Эта статья входит в число избранных

Крестный ход в Курской губернии

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Ilya Repin - Крестный ход в Курской губернии - Google Art Project.jpg
Илья Репин
Крестный ход в Курской губернии. 1880—1883
Холст, масло. 178 × 285,4 см
Государственная Третьяковская галерея, Москва
(инв. 738)
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

«Кре́стный ход в Ку́рской губе́рнии» — картина русского художника Ильи Репина (1844—1930), написанная в 1880—1883 годах. Хранится в Государственной Третьяковской галерее в Москве (инв. 738). Размер картины — 178 × 285,4 см[1] (по другим данным, 178 × 285,5 см[2]). На картине изображён крестный ход в честь Курской Коренной иконы Божией Матери, совершаемый ежегодно в 9-ю пятницу по Пасхе и идущий из Курского Знаменского монастыря в Коренную пустынь[1][3].

Сюжет будущей картины, изображающей крестный ход, зародился у Репина в 1876—1877 годах, во время поездки в его родной город Чугуев[4][5][6]. Самый ранний эскиз, связанный с этой темой, датируется 1877 годом[7]. Непосредственная работа над полотном «Крестный ход в Курской губернии» была начата в 1880 году в Москве[8][9]. Картина была представлена на 11-й выставке Товарищества передвижных художественных выставок («передвижников»), открывшейся в Санкт-Петербурге в марте 1883 года[10][11]. Мнения критиков разделились — в частности, Владимир Стасов считал картину «одним из лучших торжеств современного искусства»[12], а Дмитрий Стахеев называл полотно «сценой из нашей больной русской жизни», содержащей «неумелую ложь» и «несправедливое обличение»[13]. В том же 1883 году полотно «Крестный ход в Курской губернии» было приобретено у автора Павлом Третьяковым[1].

Художник и искусствовед Игорь Грабарь писал, что «Крестный ход в Курской губернии» — «наиболее зрелое и удавшееся произведение Репина из всех, созданных им до того»[14], а каждое действующее лицо картины «высмотрено в жизни, остро характеризовано и типизировано»[15]. Искусствовед Дмитрий Сарабьянов отмечал, что картина явилась «вершиной критического направления в русской живописи», и называл её «поэмой о народной жизни»[16]. Отмечая сложность и интересность композиции полотна, искусствовед Алексей Фёдоров-Давыдов писал, что в этом произведении Репину удалось «показать огромную толпу народа как целое и вместе с тем выделить в ней яркие личности действующих персонажей»[17].

История[править | править код]

Предшествующие события и работа над картиной[править | править код]

В. Д. Поленов. Портрет И. Е. Репина (1879, ГТГ)

В 1864—1871 годах Илья Репин обучался в Академии художеств, где сначала (до сентября 1864 года) был вольнослушателем, а затем — постоянным учеником[18][19][20]. Его наставниками в классе исторической живописи были Фёдор Бруни, Алексей Марков и Пётр Шамшин[21], он также учился у Петра Басина и Тимофея Неффа[19]. В 1871 году за полотно «Воскрешение дочери Иаира» (ныне в ГРМ) Репин был удостоен большой золотой медали Академии художеств. Вместе с этой наградой он получил звание классного художника 1-й степени, а также право на пенсионерскую поездку за границу. До выезда из России Репин закончил большое полотно «Бурлаки на Волге» (ныне в ГРМ), над которым он работал в 1870—1873 годах. В 1873 году художник побывал в Австро-Венгрии и Италии, а затем обосновался во Франции, где жил и работал до лета 1876 года[21].

В июле 1876 года Репин вернулся из Парижа в Санкт-Петербург[22], а в октябре того же года он вместе с семьёй отправился в свой родной город Чугуев, расположенный в Харьковской губернии[23], где (с небольшими перерывами) прожил до начала осени 1877 года[24]. Именно во время пребывания в Чугуеве зародился сюжет будущей картины, изображающей крестный ход[4][25][5][6]. В письме к критику Владимиру Стасову от 29 марта 1877 года Репин писал: «Я удивительно стал спокоен с тех пор, как нашёл, наконец, себе „идею“, сюжет для картины, над которым займусь теперь года три, — очень стоит. Но никому не скажу, пока не кончу картины, писать её буду в Москве…»[26][27]. В Москву Репин возвратился в сентябре 1877 года[24].

В 1877 году был написан так называемый «первоначальный эскиз» картины «Крестный ход» (ныне в ГРМ)[7][28]. Изображённая на нём процессия немноголюдна, а в центре композиции показаны толчея вокруг чудотворной иконы и «драка из-за того, кому её нести». По-видимому, такое решение сюжета не удовлетворило художника, и в 1877—1878 годах он взялся за второй вариант, в котором действие происходило в дубовом лесу[5]. С этим вариантом связан эскиз 1878 года «Крестный ход в дубовом лесу. Явленная икона» (ныне в ГТГ), а также одноимённое большое полотно (ныне в Галерее современного искусства в Градце-Кралове, Чехия)[5][29], которое впоследствии неоднократно переделывалось художником (последний вариант датируется 1924 годом)[30]. Художник Иван Крамской в письме от 21 января 1878 года так комментировал сюжет «Несение чудотворной иконы», за который взялся Репин: «…это вещь, вперёд говорю, что это колоссально! Прелесть! И народу видимо-невидимо, и солнце, и пыль, ах, как это хорошо, и хотя в лесу, но это ничего не исключает, а, пожалуй, только увеличивает. Давай Вам бог! Вы напали на золотоносную жилу. Радуюсь»[31].

