Голицын, Александр Николаевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Александр Николаевич Голицын
Александр Николаевич Голицын
Портрет работы К. П. Брюллова
Главноначальствующий над почтовым департаментом Российской империи
(до 22 октября (3 ноября1830 — в составе Министерства внутренних дел)
9 (21) ноября 1819 — 27 марта (8 апреля1842
Предшественник: должность учреждена
Преемник: Адлерберг, Владимир Фёдорович
Министр духовных дел и народного просвещения Российской империи
(до 24 мая (5 июня1817Министр народного просвещения)
10 (22) августа 1816 — 15 (27) мая 1824
Предшественник: Разумовский, Алексей Кириллович
Преемник: Шишков, Александр Семёнович
Обер-прокурор Святейшего правительствующего синода
21 октября (2 ноября1803 — 19 (31) августа 1817
Предшественник: Яковлев, Александр Алексеевич
Преемник: Мещерский, Пётр Сергеевич
 
Рождение: 8 (19) декабря 1773(1773-12-19)
Москва
Смерть: 22 ноября (4 декабря) 1844(1844-12-04) (70 лет)
имение Гаспра, Ялтинский уезд, Таврическая губерния[1]
Место погребения:
Род: Голицыны
 
Награды:
Орден Андрея Первозванного с алмазами Орден Святого Владимира I степени Band to Order St Alexander Nevsky.png
Орден Белого орла Орден Святой Анны I степени Орден Святого Станислава I степени
RUS Order of Saint John of Jerusalem ribbon.svg Order of the Black Eagle - Ribbon bar.svg

Князь Александр Николаевич Голицын (8 [19] декабря 1773 — 4 декабря 1844) — государственный деятель Российской империи, в 1803—1816 гг. исполнявший должность обер-прокурора, а в 1816—1824 гг. занимавший пост министра народного просвещения, действительный тайный советник 1-го класса (1841). Доверенное лицо Александра I, который до конца жизни дорожил его «близостью и советами»[2].

Происхождение и молодость[править | править вики-текст]

Мать князя Голицына

Единственный сын капитана гвардии князя Николая Сергеевича Голицына (линия «Алексеевичей») от третьего брака его с Александрой Александровной Хитрово (1736—1796), внук московского губернатора Сергея Алексеевича Голицына (1695—1758). Овдовев через две недели после рождения сына, мать в 1776 году вышла замуж за майора в отставке М. А. Кологривова. Она относилась к сыну строго и холодно, зато влиятельная придворная дама М. С. Перекусихина полюбила «веселёнького и остренького» мальчика и по приказу Екатерины II в 1783 году он был зачислен в Пажеский корпус переехав из Москвы в Санкт-Петербург[2].

Основное внимание уделялось обучению светскому общению, французскому языку, фехтованию, танцам и верховой езде.

Таким образом, князь Голицын с младенчества имел доступ ко двору, где сначала ценился как участник детских игр великих князей — Александра и Константина, а потом — как остроумный и ловкий кавалер. Его брат (по отцу) М. Н. Голицын, занимавший место ярославского губернатора, выстроил под городом усадьбу Карабиха (ныне музей-заповедник).

Другой брат (по матери), Д. М. Кологривов, сопутствовал низкорослому князю Голицыну в его проказах. Оба брата весьма искусно подражали манерам и выговору других. Граф Ф. П. Толстой писал[3]:

« Князь Голицын, воспитанный при дворе и только для двора. Имея от природы острый ум, он в особенности отличался способностью передразнивать и подражать голосам других до того верно, что в другой комнате нельзя было не обмануться и не принять его за того, кого он передразнивал. »

Карьера[править | править вики-текст]

Окончив Пажеский корпус в 1794 году, был принят поручиком в Преображенский полк. Но уже через год вернулся ко двору и стал камер-юнкером малого двора великого князя Александра Павловича, а в 1796 году был переведен в большой императорский двор. В 1799 году получил чин камергера и в этом жу году стал командором ордена святого Иоанна Иерусалимского. Был выслан из Петербурга императором Павлом I в том же году по неизвестной причине.

После вступления на престол Александра I князь Голицын как близкий ему человек был назначен сначала обер-прокурором I а позже III департаментов Сената, а затем 21 октября 1803 года по настоянию императора взял на себя должность обер-прокурора Святейшего Синода. В 1810 году стал, при сохранении прежней должности, главноуправляющим иностранными исповеданиями, в 1816 году — министром народного просвещения.

Отчасти под влиянием Р. А. Кошелева этот эпикуреец и вольтерьянец екатерининской выучки, в 1806 г. избранный в члены Российской академии, обратился к благочестию с резко выраженной сентиментально-мистической окраской. Он с лёгкостью брался разъяснять императору самые сложные богословские вопросы, хотя историю религии знал поверхностно и считал истинным христианством «туманный сентиментальный пиетизм с примесью православных догматов, разнообразных еретических и сектантских учений»[2]. Московский митрополит Филарет вспоминал:

Когда император назначил [кн. А. Н. Голицына] обер-прокурором, он сказал: „Какой я обер-прокурор Синода? Вы знаете, что я не имею веры“. — „Ну полно, шалун, образумишься“. — „Когда же, — говорил после Голицын, — я увидел, что члены Синода делали дела серьезно… и сам стал серьезнее, почтительнее относиться к делам веры и Церкви; когда через год или два спросил себя: верую ли я? — то увидел, что верую, как веровал в детстве“

— Из воспоминаний свт. Филарета // Русский архив. — 1906. — № 10. — С. 214.

