Папа в командировке

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Папа в командировке
Otac na službenom putu
Постер фильма
Жанр драма
Режиссёр Эмир Кустурица
Продюсер Мирза Пашич
Автор
сценария
Абдула Сидран
В главных
ролях
Морено де Бартоли
Мики Манойлович
Мирьяна Каранович
Мустафа Надаревич
Оператор Вилько Филач
Композитор Зоран Симьянович
Кинокомпания Centar film[d] и Forum Sarajevo[d]
Дистрибьютор Netflix
Длительность 136 мин
Сборы 41 184 $
Страна
Язык сербохорватский
Год 1985
IMDb ID 0089748
Официальный сайт

«Папа в командировке» (сербохорв. Otac na službenom putu) — художественный фильм Эмира Кустурицы, снятый по сценарию Абдулы Сидрана, с которым режиссёр в 1981 году создал свой первый полнометражный фильм «Помнишь ли ты Долли Белл?». Действие второго полнометражного фильма Кустурицы показано посредством восприятия мальчика, чья судьба оказалась связана с событиями обострившегося в конце 1940-х годов советско-югославского противостояния и последовавших репрессий в отношении лиц, которые поддерживали политику Сталина и СССР. Боснийские власти оказывали противодействие съёмкам фильма на столь болезненную тему. Его сценарий несколько раз рассматривался на художественном совете киностудии, где звучали упрёки в недостаточной политической сознательности и непонимании политической важности процессов, происходящих в Югославии в 1940-е—1950-е годы. В итоге фильм был поставлен только в 1985 году и представлен на 38-м Каннском кинофестивале, где был удостоен главного приза — «Золотой пальмовой ветви» — и высоких оценок критики.

Сюжет[править | править код]

В фильме с иронией и злым юмором рассказывается о жизни в конце 1940-х — начале 1950-х годов в Югославии. Фильм развивается на фоне советско-югославского противостояния и репрессий в отношении тех югославских коммунистов, которые поддерживали политику Сталина и СССР. Повествование ведётся от лица Малика, впечатлительного и чуткого 10-летнего мальчика, подверженного приступам лунатизма, живущего в Сараево. Меши, отца Малика, почти всегда нет дома, что он объясняет своими разъездами, связанными с командировками. Мама мальчика чувствует, что муж ей изменяет, и глубоко переживает по этому поводу. Меша обещает лётчице Анкице — одной из своих любовниц — развестись с женой, но под различными предлогами не выполняет своих обещаний. В конечном итоге Анкица доносит на него властям за политический комментарий про югославскую карикатуру на Сталина, парадный портрет которого висит в рабочем кабинете Карла Маркса, сидящего за столом. За это Меша был арестован и направлен на исправительные работы, что произошло сразу же после обряда обрезания его сыновей Мирзы и Малика. Непосредственное участие в аресте принимает Зийо — брат его жены, который является сотрудником Государственной службы безопасности Югославии (UDBA)[1].

Продолжительное время в семье ничего не знают о дальнейшей судьбе Меши, но позже они воссоединяются в городе Зворник на реке Дрине, где он работает на электростанции, куда был переведён после тяжёлой работы на шахте. Малик становится лучшим учеником школы и влюбляется в свою сверстницу, но та скоропостижно умирает от заболевания крови. В семье Малика тоже всё неладно, любовные похождения Меши в очередной раз ставят единство семьи под угрозу. Анкица выходит замуж за Зийо, но возобновляет отношения с Мешей, потом пытается покончить самоубийством, а Зийо уходит в запой. Дед Малика в день свадьбы брата матери мальчика, когда семья должна была по-настоящему воссоединиться и забыть старые обиды, окончательно решает переселиться в дом престарелых, разочаровавшись и устав от распрей, разделяющих его семью и страну[1].