Первоначальный эскиз «Крестного хода» и версии «в дубовом лесу»

Крестный ход (первоначальный эскиз, 1877, ГРМ)
Крестный ход в дубовом лесу. Явленная икона (эскиз, 1878, ГТГ)
Крестный ход в дубовом лесу. Явленная икона (1877—1924, Градец-Кралове)

На 6-й выставке Товарищества передвижных художественных выставок («передвижников»), открывшейся 9 марта 1878 года[K 1] в Санкт-Петербурге[32], экспонировались четыре работы Репина[33], в том числе полотно «Протодиакон» (1877, ныне в ГТГ), моделью для которого послужил дьякон соборной церкви Чугуева Иван Уланов[34]. Изначально этот портрет был задуман как этюд для картины «Крестный ход в дубовом лесу», но затем приобрёл значение «не только самостоятельного портрета, но и картинного образа»[5]. Во время выставки, 14 марта 1878 года, Репин был избран действительным членом Товарищества[35].

И. Е. Репин. Протодиакон (1877, ГТГ)

7 октября 1880 года в мастерской у Репина побывал писатель Лев Толстой. Он внимательно осмотрел находившиеся там картины, включая тот вариант «Крестного хода», над которым в то время работал художник[36] (по всей видимости, это была версия «в дубовом лесу», поскольку впоследствии, вспоминая об этой встрече с Репиным, Толстой называл картину «Крестный ход в лесу»[37][38]). В письме к Владимиру Стасову от 17 октября 1880 года Репин сообщал: «„Крестный ход“ ему [Толстому] очень понравился как картина, но он сказал, что удивляется, как мог я взять такой избитый, истрёпанный сюжет, в котором он не видит ровно ничего; и знаете ли, ведь он прав!»[39]. Толстой же, описывая этот эпизод в 1894 году, писал: «Помню, знаменитый художник живописи показывал мне свою картину, изображавшую религиозную процессию. Всё было превосходно написано, но не было видно никакого отношения художника к своему предмету»[38][40].

Работа над новым вариантом картины, получившим название «Крестный ход в Курской губернии», была начата в 1880 году в Москве, а завершена в 1883 году в Санкт-Петербурге[8]. Во время работы над полотном, в июле 1881 года, Репин ездил в Коренную пустынь под Курском, которая была знаменита своим крестным ходом[41]. Кроме этого, он посетил Киев, а также Чернигов, где наблюдал крестный ход из Троицкого монастыря[42]. Сроки окончания работы над картиной раз за разом переносились[8][9] — это можно проследить по письмам Репина к Стасову. В письме от 9 августа 1881 года художник писал: «Эту зиму я, к моей печали, останусь ещё в Москве, надобно здесь покончить „Крестный ход“, а то, пожалуй, он будет совсем брошен»[43]. В письме от 31 октября 1881 года Репин писал: «Вожусь всё с „Крестным ходом“, да, кажется, и в эту зиму не кончу, много работы!!»[44], а в письме от 7 декабря того же года сообщал, что «Крестный ход» «не будет готов и в эту зиму», «в Петербурге кончать придётся»[45]. Через несколько месяцев, в письме от 28 апреля 1882 года, художник писал: «„Крестным ходом“ я займусь летом и буду кончать его в Третьяковской галерее, где есть теперь пустые залы вновь прибавленного помещения для картин…»[46]

Летом 1880 года Репин жил в Абрамцево. По некоторым сведениям, именно в тех краях, у монастыря в Хотьково, он нашёл натурщика, с которого создал этюды для горбуна — одного из главных действующих лиц будущего полотна[47]. Летние месяцы 1881 и 1882 годов художник провёл на даче в Хотьково. Там он писал дополнительные этюды к картине — в частности, те, которые требовали яркого солнечного освещения[48]. В письме к Павлу Третьякову от 23 августа 1881 года Репин сообщал: «Эту неделю я работал всё на солнце, с большим успехом: сделал самые трудные, во всех отношениях, этюды риз дьякона и причетника; да ещё интересный странник попался (мимо шёл); но зато ужасно я устал за эту неделю. Если бы с таким успехом удалось проработать хотя половину сентября, то я собрал бы все материалы для крестного хода»[49]. В сентябре 1882 года Репин переехал в Санкт-Петербург, сняв квартиру на Екатерингофском проспекте. Там же зимой 1882/1883 годов была закончена работа над полотном[50].

11-я передвижная выставка и продажа картины[править | править код]

Картина «Крестный ход в Курской губернии» была представлена на 11-й выставке Товарищества передвижных художественных выставок («передвижников»)[10][51], открывшейся 2 марта 1883 года в Санкт-Петербурге, а в апреле того же года переехавшей в Москву[11]. На выставке также были представлены и другие произведения Репина — «Вернулся!» (или «Возвращение с войны», 1877, ныне в Эстонском художественном музее), «„На Родину“. Герой минувшей войны» (1878, ныне в ГТГ), «Ратник XVII века» (1879, ныне в ГТГ), «Поприщин» (персонаж «Записок сумасшедшего» Гоголя, 1882, ныне в Киевской картинной галерее) и «Бурлак» (этюд, 1870)[10].

В статье «Заметки о передвижной выставке», вышедшей в журнале «Художественное слово» (№ 7 за 1883 год), критик Владимир Стасов дал высокую оценку полотну «Крестный ход», назвав его «одним из лучших торжеств современного искусства»[12]. В журнале «Живописное обозрение» (№ 12 за 1883 год) литературовед и писатель Пётр Полевой отметил, что в произведении Репина перед зрителем представлена «Русь, во всём её величии и во всём её будничном безобразии»[52][13]. Однако далеко не все отклики, появившиеся во время выставки, были однозначно положительными. В частности, искусствовед Андрей Сомов писал, что вместо «глубокого религиозного настроения» он увидел лишь «одну суетню» и «пристрастие к обрядности», а писатель Дмитрий Стахеев называл полотно «сценой из нашей больной русской жизни», содержащей «неумелую ложь» и «несправедливое обличение»[13].

