Германофобия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Французская открытка времён Первой мировой войны

Германофо́бия (англ. Germanophobia) — боязнь всего германского (немецкого), а также негативное отношение к людям немецкого происхождения. В русском языке слово засвидетельствовано с 1860-х годов и определялось тогда как «черезмерный страх перед германским могуществом»[1][2]. В XX веке причиной германофобии стала агрессивная политика Германской империи (начало века) и Третьего рейха (1930-40-е годы).

История[править | править вики-текст]

XIX век[править | править вики-текст]

В России[править | править вики-текст]

Признаки германофобии в России были засвидетельствованы ещё в XIX веке. В 1860-х годах произошла резкая вспышка германофобии как ответ на статью автора, называвшего себя Shedoferotti. Его предложение сохранить власть немецких баронов в странах Балтии и Финляндии, а также предоставить Польше автономию было встречено резко критически группой писателей из Санкт-Петербурга. Михаил Никифорович Катков написал в Московских новостях критическую статью, которая привела к резко отрицательному отношению к немцам[3].

В 1865, сразу же после названных событий, на столетие со дня смерти Михаила Васильевича Ломоносова была написана статья, в которой было отмечено, с какими трудностями столкнулся учёный, работая в Академии наук: иностранные члены Академии, оппонировавшие Ломоносову, имели немецкое происхождение. Позднее предлагалось говорящих по-русски и исповедующих Православие немцев причислять к иностранцам и не допускать их на высокие государственные должности, так как они лишены «национальной солидарности к России». Тем не менее эта первая волна германофобии затухла, что связывается с немецкими корнями императорской семьи и присутствием среди политической элиты лиц немецкого происхождения. Также и по мнению Ф. И. Тютчева, возникновению германофобии, «недоброго чувства по отношению к немцам» способствовало это покровительственное отношение правительства к немцам, работавшим в российском государственном аппарате[4]. Обострение германофобии пришлось в русском обществе на период Первой мировой войны.

« Германия и в географическом, и в практическом, и в духовном отношении была тем соседом, который способствовал проникновению в Россию европейской системы ценностей. На этом пути возникали и германофилия и германофобия — в зависимости от приятия или неприятия европейских идеалов и образа жизни[5]. »

В Великобритании[править | править вики-текст]

Явление германофобии в Великобритании наблюдалось после франко-прусской войны (1870—1871). В 1880-90-е годы в стране снова отмечался рост негативного отношения к иностранцам: это относилось не только к евреям из Восточной Европы, но и к немцам, которые были в Великобритании дешёвой рабочей силой. В сознании самих англичан немцы, как правило, были парикмахерами, швейцарами, пекарями, музыкантами, уличными хулиганами и ворами. Именно отношение к немцам как к нарушителям спокойствия и как дешёвой и продуктивной рабочей силе стало вызывать опасение у англичан как угроза их существованию[6]. Новый виток германофобии приходится на 1896 год, когда кайзер Вильгельм II поддержал сопротивление Трансвааля.

XX век[править | править вики-текст]

После того как в 1904 году было подписано англо-французское соглашение, отношение к Германии и немецким жителям в Великобритании стало ещё более отрицательным. Страх перед немецким милитаризмом сводил на нет некогда существовавшее восхищение немецкой культурой и литературой. Тревогу били журналисты, которые заполонили все газеты статьями о надвигающейся угрозе со стороны Германии.

Провоцирующим фактором в развитии антинемецких отношений в Англии стала книга Уильяма Ле Кукса «Первая мировая война в Англии в 1897» (англ. The Great War in England in 1897), в которой описывается объединение усилий Германии и других европейских держав против Великобритании. Следующей книгой, написанной по просьбе Альфреда Хармсворта, 1-го виконта Нортклиффа, стал роман «Вторжение 1910-го» (англ. The Invasion of 1910). В результате деятельность Кукса, регулярно подогреваемая статьями Daily Mail, привела к массовой паранойе: британцы отказывались иметь какие-либо дела с немцами, отказывались от их услуг, подозревая их в шпионаже[7]. В то же самое время активно развивались теории заговора, некоторые из которых накладывали германофобию и антисемитизм друг на друга[8].

Первая мировая война[править | править вики-текст]

Антинемецкий постер времён Первой мировой войны
Великобритания[править | править вики-текст]

В 1914 году произошло вторжение Германской империи на территорию нейтральной Бельгии и северной Франции, что способствовало очередным нападкам на Германию и к новой волне германофобии. Обвинения в принадлежности к одной из ветвей франков и казни на этой основе вызвали колоссальную критику, немцев сравнивали с гуннами, показывая, что их жестокость не имеет границ[9].

