Политические репрессии 1920-х годов в СССР

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

После окончания Красного террора периода Гражданской войны политические репрессии в Советской России и в образованном в 1922 г. СССР продолжились. В 1922 году в связи с разработкой первого Уголовного кодекса РСФСР В.И. Ленин писал наркому юстиции Курскому 17 мая 1922 года:

Суд должен не устранить террор; обещать это было бы самообманом или обманом, а обосновать и узаконить его принципиально, ясно, без фальши и без прикрас. Формулировать надо как можно шире, ибо только революционное правосознание и революционная совесть поставят условия применения на деле, более или менее широкого. С коммунистическим приветом, Ленин.

— ПСС. Т. 45. С. 190–191

Политические репрессии 1920-х годов до образования СССР[править | править вики-текст]

В 1921 году ВЧК по делу «Петроградской боевой организации В. Н. Таганцева» было арестовано 833 человека. Расстреляно по приговору или убито при задержании 96 человек, отправлено в концентрационный лагерь 83, освобождено из заключения 448.

23 февраля 1922 был издан декрет ВЦИК об изъятии церковных ценностей для нужд голодающих. Власть сознательно использовала вопрос о церковных ценностях для того, чтобы начать мощную антицерковную кампанию. В рамках кампании в пользу государства изымались принадлежащие Православной церкви предметы из драгоценных металлов и камней, что вызвало сопротивление представителей духовенства и части прихожан. Кампания сопровождалась арестами священнослужителей, из которых четверо были расстреляны. Большой резонанс вызвал расстрел прихожан в Шуе, во время которого были убиты четыре человека.

В марте начались допросы Патриарха Тихона. 5 мая 1922 Патриарх был вызван в суд на процесс московского духовенства. Суд вынес частное определение о привлечении гр-на Беллавина к уголовной ответственности. После этого Патриарх находился под арестом в Донском монастыре, в полной изоляции от внешнего мира. Судя по многочисленным публикациям в советской прессе весной 1923 года писем от граждан, требовавших сурово покарать «людоеда» Тихона, власти готовились к расправе над Патриархом. Тихон был освобождён только после заявления о том, что он «раскаивается в проступках против государственного строя».

7 мая 1922 г. Московский революционный трибунал по обвинению в противодействии изъятию церковных ценностей, что квалифицировалось как контрреволюционная деятельность, осудил 49 человек, в том числе приговорил к расстрелу 11 человек (9 священников и 3 мирян). Из них были расстреляны священники Х. А. Надеждин, В. И. Соколов, А. Н. Заозерский, иеромонах М. Телегин и мирянин С. Ф. Тихомиров.[1]

Процесс над митрополитом Вениамином

В Петрограде в связи с сопротивлением изъятию ценностей из некоторых церквей было арестовано 87 человек. Судебный процесс над ними проходил с 10 июня по 5 июля 1922. Петроградский революционный трибунал приговорил к расстрелу 10 подсудимых, шестерым из которых смертная казнь была заменена лишением свободы. Были расстрелян митрополит Вениамин (Казанский), архимандрит Сергий (Шеин), адвокат И. М. Ковшаров и профессор Ю. П. Новицкий.

12 мая 1922 г. Новгородский революционный трибунал вынес приговор по делу о беспорядках в связи с изъятием ценностей в Старой Руссе. К смертной казни были приговорены священники В. И. Орлов, В. А. Пылаев и Н. М. Смыслов. Остальные 15 подсудимых были приговорены к различным срокам заключения.

Донской Областной Ревтрибунал с 22 по 30 августа 1922 г. дело по обвинению ростовского епископа Арсения (Смоленец Александр), 7 священников и 25 прихожан, участвовавших в волнениях 11 марта 1922 г. у Кафедрального Собора г. Ростова-на-Дону, когда члены комиссии по изъятию подверглись избиению. Трибунал вынес расстрельный приговор Арсению, но благодаря объявленной к годовщине Октябрьской революции амнистии заменил высшую меру наказания лишением свободы на десять лет.