В том же 1883 году полотно «Крестный ход в Курской губернии» было куплено у автора Павлом Третьяковым[1] — это произошло либо непосредственно перед выставкой, либо в самом её начале. По какой-то причине Третьяков просил Репина не упоминать о том, что картина уже продана, — в письме от 6 марта 1883 года он писал: «Удержитесь кому-либо говорить, что я купил Вашу картину „Крестный ход“: это будет очень любопытно; а что я купил её за десять тысяч рублей, будет тому доказательством это письмо…»[53], а в письме от 11 марта уточнял, что «это была не прихоть, а нужда, до 20—22 марта это было мне необходимо»[54]. В письме от 12 марта Репин писал Третьякову, что из-за секрета, связанного с продажей картины, вышла слишком большая канитель и что он «закаялся впредь секретничать», а полотно объявил проданным, «хотя не сказал кому»[55]. В конце концов дела, связанные с продажей картины, были улажены, и Репин договорился с Третьяковым, что первая половина суммы будет уплачена на Страстной неделе, а вторая — «по возвращении картины из путешествия в Москву»[56].

Последующие события[править | править код]

Картина «Крестный ход в Курской губернии» на выставке 2019 года в Новой Третьяковке

После окончания 11-й передвижной выставки картина «Крестный ход в Курской губернии» находилась в Третьяковской галерее. По воспоминаниям хранителя галереи Николая Мудрогеля, ряд поправок к своим произведениям Илья Репин совершил в отсутствие Павла Третьякова, сказав работникам: «Вы не беспокойтесь. Я говорил с Павлом Михайловичем о поправке лица на картине „Не ждали“. Он знает, что я собираюсь сделать». Помимо этого, Репин внёс изменения в полотно «Иван Грозный и сын его Иван», а также в «Крестный ход», где он «прибавил много пыли над голо­вами толпы» и «„запылил“ весь задний план». Третьякову все эти поправки не понравились: он считал, что Репин испортил свои картины[57][58].

Картина «Крестный ход в Курской губернии» экспонировалась на ряде выставок в СССР и России, в том числе на персональных выставках Репина, состоявшихся в 1924 и 1936 годах в Государственной Третьяковской галерее в Москве, в 1937 году в Государственном Русском музее в Ленинграде и в 1957—1958 годах в Москве и Ленинграде, а также на московской части юбилейной, посвящённой 150-летию со дня рождения художника выставки, проходившей в 1994—1995 годах в Москве и Санкт-Петербурге[1][59]. В 1971—1972 годах полотно принимало участие в приуроченной к столетию ТПХВ выставке «Передвижники в Государственной Третьяковской галерее», проходившей в Москве[1][60]. Оно также было одним из экспонатов юбилейной выставки к 175-летию со дня рождения Репина, проходившей с марта по август 2019 года в Новой Третьяковке на Крымском Валу[61], а затем, с октября 2019 года по март 2020 года, — в корпусе Бенуа Государственного Русского музея в Санкт-Петербурге[62].

Полотно также неоднократно экспонировалось в Западной Европе: в 2005—2006 годах — на проходившей в музее Орсе в Париже выставке русского искусства второй половины XIX века[1][63][64], в 2007 году — на организованной в Бонне выставке «Душа России»[65], а в 2018—2019 годах — на проходившей в музеях Ватикана выставке «Русский путь: от Дионисия до Малевича»[66][67][68]. С марта по август 2021 года картина принимала участие в персональной выставке Ильи Репина, проходившей в Атенеуме в Хельсинки. С октября 2021 года по январь 2022 года эта экспозиция продолжится в Пти-Пале в Париже[69].

Описание[править | править код]

Сюжет и композиция[править | править код]

На картине изображён крестный ход в честь особо почитаемой Курской Коренной иконы Божией Матери, совершаемый ежегодно в 9-ю пятницу по Пасхе и идущий из Курского Знаменского монастыря в Коренную пустынь[3]. В дореволюционные годы крестный ход из Курска в Коренную пустынь был самым многолюдным в России, собирая до 80 тысяч человек[70].

Из глубины картины на зрителя движется людской поток. Впереди (в правой части картины) идут крестьяне и несут на плечах накрытый позолоченным куполом фонарь, украшенный пёстрыми лентами. За ними две женщины несут пустой чехол от иконы — киот, далее идут певчие и рыжеволосый дьякон. Почитаемую икону несёт богато одетая помещица, а далее следуют священники, мещане, военные, купцы и крестьяне, несущие ещё один фонарь и хоругви. По краям процессия оцеплена конными сотскими и урядниками, которые следят за порядком и охраняют проход от толпы бедняков. Во главе группы паломников, изображённых в левой части картины, находится молодой горбун-инвалид, которому палкой преграждают путь к священной иконе[71][72][73].

Композиция картины сложна и интересна: художнику удалось решить непростую задачу — показать громадную толпу народа как целое и в то же время выделить в ней яркую индивидуальность отдельных персонажей[17][74] (исследователи утверждают, что в «Крестном ходе» более 70 фигур имеют «яркую выразительную характеристику»[75]). На дальнем плане изображена огромная масса народа, поступательное движение которой подчёркнуто фигурами сотских и урядников, а также колыхающимися на ветру хоругвями. На среднем плане толпа расщепляется. Крестьяне, несущие фонарь, и следующие за ними певчие уходят по диагонали направо, открывая центр, в котором находятся дьякон, идущая за ним помещица с иконой, а также окружающие её люди. В левой части изображена бедная часть толпы — странники и страницы, а также находящийся во главе этой группы горбун, чьё столкновение с охранником вынесено на авансцену как один из важнейших моментов всей композиции. Таким образом, по словам Алексея Фёдорова-Давыдова, «получаются три группы по трём точкам открывающегося впереди треугольником свободного пространства» — «эти три центра и держат композицию, но, будучи неравновеликими, не ослабляют динамики общего движения процессии». При таком построении зритель как бы оказывается близко к краю свободного пространства, что позволяет ему видеть как главных действующих лиц, так и всю движущуюся массу народа в целом[17][74].

Окружающий пейзаж органично входит в образный строй полотна[76]. В отличие от версии «в дубовом лесу», в «Крестном ходе в Курской губернии» действие происходит на фоне склона холма, усеянного пнями вырубленного леса[77]. Это изменение было созвучно чугуевским впечатлениям художника, изложенным в его письме к Владимиру Стасову от 10 октября 1876 года: «Не спят только эксплуататоры края, кулаки! Они повырубили мои любимые леса, где столько у меня детских воспоминаний…»[78][79] Изображённый на картине пейзаж, способствуя живописному разрешению идейного замысла, «вместе с тем является удачно найденным естественным местом развития действия, не конкурирующим с сюжетной частью»[76].