В Соединённом королевстве размах антинемецких настроений достиг своего пика. Нередки были нападения на лиц немецкого происхождения, беспорядки, грабежи. Доходило до того, что англичане нападали даже из подозрений на людей с немецкой фамилией или германским акцентом. Подозрения были брошены и на британскую монархию: король Георг V был вынужден сменить часть своего родового имени Саксен-Кобург-Гота (англ. Saxe-Coburg and Gotha, нем. Sachsen-Coburg und Gotha) на Виндзор (англ. Windsor), а также избавиться от всего немецкого, что могло наложить тень на монаршеский род[10]. Даже порода немецкой овчарки в Великобритании стала именоваться по эвфемистическому образцу «эльзасцем», а прежнее название Английский клуб собаководов разрешал использовать только с 1977 года.

Соединённые штаты Америки[править | править вики-текст]

С вступлением в войну Соединённых штатов Америки на немецких иммигрантов и даже на тех, кто воспринимался как немец (среди них было много голландцев, скандинавов, швейцарцев или даже поляков), происходили частые нападки, отношение к ним было крайне подозрительным. Были случаи, когда немцев в США судили и признавали виновными в саботаже или за отказ клясться в преданности Соединённым штатам[11]. Этот инцидент получил широкое освещение в прессе 1917-1918 годов.

Некоторые улицы Чикаго, носившие немецкие названия, за исключением улицы Goethe & Schiller или Gold Coast, которые существуют и по сей день, изменили своё название. В Мичигане город Берлин был переименован в Марну, хотя Берлинский канал сохранил своё название. В Новом Орлеане станция Берлин была переименована в станцию имени генерала Першинга, изменены многие кулинарные названия, имеющие немецкое происхождение или напоминающие о Германии: sauerkraut теперь называли liberty cabbage (квашеная капуста), German measles — liberty measles (краснуха), hamburger — liberty sandwich (гамбургер), Dachshunds — liberty pups (такса)[12][13]. Немецко-американские школы и газеты по всей стране закрывались, городские библиотеки Америки намеренно выносили из хранилищ все немецкоязычные издания и сжигали их. Люди, носившие немецкие фамилии, были вынуждены изменить их на английские, если подозрения были слишком сильными — то такие люди вносились в чёрные списки вместе с их адресами, которые появлялись в газетах Нью-Йорка и некоторых других городах.

Обстановка в стране становилась напряжённой, всё более частым становились случаи линчевания, сожжения книг, обвинений в шпионаже и убийств иммигрантов и радикалов[13]. Кульминацией этих событий стал самосуд над шахтёром немецкого происхождения из города Коллинзвилл Робертом Преджером в апреле 1918, который обвинялся в высказываниях «нелояльных замечаний»[14][15].

Россия[править | править вики-текст]

Нападение Австро-Венгрии на Сербию вызвало рост германофобских настроений в Российской империи, особенно среди панславистов. Начало войны с Германией и вовсе вынудило правительство пойти на крайние меры: Санкт-Петербург был спешно переименован в Петроград, а большая часть украинских и русских немцев была сослана в Сибирь во избежание пропаганды пораженческих настроений и шпионажа в пользу Германской империи. Тем не менее, вскоре Москву и Петроград охватили беспорядки: 4 августа 1914 года в Петрограде было совершено нападение на германское посольство, а с 26 по 29 мая 1915 по Москве прокатилась волна немецких погромов: по разным данным, около 50 тысяч человек устроили массовые беспорядки, разгромив 475 торговых предприятий и 207 квартир и домов. Пострадавшими были признаны 113 германских и австрийских подданных, а также 489 русских подданных с германскими фамилиями[16]. Нанесённый бунтовщиками ущерб составил 50 миллионов рублей[17]. Вскоре 1 июня 1915 своим личным указом Николай II запретил принимать на работу немцев, однако погромы не прекращались вплоть до падения монархии в России. По некоторым данным, угрозы поступали и в адрес Александры Фёдоровны[18].

Вторая мировая война[править | править вики-текст]

«Немцы не обслуживаются, пока Гитлер не вернёт Чехословакию!» — плакат, помещённый в окне одного ресторана в США хозяином-чехом в марте 1939

В 1940 году началась пропаганда так называемой «Кампании Гнева», чтобы привить «личный гнев каждому… против немцев и Германии». Этому способствовали события, предшествовавшие самой второй мировой войне, в том числе: аннексия Судетской области, аншлюс Австрии, вторжение в Польшу. Сама идеология новой державы, восстановившейся после поражения в первой войне, была ненавистна британцам. Сэр Роберт Ванситарт, главный дипломатический советник Министерства иностранных дел до 1941 года, выступил в нескольких радиопередачах, где заявил о том, что «Германия — это страна, которая была воспитана на зависти, жалости к себе и крайней жестокости, историческое развитие которой долгое время подготавливало почву для крайнего национализма, который, наконец, проявил себя и показал всю черноту немецкой души»[19].