В ролях[править | править код]

Актёр Роль
Морено де Бартолли Малик Малик
Мики Манойлович Меша Меша
Мирьяна Каранович Сена Сена
Мустафа Надаревич Зийо Зийо
Павле Вуйсич Музафер Музафер
Мира Фурлан Анкица Анкица
Давор Дуймович Мирза Мирза

История[править | править код]

Эмир Кустурица

После окончания школы Эмир Кустурица уехал из родного боснийского Сараево получать кинематографическое образование на факультете кино и телевидения престижной Академии исполнительских искусств в чехословацкой Праге, где жила сестра отца. Выпускниками факультета в разное время были такие известные режиссёры как Милош Форман, Иржи Менцель и Горан Паскалевич. Ещё во время учёбы в Праге он снял свои первые короткометражные ленты, а в 1978 году снял свой дипломный фильм — «Герника», завоевавший главный приз на фестивале студенческого кино в Карловых Варах. Вернувшись в Сараево, режиссёр работает на местном телевидении, где создал несколько фильмов и короткометражных работ[2].

В 1981 году состоялся полнометражный дебют Кустурицы с фильмом «Помнишь ли ты Долли Белл?», повествующий о детстве и взрослении сараевского подростка 1960-х годов. Эта картина принесла Кустурице первый крупный успех — приз за лучший дебютный фильм и приз ФИПРЕССИ на 38-м международном кинофестивале в Венеции (1981)[2]. По словам режиссёра, съёмки фильма «Помнишь ли ты Долли Белл?» состоялись благодаря тому, что он посмотрел «Амаркорд» Федерико Феллини и познакомился с Абдулой Сидраном, по роману и сценарию которого будет поставлен фильм «Папа в командировке». К съёмкам второй полнометражной работы он смог приступить только через четыре года после его предыдущей картины[3].

Сценарий фильма был создан всего за неделю, в тех промежутках времени, когда Сидран был трезв. В это время режиссёр и сценарист проживали в отеле «Империал» в Дубровнике. По словам режиссёра, во время создания сценария они находились как будто в «укреплённом лагере», и их занимало только одно: «как можно скорее завершить сценарий об этом критическом периоде 1948 года». Общую идею фильма режиссёр выразил следующим образом: «Речь шла о том, как отец Меша Золь, став жертвой любовной махинации, был уничтожен политически и как судьба этого политзаключённого повлияла на становление его сына Малика»[4]. Фильм задумывался и был снят в поэтическом стиле, а происходящее представлено на экране глазами маленького мальчика, повествуя о ключевых исторических переменах в Югославии, но при этом касался также истории невинной жертвы концлагеря «Голи-Оток», расположенного на одноимённом хорватском острове в Адриатическом море[4].

Часть комплекса концлагеря Голи-Оток

Картина была посвящёна послевоенным годам в Югославии, социальной и политической обстановке сложившейся в стране. Фильм развивается на фоне обострившегося в конце 1940-х годов советско-югославского противостояния после неприятия Резолюции Информбюро со стороны Коммунистической партии Югославии в 1948 году и последовавших репрессий в отношении тех югославских коммунистов, которые поддерживали политику Сталина и СССР. Несмотря на то, что Кустурица непосредственно не застал те тяжёлые времена, он много слышал о преследовании инакомыслящих со стороны тоталитарного режима. Прежде всего про эти события ему было известно от своего отца — Мурата Кустурицы, который был членом Коммунистической партии и работал в Министерстве информации Боснии и Герцеговины, куда он был переведён из Белграда за свои оппозиционные взгляды в отношении политики Иосипа Броза Тито. Позже с должности заведующего канцелярии он был понижен до помощника секретаря[5]. По воспоминаниям Кустурицы, его отец называл югославского лидера австро-венгерским проходимцем и диктатором. Такое отношение к Тито прежде всего было вызвано тем, что большинство друзей Мурата, его бывших боевых товарищей по партизанской войне, были репрессированы и оказались в концлагере «Голи-Оток», в связи с обвинениями в русофильстве и симпатиях к СССР:

«— В этом он весь, — рассказывал отец. — Отправлял невиновных в «Голи-Оток», чтобы смыть с себя позор. Сначала он сам научил их любить Сталина и Россию, а потом сослал в концлагерь, чтобы отучить от этой любви. Он знал, что это наилучший метод перевоспитания, поскольку перенял его у самого Сталина[3].»