Полотно написано согласно законам пленэрной живописи, в серебристой гамме, с чередованием холодных и тёплых тонов. Общая гамма полотна — светлая, при этом яркий солнечный свет жаркого дня сохраняет чёткость и не смягчает очертаний фигур. Полуденное солнце находится высоко, немного левее центра полотна — об этом можно судить по коротким теням на песке. Определяющими факторами колорита являются голубой тон неба и золотисто-жёлтый тон песка, что приводит к чистоте встречающихся в разных местах полотна пятен чёрного цвета. По мнению искусствоведа Ольги Лясковской, «исключительное колористическое богатство картины зависит главным образом от верности тональных отношений (взятых с учётом характера освещения и рефлексов) всех её частей, включая детали». Ритмически повторяются светлые (золотистые и бледно-жёлтые) пятна — верхняя часть фонаря, платок женщины с киотом, золотой стихарь дьякона, жёлтое платье помещицы и ещё один фонарь вдали. Эти пятна в сочетании с красным передником мещанки с киотом оживляют в целом относительно бескрасочную толпу[80].

Действующие лица[править | править код]

Среди несущих фонарь мужиков, изображённых у правого края полотна, есть и пожилые крестьяне, идущие важно и степенно, и молодой светловолосый парень, самозабвенно размахивающий рукой при ходьбе[81]. Художник подчёркивает «деловитость и хозяйскую серьёзность, с которой крестьяне совершают этот „священный обряд“»[82]. По словам Владимира Стасова, «у них всех лица важные, серьёзные, полные достоинства; они настоящие индийцы буддийской процессии на берегах Ганга», и только самый молодой из них «ужасно обеспокоен и развлечён»: ему приходится болтать головой, чтобы убрать с глаз прядь волос, мешающую смотреть вперёд[83].

За крестьянами идут две мещанки — пожилая женщина и «молодая бабёнка», которые бережно несут пустой киот от иконы, с благоговением склонившись над ним[73][77]. Согласно описанию Стасова, одна из них — бедная старая чиновница, а другая — «кухарка или горничная, в красном переднике и суконной кофте»[84]. Павел Третьяков в письме к Репину от 6 марта 1883 года настойчиво предлагал художнику внести изменения в эту фигуру: «…мне кажется, было бы очень хорошо на место бабы с футляром поместить прекрасную молодую девушку, которая бы несла этот футляр с верою и даже с восторгом (не забудьте, что это прежний ход, а и теперь ещё есть глубоко верующие); вообще избегните всего карикатурного и проникните все фигуры верою, тогда это будет действительно глубоко русская картина!»[53]. В письме от 8 марта Репин отвечал Третьякову, что с этим он согласиться не может. Он писал: «Для меня выше всего правда, посмотрите-ка в толпу, где угодно, — много Вы встретите красивых лиц, да ещё непременно, для Вашего удовольствия, вылезших на первый план?»[85][86][87]. По мнению Репина, «в картине можно оставить только такое лицо, которое ею в общем смысле художественном терпится…»[85].

Фрагменты картины «Крестный ход в Курской губернии»

Помещица с иконой, сотский, откупщик и другие
Дьякон с кадилом
Женщины с киотом и певчие
Крестьяне, несущие фонарь

За женщинами с киотом идут певчие, «усердно голосящие» многократно прорепетированные песнопения[82]. Среди них находятся деревенские мальчики, сопровождаемые двумя дьячками. Один из них — старый дьячок — «лысый и бронзовый, немножко ещё дикарь», одетый в старинный костюм, а другой, помоложе, — «новейший дьячок», в более современном сюртуке и с «европейским вылощенным лицом»[83]. Между ними видна голова поющего худого юноши, взявшегося рукой за ворот рубахи[77], правее него изображён зажиточный крестьянин с окладистой бородой[17].

Далее шествует рыжеволосый дьякон с кадилом, одетый в золотистый стихарь[12][72]. В отличие от психологически сложных персонажей, представленных на картинах «Протодиакон» и «Крестный ход в дубовом лесу», здесь он заменён «более нейтральным образом ленивого, слегка кокетливого красавца»[81], на ходу поправляющего свои «пышные завитые волосы». Несмотря на относительно молодой возраст дьякона, в его образе чувствуются излишняя рыхлость и изнеженность[72].

За дьяконом, в глубине картины, находится центральная группа — «группа знати»[88]. Икону в золотом окладе несёт помещица — полная женщина небольшого роста, одетая в длинное желтоватое платье и голубую шёлковую шляпу в цветочек[72]. По словам искусствоведа Дмитрия Сарабьянова, «барыня держится так, будто и сама богородица и все остальные должны потакать её самодурству и капризам»[73], она не обращает внимания на окружающих и «полна лишь мыслями о самой себе»[89]. Помещицу охраняет сотский с палкой в руке. С другой стороны от неё идёт откупщик с золотой цепью[72] — по описанию Владимира Стасова, «местное самое влиятельное лицо», «теперь золотой мешок, уже в немецком сюртуке, но явно из мужиков, грубый, нахальный, беспардонный кулак»[12]. За помещицей видны головы священников в синих камилавках и скуфейках, а также фигуры молодого барина[89] и отставного военного, капитана или майора, «без эполет, но в форменном сюртуке»[12].

Фрагменты картины «Крестный ход в Курской губернии»

Становой, урядник и сотские
Паломник и паломницы
Горбун и крестьянин с палкой, преграждающий ему путь
Замахнувшийся урядник и сотский

В левой части картины находится бедная часть толпы — «странники и странницы, в лаптях и онучах, с палками и жезлами, с лямками и котомками, в сермягах и отрепьях»[84]. На левом срезе полотна изображён паломник, повернувший голову в сторону торжественного шествия. В его фигуре подчёркнуты спокойствие и чувство собственного достоинства. Правее него находятся две паломницы. Изображая их забитость и убогость, художник тем не менее «относится к ним с большой теплотой», избегая «гротескной резкости» в трактовке их образов[90].