Проведённые в 1939 году Британским институтом общественного мнения (BIPO) опросы выявили, что лишь 6 % британцев считали немцев воплощением зла и главным врагом родины; после проведённой компании и лондонского блица это число увеличилось до 50 %, то есть каждый второй британец негативно относился к немецкому народу и тем более правительству. Действия британских властей критиковались, по сообщению домашней разведки, так как некоторые считали их неразумными: они не позволят урегулировать конфликт мирным путём, будут лишь больше разжигать ненависть к немецкому народу[20]. Проведённые организацией Mass Observation исследования выявили, что в целом около 54 % англичан не винят немцев в развязывании войны, считая, что это ошибка не немецкого народа, а происки национал-социалистов, пришедших к власти обманным путём, задавивших демократию и поработивших население. По ходу войны число согласных с невиновностью немцев росло[20].

В октябре 1939 года тяжёлый крейсер типа «Дойчланд» конфисковал у американского грузового судна SS City of Flint 4000 тонн нефти, предназначавшейся для Великобритании, что вызвало волну возмущений в США. После вступления штатов в войну американское правительство интернировало по крайней мере 11 000 американских граждан немецкого происхождения. Последний такой американец был оправдан в 1948 году, спустя три года после окончания войны. См. также англ. ст. German American internment или World War II related internment and expulsion of Germans in the Americas.

В самом начале Великой Отечественной в СССР началось массовое переселение немцев в Сибирь и Среднюю Азию: это расценивается иногда как первое проявление германофобии в годы войны, поскольку поволжских немцев советское руководство расценивало как потенциальных предателей и перебежчиков, готовых оказать помощь своим соотечественникам. Однако настоящий всплеск ненависти ко всему немецкому начался 13 мая 1942 года: в тот день Гитлер издал приказ об отмене уголовной ответственности в вермахте за уничтожение мирных граждан в СССР. В стране началась антинемецкая пропаганда под лозунгом «Убей немца!». Одним из наиболее ярых пропагандистов этого лозунга был Илья Эренбург, который повторял:

Мы поняли: немцы не люди. Отныне слово «немец» для нас самое страшное проклятье. Отныне слово «немец» разряжает ружьё. Не будем говорить. Не будем возмущаться. Будем убивать. Если ты не убил за день хотя бы одного немца, твой день пропал. Если ты думаешь, что за тебя немца убьёт твой сосед, ты не понял угрозы. Если ты не убьёшь немца, немец убьёт тебя. Он возьмёт твоих [близких] и будет мучить их в своей окаянной Германии. Если ты не можешь убить немца пулей, убей немца штыком. Если на твоём участке затишье, если ты ждёшь боя, убей немца до боя. Если ты оставишь немца жить, немец повесит русского человека и опозорит русскую женщину. Если ты убил одного немца, убей другого — нет для нас ничего веселее немецких трупов. Не считай дней. Не считай вёрст. Считай одно: убитых тобою немцев. Убей немца! — это просит старуха-мать. Убей немца! — это молит тебя дитя. Убей немца! — это кричит родная земля. Не промахнись. Не пропусти. Убей!

Несмотря на то, что немцы уничтожили огромное количество мирных жителей СССР, в самой стране антинемецкая истерия так и не достигла своего апогея. Советские войска в Германии не отвечали тем же и не устраивали преследование гражданского населения, а наоборот, оказывали всю посмльную материальную помощь беженцам. Тем не менее, на заключительном этапе войны произошёл ряд инцидентов, связанных с насилием в отношении мирных немецких граждан, достоверность которых оспаривается и по сей день. В послевоенные годы антинемецкие настроения в СССР почти полностью исчезли.

Послевоенное время[править | править вики-текст]

После Второй мировой войны некоторых историков (например, Льюиса Нэмира или Алана Джона Прекивэйла Тэйлора) рассматривали как германофобов. Скорость восстановления из руин поверженной Германии некоторыми воспринималась как «пугающе быстрая», что снова вызвало подозрения в попытке мести — развязывании Третьей мировой войны[21]. Особенно сильные антинемецкие чувства наблюдались в странах Восточной Европы, которые были заняты Германией до начала войны и после 1939 года, которые были в состоянии войны с ней и даже союзники, отказавшиеся воевать за Германию в конце войны, когда поражение Гитлера было очевидно[22][23].

