Фото В. И. Иохельсона[26]
Жилища коряков. Фото В. И. Иохельсона[26]

К весне 1900 года после длительных переговоров и согласований был утверждён окончательный план и состав участников северо-сибирского этапа экспедиции, руководителем которого и ответственным за сохранность коллекции был назначен Иохельсон. Кроме него и Богораза, в группу официально вошли зоолог Норман Г. Бакстон и географ Александр Аксельрод из Цюриха, а также без отдельного содержания жёны исследователей — Дина Йохельсон-Бродская и Софья Богораз[27][28].

Все участники встретились во Владивостоке в мае 1900 года, откуда планировалось отправиться в Гижигу в северной части Охотского моря, однако из-за ранней навигации пароход на это село отправился раньше запланированного срока. Далее пути экспедиторов разошлись: Богораз с супругой отправился на Чукотку в Анадырь (в те годы — недавно образованный пост Ново-Мариинск), а остальные участники экспедиции остались ждать следующий пароход, запланированный на июль.

В Гижигу, которая была выбрана в качестве базы, экспедиторы прибыли в начале мая 1900 года, после чего в конце августа перебрались в посёлок Кушка в устье реки Гижига. Бакстер занялся сбором коллекции флоры и фауны для музея, остальные члены отряда в сопровождении переводчика, казаков и двух проводников предприняли поход на лошадях через тундру и сопки в места проживания коряков на мыс Тайгонос. До февраля 1901 года этнографы работали среди приморских коряков, чьи селения находились на берегах Гижигинской и Пенжинской губ, остаток зимы провели в лагерях оленных коряков в глубине полуострова. В селе Кьюле Иохельсон наблюдает позднее записанный им «Праздник кита» (Полъа) — торжество, в котором убитый кит приносится в селение, где ему устраивают различные почести, затем возвращается в море, чтобы рассказать своим родственникам о гостеприимном приёме и вернуться вместе с ними через следующий год[29]. Кроме этого, была собрана значительная коллекция одежды и утвари, записаны фонографические записи сказок, камланий и песен, сделано множество фотографий. Дина Йохельсон-Бродская, получившая в Университете Цюриха степень магистра медицины, занималась в экспедиции антропологической и медицинской работой, а также выполнила большую часть фотосъёмок[30].

В декабре 1900 года в селе Каменское Иохельсон встретился с прибывшим туда Богоразом. Пока последний находился там, Иохельсон отправил Аксельрода в Ново-Мариинск на помощь жене Богораза Софье. В мае 1901 года Иохельсон с женой провёл в Кушке, занимаясь упаковкой и составлением каталога собранной коллекции; в июне отправляется в устье реки Наяхан, где в это время собирается большая группа кочующих эвенов и на обратном пути посещает лагерь приморских коряков в устье реки Овекова. Результатом этой поездки стала большая коллекция этнографического материала, в том числе серия фотографических портретов[30].

В августе 1901 года Иохельсон в компании своей жены, проводника-эвенка Машки, колымского купца якута Слепцова, юкагира Алексея Долганова и нанятых проводников-погонщиков совершает исключительно сложный переход вглубь материка через болота, тайгу, каменистые перевалы и горные реки из Гижиги в посёлок Верхнеколымск на Колыме, занявший 46 дней. Целью перехода было желание собрать коллекцию у юкагиров — сибирского народа, с которого во время ссылки началось увлечение Иохельсона этнографией. По словам исследователя, их группа стала первыми европейцами, пересёкшими Становой хребет в этом месте[31]. В ходе путешествия часть продуктов промокла и испортилась, оставив экспедицию на полуголодное существование. Перейдя хребет, отряд вышел в верховья реки Коркодон, отпустил погонщиков с лошадьми и стал сплавляться вниз по течению на плоту. Этот сплав по горной реке, полной порогов и резких изгибов, продолжался 9 дней. Несколько раз плот едва не перевернулся, снаряжение и дневники промокли. Продукты закончились через 2 дня, отряд голодал. Наконец удалось выйти на стойбище юкагиров в нижнем течении реки, где путешественники смогли отдохнуть и пополнить запасы рыбой. Далее экспедиторы сплавлялись по Коркодону и Колыме на лодке, а последние 64 км, после того как река замёрзла, прошли пешком. В Верхнеколымск отряд прибыл 9 октября 1901 года[31].

