Молотов, Вячеслав Михайлович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Вячеслав Михайлович Молотов
Вячеслав Михайлович Скрябин
Вячеслав Михайлович Молотов
Флаг
3-й председатель Совета Народных Комиссаров СССР
Флаг
19 декабря 1930 — 6 мая 1941
Предшественник: Алексей Иванович Рыков
Преемник: Иосиф Виссарионович Сталин
Флаг
3-й народный комиссар иностранных дел СССР
3 мая 1939 — 15 марта 1946
Глава правительства: Вячеслав Михайлович Молотов
Иосиф Виссарионович Сталин
Предшественник: Максим Максимович Литвинов
Преемник: должность упразднена; он сам как министр иностранных дел СССР
Флаг
1-й министр иностранных дел СССР
19 марта 1946 — 4 марта 1949
Глава правительства: Иосиф Виссарионович Сталин
Предшественник: должность учреждена; он сам как народный комиссар иностранных дел СССР
Преемник: Андрей Януарьевич Вышинский
Флаг
3-й министр иностранных дел СССР
5 марта 1953 — 1 июня 1956
Глава правительства: Георгий Максимилианович Маленков
Николай Александрович Булганин
Предшественник: Андрей Януарьевич Вышинский
Преемник: Дмитрий Трофимович Шепилов
Флаг
5-й министр государственного контроля СССР
21 ноября 1956 — 29 июня 1957
Глава правительства: Николай Александрович Булганин
Предшественник: Василий Гаврилович Жаворонков
Преемник: Георгий Васильевич Енютин как председатель Комиссии советского контроля Совета Министров СССР
Флаг
3-й ответственный секретарь ЦК РКП(б)
16 марта 1921 — 3 апреля 1922
Предшественник: Николай Николаевич Крестинский
Преемник: Иосиф Виссарионович Сталин как генеральный секретарь ЦК РКП(б)
Флаг
Секретарь ЦК КП(б) Украины
17 ноября 1920 — 22 марта 1921
Предшественник: Станислав Викентьевич Косиор
Преемник: Феликс Яковлевич Кон
 
Рождение: 25 февраля (9 марта) 1890({{padleft:1890|4|0}}-{{padleft:3|2|0}}-{{padleft:9|2|0}})
слобода Кукарка, Вятская губерния, Российская империя
Смерть: 8 ноября 1986({{padleft:1986|4|0}}-{{padleft:11|2|0}}-{{padleft:8|2|0}}) (96 лет)
Москва, РСФСР, СССР
Похоронен: Новодевичье кладбище, Москва
Отец: Михаил Прохорович Скрябин (ум. 1923)
Мать: Анна Яковлевна Небогатикова (ум. 1921)
Супруга: Жемчужина, Полина Семёновна
Дети: дочь Светлана
Партия: КПСС (с 1906, исключён 1962, восстановлен 1984)
Образование: два курса Санкт-Петербургского политехнического института
Учёная степень: Почётный академик АН СССР (29.11.1946)
 
Автограф: Автограф
 
Награды:
Герой Социалистического Труда
Орден Ленина  — 1945 Орден Ленина Орден Ленина Орден Ленина Орден «Знак Почёта»
Медаль «За оборону Москвы» Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.»
Медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»
Медаль «В память 800-летия Москвы»

Вячесла́в Миха́йлович Мо́лотов (настоящая фамилия Скря́бин; 25 февраля (9 марта) 1890 года, слобода Кукарка, Яранский уезд, Вятская губерния — 8 ноября 1986 года, Москва) — советский политический и государственный деятель. Председатель Совета народных комиссаров СССР в 19301941 годах, народный комиссар, министр иностранных дел СССР в 19391949, 19531956 годах. Один из высших руководителей ВКП(б) и КПСС с 1921 по 1957 гг. Герой Социалистического Труда. Депутат Верховного Совета СССР I—IV созывов. Один из главных организаторов сталинских репрессий[1].

Детство и юность[править | править исходный текст]

Родился в слободе Кукарка Кукарского уезда Вятской губернии (Советск Кировской области), третьим ребёнком в семье Скрябиных. Отец — Михаил Прохорович Скрябин, из бывших крепостных крестьян выбился в приказчики. Дед — Прохор Наумович, крепостной крестьянин. Мать — Анна Яковлевна Небогатикова из богатой купеческой семьи. В семье родилось десять детей (Михаил, Виктор, Николай (он же — композитор Нолинский), Зинаида, Владимир, Вячеслав, Сергей), ещё трое умерли в раннем возрасте[2].

Во время учёбы в школе Вячеслав Скрябин играл на скрипке и писал стихи. С 1902 году вместе со старшими братьями до 1908 года учился в Казанском первом реальном училище[3]. В эти годы большая часть казанской молодежи была настроена весьма радикально. Скрябин вступил в один из кружков самообразования по изучению марксистской литературы. Там он подружился с сыном богатого купца и наследником крупного состояния Виктором Тихомирновым[4], который, тем не менее, вошёл в большевистскую группу в Казани в 1905 году. Следом за Тихомирновым Скрябин летом 1906 года вступил в РСДРП и принимал участие в создании нелегальной революционной организации учащихся[1][5].

В 1909 году был арестован за революционную деятельность и был отправлен в ссылку в Вологду[1]. В 1911 году Скрябин был освобождён. После освобождения он сдал экстерном экзамены за реальное училище и в том же году поступил на экономический факультет Санкт-Петербургского политехнического института, но там проучился лишь два курса[2]. Согласно собственным воспоминаниям, поступив в 1911 году в политехнический институт был зачислен на кораблестроительный факультет, однако почти сразу переведен на экономический, где в 1911—1916 годах доучился до четвёртого курса: «Я очень мало занимался, но личная работа моя, внутри меня, значила много», — вспоминал он[6]. Вёл партийную работу в Петербурге и Москве.

В 1912 году начала издаваться первая легальная большевистская газета «Правда». К работе в газете Молотова привлек Тихомирнов, который передал на нужды газеты крупную сумму денег[1]. Там В. М. Молотов работал секретарем редакции с 1912 по 1913 год. Во время подготовки издания «Правды» познакомился с одним из лидеров большевиков — Иосифом Сталиным.

С осени 1914 года работал в Москве над воссозданием парторганизации, закрытой в начале Первой мировой войны. Однако в 1915 году арестован и сослан на три года в Иркутскую губернию, но в 1916 году бежал. В том же году стал членом Русского бюро ЦК РСДРП[5].