Впереди толпы бедняков целеустремлённо идёт горбун, опираясь на костыль[72]. Глаза горбуна прищурены, длинные пряди светлых волос рассыпаны по его плечам, «лицо его озарено непреклонной решимостью и уверенностью, не знающей колебаний»[91]. Чтобы горбун не прорвался к центру шествия, где находится икона, ему преграждает путь палкой стоящий в цепи крестьянин[72]. Образ горбуна был одним из любимейших у Репина — для него было создано несколько живописных и графических этюдов[92]. По словам искусствоведа Николая Машковцева, среди персонажей репинской картины горбун «представляет такую же крайнюю точку, как знаменитый раб в ивановскомЯвлении Мессии“», — как и раб, «он собирает внимание зрителя, являясь одним из главных узлов композиции и определённым психологическим центром»[93]. Искусствовед Александр Замошкин писал: «Горбун — персонаж, внешне кажущийся побочным, является центральным в картине. Он с большим мастерством включён в широко эпический план всего шествия и является важным „узлом“ композиции. В нём сконцентрировано внутреннее напряжение произведения, он освещает собой подлинно народный поток, как бы возглавляя его»[72][94].

За порядком на крестном ходе следят конные сотские и урядники. В правой части картины что-то произошло, и урядник в белой рубахе замахнулся на нарушителя порядка нагайкой. Защищаясь от удара, крестьянин и девушка подняли вверх руки, в то время как едущий рядом сотский равнодушно наблюдает за развитием конфликта. В левой части полотна изображён ещё один урядник, грозящий нагайкой, а перед ним, «подбоченясь и красуясь», на коне едет становой с пышными бакенбардами[95].

Эскизы, этюды и варианты[править | править код]

Крестный ход в Курской губернии (набросок, 1878, Атенеум)

В Государственном Русском музее хранится первоначальный эскиз — «Крестный ход» (1877, холст, масло, 37 × 70 см, инв. Ж-4059, поступил в 1921 году из бывшего особняка Бобринских в Петрограде)[7][28][27][96]. В Государственной Третьяковской галерее находится эскиз «Крестный ход в дубовом лесу. Явленная икона» (1878, холст, масло, 24,7 × 31,8 см, инв. 6256, ранее находился в собрании Д. В. Высоцкого, поступил в 1924 году из Государственного музейного фонда). Одноимённое большое полотно (1877—1924, холст, масло, 178 × 285,5 см, инв. O-408), к которому относится этот эскиз, ныне хранится в Галерее современного искусства в Градце-Кралове (Чехия)[5][29][97]. Работа над ним была начата в 1877 году, а закончена в 1888—1889 годах; оно было представлено на персональной выставке Репина 1891 года[98] (там же экспонировались 28 этюдов для него). Впоследствии полотно «Крестный ход в дубовом лесу. Явленная икона» переделывалось художником в 1916 и 1924 годах[30].

Из эскизов к полотну «Крестный ход в Курской губернии» известен набросок, хранящийся в художественном музее Атенеум в Хельсинки (1878, бумага, графитный карандаш, уголь, 22,2 × 30,6 см, инв. A III 1754:39)[99]. Также упоминался эскиз[100][101] или этюд, который, по состоянию на 1941 год, находился в усадьбе-музее Репина «Пенаты» в Куоккале (ныне Репино)[102].

В Третьяковской галерее хранятся четыре живописных этюда для картины «Крестный ход в Курской губернии» — «Богомолки-странницы» (1878, холст, масло, 73,3 × 54,5 см, инв. 5846, из собрания П. И. Харитоненко и В. А. Харитоненко, поступил в 1925 году из Наркоминдела СССР), «Летний пейзаж в Курской губернии» (1881, картон, масло, 14 × 20 см, инв. Ж-277, из собрания Р. Е. Ратнера и Б. Р. Ратнера, приобретён в 1962 году), «Голова горбуна» (1881, холст, масло, 23 × 17 см, инв. 11164, из собрания И. С. Остроухова, поступил в 1929 году из Музея Остроухова) и «Горбун» (1881, холст, масло, 64,4 × 53,4 см, инв. 729, приобретён Павлом Третьяковым у автора в 1882 году)[103][104][105][106][107].

В Государственном Русском музее находятся два этюда для картины «Крестный ход в Курской губернии», выполненные маслом на холсте, — «Крестьянин» (1878, 41 × 33 см, инв. Ж-9269, поступил в 1977 году из Куйбышевского райфинотдела Ленинграда)[108][109] и «Крестьянин в армяке. Женщина в платке» (1880, 33,5 × 28 см, инв. Ж-12181, поступил в 2007 году от Н. П. Ивашкевич)[110].

Живописные этюды для картины «Крестный ход в Курской губернии»

Богомолки-странницы (1878, ГТГ)
Летний пейзаж в Курской губернии (1881, ГТГ)
Голова горбуна (1881, ГТГ)
Горбун (1881, ГТГ)

В Киевской картинной галерее (ранее — Киевский музей русского искусства) хранится этюд «Голова крестьянина»[111], или «Голова сельского старосты»[112] (конец 1870-х — начало 1880-х, холст, масло, 54 × 49 см, инв. Ж-144), который был использован Репиным для головы сотского старосты, идущего рядом с помещицей, несущей икону[111]. В коллекции Тамбовской областной картинной галереи находится недатированный эскиз «Крестьянин» (холст, масло, 25,5 × 18,5 см, инв. Ж-167)[113], а в музее-заповеднике «Абрамцево» — эскиз «Старик-крестьянин, девушка в розовом и молодая крестьянка в сером платке» (начало 1880-х, холст, масло, 36,2 × 28,5 см, инв. Ж-258, приобретён у А. В. Гордона, поступил в музей в 1966 году)[114][115].