После судебного процесса над группой духовенства, проходившего в Царицыне с 9 июня 1922 года, был осужден и расстрелян викарий Донской епархии Нижне-Чирский Николай (Орлов).

В Смоленске Выездная Сессия Военной Коллегии Верховного Трибунала ВЦИК с 1 по 24 августа 1922 г. рассматривала дело «Смоленских церковников», по которому привлечено было 47 человек. Из них к расстрелу были приговорены Залесский, Пивоваров, Мясоедов и Демидов, а к различным срокам заключения было приговорено ещё 10 проходивших по делу верующих.

Революционный Трибунал Чувашской Автономной области в мае 1922 г. провел судебное разбирательство в отношении благочинного протоиерея А. А. Соловьева и группы верующих. Благочинный А. А. Соловьев и активный участник сопротивления изъятию Н. Я. Галахов были приговорены к расстрелу.

Второй судебный процесс над духовенством Москвы и Московской губернии, так называемый «процесс второй группы церковников», проходил с 27 ноября по 31 декабря 1922 г. Трибунал рассмотрел дела 105 обвиняемых. Среди обвиняемых были священники, профессора, учителя, студенты, рабочие, крестьяне и т. д. Наиболее активным участникам сопротивления изъятию ценностей был вынесен смертный приговор. Однако в связи с амнистией, объявленной к годовщине революции, расстрел был заменен тюремным заключением.

Судебные процессы над духовенством прошли в 1922—1923 гг. по всей России. В литературе указывается, что было рассмотрено 250 судебных дел в связи в сопротивлением изъятию церковных ценностей. Только к середине 1922 г. уже состоялся 231 судебный процесс, 732 человека оказалось на скамье подсудимых. В 1923 г. в VI отделении («церковном») секретно-политического отдела ГПУ находилось в производстве 301 следственное дело, было арестовано 375 человек и выслано в административном порядке, в том числе за границу, 146 человек. К концу 1924 г. в тюрьмах и лагерях побывало около половины всего российского епископата — 66 архиереев. По данным Православного Свято-Тихоновского Богословского Института, общее количество репрессированных церковных деятелей в 1921—1923 гг. составило 10 тысяч человек, при этом был расстрелян каждый пятый — всего около 2 тысяч.[1]

Постановление политбюро РКП(б) “О меньшевиках”, принятое в декабре 1921 г., предписывало “политической деятельности их не допускать, обратив сугубое внимание на искоренение их влияния в промышленных центрах. Самых активных высылать в административном порядке в непролетарские центры, лишив их права занимать выборные должности, вообще должности, связанные с общением с широкими массами”. Через месяц, вернувшись к этому вопросу, политбюро решило: “Репрессии против меньшевиков усилить и поручить нашим судам усилить их”.[2]

В 1922 году было создано «Особое совещание при Коллегии ГПУ» (ОСО). Оно имело право приговаривать к ссылке или высылке из пределов РСФСР на срок до 2 лет «за антисоветскую деятельность, причастность к шпионажу, бандитизм и контрреволюцию».

Ленин, дополняя проект Уголовного кодекса РСФСР, писал “По-моему, надо расширить применение расстрела (с заменой высылкой заграницу) ...ко всем видам деятельности меньшевиков, эсеров и т.п.; найти формулировку, ставящую эти деяния в связь с международной буржуазией и ее борьбой с нами...” В речи на XI съезде РКП(б) он заявлял “За публичное доказательство меньшевизма наши революционные суды должны расстреливать, а иначе это не наши суды”. В феврале 1922 г. в Москве были арестованы члены бюро Социал-демократического союза молодежи (Б. Сапир, Л. Ланде, А. Кранихфельд, И. Зуев, Е. Додонов, Е. Тихомирова и другие). В марте 1922 г. политбюро РКП(б) решило готовить “гласный суд над с.-д. молодежью”, но мужественное поведение подследственных заставило политбюро отменить свое решение и “ограничиться применением в данном случае административной ссылки”.[2]