Провозгласив благочестие основанием истинного просвещения, Голицын взял курс на клерикализацию образования, который под его руководством ревностно проводили М. Л. Магницкий и Д. П. Рунич. К современной ему литературе он относился с подозрением, что выражалось в крайней придирчивости цензуры.

Этого «младенца» в деле веры постоянно морочили разные ханжи и изуверы; он искал «излияния Св. Духа» и откровений, вечно гонялся за пророками и пророчицами, за знамениями и чудесами: то «слушал пророческое слово» у хлыстовки Татариновой, то жаждал возложения руки нового Златоуста — Фотия, то исцелял бесноватых, то удостаивался в мистическом экстазе испытать подобие страданий Спасителя от игл тернового листа.

— Вел. кн. Николай Михайлович[2]

После того как в 1817 году ведомства духовных дел и народного просвещения были объединены в одно министерство — Министерство духовных дел и народного просвещения, — Голицын стал во главе последнего, но был освобождён от должности обер-прокурора. С 1810 года А. Н. Голицын состоял членом Государственного совета, а в течение 1839—1841 годов — председателем общих собраний. Он был одним из немногих, кому была доверена тайна отречения Константина Павловича. Возглавлял Человеколюбивое общество, принимал участие в организации Попечительного о тюрьмах общества и других филантропических начинаниях.

Дом князя Голицына на Фонтанке, 20

Помимо реформы духовных школ, при князе Голицыне состоялось учреждение Русского библейского общества, которое под президентством князя перевело на русский язык Библию и распространило более 400 000 её экземпляров. Сотрудники этого общества Попов, Магницкий, Рунич, Кавелин были поставлены Голицыным руководить высшим образованием, где насаждали клерикализм; множество профессоров были уволены за недостаточную набожность. Магницкий требовал вовсе закрыть подопечный ему Казанский университет. Хотя с нахождением Голицына у руля министерства принято ассоциировать торжество реакции, именно при нём были учреждены Санкт-Петербургский университет и Ришельевский лицей.

Чтобы нейтрализовать влияние Голицына на императора, А. А. Аракчеев подвёл под него интригу с участием митрополита Серафима и архимандрита Фотия, которые убедили Александра I, что управление Голицына пагубно для церкви и государства. Его недруги торжествовали 15 мая (27 мая1824 года, когда князь Голицын должен был выйти в отставку по обоим ведомствам, сохранив за собой только звание главноначальствующего над почтовым департаментом. Последнюю должность занимал и при Николае I, ценившем в Голицыне «вернейшего друга своего семейства»[2]. С годами религиозность его только усиливалась. Современник вспоминает, что в домовой церкви Александра Николаевича стояло

подобие гроба, приставленное к подножию огромного деревянного креста; на гробе положена плащаница, на этой плащанице укладены различных видов кресты, подаренные в разное время князю. Пред гробом вместо люстры сделано из пунцового стекла изображение человеческого сердца, и в этом-то сердце теплится неугасимый огонь. В этой уединённой каморке маливался вместе с князем и блаженной памяти император Александр[4].

В 1843 г. Голицын из-за ухудшения зрения оставил столицу и удалился в Крым, где и умер в своём имении Гаспра[1]. В том же Голицынском дворце Л. Н. Толстой позднее напишет повесть «Хаджи-Мурат». Похоронен в Балаклавском Георгиевском монастыре.

Личная жизнь[править | править вики-текст]

Голицын провёл всю жизнь холостяком и был известен своими интимными связями с мужчинами[5][6]. Н. М. Языков в письме 1824 года приводит анекдот, «будто бы государь призывал к себе известного содомита Бантыш-Каменского и приказал ему составить список всех ему знакомых по сей части, что Бантыш-Каменский представил ему таковой список, начав оный министром просвещения, потом стоял канцлер и так далее…. Он имел после этого аудиенцию у государя и удостоверил его клятвенно в истине своего донесения»[7]. А. С. Пушкин высмеял Голицына в эпиграмме «Вот Хвостовой покровитель…» Знаменитый мемуарист и сам гомосексуал Ф. Ф. Вигель вспоминает о Голицыне ещё более пристрастно: «Не краснея, нельзя говорить об нем, более ничего не скажу: его глупостию, его низостию и пороками не стану пачкать сих страниц».

Труды[править | править вики-текст]

Князь А. Н. Голицын составил для императрицы Елизаветы Алексеевны «Мнение о разности между Восточной и Западной церковью, с историей разделения их», которое было напечатано только в 1870 году.

Награды и отличия[править | править вики-текст]

Акварельный портрет работы П. Ф. Соколова
российские
иностранные

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 Ныне — городской округ Ялта (Ялтинский горсовет) в Крыму.
  2. 1 2 3 4 5 Русские портреты XVIII и XIX столетий. Том 2, №48. Том 5, №214.
  3. Толстой Ф. П. Записки графа Ф. П. Толстого, товарища президента Императорской Академии художеств // Русская старина, 1873. — Т. 7. — № 1. — С. 24-51.
  4. Рассказы А. Н. Голицына в записи Ю. Н. Бартенева. // Русский архив, 1886, №3.
  5. См. комментарий к эпиграмме А. С. Пушкина «Вот Хвостовой покровитель…»
  6. Кон И. С. Глава 9. Был ли гомосексуализм на святой Руси? // Любовь небесного цвета: Научно-исторический взгляд на однополую любовь. — СПб.: Продолжение жизни, 2001.
  7. Языков Н. М. Стихотворения и поэмы: Библиотека поэта. — Советский писатель, 1988. — С. 515.

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]