До февраля 1902 года Иохельсон проводит время на Колыме, собирает материал о юкагирах и других народах севера, а также русских старожилах. Он посещает селения юкагиров на реке Ясачная и в тундре к западу от реки, записывает русский старожильческий фольклор в устье реки Омолон, собирает этнографический материал в якутских посёлках Сылгы-Ытар и Олбут, записывает на фонограф камлание якутского шамана в местечке Манчурах, присутствует при похоронах эвенки. В Среднеколымске Иохельсона встречают другие политические ссыльные, которые помогают ему с проявкой фотографий, упаковкой коллекции и антропологическими измерениями. 5 марта экспедиция из Среднеколымска на лошадях отправляется в Якутск, куда прибывает 25 апреля. В Якутске Иохельсон задерживается до 16 июля, собирает коллекцию в окрестных якутских стойбищах. 8 августа отряд прибывает в Иркутск, где садится на поезд и следует в Санкт-Петербург[32].

Владимир Богораз[править | править исходный текст]

Владимир Богораз (справа) с женой в Ново-Мариинске готовит к отправке собранную этнографическую коллекцию

Расставшись с Иохельсоном и остальными членами группы, Богораз 4 июня 1900 г. на почтовом пароходе «Байкал» отправляется в Ново-Мариинск (современный Анадырь), наиболее северный посёлок на восточном побережье России. Оттуда он планировал исследовать расположенные ещё дальше к северу и востоку селения чукчей и эскимосов, однако из-за бушевавшей в этот год эпидемии кори, унёсшей около трети жизней полуострова, проводники отказывались ехать. В итоге он ограничился сбором материала среди оленных чукчей, проводивших лето на побережье Анадырского лимана. В обмен на чай, табак, муку и бисер он приобретал у них предметы из резной кости, амулеты, каменные наконечники и фигурки идолов, а также много фотографировал, делал антропометрические измерения и изучал эскимосский язык[33][34].

В ноябре Владимир Богораз около месяца путешествует на собачей упряжке из Ново-Мариинска в село Каменское на Камчатке, по пути объезжая селения оседлых коряков и ительменов: Ильпи, Укилян и Ватыйкан[28] В Каменском он встречается с Иохельсоном, Бакстоном и Аксельродом, которые в это время исследуют оленных коряков, проводит в посёлке около месяца и затем отправляется в четырёхмесячное путешествие на собаках по глухим районам северной Камчатки, объезжая наиболее отдалённые посёлки кереков, а также знакомится с группой чукчей, кочующих по рекам Апука, Хатырка и Великая[33][28].

Софья Богораз вместе с прибывшим к ней на подмогу в декабре 1900 года Аксельродом всё это время занимается сбором и обработкой этнографического материала в Ново-Мариинске, а также посещает две ярмарки в селе Марково в среднем течении Анадыря, где приобретает для музея предметы от приехавших туда жителей рек северной Сибири от Оби до Камчатки[34][35]. В марте 1901 года Владимир Богораз возвращается в Ново-Мариинск, где составляет отчёт для музея, и спустя месяц ему всё же удаётся выехать на северное побережье Берингова моря вплоть до мыса Чаплина, где в посёлке Чаплино он два месяца собирает предметы быта и образцы фольклора у приморских чукчей и эскимосов, а также посещает остров Святого Лаврентия в Беринговом проливе[36][28]. Не имея возможности вернуться в Ново-Мариинск на пароходе, Богораз отправляет собранный им груз в музей вместе с проходящим мимо американским китобойным судном, а сам 7 июня на байдаре возвращается в Ново-Мариинск, а оттуда на пароходе во Владивосток. Здесь он около месяца пакует оставшиеся от Иохельсона ящики с этнографическим содержимым, затем вместе с ними отплывает в Нью-Йорк[28].