Летом 1922 года «контрреволюционная деятельность» правых эсеров была «окончательно всенародно разоблачена» на московском процессе членов ЦК с.-р. партии (Гоца, Тимофеева и другие), несмотря на защиту их лидерами II Интернационала. Руководство правых эсеров обвинили в организации терактов против большевистских лидеров в 1918 г. (убийство М. Урицкого и В.Володарского, покушение на Ленина). В августе 1922 года лидеры партии (12 человек, среди них 8 членов ЦК) были условно приговорены Верховным трибуналом ВЦИК трибуналом к смертной казни: приговор в отношении их должен был быть незамедлительно приведен в исполнение, если партия эсеров станет использовать вооруженные методы борьбы против советской власти (14 января 1924 года смертный приговор был заменен 5-летним тюремным заключением с последующей 3-летней ссылкой в отдаленные районы страны). Ещё десять подсудимых были приговорены к разным срокам заключения.[3][4][5] Уже после процесса, в сентябре 1922 г. был арестован и приговорен к расстрелу, замененному 10 годами заключения ещё один член ЦК партии, В.Рихтер.

В сентябре и ноябре 1922 г. примерно 160 неугодных властям интеллектуалов были высланы за границу.

Политические репрессии после образования СССР[править | править вики-текст]

21 марта 1923 г. в Москве начался суд по делу католического духовенства Петрограда, обвинённого в создании антисоветской, контрреволюционной организации с целью противодействия декрету об отделении церкви от государства и инструкции о порядке проведения в жизнь этого декрета. Основными обвиняемыми на процессе были архиепископ Ян Цепляк и прелат Константин Ромуальд Будкевич. По решению трибунала Будкевич был приговорён к расстрелу. К такому же наказанию был приговорён и архиепископ Цепляк, но ему Президиум ВЦИК заменил смертный приговор десятью годами тюремного заключения. Приговор Будкевичу был утверждён, так как он якобы являлся государственным изменником в пользу «иностранного буржуазного правительства» (имелись в виду его контакты с польскими дипломатами в интересах церкви). Л.Фёдоров и ещё три священника были приговорены к 10 годам заключения, ещё пятеро - к 3 годам заключения.[6]В ноябре 1923 г. были арестованы и члены московской общины доминиканок третьего ордена во главе с матерью Екатериной.[7]

В 1924 году Особое совещание при ОГПУ получило право приговаривать к заключению в лагерь на срок до 3-х лет.

В 1925 г. ОГПУ сфабриковало в Ленинграде дело по обвинению группы выпускников Александровского лицея в создании контрреволюционной монархической организации. 26 человек были расстреляны, а ещё 54 были приговорены к различным срокам заключения и ссылки.

В июне 1927 г. был арестован и затем приговорён к смертной казни духовный лидер иудейского хасидского движения Хабад Йосеф Шнеерсон. Под давлением общественности (германские и латвийские парламентарии, "Политический Красный Крест") была заменена на ссылку в Кострому, однако через несколько дней ссылка была заменена на выдворение из СССР.

«Массовые операции» ОГПУ летом 1927 года[править | править вики-текст]

К лету 1927 года СССР, ввиду проводившейся им политики по «экспорту революции», оказался втянутым в конфликт с Великобританией.[8] 27 мая Великобритания расторгла британо-советские торговые и дипломатические отношения. В СССР эти события были преподнесены как подготовка к новой иностранной интервенции, в стране началось нагнетание «предвоенного психоза».[9] Именно этот период некоторые историки[10]:309 ставят отправной точкой сталинских репрессий.