В 1915 году Вячеслав Скрябин стал использовать партийный псевдоним Молотов (в начале XX века такой же псевдоним имел деятель международного социал-демократического движения и сотрудник газет «Искра» и «Заря» Александр Львович Парвус[3]).

Дом в Кукарке, где родился В. М. Молотов

Внук Молотова историк и политолог В. А. Никонов отметил, что взятие такого псевдонима было вызвано тем, что:

…Молотов — это звучало вполне по пролетарски, индустриально, что должно было импонировать рабочим, которые недолюбливали партийцев из интеллигенции. Вторая причина — вполне прозаическая. Деду было легче его произносить. В слове Скрябин три первых согласных звука заставляли его заикаться, особенно, когда он волновался.

— статья «Мой дед, Вячеслав Молотов, не платил Ленину гонораров»[7]

В ночь на 27 февраля 1917 года на заседании Петроградского Совета впервые выступил как Молотов[8]. 4 марта того же года решением Русского бюро ЦК РСДРП Вячеслав Молотов был введён в редакцию «Правды», в марте того же года был избран депутатом и членом Исполкома Петроградского совета, членом Петроградского комитета РСДРП(б). Во время Февральской революции Молотов высказывался в пользу углубления революции и против содействия Временному правительству.

Молотов являлся делегатом седьмой (апрельской) Всероссийской конференции РСДРП(б) (2429 апреля 1917 года). Был выдвинут в состав ЦК РСДРП(б), но не был избран. С 26 июля по 3 августа являлся делегатом 6-го съезда РСДРП(б) от Петроградской организации. На заседании 31 июля высказался за необходимость вооружённого восстания. В октябре 1917 года был членом Петроградского военно-революционного комитета[2].

После Октябрьской революции[править | править исходный текст]

После Октябрьской революции с введением партбилетов в РКП(б) Вячеславу Молотову был вручен партбилет с порядковым номером 5[8].

В 1918 году Молотов был назначен председателем Совета народного хозяйства (СНХ) Северной области, при этом был одним из ближайших сотрудников Григория Зиновьева.

С 1919 года работал уполномоченным ЦК РКП(б) и СНК РСФСР в Поволжье и председателем Нижегородского губисполкома. Коммунар (боец) ЧОН.[9] В том же году в Петрограде вышла первая брошюра под авторством Вячеслава Скрябина «Как рабочие учатся строить свое хозяйство», подписанная псевдонимом «Молотов»[10]. Летом 1919 года во время плавания на агитационном пароходе «Красная звезда» познакомился с Надеждой КрупскойВ. И. Лениным он познакомился ещё в апреле 1917 года)[1].

С сентября 1920 года работал секретарём Донецкого губкома РКП(б), а с ноября 1920 по март 1921 года — секретарём ЦК КП(б) Украины[10].

Вскоре у Вячеслава Молотова стали возникать острые конфликты с местными руководителями[1]. В связи с этим его переводят на работу в партаппарат. C 16 марта 1921 по 21 декабря 1930 года Молотов являлся секретарём ЦК ВКП(б)[11]1921 года был ответственным секретарём, но 3 апреля 1922 года на этот пост, получивший название «генеральный секретарь», по предложению Григория Зиновьева и Льва Каменева, был назначен Сталин).

Член комиссии по организации похорон Ленина. После смерти Владимира Ильича Ленина Вячеслав Молотов начал активно поддерживать Сталина в борьбе с его политическими противниками — Львом Троцким, Григорием Зиновьевым, Львом Каменевым, «правыми уклонистами»[5].

В 19241927 годах кандидат в члены, в 19291931 годах — член Президиума ЦИК СССР. С 1927 года являлся членом Президиума ВЦИК.

С 1928 по 1929 годы работал Первым секретарём московского городского комитета партии, сменив на посту одного из лидеров правой оппозиции Николая Угланова. В московском городском комитете провёл «чистку»: своих постов лишились 4 из 6 заведующих отделами горкома, 4 из 6 секретарей райкомов, 99 из 157 членов Московского комитета[3].

В 1930-е годы[править | править исходный текст]

19 декабря 1930 года решением объединенного пленума ЦК и ЦКК ВКП(б) Молотов назначен на пост председателя СНК СССР и Совета Труда и Обороны[2] (в апреле 1937 года Совет Труда и Обороны был распущен) вместо оппозиционера Алексея Рыкова. В начале 1930-х годов при СНК СССР была создана постоянная Комиссия обороны (с 1937 года — Комитет обороны), который возглавлял до 1940 года Молотов. В 19371939 годах занимал должность председателя Экономического Совета (ЭкоСо) СНК СССР[12].

Время нахождения Вячеслава Молотова на посту председателя СНК СССР принято связывать с эпохой высокого роста внутреннего валового продукта и обороноспособности государства, строительства, индустриализации, урбанизации и модернизации, массового энтузиазма во время первых пятилеток[13]. Они совпали с поиском эффективных инструментов развития страны и моделей управления народным хозяйством для дальнейшей централизации и создания монолитного общества в условиях враждебного отношения других государств. Данный поиск был связан с противоречиями, негативными явлениями в политической жизни, которые были связаны как с охранительными тенденциями, так и с леворадикальными административно-командными перегибами на фоне растущей шпионской деятельности[14]. Молотов усердно работал в годы первой и второй пятилеток, однако во многом не ладил со своими главными помощниками — наркомами, в том числе с народным комиссаром тяжелой промышленности СССР Г. К. Орджоникидзе. В подобных случаях Сталин почти всегда поддерживал председателя СНК[1].

В 19311932 годах Молотов, наряду с другими высшими партийными руководителями, в качестве чрезвычайного уполномоченного занимался форсированием хлебозаготовок на юге Украины. В декабре 1931 года на заседании Политбюро ЦК КП(б)У Вячеслав Михайлович отметил крайнюю неудовлетворительность выполнением плана хлебозаготовок и возникшую прямую угрозу их срыва. Он потребовал применения «особых мер» и повышения «большевистской бдительности в отношении классового врага»[1].

В 1936 году Молотов чуть сам не оказался на скамье подсудимых, выступая против открытого процесса над Львом Каменевым и Григорием Зиновьевым[1].

