Антисфен

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Antisthenes pushkin.jpg

Антисфе́н (др.-греч. Ἀντισθένης; 444/435 до н. э., Афины370/360 до н. э., Афины) — древнегреческий философ, родоначальник и главный теоретик кинизма[1], одной из самых знаменитых сократических школ.

Очерк[править | править вики-текст]

Антисфен — последователь Сократа. Перед тем как примкнуть к Сократу, Антисфен учился у софиста Горгия. Софистика оказала существенное влияние на философию раннего Антисфена; следы этого влияния исследователи находят в сохранившихся трудах. В зрелом возрасте Антисфен становится последователем Сократа. Антисфен присутствовал при предсмертной беседе Сократа, зафиксированной в произведениях Платона.

После смерти Сократа Антисфен открыл в Афинах собственную школу в гимнасии для неполноправных граждан на Киносарге (по этому названию, по одной из версий, его последователи и стали именоваться киниками). Хотя в теории Антисфена отчетливо просматривается влияние учителей, он противоречит софистам, далеко отходит от прочих учеников Сократа (Ксенофонта, Платона, Евклида, Федона, Аристиппа). По некоторому мнению, его переход к кинизму мог быть связан с тем впечатлением, которое оставила на него казнь Сократа[1].

Антисфен — первый номиналист, отвергающий существование общих понятий и утверждающий, что идеи существуют только в сознании человека. По Антисфену, синтетические суждения ложны. Предметы отдельно-единичны, непричастны к какой-либо обобщенности; их можно называть и сравнивать, но не определять. Отсюда, развивая представление Сократа о понятиях, он дал определение: «Понятие есть то, что выражает чем предмет был или что он есть».

Антисфен выступал против традиционного со времен элейской школы разделения мира на умопостигаемое («по истине») и чувственное («по мнению») бытие, чем предвосхитил аристотелевскую критику идей Платона.

Основной задачей философии, утверждал Антисфен, является исследование внутреннего мира человека, понимание того, что́ является для человека [истинным] благом. Сам Антисфен и его ученики доказывали, что благо для человека — быть добродетельным.

Антисфен проповедовал аскетизм, естественность, приоритет личных интересов перед государственными. Отрицая традиционную религию и государство, он и Диоген первыми назвали себя не гражданами какого-либо определенного государства, а гражданами всего мира — космополитами.

Принцип радикального аскетизма Антисфен последовательно применял к различным разделам философии (от логики и этики до политики, педагогики и теологии). Аскетизм Антисфена был связан с представлением о жизни согласно природе (естеству). Высший критерий истинности Антисфен находил в добродетели, а целью познания и философии считал совпадение этического и природного в «автаркии» (независимости) от социальных влияний и человеческих установлений.

В логике Антисфен считал, что «об одном может быть высказано только одно, а именно лишь его собственное имя»; субъекту нельзя приписать отличный от него предикат, высказывание может быть только тавтологичным. (В этом исследователи усматривают полемику Антисфена с Платоном и его учением об идеях как основе в т.ч. предикации.)

В основе этики Антисфена — учение об автаркии, самодостаточности. Не завися ни от чего внешнего, ограничивая себя, мы тем самым уподобляемся божеству, которое тоже самодостаточно (но в отличие от нас, благодаря [само]избытку блага). Достигнуть состояния самодостаточности человек может только путем ограничения своих потребностей, проводя жизнь в труде, избегая такого наслаждения и той роскоши, которые пагубны для человека. Т.е. Антисфен (вслед за Сократом) считал, что добродетели можно научить, и что счастье возможно только от добродетели: «достаточно быть добродетельным, чтобы быть счастливым: для этого ничего не нужно, кроме Сократовой силы. Добродетель проявляется в поступках и не нуждается ни в обилии слов, ни в обилии знаний» (D.L. VI 11)[1].

Антисфен и его ученик Диоген Синопский были наиболее последовательными, бескомпромиссными киниками. Принцип древнегреческих философов «соответствия формы жизни её внутреннему содержанию» они доводили до явной демонстративности. Образ мудреца вообще, созданный Антисфеном, был далее развит в стоицизме, а по созданному им образу киника в частности — короткий двойной плащ на голое тело, длинная борода, посох, нищенская сума — киников опознавали на протяжении всей античности. Как утверждал о нём Диоген Лаэртский: «По видимому, именно он положил начало самым строгим стоическим обычаям... Он был образцом бесстрастия для Диогена, самообладания для Кратета, непоколебимости для Зенона: это он заложил основание для их строений» (D.L. VI 14–15)[1].

Известны названия около 70 сочинений Антисфена, из которых сохранились несколько отрывков и два ранних софистических текста полностью: «Аякс» и «Одиссей». Стиль сохранившихся текстов небрежен, речь обыденна, местами вульгарна.

Политические взгляды Антисфена были крайне своеобразны: он отрицал законы и все социальные условности, а образец для построения человеческого общества предлагал искать у животных.

Афоризмы[править | править вики-текст]

  • Узнав однажды, что Платон откликается о нём дурно, он заметил: «Это удел царей: делать хорошее и слышать дурное»[1].
  • Когда Антисфен старался выставлять напоказ дыру в своем плаще, Сократ заметил: «Сквозь эту дыру я вижу твое тщеславие!».
  • Антисфен писал: «Кто достиг мудрости, тот не должен интересоваться науками, книгами, чтобы его не отвлекали посторонние вещи и мнения».
  • Антисфен писал «Согласно мнениям людей, существует множество богов; по природе же бог — один».
  • Однажды он посоветовал афинянам принять постановление: «Считать ослов конями». Когда это сочли нелепостью, он заметил: «Но ведь вы простым голосованием делаете невежественных людей полководцами?».
  • Киренаику Аристиппу как-то раз задали вопрос, какую пользу принесла ему философия; Аристипп ответил: «Дала способность говорить с кем угодно». Когда такой же вопрос задали Антисфену, тот, в пику Аристиппу (которого упрекали за роскошную жизнь) ответил: «Дала способность говорить самому с собой».
  • Антисфену приписывают высказывание «я предпочел бы безумие наслаждению» (D.L. VI 3). Он также заявлял, что «только мудрец знает, кого стоит любить» (D.L. VI 3), в отношениях с женщинами рекомендовал сходиться только с теми, которые будут за это благодарны[1].

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]

  • Antisthenis fragmenta, Turici, 1842.
  • Fragmenta philosophorum graecorum, v. 2, P., 1867.
  • Chappuis Ch., Antisthene, P., 1854; Duemmier F., Antisthenica, Halis, 1882.
  • Гомперц Т., Греческие мыслители, пер. с нем., т. 2, СПБ, 1913.
  • История философии, т. 1, М., 1940, с. 146—149.
  • «Антология кинизма». Москва, изд. «Наука», 1984.
  • Диоген Лаэртский. «О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов». Москва, изд. «Мысль»,1986.
  • В. Я. Кисиль, В. В. Рибери. «Галерея античных философов», в 2-х томах. Москва, 2002. ISBN 5-8183-0414-0.

Ссылки[править | править вики-текст]