Живописные этюды для картины «Крестный ход в Курской губернии»

Крестьянин (1878, ГРМ)
Крестьянин в армяке. Женщина в платке (1880, ГРМ)
Крестьянин (ТОКГ)
Старик-крестьянин, девушка и молодая крестьянка (Абрамцево)
Голова крестьянина (1870—1880-е, ККГ)

В процессе работы над картиной Репиным был создан ряд графических этюдов, в том числе карандашные наброски, акварельные рисунки и сепии. Несколько этюдов относятся к работе над образом горбуна: «Горбун» (1880, картон, акварель, графитный карандаш, 30,8 × 22,2 см, ГРМ, инв. Р-7809)[116], «Горбун» (1881, бумага жёлтая, сепия, акварель, графитный карандаш, 32,5 × 23,1 см, ГТГ, инв. 7335)[117][118], «Горбун» (1882, бумага коричневатая, графитный карандаш, 32,5 × 23,2 см, ГРМ, инв. Р-7937)[119]. Есть этюды и для других действующих лиц — «Паломник» (1881, бумага, акварель, графитный карандаш, 30 × 22 см, ГТГ, инв. 768)[1][120], «Старик с иконой» (1881—1882, бумага коричневая, графитный карандаш, растушка, 33 × 23,2 см, ГТГ, инв. Р-1315) и «Ефим Иванов с Мясницкой улицы» (1881—1882, бумага, графитный карандаш, 29 × 20 см, ГТГ, инв. Р-680)[121].

Графические этюды для картины «Крестный ход в Курской губернии»

Горбун (1880, акварель, ГРМ)
Горбун (1881, сепия, ГТГ)
Горбун (1882, ГРМ)
Старик с иконой (1881—1882, ГТГ)
Ефим Иванов с Мясницкой улицы (1881—1882, ГТГ)
Паломник (1881, акварель, ГТГ)

Отзывы[править | править код]

Среди множества полотен, экспонировавшихся на 11-й передвижной выставке, художественный критик Владимир Стасов особое внимание уделил произведениям Ильи Репина «Крестный ход в Курской губернии»[122] и «Поприщин»[123]. По мнению Стасова, картина «Крестный ход», громадная в ширину и «с целым народонаселением на сцене», — «достойный товарищ» появившимся ранее репинским «Бурлакам на Волге»: «та же правда, та же глубокая национальность и тот же поразительный талант», а также «шествие целой толпы народной, разношёрстной, разнохарактерной, разнотипичной»[84]. Давая подробное описание действующих лиц полотна «Крестный ход», Стасов писал, что «всё это вместе, двигающееся прямо на зрителя издали огромной разрастающейся процессией, — это одно из лучших торжеств современного искусства»[12].

Художник и искусствовед Игорь Грабарь в своей монографии о Репине писал, что «Крестный ход в Курской губернии» — «наиболее зрелое и удавшееся произведение Репина из всех, созданных им до того»[14]. Отмечая длительную и скрупулёзную работу, проделанную художником в процессе создания этого полотна, Грабарь писал, что каждое действующее лицо картины «высмотрено в жизни, остро характеризовано и типизировано», причём не только на первом плане, но и вдали, где «эта толпа не нивелирована, как задние планы всех картин, изображающих толпу, и там она живёт, дышит, движется, действует»[15]. По словам Грабаря, чем больше всматриваешься в репинских персонажей (как главных, так и второстепенных), «тем более изумляешься их разнообразию, неходульности и меткости, с какой художник их выхватил из жизни»[124].

Фрагмент картины А. А. Иванова «Явление Христа народу» с возвышающимися на заднем плане римскими всадниками

В книге, вышедшей в 1955 году, искусствовед Дмитрий Сарабьянов, с одной стороны, отмечал, что картина «Крестный ход в Курской губернии» явилась «вершиной критического направления в русской живописи» и «кульминационным пунктом критических тенденций русского изобразительного искусства». С другой стороны, по словам Сарабьянова, полотно Репина — это «поэма о народной жизни», в которой художник «раскрыл духовные качества народа, показал его моральную высоту». Таким образом, по мнению искусствоведа, сила репинского произведения состоит «в единстве критических и положительных тенденций»[16].

Искусствовед Алексей Фёдоров-Давыдов писал, что в картине «Крестный ход в Курской губернии» «действующим лицом является масса, толпа, в богатстве своих типов и характеров». По его словам, художник создал монументальное полотно, которое по его значению можно сравнить с поэмой Николая Некрасова «Кому на Руси жить хорошо». Из персонажей Фёдоров-Давыдов особо выделял горбуна, называя его образ «вершиной передвижнического психологизма и гуманизма», «высшим проявлением единства этики и эстетики в искусстве передвижников»[81]. Отмечая сложность и интересность композиции полотна, Фёдоров-Давыдов писал, что в этом произведении Репину удалось «показать огромную толпу народа как целое и вместе с тем выделить в ней яркие личности действующих персонажей»[17].

Искусствовед Аркадий Ипполитов, представляя «Крестный ход в Курской губернии» на выставке «Русский путь» в Ватикане в 2018 году, отмечал тесную связь картины Репина с полотном Александра Иванова «Явление Христа народу» (1837—1857). В частности, по словам Ипполитова, оба произведения являются «символическими образами России», при этом в полотне Репина «всё завязано на парящих над головами шествия иконах и ковчеге, несомом народом на плечах», а над всей толпой возвышается фуражка урядника, аналогично шлемам римских легионеров, которые являются самой высокой точкой композиции в картине Иванова[66].

См. также[править | править код]

Комментарии[править | править код]

  1. Для датировки событий, происходивших в Российской империи, используется юлианский календарь («старый стиль»).