Телеграмма и. о. секретаря Иркутского обкома Филиппова и начальника НКВД Иркутской обл. Малышева об увеличении лимита на число расстрелянных. Резолюция Сталина «За», подпись Молотова вторая

Однако вскоре «Молотов перестал возражать против проведения репрессий, более того, он принял самое активное участие в организации массового террора 1937—1938 годов.»[1]

Вскоре наиболее приближенные к И. Сталину члены Политбюро ЦК стали подписывать важнейшие постановления, связанные с репрессиями, а также расстрельные списки на высших парт- и госаппаратчиков, составлявшиеся для рассмотрения дел в закрытом и упрощенном порядке. На счету В. Молотова самое большое их количество — 372, что выше чем у И. Сталина (для сравнения, минимальное число у С. В. Косиора — 5).

Исключительный для биографии Молотова случай рассказал известный в прошлом футболист «Спартака» Н. П. Старостин: против братьев Старостиных наркомом внутренних дел СССР Л. П. Берией было выдвинуто обвинение в создании террористической организации среди спортсменов. Однако Молотов не подписал ордер на арест[1].

В 1937 году Молотову пришлось столкнуться с выпадами в свой адрес со стороны Сталина:

Документы свидетельствуют о том, что в конце 30-х годов Сталин оказывал на Молотова более заметное давление и по служебной линии, неоднократно делая ему выговоры по поводу тех или иных решений Совнаркома. Например, 28 января 1937 г. Молотов обратился в Политбюро с просьбой об утверждении дополнительных капитальных вложений для НКВД.

Сталин откликнулся на это резкой резолюцией: «т. Молотову. Почему нельзя было предусмотреть это дело при рассмотрении титульных списков? Прозевали? Надо обсудить в ПБ». Уже на следующий день предложение Совнаркома было принято, и это также свидетельствует о том, что раздражение Сталина было вызвано, скорее всего, не деловыми причинами. 17 октября 1937 г. Молотов обратился в Политбюро с просьбой об утверждении дополнительных капиталовложений для двух предприятий химической промышленности. Сталин поставил на письме резолюцию: «т. Чубарю. Кем составлена эта записка? Кто проверял цифры? Трудно голосовать за предложение т. Молотова». Подобное обращение Сталина к Чубарю через голову Молотова (который, судя по протоколам Политбюро, находился в это время в Москве) представляло собой демонстративное нарушение существующей субординации, выпад против Молотова, а, возможно, и попытку внести дополнительное напряжение во взаимоотношения Чубаря и Молотова. Чубарь, хотя и являлся заместителем председателя СНК и наркомом финансов, был подчиненным Молотова, и то, что письмо в Политбюро было подписано Молотовым, означало, что на уровне Совнаркома вопрос согласован и окончательно решен. Несмотря на это очевидное обстоятельство, Сталин вновь повторил свой выпад через несколько дней. 20 октября 1937 г. Молотов обратился в Политбюро с просьбой утвердить выделение из резервного фонда СНК 40 млн руб. на пополнение оборотных средств торгов системы Наркомата внутренней торговли, а Сталин вновь наложил на письме резолюцию: «А как думает на этот счет т. Чубарь?» И в том, и в другом случае решение в конце концов было принято. Это означало, что Сталин не был против самих постановлений, а, скорее, устраивал некие политические демонстрации. Примеры сталинских атак на Молотова по поводу решений Совнаркома можно продолжить. В достаточно унизительное положение был поставлен Молотов во время работы XVIII съезда ВКП(б). 14 марта 1939 г. он выступил на съезде с традиционным для председателя СНК докладом об очередном (третьем) пятилетнем плане развития народного хозяйства СССР. По содержанию доклад не представлял собой ничего особенного, и его основные положения были заранее согласованы и одобрены Политбюро. Однако, уже на следующий день, 15 марта, Политбюро, несомненно, по инициативе Сталина (на подлиннике постановления сохранилась сталинская правка), приняло постановление «О докладе т. Молотова на XVIII съезде ВКП(б) о третьей пятилетке». В нём говорилось: «1) Признать неправильным, что т. Молотов в своем докладе… не остановился на итогах дискуссии и на анализе основных поправок и дополнений к тезисам. 2) Предложить т. Молотову исправить это положение». Выполняя это решение Политбюро, Молотов в заключительном слове 17 марта изложил основное содержание предсъездовской «дискуссии», признав при этом (естественно, без ссылок на постановление Политбюро от 15 марта), что исправляет «упущение», сделанное в докладе.

В общем, ничего необычного в требовании дополнить доклад материалами предсъездовского обсуждения не было. Необычной была формула этого требования: демонстративное решение Политбюро, официальная констатация ошибки Молотова. Все это разительным образом отличалось от аналогичных ситуаций, возникавших в 20-х и в первой половине 1930-х годов. 7 ноября 1926 г., например, Сталин так писал Молотову по поводу публикации их выступлений на XV конференции: «…Я теперь только понял всю неловкость тогда, что я не показал никому свой доклад. Твоя настойчивость насчет поправок (поправок к речи Молотова перед её публикацией. — О. Х.) не говорит ли она о том, что я ошибся, не разослав друзьям (членам Политбюро. — О. Х.) свою речь? Я и так чувствую себя неловко после позавчерашних споров. А теперь ты хочешь меня убить своей скромностью, вновь настаивая на просмотре речи. Нет, уж лучше воздержусь. Печатай лучше в том виде, в каком ты считаешь нужным». Сохранившиеся письма показывают, что по крайней мере вплоть до 1936 г., Сталин демонстративно одобрял качество публичных выступлений Молотова. «Сегодня я читал международную часть. Вышло хорошо…», — писал он в январе 1933 г. по поводу предстоящего доклада Молотова на сессии ЦИК СССР. «Просмотрел. Вышло неплохо…», — так оценил Сталин предварительный текст доклада Молотова о советской конституции в феврале 1936 г. Если у Сталина и возникали в этот период какие-либо замечания, то он высказывал их Молотову приватно. «Глава о „демпинге“ хороша. Глава о „принудительном“ труде не полна, недостаточна. Замечания и поправки смотри в тексте», — писал Сталин Молотову по поводу проекта доклада последнего на съезде Советов СССР в марте 1931 г.

О.В. Хлевнюк. Политбюро. Механизмы политической власти в 30-е годы

Сам Вячеслав Молотов об этом периоде отзывался так:

Конечно, мы наломали дров. Сказать, что Сталин об этом ничего не знал, — абсурд, сказать, что он один за это отвечает, — неверно. Если обвинять во всем одного Сталина, то тогда он один и социализм построил, и войну выиграл. А вы назовите того, кто меньше, чем Сталин, ошибался? Сыграл свою роль наш партийный карьеризм — каждый держится за свое место. И потом у нас если уж проводится какая-то кампания, то проводится упорно, до конца. И масштабы, и возможности большие. Контроль над органами был недостаточным. Революции без жертв не бывает.