Итоги[править | править исходный текст]

По результатам экспедиции в 1905—1930 годах была выпущена серия публикаций под общим названием «Memoirs of the Jesup North Pacific Expedition»[37]:

Том Название Автор Год
v. 1, pt. 1 Facial paintings of the Indians of northern British Columbia

Лицевые зарисовки индейцев севера Британской Колумбии

Франц Боас 1898
v. 1, pt. 2 The mythology of the Bella Coola Indians

Мифология индейцев Белла-Кула [Нухальк]

Франц Боас 1898
v. 1, pt. 3 Archaeology of Lytton, British Columbia

Археология Литтона, Британская Колумбия

Харлан Смит (Harlan Ingersoll Smith) 1899
v. 1, pt. 4 The Thompson Indians of British Columbia

Индейцы реки Томпсон [Нлакапамух] Британской Колумбии

Джеймс Тейт (James Alexander Teit);
Франц Боас (Ред)
1900
v. 1, pt. 5 Basketry designs of the Salish Indians

Дизайн плетёных изделий индейцев сейлиш

Ливингстон Фарранд (Livingston Farrand) 1900
v. 1, pt. 6 Archaeology of the Thompson River Region, British Columbia

Археология долины реки Томпсон, Британская Колумбия

Харлан Смит 1900
v. 2, pt. 1 Traditions of the Chilcotin Indians

Обычаи индейцев чилкотин

Ливингстон Фарранд 1900
v. 2, pt. 2 Cairns of British Columbia and Washington

Каменные пирамиды Британской Колумбии и штата Вашингтон

Харлан Смит;
Джерард Фоук (Gerard Fowke)
1901
v. 2, pt. 3 Traditions of the Quinault Indians

Обычаи индейцев квинолт

Ливингстон Фарранд;
W.S. Kahnweiler (Ассистент)
1902
v. 2, pt. 4 Shell-heaps of the lower Fraser River, British Columbia

Ракушечные насыпи в низовьях реки Фрейзер

Харлан Смит 1903
v. 2, pt. 5 The Lillooet Indians

Индейцы лиллуэт [стъатъимк]

Джеймс Тейт 1906
v. 2, pt. 6 Archaeology of the Gulf of Georgia and Puget Sound

Археология Пролива Джорджии и Пьюджет-Саунд

Харлан Смит 1907
v. 2, pt. 7 The Shuswap

Шусвап [секвепемк]

Джеймс Тейт 1909
v. 3 Kwakiutl texts

Письменность [индейцев] Квакиутл

Франц Боас;
Джордж Хант (George Hunt)
1905
v. 4 The decorative art of the Amur tribes

Декоративное искусство амурских племён

Бертольд Лауфер (Berthold Laufer) 1902
v. 5, pt. 1 Contributions to the ethnology of the Haida

Вклад в этнологию [народа] хайда

Джон Свантон (John R. Swanton) 1905
v. 5, pt. 2 The Kwakiutl of Vancouver Island

Индейцы Квакиутл с острова Ванкувер

Франц Боас 1909
v. 6 The Koryaks

Коряки

Владимир Иохельсон 1908
v. 7 The Chukchee

Чукчи

Владимир Богораз 1904-1909
v. 8, pt. 1 Chukchee mythology

Мифология чукчей

Владимир Богораз 1910
v. 8, pt. 2 Mythology of the Thompson Indians

Мифология индейцев долины реки Томпсон

Джеймс Тейт 1912
v. 8, pt. 3 The Eskimo of Siberia

Эскимосы Сибири

Владимир Богораз 1913
v. 9 The Yukaghir and Yukaghirized Tungus

Юкагиры и юкагиризированные эвенки

Владимир Иохельсон 1926
v. 10, pt. 1 Kwakiutl texts, second series

Письменность [индейцев] Квакиутл, второе издание

Франц Боас;
Джордж Хант
1906
v. 10, pt. 2 Haida texts, Masset dialect

Письменность [народа] хайда, диалект массет

Джон Свантон 1908
v. 11 Craniology of the North Pacific Coast

Краниология побережий северной части Тихого океана

Бруно Эттекинг (Bruno Oetteking) 1930
[v. 12] Ethnographical album of the North Pacific coasts of America and Asia