Видя ухудшение международного положения СССР, РОВС принял решение об активизации террористической деятельности. В Ленинграде было проведено несколько терактов, направленных против ОГПУ и партактива. 7 июня полпред СССР в Польше П. Л. Войков был убит русским гимназистом Борисом Кoвердой. После этого уже вечером 7 июня Сталин, находящийся на отдыхе в Сочи, направил в Москву Молотову шифрограмму: «Всех видных монархистов, сидящих у нас в тюрьме или в концлагере надо не медля объявить заложниками. Надо теперь же расстрелять пять или десять монархистов. Надо отдать ОГПУ директиву о повальных обысках и арестах монархистов и всякого рода белогвардейцев по всему СССР с целью их полной ликвидации всеми мерами. Убийство Войкова даёт основание…». К вечеру 8 июня шифрограмма Сталина материализовалась в решении «экстренного» заседания Политбюро, в котором, в частности, говорилось: «… с призывом рабочих и всех трудящихся к напряжённой бдительности и с поручением ОГПУ … произвести массовые обыски и аресты белогвардейцев … опубликовать сообщение ОГПУ с указанием в нём на произведённый расстрел 20-ти видных белогвардейцев … согласиться с тем, чтобы ОГПУ предоставило право вынесения внесудебных приговоров вплоть до расстрела соответствующим полномочным представителям …», то есть был запущен в ход весь механизм массовых репрессий. И уже в ночь с 9 на 10 июня в Москве были без суда, как заложники (но заложники, которые были взяты «в заложники» уже после убийства Войкова) расстреляны 20 [11] представителей знати бывшей Российской империи, многие из которых не были ни монархистами, ни активными борцами с советской властью. Казнь известных и ни в чём не виновных лиц вызвала многочисленные протесты по всему миру. Сталин ответил на эти протесты:

«Недавно был получен … протест … по поводу расстрела двадцати террористов и поджигателей из рядов русских князей и дворян. …расстрел двадцати „светлейших“ есть необходимая мера самообороны революции… Что касается расстрела двадцати „сиятельных“, то пусть знают враги СССР, враги внутренние, так же как и враги внешние, что пролетарская диктатура в СССР живёт и рука её тверда»[12]:351-352

«Правда» от 26 июня 1927 года

Документы свидетельствуют, что во время «июньской операции» было проведено до 20 тыс. обысков и арестованы 9 тыс. человек. Основной удар пришёлся по деревне зерновых районов — по Украине, Центральному Чернозёмью, Дону и Северному Кавказу. Арестам подвергались «бывшие» — помещики, белые, особенно вернувшиеся в СССР — «репатрианты» — а также «кулаки», «буржуи», «торговцы», «попы и церковники» и группы интеллигенции, собиравшиеся для обсуждения литературных новинок и просто дружеских бесед. В докладной записке Менжинского В. Р. от 19 июня в Политбюро ЦК ВКП(б) говорилось: «ОГПУ предполагает число расстрелянных ограничить сравнительно небольшой цифрой, передавая дела главных шпионских организаций в гласный суд». Но гласных судов не было. 26 июня 1927 года Сталин ответил на запрос Менжинского, нужно ли сворачивать «операцию» отрицательно и с подробной инструкцией где и как следует продолжать искать «английских шпионов»[10].

Борьба с внутрипартийной оппозицией[править | править вики-текст]

Только за два с половиной месяца — со второй половины ноября 1927 года до конца января 1928 года — за принадлежность к «левой оппозиции» из партии были исключены 2288 человек (ещё 970 оппозиционеров исключили до 15 ноября 1927 года)[13]. Очищение партии от оппозиции продолжалось на протяжении всего 1928 года. Большая часть исключённых была направлена в административную ссылку в дальние районы страны. В середине января 1928 года лидер оппозиции Л. Д. Троцкий был сослан в Алма-Ату, а в 1929 г. он был выслан за рубеж. Другой лидер, Г. Е. Зиновьев, также был отправлен в ссылку в 1928 г., но в том же году он покаялся и «разоружился», был восстановлен в партии и назначен ректором Казанского университета, а затем возвращён на работу в Москву.