Феликс Чуев. Член политбюро ЦК ВКП(б) Молотов


Говоря о степени своей ответственности за политические репрессии, Молотов заявлял:

Нет, я никогда не считал Берию главным ответственным, а считал всегда ответственным главным Сталина и нас, которые одобряли, которые были активными, а я всё время был активным, стоял за принятие мер. Никогда не жалел и никогда не пожалею, что действовал очень круто[15]

В декабре 1935 г. Молотов писал академику И. П. Павлову:

…советские власти охотно исправят действительно допущенные на месте ошибки, и в отношении указываемых Вами лиц будет произведена надлежащая проверка. Но, с другой стороны, должен Вам прямо сказать, что в ряде случаев дело оказывается вовсе не таким простым и безобидным, как это иногда кажется на основе обычного житейского опыта, старых встреч, прежних знакомств и т. п. Мне во всяком случае не раз приходилось в этом убеждаться, особенно в сложной и богатой крутыми переменами политической обстановке нашего времени.

13 января 2010 года Апелляционный суд Киева признал Молотова виновным в Голодоморе на Украине в 1932-33 годах (часть 1, статья 442 Уголовного кодекса Украины (Геноцид)[16][17].

Нарком иностранных дел СССР[править | править исходный текст]

3 мая 1939 года на посту наркома иностранных дел СССР Максима Литвинова сменил сохраняющий должность председателя Совнаркома СССР Вячеслав Молотов.

«С его именем связан вынужденный отход советской дипломатии от предвоенной политики, направленной на обеспечение коллективной безопасности в Европе, к попыткам самостоятельного решения вопроса безопасности страны», — отмечается в Очерках истории Министерства иностранных дел России. 1802-2002. Т. 3. М., 2002. С. 355.

Вступив в новую должность, Молотов провел кадровые перестановки в наркомате, в частности, уже 4 мая была арестована группа ближайших к Литвинову сотрудников, но сам Литвинов арестован не был[1]. 23 июля 1939 года собрание НКИД приняло резолюцию, в которой в частности говорилось: «За этот короткий промежуток времени проделана огромная работа по очищению НКИД от негодных, сомнительных и враждебных элементов».

Молотов В. М. — один из главных виновников Катынского расстрела.[18]

Молотов выдвинул на ответственную дипломатическую работу Андрея Громыко и ряд других молодых специалистов, получивших впоследствии широкую известность в сфере внешнеполитической деятельности.

Договор о ненападении между СССР и Третьим Рейхом[править | править исходный текст]

Молотов и Риббентроп — 23 августа 1939 г.
Молотов подписывает договор, за ним Риббентроп.

Летом 1939 года Молотов активно участвовал в англо-франко-советских переговорах в Москве, а после их неудачи провёл переговоры и подготовил заключение Договора о ненападении с Германией, который по докладу Молотова был ратифицирован Верховным Советом СССР 31 августа 1939 года[3].

28 сентября 1939 года Молотовым был подписан новый германо-советский договор «О дружбе и границе». В результате новых советско-германских соглашений к УССР и БССР были присоединены восточные воеводства Польши с преимущественно украинским и белорусским населением, а Виленский край с городом Вильно вошёл в состав тогда ещё независимой Литвы[2].

Являлся непосредственным участником советско-финских переговоров об изменении границы, продлившихся всего два месяца. В речи по радио от 29 ноября 1939 года обосновал необходимость войны с «финляндским правительством, запутавшимся в своих антисоветских связях с империалистами», и объявил о разрыве пакта о ненападении.[19] По некоторым сведениям, после начала «Зимней войны» и обвинений в применении советской авиацией кассетных бомб при бомбардировках Хельсинки Молотов заявил, что советские самолёты сбрасывают корзины с хлебом голодающим жителям столицы Финляндии[20]. 29 марта 1940 по окончании Зимней войны назвал её: «столкновение наших войск не просто с финскими войсками, а с соединенными силами империалистов». Первым озвучил нереальные данные о «линии Маннергейма», потерях, размерах военной помощи со стороны западных стран, и заявил о фактах расчленения советских пленных и прочих зверствах[21].

Подписание советско-японского пакта о нейтралитете

Прибытие в середине ноября 1940 года Вячеслава Молотова в Берлин с целью переговоров стало ответным визитом на два приезда в Москву Риббентропа. За трехдневное пребывание советской делегации в Берлине состоялись беседы с Адольфом Гитлером и две официальные встречи с Иоахимом Риббентропом, но по результатам этих переговоров стороны так и не пришли к компромиссу: советская сторона не присоединилась к Тройственному союзу. Также Народный комиссариат по иностранным делам выразил недовольство Советского Союза присутствием немецких войск в Румынии и угрозой введения их в Болгарию[10].

8 марта 1940 года в связи с 50-летним юбилеем В. М. Молотова указом Президиума ВС СССР г. Пермь был переименован в г. Молотов и Пермская область – в Молотовскую[22][23] (оба названия будут возвращены в октябре 1957 года[24]).

5 апреля 1941 года был подписан договор о дружбе и ненападении с Югославией (за сутки до начала германской агрессии против этой страны), затем подписан советско-японский пакт о нейтралитете. Молотов, как глава внешнеполитического ведомства, принимал непосредственное участие в этих дипломатических действиях.

6 мая 1941 года Молотов был освобождён от должности главы правительства «ввиду неоднократных заявлений о том, что ему трудно исполнять обязанности наряду с исполнением обязанностей наркома»[25], СНК возглавил лично Сталин, а сам Молотов был назначен его заместителем.

Период Великой Отечественной войны[править | править исходный текст]

Ранним утром в 4 часа 22 июня 1941 года после артиллерийской и авиационной подготовки немецкие войска перешли границу СССР. Уже после этого, в 5:30 (по словам самого В. М. Молотова посол Германии явился раньше, около 3 часов ночи)[26]утра посол Германии в СССР В. Шуленбург явился к Молотову и сделал заявление, содержание которого сводилось к тому, что советское правительство проводило подрывную политику в Германии и в оккупированных ею странах, а также внешнюю политику, направленную против Германии, и «сосредоточило на германской границе все свои войска в полной боевой готовности». Заявление заканчивалось следующими словами: «Фюрер поэтому приказал германским вооружённым силам противостоять этой угрозе всеми имеющимися в их распоряжении средствами»[2][27].

В 12 часов этого же дня Молотов выступил по радио с сообщением о начале войны, закончив эту речь знаменитыми словами: «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами».