Современные представления о немцах и Германии разнятся в зависимости от государства или региона, по-разному воспринимаются геополитические проблемы, так же по-разному понимаются амбиции Германии в составе Евросоюза. Американцы расценивают современную Германию как своего союзника, экономического партнёра, и лишь немногие американцы до сих пор хранят антинемецкие чувства, что выражено в стереотипизации представлений о немцах как о нацистах или иронизации (выкрики Sieg Heil!, подражание Гитлеру и так далее). Долгое время страны, пострадавшие от немецко-фашистских захватчиков, не могли и не хотели принимать творчество немецких классиков и новых культурных деятелей. Так, в Израиле музыка Рихарда Вагнера была проиграна по радио лишь в 1995 году, а первый концерт дан в 2001. Долгие годы эта музыка была непопулярна в Польше. Историки объясняют это антисемитизмом самого Вагнера и тем, что его музыка часто использовалась нацистами, так как сам фюрер был поклонником его творчества[источник не указан 1002 дня].

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Германофобия // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  2. ГЕРМАНОФОБИЯ в словаре иностранных слов. Проверено 4 декабря 2011. Архивировано из первоисточника 2 сентября 2012.
  3. Биография Каткова М. Н.
  4. Политсовет.org - «Хозяева» против «наемников»(недоступная ссылка — история). Проверено 4 декабря 2011.
  5. Кантор В. К. Русский европеец как явление культуры: Философско-исторический анализ. — М., 2001.
  6. Panikos Panayi. Germans in Britain Since 1500. — Continuum International Publishing Group, 1996. — ISBN 1852851260.
  7. Aránzazu Usandizaga, Andrew Monnickendam. Dressing Up For War. — Rodopi, 2001. — ISBN 9042013672.
  8. Panayi, P. Anti-German Riots in London during the First World War (англ.) // Oxford Journals: German History. — 1989. — С. 91. — DOI:10.1093/gh/7.2.184
  9. Wieland, Lothar. Die Frage des belgischen "Franktireurkrieges" und die deutsche öffentliche Meinung 1914-1936. — Frankfurt am Main: Peter Lang, 1984. — С. 1–38. — ISBN 0754642720.
  10. Baldick Chris, Bate Jonathan. The Oxford English Literary History: 1910-1940. — Oxford University Press, 2006. — С. 303–304. — ISBN 0198183100.
  11. Jim Robbins. Silence Broken, Pardons Granted 88 Years After Crimes of Sedition.. New York Times (3.05.2006). Проверено 4 декабря 2011. Архивировано из первоисточника 2 сентября 2012.
  12. Murrin, John M. Liberty, Equality, Power: A History of the American People. — Harcourt Brace College, 1998. — С. 784. — ISBN 9780155080980.
  13. 1 2 Ford, Nancy Gentile. Issues of War and Peace. — Greenwood Publishing Group, 2002. — ISBN 9780313311963.
  14. German Enemy of U.S. Hanged by Mob (англ.). St. Louis Globe-Democrat (5.04.1918). Проверено 4 декабря 2011. Архивировано из первоисточника 2 сентября 2012.
  15. Schwartz, E. A. The lynching of Robert Prager, the United Mine Workers, and the problems of patriotism in 1918 (англ.). Journal of the Illinois State Historical Society (2003). Проверено 4 декабря 2011.
  16. Хроника бесчинств: Немецкие погромы в Москве в 1915 году
  17. Очерки городского быта Москвы в период ПМВ (6). Немецкие погромы в мае 1915 г.
  18. Немецкий погром в Москве в июне 1915 г. в контексте боев на внешем и внутреннем фронте
  19. Lawson, Tom. The Church of England and the Holocaust. — Boydell Press, 2006. — С. 97. — ISBN 1843832194.
  20. 1 2 Fox, Jo. Film Propaganda in Britain and Nazi Germany: World War II Cinema. — Berg Publishers, 2007. — С. 139–140. — ISBN 1859738966.
  21. Hutter, Horst. Shaping the Future. — Lexington Books, 2006. — С. 94–95. — ISBN 0739113593.
  22. Haerpfer, Christian W. Democracy and Enlargement in Post-Communist Europe. — Routledge, 2002. — С. 94–95. — ISBN 0415274222.
  23. Landler, Mark. Poles riled by Berlin exhibition - International Herald Tribune (англ.) // The New York Times. — 2006. Архивировано из первоисточника 12 марта 2007.

Литература[править | править вики-текст]