Режиссёр в детстве также слушал рассказы друзей отца, которые приходили в их дом, и по словам Кустурицы, сыграли важную роль в его становлении и формировании политических взглядов[6]. По поводу трудовой повинности за инакомыслие, что нашло отражение в судьбе отца главного героя фильма, отец Кустурицы говорил: «Хуже этих исправительных работ в новейшей истории ничего не было»[7]. Создатели фильма в качестве одной из сюжетных основ решили использовать политическую карикатуру «Из одного русского альбома» Зуко Джумхура (сербохорв. Zuko Džumhur) опубликованную в издании «Книжевне новине» 14 февраля 1950 года[8]. Она считается самой известной югославской карикатурой и после своего появления была перепечатана в около семидесяти печатных изданиях по всему миру[9]. В связи с такой табуированной в Югославии темой, после создания сценария режиссёр на протяжении нескольких лет не мог приступить к съёмкам. Вопрос целесообразности создания фильма рассматривался несколько раз на заседаниях художественного совета «Сутьеска-фильм» (сербохорв. Sutjeska Film), так как в то время разрешение на съемку в обязательном порядке утверждалось этим органом. Так, на заседании совета проведённого 1 февраля 1983 года в его штаб-квартире в Ягомире, по поводу первого варианта сценария прозвучали упрёки в политической слепоте, слабом отражении всей сложности драматичной эпохи и значении антисоветских гонений в истории Югославии. Чедо Кисич, один из членов совета заявил: «Местами сценарий подпорчен провинциальностью и примитивизмом, которые следует убрать. Мне также кажется, что психологический портрет ребенка чересчур надуман. Не знаю, отражает ли этот фильм в полной мере определенную идеологическую позицию». В связи с тем, что перед этим в сценарий были внесены некоторые изменения, было решено рассмотреть его на следующем заседании, которое прошло 28 февраля 1983 года[10]. На нём также звучали обвинения в непонимании и не верном отражении сложности эпохи, а Кисич выразил мнение, что создаётся впечатление, что это скорее фильм о сталинизме, а не об антисталинизме: «Это ощущение присутствует на протяжении всего фильма, тогда как наша страна нуждается в очень сильном антисталинистском фильме». В ответ Кустурица заявил, что фильм не имеет прямой привязки к событиям 1948 года, он связан с 1950-ми годами и посвящён политическим разногласиям, которые могли произойти в любое время, не относясь к какой-либо определённой эпохе, так как прежде всего фильм отражает психологическое состояние его героев. По поводу отражения сталинской темы режиссёр подчеркнул, что антисталинизм присутствует в сценарии, так как в нём выражен «протест против сталинизма как всеобщей человеческой несправедливости»[11]. В итоге худсовет принял решение предоставить время для переработки сценария и его необходимо избавить от «многочисленных двусмысленных размышлений, которые придают ему негативный характер», а также передать на рассмотрение «выдающихся представителей культуры нашей республики»[12]. В связи с такой «политической блокадой» фильма, Кустурица подумывал переехать жить и работать в более либеральный Белград, или даже перебраться на Запад. В аэропорту Сараево режиссёр, при содействии своего друга, повстречался с актрисой Мирой Ступицей, которая была женой экс-председателя Президиума СФРЮ Цвиетина Миятовича. До этого они не были лично знакомы, но в сентябре 1981 года она сумела повлиять на решение своего мужа о разрешении Кустурице поехать в Венецию за получением присуждённого ему приза «Золотой лев», несмотря на службу режиссёра в армии. Они нашли общий язык, и Мира пригласила его посетить свою семью осенью в Трпани, чтобы лично рассказать её мужу о препятствиях в создании фильма. Запланированная встреча прошла в середине сентября 1983 года, на которой на вопрос экс-президента чему посвящён будущий фильм Кустурица ответил, что это фактически продолжение «Помнишь ли Долли Белл?», но с возвращением в прошлое: «история мальчика, который растёт со своей матерью и её братом, после того как отца арестовывают и отправляют в „Голи-Оток“ за историю с флиртом, в которой он не так уж и невиноват». По словам режиссёра, лента не будет прямо затрагивать тему печально известного концлагеря, но он хочет показать как эти исторические события отражаются на главном герое — мальчике Малике: «Это мелодрама, которая выводит на сцену тех, кто обычно живёт на заднем плане». Несмотря на столь высокое заступничество, режиссёр сумел снять фильм только через два года после этой встречи с Миятовичем[13].