Финляндия не позволила Германии нанести непосредственный удар со своей территории, и немецкие части в Петсамо и Салла были вынуждены воздержаться от перехода границы. Происходили лишь эпизодические перестрелки между советскими и финскими пограничниками, но в целом на советско-финской границе сохранялась спокойная обстановка. Однако, начиная с 22 июня, бомбардировщики немецкого люфтваффе начали использовать финские аэродромы как дозаправочную базу перед возвращением в Германию. Эти данные стали известны намного позже, а 23 июня Молотов вызвал к себе финского поверенного в делах Хюннинена и спросил лишь о том, что означает выступление Гитлера от 22 июня, в котором говорилось о немецких войсках, которые «в союзе с финскими товарищами … защищают финскую землю». Финский посол не смог объяснить сказанное Гитлером. Молотов потребовал от Финляндии чёткого определения её позиции по отношению к СССР[28].

26 июня Молотов пишет послу СССР в США Константину Уманскому: «Вам следует немедленно пойти к Рузвельту или Хэллу и запросить, каково отношение американского правительства к этой войне и к СССР. Вопросов о помощи сейчас не следует ставить»[3]. 12 июля Молотов и посол Криппс подписали Соглашение между правительствами СССР и Великобритании о совместных действиях в войне против Германии. Результатом данного соглашения являлось то, что налаживалось сотрудничество со странами антигитлеровской коалиции, восстанавливались дипломатические отношения с правительствами европейских государств, оккупированных нацистской Германией, находившимися в эмиграции в Лондоне (Бельгия, Норвегия, Польша, Чехословакия и др.).

30 июня 1941 г. с образованием Государственного комитета обороны (ГКО) В. М. Молотов был утвержден заместителем его председателя Сталина.

14 августа Молотов сообщил послу СССР в Турции Сергею Виноградову, что Советское правительство согласно установить официальные отношения с Шарлем де Голлем как руководителем французов-антифашистов.

С 29 сентября по 1 октября 1941 года в Москве состоялась конференция, в которой принимали участие СССР, США и Великобритания; на конференции были согласованы вопросы о военных поставках Советскому Союзу. Выступая на заключительном заседании, глава советской делегации Молотов сказал, что «отныне создан мощный фронт свободолюбивых народов во главе с Советским Союзом, Англией и Соединенными Штатами Америки»[10]. В октябре 1941 года наркомат иностранных дел СССР вместе с дипкорпусом был эвакуирован в Куйбышев, но Молотов, как и Сталин, оставался в Москве. В Москве уделял внимание военным поставкам из Великобритании и США и открытию второго фронта в Европе[10].

Вячеслав Молотов (слева) и Иосиф Сталин в Ялте

В октябре 1941 года во время катастрофы под Вязьмой Вячеслав Молотов в единственный раз был послан на фронт, но основные решения принимал сопровождавший его Василевский[5].

В конце мая — начале июня 1942 года Молотов посетил с дипломатической миссией Великобританию и США, при этом самолет Пе-8 под управлением летчика Энделя Пуусэппа совершил перелёт через линию фронта и далее через территорию, занятую немецкими войсками[29]. 26 мая Молотов вместе с Энтони Иденом подписал в Лондоне Англо-советский союзный договор. Уинстон Черчилль высоко оценил «государственную мудрость и понимание», проявленные наркомом в переговорах[10][уточнить].

Подписал постановление СНК о производстве бутылок с зажигательной смесью, которая получила неофициальное название «коктейль Молотова», но по другой версии данное название было присвоено финнами. 16 августа 1942 года Молотов был повышен до первого заместителя председателя СНК. Вячеслав Молотов принимал участие в Тегеранской, Ялтинской, Потсдамской конференциях, которые создали основы послевоенного мирного урегулирования.

Помимо дипломатической работы Вячеслав Молотов отвечал за производство танков[5].

Указом № 79 Президиума Верховного Совета СССР от 30 сентября 1943 года за особые заслуги перед советским государством в развитии танковой промышленности в годы Великой Отечественной войны Вячеславу Михайловичу Молотову присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и медали «Серп и Молот»[5].

Кроме военных вопросов, Молотов курировал вопросы науки, в том числе работу МГУ. В его архиве сохранилась переписка, связанная с письмом 14 академиков председателю Всесоюзного комитета по делам высшей школы Сергею Кафтанову, и документы, связанные с дальнейшим развитием этой ситуации. Письмо четырёх академиков, написанное от лица Абрама Иоффе, было адресовано лично к нему. Вячеслав Молотов вмешался в ситуацию противостояния между так называемой «академической» и «университетской» физикой и разрешил этот вопрос[30].

Кроме того, по инициативе Молотова в целях подготовки кадров для дипломатических учреждений СССР 14 октября 1944 года на базе факультета международных отношений МГУ был создан Московский государственный институт международных отношений.

Послевоенный период[править | править исходный текст]

В первые послевоенные годы Молотов в качестве главы советской внешней политики часто выезжал за границу: он участвовал в конференции в Сан-Франциско, на которой создавалась Организация Объединённых Наций. Молотов также возглавлял советские делегации на большинстве сессий Совета министров иностранных дел — СССР, США, Великобритании, Франции и Китая, на Парижской мирной конференции 1946 года, где он активно защищал территориальные интересы Албании, Болгарии и Югославии.

19 марта 1946 при переформировании СНК в Совет министров Молотов был снят с поста Первого заместителя, став простым заместителем председателя Совета министров СССР[3], но при этом оставался первым заместителем И. В. Сталина[31]. На этом посту курировал образование, науку и правоохранительные органы. Когда в Москву приезжал американский бизнесмен, Молотов проходя с ним по Музею нового западного искусства снял картину Ван Гога «Красное кафе» и подарил американцу[32].

Вспоминая о выработке в июне 1947 года советской позиции в отношении предложения США об оказании помощи странам Европы, Молотов говорил:

«Вначале мы в МИД хотели предложить участвовать всем социалистическим странам, но быстро догадались, что это неправильно. Они затягивали нас в свою компанию, но подчиненную компанию, мы бы зависели от них, но ничего бы не получили толком, а зависели бы безусловно. Но если на Западе считают, что это была наша ошибка, что мы отказались от плана Маршалла, значит, правильно мы сделали».

Молотов активно поддерживал идею создания государства Израиль, тогда как все остальные страны были против этого, в том числе США и Великобритания[2].

Вячеслав Молотов часто выезжал в США для участия в работе ООН, причём из-за своей непримиримой позиции, а также частого использования права «вето» получил в дипломатических кругах прозвище «Господин Нет»[1].