Шахтинское дело[править | править вики-текст]

Шахтинское дело — открытый показательный процесс, состоявшийся в 1928 в Донбассе. Техническим специалистам, в том числе иностранцам, вменялось ведение в СССР шпионской деятельности и вредительство. 53 инженера и руководителя обвинены в умышленном вредительстве, создании подпольной вредительской организации. Четверо из 53 были оправданы. Изначально одиннадцать человек приговорены к расстрелу. Впоследствии шестерым из них Президиум ЦИК заменил расстрел 10 годами лишения свободы.

Репрессии против интеллигенции[править | править вики-текст]

В 1928-29 годах были арестованы и осуждены во внесудебном порядке участники религиозно-философского кружка «Воскресение».

В 1929-1931 годах Ленинградским ОГПУ было сфабриковано Академическое дело против краеведов и учёных Академии наук в Ленинграде, где до 1934 года находилась Академия наук.

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 Кривова Н. А. Власть и Церковь в 1922—1925 гг.
  2. 1 2 А.П. Ненароков. ПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОРАЖЕНИЕ МЕНЬШЕВИКОВ
  3. Н.Д. Ерофеев УХОД С ПОЛИТИЧЕСКОЙ АРЕНЫ ЭСЕРОВ
  4. О.Назаров. Год 1922-й. Суд над эсерами
  5. Судебный процесс социалистов-революционеров
  6. Протопресвитер Виктор Данилов. РОССИЙСКИЙ КАТОЛИЦИЗМ
  7. Раба Божия мать Мария Екатерина Сиенская (Анна Ивановна Абрикосова)
  8. О советско-британском конфликте 1927 года на сайте «ХРОНОС.РУ»
  9. Сталин в переписке того периода неоднократно возвращается к военной риторике, говоря «об укреплении тыла», «обеспечении тыла», «подготовке тыла» (Данилов В. П. К истории сталинского террора // Под общ. ред. Заславской Т. И. Куда идёт Россия?.. Формальные институты и реальные практики : Материалы девятого международного симпозиума. — Москва: МВШСЭН, 2002. — С. 309-323. ).
  10. 1 2 Данилов В. П. К истории сталинского террора // Под общ. ред. Заславской Т. И. Куда идёт Россия?.. Формальные институты и реальные практики : Материалы девятого международного симпозиума. — Москва: МВШСЭН, 2002. — С. 311.
  11. Были расстреляны князь Долгоруков П. Д., Эльфенгрен Г. Е., Нарышкин Б. А., Щегловитов Е. Н., Анненков В. И., Мещерский А. А., Малевич-Малевский, Евреинов, Сусалин, Мураков, Павлович, Попов-Каратов, Микулин, Лучев, Карпенко, Гуревич, Мазуренко, Попов, Скальский, Вишняков (Долгоруков П. Д. Великая разруха. Воспоминания основателя партии кадетов 1916 — 1926 / Глебовская Л. И.. — Москва: ЗАО «Центрполиграф», 2007. — 367 с. — 3000 экз. — ISBN 978-5-9524-2794-5. ).
  12. Долгоруков П. Д. Великая разруха. Воспоминания основателя партии кадетов 1916 — 1926 / Глебовская Л. И.. — Москва: ЗАО «Центрполиграф», 2007. — 367 с. — 3000 экз. — ISBN 978-5-9524-2794-5.
  13. В.Роговин «Власть и оппозиции»

Литература[править | править вики-текст]

  • Макаров В. Г. Историко-философский анализ внутриполитической борьбы начала 1920-х годов и депортация инакомыслящих из Советской России. — М.: Русский путь, 2010. — 368 с. — ISBN 978-5-85887-372-3.

Ссылки[править | править вики-текст]