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 Каталог ГТГ, т. 4, кн. 2, 2006, с. 211.
  2. Репин Илья Ефимович — Крестный ход в Курской губернии (HTML). Государственная Третьяковская галерея — www.tretyakovgallery.ru. Дата обращения: 28 октября 2019. Архивировано 28 октября 2019 года.
  3. 1 2 Б. Клин. Корни Курской святыни (HTML). Известия — iz.ru (11 сентября 2009). Дата обращения: 18 июля 2021. Архивировано 22 июля 2021 года.
  4. 1 2 С. В. Иванов, 1960, с. 66.
  5. 1 2 3 4 5 6 А. А. Фёдоров-Давыдов, 1989, с. 56.
  6. 1 2 Н. Д. Моргунова-Рудницкая, 1965, с. 91.
  7. 1 2 3 Каталог ГРМ, т. 7, 2017, с. 85.
  8. 1 2 3 В. Н. Москвинов, 1955, с. 53.
  9. 1 2 С. Г. Капланова, 1964, с. 257.
  10. 1 2 3 Товарищество передвижных художественных выставок, 1987, с. 263.
  11. 1 2 Ф. С. Рогинская, 1989, с. 419.
  12. 1 2 3 4 5 6 В. В. Стасов, 1968, с. 180.
  13. 1 2 3 Т. В. Юденкова, 2015, с. 60.
  14. 1 2 И. Э. Грабарь, т. 1, 1963, с. 226.
  15. 1 2 И. Э. Грабарь, т. 1, 1963, с. 226—228.
  16. 1 2 Д. В. Сарабьянов, 1955, с. 233.
  17. 1 2 3 4 5 А. А. Фёдоров-Давыдов, 1989, с. 58.
  18. Каталог ГТГ, т. 4, кн. 2, 2006, с. 164.
  19. 1 2 Репин Илья Ефимович (HTML). Большая российская энциклопедия — bigenc.ru. Дата обращения: 6 августа 2019. Архивировано 2 апреля 2019 года.
  20. Е. Ф. Петинова, 2001, с. 167.
  21. 1 2 Каталог ГТГ, т. 4, кн. 2, 2006, с. 167.
  22. И. Э. Грабарь, т. 1, 1963, с. 169.
  23. И. Э. Грабарь, т. 1, 1963, с. 176.
  24. 1 2 И. Э. Грабарь, т. 1, 1963, с. 186.
  25. А. А. Фёдоров-Давыдов, 1975, с. 552.
  26. И. Е. Репин, 1949, с. 16.
  27. 1 2 Репин И. Е. Крестный ход. 1877 (HTML). Виртуальный Русский музей — rusmuseumvrm.ru. Дата обращения: 24 июля 2021. Архивировано 24 июля 2021 года.
  28. 1 2 Каталог ГРМ, 1980, с. 246.
  29. 1 2 Каталог ГТГ, т. 4, кн. 2, 2006, с. 183.
  30. 1 2 О. А. Лясковская, 1982, с. 181.
  31. Переписка И. Н. Крамского с художниками, 1954, с. 361.
  32. Ф. С. Рогинская, 1989, с. 418.
  33. Товарищество передвижных художественных выставок, 1987, с. 150—157.
  34. Каталог ГТГ, т. 4, кн. 2, 2006, с. 180—182.
  35. Товарищество передвижных художественных выставок, 1987, с. 158.
  36. Н. Н. Гусев, 1963, с. 649—650.
  37. А. В. Жиркевич, 1978, с. 12.
  38. 1 2 Н. Н. Гусев, 1963, с. 651.
  39. И. Е. Репин, 1949, с. 55.
  40. Л. Н. Толстой, т. 2, 1983, с. 237.
  41. Т. В. Юденкова, 2015, с. 59.
  42. С. В. Иванов, 1960, с. 68.
  43. И. Е. Репин, 1949, с. 67—68.
  44. И. Е. Репин, 1949, с. 70.
  45. И. Е. Репин, 1949, с. 72.
  46. И. Е. Репин, 1949, с. 76.
  47. А. В. Шило, 2014, с. 127.
  48. И. Э. Грабарь, т. 1, 1963, с. 225.
  49. И. Е. Репин, 1946, с. 53.
  50. И. Э. Грабарь, т. 1, 1963, с. 245.
  51. С. Королёва, 2010, с. 20.
  52. П. Н. Полевой, 1883, с. 187.
  53. 1 2 И. Е. Репин, 1946, с. 61.
  54. И. Е. Репин, 1946, с. 64.
  55. И. Е. Репин, 1946, с. 64—65.
  56. И. Е. Репин, 1946, с. 67—68.
  57. Н. А. Мудрогель, 1962, с. 73.
  58. Н. А. Мудрогель. Третьяков и художники: Репин Илья Ефимович (из книги «Пятьдесят восемь лет в Третьяковской галерее») (HTML). Государственная Третьяковская галерея — tretyakovgallery.blogspot.com. Дата обращения: 22 июля 2021. Архивировано 22 июля 2021 года.
  59. Каталог ГТГ, т. 4, кн. 2, 2006, с. 496—497.
  60. Каталог ГТГ, т. 4, кн. 2, 2006, с. 504.
  61. М. Мокейчева. Самая масштабная за 25 лет выставка Репина открывается в Третьяковской галерее (HTML). Деловой Петербург — www.dp.ru (15 марта 2019). Дата обращения: 18 июля 2021. Архивировано 18 июля 2021 года.
  62. И. Е. Репин. К 175-летию со дня рождения (HTML). Государственный Русский музей — rusmuseum.ru. Дата обращения: 18 июля 2021. Архивировано 18 июля 2021 года.
  63. Каталог ГТГ, т. 4, кн. 2, 2006, с. 507.
  64. В. А. Родионов. Русские сезоны в Париже // Третьяковская галерея. — 2005. — № 4. — С. 26—31.
  65. А. Лулинска. «Душа России» // Третьяковская галерея. — 2007. — № 3. — С. 60—69.
  66. 1 2 Русский путь, 2018, с. 196—201.
  67. С. А. Уваров. От нашего Рима к вашему: Третьяковка привезла свои шедевры в Ватикан (HTML). Известия — iz.ru (20 ноября 2018). Дата обращения: 18 июля 2021. Архивировано 14 августа 2019 года.