В 1947 году Молотову были делегированы полномочия Сталина по атомному проекту: 8 февраля 1947 года на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) было принято решение о том, что вопросы работы Спецкомитета при Совете Министров СССР докладываются или непосредственно председателю Совета министров И. В. Сталину или его первому заместителю В. М. Молотову[31] С 1947 по 1949 годы Молотов возглавлял советскую внешнюю разведку в качестве председателя Комитета информации при Совете министров СССР.

В 1949 году входил в Постоянную комиссию по проведению открытых судебных процессов по наиболее важным делам бывших военнослужащих германской армии и немецких карательных органов, изобличенных в зверствах против советских граждан на временно оккупированной территории Советского Союза. Участвовал в организации процессов над немецкими и японскими военными преступниками.

4 марта 1949 года был снят с поста министра иностранных дел (министром иностранных дел стал Андрей Вышинский), в том же году была арестована и его жена. Как отмечает Ж. Медведев, «заговор против Молотова был спланирован очень умело, но и очень жестоко. Он включал убийство Михоэлса, аресты и расстрелы членов ЕАК, включая Лозовского, и арест Полины Жемчужиной. Заговор против ленинградской партийно-государственной группы был менее тонким, но не менее жестоким. К концу 1949 года Маленков и Берия практически полностью расчистили себе дорогу к власти».

В октябре 1952 года на послесъездовском (XIX съезд КПСС) пленуме ЦК Молотов, хоть и был избран в состав Президиума ЦК, но не вошёл в состав его руководящего бюро; на том же пленуме ЦК он наряду с Анастасом Микояном был подвергнут критике Сталиным[1].

После Сталина[править | править исходный текст]

5 марта 1953 года после смерти Сталина Молотов был снова назначен министром иностранных дел и одновременно Первым заместителем председателя Совета министров СССР.[10] Он поддержал Никиту Хрущева в решении об аресте Лаврентия Берии и снятии с поста Председателя Совета Министров СССР Георгия Маленкова. В 1955 году Молотов был назначен председателем комиссии по пересмотру открытых процессов и закрытого суда над военачальниками.

В последующем Молотов и Хрущёв стали расходиться по многим вопросам. Молотов возражал против полного вывода советских войск из Австрии, скептически отнесся к нормализации отношений с Югославией, считая необходимой критику антисоветских выступлений югославского руководства, разногласия касались также целесообразности чрезмерного и форсированного освоения целины, включения Крыма в состав УССР.

В марте 1956 года в Тбилиси прошёл ряд манифестаций под лозунгами «Долой Хрущёва!» и «Молотова — во главе КПСС», демонстрации были разогнаны армией. 1 мая 1956 Молотов под предлогом неправильной югославской политики был освобождён от должности министра иностранных дел[33], но 21 ноября, «в компенсацию», назначен министром государственного контроля СССР[5].

В 1957 году Молотов возглавил так называемую «антипартийную группу» против Хрущёва[3]. Объединившись с Лазарем Кагановичем и Георгием Маленковым, Молотов предпринял попытку смещения Хрущёва. На заседании Президиума ЦК группа Молотова выступила с критикой работы Хрущева в должности Первого секретаря ЦК (основные претензии заключались в фактах нарушения Хрущёвым правил «коллективного руководства», а также споров вокруг выявившихся хозяйственно-экономических и внешнеполитических проблем) и получила поддержку подавляющего большинства членов высшего партийного органа (Климент Ворошилов, Николай Булганин, Михаил Первухин, Максим Сабуров, Дмитрий Шепилов). Хрущёва предполагалось назначить министром сельского хозяйства, а пост Первого секретаря передать Молотову или вообще упразднить. Но сторонникам Хрущёва удалось быстро собрать Пленум ЦК, на котором «антипартийная группа» потерпела поражение. Спохватившись, что против Хрущёва выступил фактически почти весь Президиум ЦК КПСС, все высшие руководители страны, включая главу государства — председателя Президиума Верховного Совета и главу правительства — председателя Совета Министров СССР, пленум решил отставить первых заместителей председателя Совмина — Маленкова, Кагановича, Молотова и министра иностранных дел Шепилова. 29 июня 1957 Молотов был снят со всех постов «за принадлежность к антипартийной группе», выведен из состава Президиума ЦК КПСС и из ЦК КПСС. Три города, названные в его честь, в 1957 году были переименованы.

В 1957 году Вячеслав Молотов был назначен послом СССР в Монголии. С 1960 по 1962 годы руководил советским представительством при штаб-квартире агентства ООН по атомной энергии в Вене (МАГАТЭ). После критики проекта новой Программы КПСС, которая должна была обсуждаться на XXII-м съезде партии, Молотов в середине ноября был отозван из Вены и был снят с занимаемой должности и исключён из партии. 12 сентября 1963 года Молотов был отправлен на пенсию.

По воспоминаниям главного редактора газеты «Известия» Алексея Аджубея, после XXII съезда КПСС жена Молотова добилась приёма у Хрущёва. «В ответ на её просьбу восстановить мужа в партии Никита Сергеевич показал ей документ с резолюцией Молотова о расстреле жён Косиора, Постышева и других ответственных работников Украины, затем спросил, можно ли, по её мнению, говорить о восстановлении Молотова в партии или надо привлекать его к суду»[34]

Последние годы[править | править исходный текст]

Несмотря на опалу, Молотов продолжил вести активный образ жизни, постоянно работал дома или в библиотеке. Мемуары он не писал, но свои взгляды на те или иные события общественной жизни он излагал в записках, направляемых в ЦК КПСС. В течение ряда лет добивался восстановления членства в партии и в 1984 году при поддержке главного редактора журнала «Коммунист» Р. И. Косолапова Молотов был восстановлен в партии. Генеральный секретарь К. У. Черненко лично вручал ему партийный билет[3][11]. Однако решение о восстановлении Молотова в партии было проведено без объявления в партийной печати. С восстановлением в партии с сохранением партстажа с 1906 года он стал её старейшим членом. В 1986 году успел дать интервью газете «Московские новости», в котором сообщил: «У меня счастливая старость. Хочу дожить до 100 лет».

Памятник на могиле Вячеслава Молотова на Новодевичьем кладбище в Москве

В отличие от имён Маленкова и Кагановича имя Молотова и после отставки и исключения из партии продолжало свободно упоминаться в литературе, печати, кино, статьи о нём помещались в энциклопедии. Образ Молотова неоднократно появлялся в художественных фильмах, его играли, главным образом Максим Штраух (в 1940-е годы) и Николай Засухин (в 1970—1980-е).