Этнографический альбом тихоокеанских побережий Америки и Азии

1900

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Preston, 1993, p. 26
  2. Кузьмина, 1989, с. 90
  3. Preston, 1993, p. 33
  4. 1 2 Preston, 1993, p. 25
  5. 1 2 3 4 Freed et al., 1990, p. 8
  6. Hunt, George. BC BookWorld. Проверено 26 мая 2012. Архивировано из первоисточника 26 мая 2012.
  7. Farrand, Livingston. BC BookWorld. Проверено 26 мая 2012. [2012-05-26 Архивировано из первоисточника http://www.webcitation.org/67xIUgPUt].
  8. Smith, Harlan I.. BC BookWorld. Проверено 26 мая 2012. [2012-05-26 Архивировано из первоисточника http://www.webcitation.org/67xQD0XVf].
  9. Freed et al., 1990, p. 10
  10. 1 2 3 Biographies of the Individuals Associated with the American Museum of Natural's Jesup North Pacific Expedition. Американский музей естественной истории. Проверено 26 мая 2012. [2012-05-26 Архивировано из первоисточника http://www.webcitation.org/67xWlilbJ].
  11. Swanton, John Reed. BC BookWorld. Проверено 26 мая 2012. [2012-05-26 Архивировано из первоисточника http://www.webcitation.org/67xXgNQgV].
  12. Teit, James Alexander. BC BookWorld. Проверено 26 мая 2012. [2012-05-26 Архивировано из первоисточника http://www.webcitation.org/67xezIQdp].
  13. Jochelson, 1905, p. 429
  14. Роон, 2003, с. 180
  15. Вахтин, 2005, с. 259
  16. 1 2 Вахтин, 2005, с. 253
  17. Из письма Франца Боаса Моррису Джесупу 2 ноября 1898 г.
  18. Вахтин, 2005, с. 262
  19. 1 2 3 Роон, 2003, с. 183
  20. 1 2 Роон, 2003, с. 184
  21. Laufer, Berthold. General Correspondence. Acc.1900-12 (1897—1898,1899)//The Archives of the Anthropology Department, AMNH.
  22. Роон, 2003, с. 185
  23. Роон, 2003, p. 186
  24. Preston, 1993, pp. 32—33
  25. Jochelson, 1905, p. 100
  26. 1 2 Jochelson, 1905, p. 101
  27. Вахтин, 2005, с. 268
  28. 1 2 3 4 5 Михайлова Е.А. Богораз Владимир Германович. Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН. Проверено 28 мая 2012. Архивировано из первоисточника 28 мая 2012.
  29. Платтэт, П. Заметки по работе Владимира Иохельсона и её актуальности для современной культурной и социальной антропологии.. siberian-studies.org. Проверено 26 мая 2012. Архивировано из первоисточника 26 мая 2012.
  30. 1 2 Слободин, 2005, с. 100
  31. 1 2 Слободин, 2005, с. 102
  32. Слободин, 2005, с. 103
  33. 1 2 Кузьмина, 1989, с. 94
  34. 1 2 Freed et al., 1990, p. 14
  35. Кузьмина, 1989, с. 95
  36. Кузьмина, 1989, с. 96
  37. Publications of the Jesup North Pacific Expedition (New York : American Museum of Natural History, 1898—1903 [and] Leiden : E.J. Brill ; New York : G.E. Stechert, 1905—1930).

Литература[править | править исходный текст]

  • Вахтин, Н. Б. Тихоокеанская экспедиция Джесупа и её русские участники // Антропологический форум. — 2005. — Т. 2. — С. 241—274.
  • Кузьмина, Л. П. Из истории русско-американского сотрудничества (Джесуповская Северо-Тихоокеанская экспедиция 1900—1902 гг.) // Советская этнография.. — 1989. — Т. 6. — С. 90—99.
  • Слободин, С. Б. Выдающийся исследователь северных народов (к 150-летию со дня рождения В. И. Иохельсона). // Этнографическое обозрение.. — 2005. — Т. 5. — С. 96—115.
  • Роон, Т. П. Джезуповская экспедиция на Амуре и Сахалине (1898-1899 гг). // Известия Института наследия Бронислава Пилсудского.. — 2003. — Т. 8. — С. 179—213.
  • Freed, Stanley A., Freed, Ruth S., Williamson, Laila. Capitalist Philanthropy and Russian Revolutionaries: The Jesup North Pacific Expedition (1897-1902) // American Anthropologist.. — 1990. — Т. 90. — С. 7—24.
  • Jochelson, Waldemar. The Jesup North Pacific Expedition. Memoir of the American Museum of Natural History.. — American Museum of Natural History, 1898-1903 [and] Leiden : E.J. Brill, 1905.
  • Preston, Douglas J. Dinosaurs in the Attic: An Excursion Into the American Museum of Natural History.. — St. Martin's Griffin, 1993. — 256 p. — ISBN 978-0312104566

Ссылки[править | править исходный текст]