В фильме Кустурица впервые снял Предрага Манойловича, Мирьяну Каранович и Давора Дуймовича, которые впоследствии появились ещё в нескольких лентах режиссёра. Фильм принёс как режиссёру, так и Югославскому кинематографу первую «Золотую пальмовую ветвь», а также приз ФИПРЕССИ на 38-м Каннском кинофестивале (1985)[14][15]. Картина была удостоена номинации на «Оскар» и «Золотой глобус». Милош Форман, возглавлявший жюри Каннского кинофестиваля, единогласно проголосовавшее за картину, назвал Кустурицу главной надеждой европейского и мирового кино[16][2]. Однако на церемонии вручения приза Кустурица лично не присутствовал, так как, когда в кулуарах фестиваля уже было известно о его вероятной победе, он вернулся в Сараево за три дня до окончания каннского кинофорума, и премию за него из рук английского актёра Стюарта Грейнджера получил Мирза Пасич — директор студии «Форум-фильм Сараево» на базе которой снимался фильм. На вопрос почему он не присутствовал на вручении призов в Каннах Кустурица ответил, что он вернулся в Сараево, так как ему необходимо было помочь укладывать паркет в квартире его друга Младена Материна, хотя на самом деле, это видимо было вызвано политическими разногласиями с властями боснийской республики[4][17].

Реакция и критика[править | править код]

Французский киновед Жак Лурсель назвал международное признание фильма «прорывом», а также «кульминацией» периода обновления югославского кинематографа 1970-х—1980-х годов[18]. Тот же автор отмечал в этом фильме удивительную зрелость 31-го летнего режиссёра, который сумел запечатлеть на экране в «неизменно разнообразном, привлекательном и зрелищном повествовании» различные психологические состояния своих героев и показать яркую картину жизни югославского общества: «Семейная хроника, подведение итогов общества в определенный момент его истории, описание вечного детства — всё это есть в этом фильме, в круговороте событий, ситуаций и персонажей». Несмотря на то, что ленты Кустурицы часто представляют собой «пышные полотна», что Лурсель объясняет влиянием его образования полученного в Академии исполнительских искусств в Праге, столь характерного для представителей этой школы, однако югославского режиссёра «чудесным образом» миновала эта болезнь: «интеллектуализм и формализм, сжирающие изнутри большинство фильмов амбициозных кинематографистов его поколения во многих европейских странах». По поводу присуждения фильму в 1985 году главного приза Каннского кинофестиваля тот же автор заметил, что в кои-то веки жюри смогло сделать полезное дело, что несомненно помогло картине пробиться на экраны и завоевать заслуженное признание, на которое другим путём вряд ли можно было рассчитывать[1]. Российский критик и киновед Андрей Плахов в статье «Миф об Эмире» утверждает, что «миф» о режиссёре возник именно благодаря фильму «Папа в командировке», и его награждению «Золотой пальмовой ветвью», когда глава жюри фестиваля Милош Форман провозгласил молодого югославского режиссёра новой надеждой европейского кинематографа. По мнению критика, «мифологизации» Кустурицы также поспособствовали «типовые поносные статейки» опубликованные в советской прессе: «В одной из статеек утверждалось, что в Каннах награждён фильм духовно антисоветский, переполненный сексом и насилием, что, в сущности, было правдой»[19]. Некоторые критики, как и первую полнометражную ленту Кустурицы «Помнишь ли ты Долли Белл?», восприняли в идеологическом ключе, усмотрев в ней антисоциалистические мотивы, а некоторые — сталинистские[2]. По мнению Михаила Трофименкова, видимо, на выбор Формана повлиял показ балканской провинции под гнётом «вполне нелепого тоталитаризма, смягчённого пряностью и непосредственностью нравов»: «Это был традиционный реализм, приподнятый на котурны „большого стиля“ и сдобренный фантазийным элементом лишь самую малость»[20]. Алексей Дунаевский оценил победу фильма Кустурицы в Каннах как одну из самых бесспорных в истории фестиваля, и это несмотря на очень представительную программу 1985 года. Режиссёр убедительно показал в своей картине, что никакая идеология не может сопротивляться фундаментальным общечеловеческим ценностям. Кроме того, «ироничная лирическая хроника провинциальной жизни» в лучшую сторону отличалась от многих «острокритических» картин того времени стран соцлагеря[15].