В 1970-е и 1980-е годы поэт и журналист Феликс Чуев часто гостил в доме Молотовых, делал записи, на основании которых позднее были изданы книги — «Сто сорок бесед с Молотовым» и «Полудержавный властелин»[35].

До конца жизни Молотов оставался весьма узнаваемым в народе человеком. В частности несколько раз подвергался нападениям на улице от людей, пострадавших в ходе сталинских репрессий, которые считали его одним из главных сталинских палачей[36].

В июне 1986 года Молотов был госпитализирован в Кунцевскую больницу в Москве, где и умер 8 ноября 1986 года в 12 часов 55 минут. За свою долгую жизнь В. М. Молотов перенёс 7 инфарктов миокарда, однако прожил до 96 лет. Вячеслав Молотов был похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище[5]. По поводу смерти западные газеты и журналы напечатали много статей, в газете «Известия» от 11 ноября 1986 года также было упомянуто о смерти[1]. По случаю смерти Молотова в Албании был объявлен государственный траур. Когда после смерти завещание Молотова вскрыли, в нём обнаружили сберегательную книжку с 500 рублями на счету[8].

В его честь при его жизни были переименованы несколько городов и различного рода объектов: название Молотов до 1957 года носил город ПермьПермская область — ныне край — именовалась, соответственно, Молотовской), имя Молотовск носили два города: Северодвинск1938 по 1957 годы) и Нолинск1940 по 1957 годы), до 10 августа 1957 года имя Молотовский (сельский) носил Волжский район Куйбышевской области. Пермь и Нолинск получили свои новые названия по случаю пятидесятилетнего юбилея Молотова.

Также имя Молотова носили Горьковский автомобильный завод, пионерский лагерь «Артек» и Никитский ботанический сад (с 1935 г). После отставки Молотова в 1957 году все объекты, названные в его честь, были переименованы.

Личная жизнь и семья[править | править исходный текст]

Вячеслав Молотов, Полина Жемчужина и их общая дочь — Светлана
Могила брата Молотова Михаила и его родных на Новодевичьем кладбище.

В 1921 году Вячеслав Молотов женился на Полине Жемчужиной. В 1949 году Полина Жемчужина была арестована, на Пленуме ЦК КПСС, когда её выводили из кандидатов в члены ЦК, Молотов, в отличие от других, проголосовавших за, единственным воздержался при голосовании. «Молотов всю жизнь страстно любил Полину Семёновну — пишет Л.Млечин. — Когда он куда-то ездил, то всегда брал с собой фотографию жены и дочери. Арест жены явился для него колоссальной трагедией». Незадолго до смерти Сталина арестована в ссылке и переведена в Москву, где допрашивалась в ходе подготовки к новому процессу. Сразу после смерти Сталина в марте 1953 года в дни его похорон освобождена Берией и возвращена Молотову.

У Молотовых была единственная дочь — Светлана (19291989) — научный сотрудник Института всеобщей истории.

Зять Алексей Никонов (1917—1992) работал сотрудником НКВД, профессором МГИМО, потом сотрудником Института мировой экономики и международных отношений, редактором журнала «Коммунист».

Внук Вячеслав Алексеевич Никонов (род. в 1956) — известный российский политолог, соучредитель фонда «Политика».

Вячеслав Михайлович Молотов приходился двоюродным дядей популярному актёру Борису Чиркову и другом юности прозаика Александра Аросева — отца актрисы Ольги Аросевой.

Личные качества[править | править исходный текст]

Характер и личные качества Молотова в разных источниках интерпретируются по-разному. Единодушно отмечается его усидчивость и кабинетная работоспособность, за что он ещё в начале карьеры получил от большевиков первого поколения прозвище «каменная задница»[37]. Уинстон Черчилль говорил о Молотове: «Я не видел человека, в котором более полно была бы представлена современная концепция робота»[38].

По оценке Жореса Медведева, Молотов, «бывший главой Советского правительства больше десяти лет, причем в труднейший период коллективизации, индустриализации и террора, был человеком слабовольным. Молотов был субъективно честен, исключительно работоспособен, умен и не имел заметных пороков». К тому же, как отмечает Медведев, он «был единственным кроме Сталина членом Политбюро, который обладал популярностью в народе и особенно среди интеллигенции». Молотов «пытался расширить международное сотрудничество и уменьшить всесилие цензуры»[39].

Константин Симонов в своих «Размышлениях о И. В. Сталине» подчеркивал:

Молотов при этом существовал неизменно как постоянная величина, пользовавшаяся — боюсь употребить эти громкие, слишком значительные слова, хотя в данном случае они близки к истине, — в нашей среде, в среде моего поколения, наиболее твердым и постоянным уважением и приоритетом.

Имея репутацию исполнительного, обязательного и усердного работника, неукоснительно подчиняющегося партийной дисциплине, Молотов «полностью опирался на волю Сталина и поэтому выполнял все его поручения и директивы с необычайной пунктуальностью и быстротой»[39]. Кроме того, по некоторым сведениям, Молотов до конца своих дней оставался верен своей дружбе со Сталиным и, уже будучи вдовцом, провозглашал неизменные три тоста: «За товарища Сталина! За Полину! За коммунизм!»[40].

Сталин — это человек весь в крови. Я видел его резолюции, которые пачками он подписывал вместе с Молотовым, Ворошиловым, Кагановичем и Ждановым. Это самая пятерка была инициативная. Молотов всегда добавлял: «заменить 10 лет на расстрел»

Сказанные Горбачёвым слова в программе «Времена» В. Познера

«…как символ их всех (сотрудников органов внутренних дел) живёт на улице Грановского, 3 — самодовольный, тупой, до сих пор ни в чём не убедившийся Молотов, весь пропитанный нашей кровью, и благородно переходит тротуар сесть в длинный широкий автомобиль». Александр Солженицын. Архипелаг ГУЛаг. Том 1.

Вспоминает Уинстон Черчилль: «Он был, очевидно, разумным и тщательно отшлифованным дипломатом»[2].

Известна фраза, сказанная Молотовым: «Нет такой любви между мужчиной и женщиной, ради которой можно было бы изменить Родине!»[35]

Награды[править | править исходный текст]

Интересные факты[править | править исходный текст]

  • Является самым долгоживущим руководителем правительства среди глав правительств Советского Союза и России.

Память[править | править исходный текст]

Заслуги В. М. Молотова почитались небольшое время при его жизни как видного деятеля Коммунистической партии. В 1957 году после разгрома антихрущёвского заговора многие объекты, названные в честь него, были переименованы.