  68. Выставка «Русский путь. От Дионисия до Малевича» в Музеях Ватикана (HTML). Музеи России — www.museum.ru. Дата обращения: 1 октября 2019. Архивировано 15 ноября 2018 года.
  69. В Хельсинки проходит выставка работ Ильи Репина (HTML). www.culture.ru. Дата обращения: 18 июля 2021. Архивировано 18 июля 2021 года.
  70. Ю. А. Мурашова, 2018, с. 85.
  71. С. Королёва, 2010, с. 20, 27.
  72. 1 2 3 4 5 6 7 8 О. А. Лясковская, 1982, с. 189.
  73. 1 2 3 Д. В. Сарабьянов, 1955, с. 225—226.
  74. 1 2 А. А. Фёдоров-Давыдов, 1975, с. 557—558.
  75. Т. В. Юденкова, 2015, с. 62.
  76. 1 2 А. А. Фёдоров-Давыдов, 1989, с. 59.
  77. 1 2 3 О. А. Лясковская, 1982, с. 188.
  78. И. Е. Репин, т. 1, 1969, с. 180.
  79. Г. Ю. Стернин, 1985, с. 38.
  80. О. А. Лясковская, 1982, с. 194.
  81. 1 2 3 А. А. Фёдоров-Давыдов, 1989, с. 57.
  82. 1 2 Д. В. Сарабьянов, 1955, с. 225.
  83. 1 2 В. В. Стасов, 1968, с. 178.
  84. 1 2 3 В. В. Стасов, 1968, с. 176.
  85. 1 2 И. Е. Репин, 1946, с. 62.
  86. Э. П. Гомберг-Вержбинская, 1970, с. 96.
  87. Е. М. Алленова, 2000, с. 18.
  88. Д. В. Сарабьянов, 1955, с. 227—228.
  89. 1 2 Д. В. Сарабьянов, 1955, с. 226.
  90. Д. В. Сарабьянов, 1955, с. 230.
  91. О. А. Лясковская, 1982, с. 192.
  92. О. А. Лясковская, 1982, с. 189—192.
  93. Н. Г. Машковцев, 1943, с. 56.
  94. А. И. Замошкин, 1947, с. 15.
  95. О. А. Лясковская, 1982, с. 188—189.
  96. Крестный ход. 1877 — Репин Илья Ефимович (HTML). www.art-catalog.ru. Дата обращения: 17 июля 2021. Архивировано 17 июля 2021 года.
  97. Русский путь, 2018, с. 200.
  98. И. Э. Грабарь, т. 1, 1963, с. 221.
  99. Ilya Repin. Religious Procession in the Kursk Governorate, sketch, 1878 (HTML). Finnish National Gallery — www.kansallisgalleria.fi. Дата обращения: 17 июля 2021. Архивировано 24 июля 2021 года.
  100. Д. В. Сарабьянов, 1955, с. 224.
  101. И. А. Бродский, 1962, с. 5.
  102. И. А. Бродский, 1941, с. 25.
  103. Каталог ГТГ, т. 4, кн. 2, 2006, с. 209—211.
  104. Богомолки-странницы. 1878 — Репин Илья Ефимович (HTML). www.art-catalog.ru. Дата обращения: 17 июля 2021. Архивировано 17 июля 2021 года.
  105. Летний пейзаж в Курской губернии. 1876—1915 — Репин Илья Ефимович (HTML). www.art-catalog.ru. Дата обращения: 17 июля 2021. Архивировано 17 июля 2021 года.
  106. Голова горбуна. 1881 — Репин Илья Ефимович (HTML). www.art-catalog.ru. Дата обращения: 17 июля 2021. Архивировано 17 июля 2021 года.
  107. Горбун. 1881 — Репин Илья Ефимович (HTML). www.art-catalog.ru. Дата обращения: 17 июля 2021. Архивировано 17 июля 2021 года.
  108. Каталог ГРМ, т. 7, 2017, с. 85—86.
  109. Каталог ГРМ, 1980, с. 246—247.
  110. Каталог ГРМ, т. 7, 2017, с. 86.
  111. 1 2 Выставка И. Е. Репина, 2019, с. 200.
  112. Д. В. Сарабьянов, 1965, с. 488.
  113. Репин Илья Ефимович — «Крестьянин» (HTML). Государственный каталог Музейного фонда Российской Федерации — goskatalog.ru. Дата обращения: 21 июля 2021. Архивировано 22 июня 2019 года.
  114. Репин Илья Ефимович — «Старик-крестьянин, девушка в розовом и молодая крестьянка в сером платке» (HTML). Государственный каталог Музейного фонда Российской Федерации — goskatalog.ru. Дата обращения: 21 июля 2021. Архивировано 22 июня 2019 года.
  115. Репин Илья Ефимович — «Старик-крестьянин, девушка в розовом и молодая крестьянка в сером платке» (HTML). vm1.culture.ru. Дата обращения: 21 июля 2021. Архивировано 21 июля 2021 года.
  116. Репин И. Е. Горбун. 1880 (HTML). Виртуальный Русский музей — rusmuseumvrm.ru. Дата обращения: 22 июля 2021. Архивировано 22 июля 2021 года.
  117. Выставка И. Е. Репина, 2019, с. 249—250.
  118. Горбун. 1881 — Репин Илья Ефимович (HTML). www.art-catalog.ru. Дата обращения: 22 июля 2021. Архивировано 22 июля 2021 года.
  119. Репин И. Е. Горбун. 1882 (HTML). Виртуальный Русский музей — rusmuseumvrm.ru. Дата обращения: 22 июля 2021. Архивировано 22 июля 2021 года.
  120. Паломник. Заостренный конец посоха паломника. 1881 — Репин Илья Ефимович (HTML). www.art-catalog.ru. Дата обращения: 22 июля 2021. Архивировано 22 июля 2021 года.
  121. Выставка И. Е. Репина, 2019, с. 249.
  122. В. В. Стасов, 1968, с. 176—180.
  123. В. В. Стасов, 1968, с. 175—176.
  124. И. Э. Грабарь, т. 1, 1963, с. 228.

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]