Джанет Маслин из New-York Times выделяет фильм за «юмористические, подробно детализированные портреты»[21]. Критик Time Ричард Корлисс сказал, что фильм стоит посмотреть за его непритязательность и самобытность (отсутствие гламурных звёзд, ошеломляющих пейзажей, дорогого оборудования)[22].

Награды[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 Лурселль, Жак. Oтас na službenom putu= Папа в командировке // Авторская энциклопедия фильмов. В 2-х томах. — СПб: Rosebud Publishing, 2009. — Т. 2. — ISBN 978-5-904175-02-3.
  2. 1 2 3 4 Мусский И. А. Эмир Кустурица // 100 великих режиссёров. — М.: Вече, 2008. — С. 449—452. — 480 с. — ISBN 978-5-9533-3061-9..
  3. 1 2 Кустурица, 2012, с. 16.
  4. 1 2 3 Кустурица, 2012, с. 105.
  5. Биография Кустурицы на сайте Kustu.com. Дата обращения: 9 июня 2007. Архивировано 26 ноября 2012 года. (англ.)
  6. Кустурица, 2012, с. 105—106.
  7. Кустурица, 2012, с. 24.
  8. Божидар, Езерник. Голый остров — югославский ГУЛАГ: Монография / Пер. со словен. Ж. В. Перковская.. — М.: Лингвистика, 2018. — С. 4. — 368 с. — ISBN 978-5-91922-061-9.
  9. Zuko Džumhur: Kako je nastala njegova najpoznatija karikatura - "Staljin u Marksovom kabinetu". Дата обращения: 30 апреля 2020.
  10. Кустурица, 2012, с. 106.
  11. Кустурица, 2012, с. 108—109.
  12. Кустурица, 2012, с. 110.
  13. Кустурица, 2012, с. 111—113.
  14. Кустурица, 2012, с. 104.
  15. 1 2 Дунаевский, Алексей. Каннский кинофестиваль. 1939—2010. — М.: Амфора, 2010. — С. 552—553. — 688 с. — ISBN 978-5-367-01340-5.
  16. Плахов, Андрей. Священные чудовища // Всего 33. — Винница: Аквилон, 1991. — С. 138. — ISBN 966-95520-9-5.
  17. Кустурица, 2012, с. 113.
  18. Лурселль, Жак. Balkan Ekspres= Балканский Экспресс // Авторская энциклопедия фильмов. В 2-х томах. — СПб: Rosebud Publishing, 2009. — Т. 1. — ISBN 978-5-904175-02-3..
  19. Плахов, Андрей. Витальность, брутальность, народность: 65 лет Эмиру Кустурице. Искусство кино. Дата обращения: 15 марта 2020.
  20. Трофименков ,Михаил. Сам про себя режиссёр // Коммерсантъ. — 2007. — 29 июня (№ 44). — С. 6.
  21. Maslin, Janet. FILM FESTIVAL; 'WHEN FATHER WAS AWAY' (англ.). Дата обращения 23 октября 2018.
  22. Richard Corliss. Cinema: Memory Movie When Father Was Away on Business (англ.) // Time : magazine. — 1985-10-21. — ISSN 0040-781X.

Литература[править | править код]

  • Кустурица, Эмир. Где моё место в этой истории? Автобиография / пер. с фр. Э. Болдиной. — 2-е изд. — М.: РИПОЛ классик, 2012. — 384 с. — ISBN 978-5-386-03970-7.

Ссылки[править | править код]