См. также[править | править исходный текст]

Примечания[править | править исходный текст]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 Медведев, Рой Александрович. «Они окружали Сталина». Проверено 21 мая 2010. Архивировано из первоисточника 22 августа 2011.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 сайт «Люди.ру» (рус.) (9 октября 2006 года). Проверено 21 мая 2010. Архивировано из первоисточника 22 августа 2011.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 Хронос. Всемирная история в Интернете. Биографический справочник. Вячеслав Михайлович Молотов (Скрябин) (рус.). Проверено 18 августа 2012. Архивировано из первоисточника 22 августа 2011.
  4. Тихомирнов Виктор Александрович. Архивировано из первоисточника 22 августа 2011.
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 Николай Васильевич Уфаркин. сайт «Герои страны» (рус.). Проверено 21 мая 2010. Архивировано из первоисточника 22 августа 2011.
  6. Чуев Ф. Сто сорок бесед с Молотовым
  7. Щуплов, Александр «Мой дед, Вячеслав Молотов, не платил Ленину гонораров» // "Родная газета" № 18 (104), 20 мая 2005 г., полоса 36
  8. 1 2 3 Ф. Чуев. Член политбюро ЦК ВКП(б) Молотов (рус.). Проверено 21 мая 2010. Архивировано из первоисточника 22 августа 2011.
  9. А. Захаров, «ЧОН // Очерки по истории Октябрьской революции в Нижегородской губернии», Н.-Новгород, 1927 г., стр. 47-54
  10. 1 2 3 4 5 6 7 В. М. Молотов на сайте vinforika.ru. Проверено 21 мая 2010. Архивировано из первоисточника 22 августа 2011.
  11. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок saturday.ng.ru не указан текст
  12. Справочник по истории Коммунистической партии и Советского Сююза 1898—1991 04032
  13. Доклад В. М. Молотова об итогах первой и целях и задачах второй пятилетки.. Проверено 21 мая 2010. Архивировано из первоисточника 22 августа 2011.
  14. Минаев В. «Подрывная работа иностранных разведок в СССР». Глава 6. Проверено 21 мая 2010. Архивировано из первоисточника 22 августа 2011.
  15. Чуев Ф. Сто сорок бесед с Молотовым. М., 1990. С. 414—415
  16. grani.ru. Киевский суд признал Сталина и Молотова виновными в геноциде украинцев. Проверено 21 мая 2010. Архивировано из первоисточника 22 августа 2011.
  17. gazeta.ru. В Киеве суд признал лидеров большевиков виновными в геноциде украинцев. Проверено 21 мая 2010. Архивировано из первоисточника 22 августа 2011.
  18. Докладная записка наркома внутренних дел СССР Л.П. Берии И.В. Сталину с предложением поручить НКВД СССР рассмотреть в особом порядке дела на польских граждан, содержащихся в лагерях для военнопленных НКВД СССР и тюрьмах западных областей Украины и Белоруссии.
  19. http://heninen.net/sopimus/molotov1939.htm Речь по радио Председателя Совета Народных Комиссаров СССР товарища В. М. Молотова 29 ноября 1939 года.
  20. Коктейль Молотова. Проверено 21 мая 2010. Архивировано из первоисточника 22 августа 2011.
  21. http://heninen.net/sopimus/molotov1940.htm Доклад председателя совета народных комиссаров и народного комиссара иностранных дел товарища В. М. Молотова на заседании VI сессии верховного совета Союза ССР 29 марта 1940 года
  22. Знаменательные и памятные даты
  23. Государственный архив Пермского края - Административно-территориальное деление Пермского края в 1938-1980-е годы
  24. п÷п╣я─п╪я│п╨п╦п╧ п⌠п п п÷п║п║ Б─■ п╓п╬п╫п╢ Б└√ 1 п÷п╣я─п╪п⌠п░п²п≤
  25. Молотов, Вячеслав Михайлович
  26. Ф. И. Чуев. Сто сорок бесед с Молотовым
  27. Фельштинский Ю. Оглашению подлежит: СССР — Германия. 1939—1941: документы и материалы
  28. М. Иокипии. Братство по оружию: от Барбароссы до вступления Финляндии в войну (рус.). — Фрагмент из книги «Финляндия на пути к войне: исследование о военном сотрудничестве Германии и Финляндии в 1940—1941 гг.». Проверено 29 сентября 2010. Архивировано из первоисточника 22 августа 2011.
  29. Публикация из альманаха ::: Альманах «Лубянка» — отечественные спецслужбы вчера, сегодня, завтра
  30. Есаков В. Д. Эпизоды из истории атомного проекта // Природа : журнал. — М.: РАН, 2003. — В. 10. — С. 55-56. — ISSN 0032-874X.
  31. 1 2 В.В. Полунин СТАНОВЛЕНИЕ ЦЕНТРАЛЬНЫХ ОРГАНОВ УПРАВЛЕНИЯ АТОМНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТЬЮ СССР (1945 – 1953 гг.) // Российский государственный гуманитарный университет ЖУРНАЛ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТА : журнал. — М., 2007. — № 2 (16).
  32. Голомшток И. Воспоминания старого пессимиста
  33. http://www.nbuv.gov.ua/portal/Soc_Gum/Istp/2010_10/IstPanorama__10/stykalin_(143-168).pdf с. 158
  34. Алексей Аджубей ТЕ ДЕСЯТЬ ЛЕТ МОСКВА «СОВЕТСКАЯ РОССИЯ»1989
  35. 1 2 Феликс Чуев Полудержавный властелин. — М..: " Олма-Пресс «, 2000.
  36. Молотов на пенсии
  37. Рой Медведев. Они окружали Сталина
  38. Winston Churchill quotes on his friends, enemies and aquaintances
  39. 1 2 Медведев, Жорес. Соломон Лозовский, Полина Жемчужина и Вячеслав Молотов (рус.). Проверено 21 мая 2010. Архивировано из первоисточника 22 августа 2011.
  40. Бережков, Валентин Михайлович. Мемуары «Как я стал переводчиком Сталина», глава 7 (рус.). Проверено 21 мая 2010. Архивировано из первоисточника 22 августа 2011.

Ссылки[править | править исходный текст]

Предшественник:
Писарев, Василий Ильич
Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР в Монгольской Народной Республике
Coat of arms of the Soviet Union.svg

31 августа 1957 года3 июля 1960 года
Преемник:
Хворостухин, Алексей Иванович