Пратитья-самутпада

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Прати́тья-самутпа́да (санскр. प्रतीत्यसमुत्पाद, pratītya samutpāda IAST, пали paṭicca samuppāda IAST, букв. «совместное возникновение условий»[1]), или теория взаимозависимого возникновения, — в буддийском учении — концепция причинности, разработанная в попытке уяснить причины страдания и способы избавления от него[2]. Представляет собой объединённое взаимодействие различных причинных факторов или условий для формирования результата[1].

Суть концепции[править | править код]

Существуют следующие формулировки концепции пратитья-самутпады: «Если есть то, значит, есть и это»; «Если нет этого, значит, нет и того»; «Когда есть это, то есть и то, если возникает это, то возникает и то, если это исчезает, то исчезает и то»[2].

Классическим примером описания действия взаимозависимого происхождения является пример с семенем. Когда семя закапывают в землю, оно может стать растением и в итоге принести плоды. Но существует ряд условий, при которых это может произойти. Само семя должно быть здоровым, не иметь повреждений, гнили, не быть недозревшим, перезревшим, засохшим и т. п. Посадка семени должна быть верной, после чего необходима систематическая забота о семени: поливка, окучивание, ограждение семени от тяжёлых погодных условий. Земля при этом также должна быть пригодной, питательной и не высушенной. При невыполнении любого из этих условий растение будет слабым или не взойдёт. В итоге кроме наличия семени к условиям всхода растения относится множество разнообразных условий, взаимосвязанных со следствием в собственной оригинальной форме. Все эти причины можно разделить на две категории: непосредственные (хету) и вспомогательные (пратьяя). В качестве непосредственной причины может выступать семя, в качестве вспомогательных причин — земля, солнце и другие причины. Общее взаимодействие причин рассматривается как хету — пратьяя. Пример с семенем стал ответом на теорию причинности в брахманизме, где считалось, что растение уже находится в семени в скрытом состоянии и появляется напрямую из него[3].

Пратитья-самутпада постулирует, что в мире перерождений всё обусловлено. Каждое явление является условием возникновения для какого-то другого явления и при этом само обусловлено иным явлением. Эти условия при этом являются взаимовоздействующими друг на друга и могут выступать подобно «двум связкам хвороста, опирающимся друг на друга и друг друга поддерживающим». В отличие от индуистского Брахмана первопричин в буддизме не существует, как не существует и абсолютных следствий. Любая причина всегда является следствием относительно иного явления, а следствие причиной, что является проявлением эмерджентности в буддизме: возникновение любого элемента системы представляет собой результирующее взаимодействие всех элементов системы[3][2].

В строгом понимании теории не существует ни причин, ни следствий, существуют одни лишь условия. Это связано с дискретностью дхарм, отсутствием любой «формы предсуществования следствия в причине» и невозможностью «прямого порождения следствия причиной или перенесения на следствие каких-то её характеристик (структуры, материала и т. п.)»[2].

Также в концепции раскрывается не сущность явления, а только условия его возникновения, невозникновения, существования и прекращения[2].

Закону взаимозависимого возникновения подчинены отношения между дхармами в пространстве и времени[2]. Классическая схема закона причинности в виде двенадцатичленной формулы бытия, описывающая образование круговорота страданий (сансары), состоит из двенадцати звеньев-нидан. В «Маханидана-сутте» такая формула имеет девять звеньев. По предположению индолога В. К. Шохина это является наиболее ранним описанием пратитья-самутпады[4]. В отдельных школах также существовали варианты с десятью, пятью и тремя звеньями[5].

Теория взаимозависимого возникновения, как пояснял Будда, связана со срединным путём и позволяет избегать крайностей, во-первых, этернализма, то есть учения о том, что есть некая вечная реальность, не зависящая ни от каких условий, а во-вторых, нигилизма, то есть такой теории, которая признает возможность уничтожения всего существующего[6]. Другими крайностями, которые тоже можно избежать с помощью данной теории, являются этернализм сассатавады (человек, совершающий действие — это тот же человек, кто получает результат действия) и аннигиляционизм уччхедавады (человек, совершающий действие — это другой человек по отношению к тому, кто получает результат действия)[7].

Трактовка[править | править код]

Согласно Нагарджуне, всеобъемлющее действие пратитья-самутпады во всём мире указывает на его несуществование, иллюзорность его явлений и пустоту как единственную его характеристику[8]. Причинная обусловленность всех явлений или дхарм, указывает Нагарджуна, приводит к тому, что ни одна из дхарм не может обладать самобытием (свабхавой), проявляющимся вследствие «своей собственной природы». Нагарджуна называет такое самосуществующее бытие заимствованным и ненастоящим и сравнивает его с богатством бедняка, получившего деньги в долг. Поэтому из-за невозможности существования самосущих сущностей «все дхармы пусты, бессущностны и безопорны», делает вывод Нагарджуна[9].

Согласно Йогачаре, все разнообразные условия концепции в виде причин и следствий «на самом деле есть просто идеи, сознание». Данное утверждение связано с учением Йогачары о только-сознании[10].

В Тибетском каноне тремя главными сутрами, трактующими смысл пратитья-самутпады, считаются Сутра «Десять ступеней» (Дашабхумика), Сутра «Ростки белого риса» (Шалистамбха) и Сутра «Объяснение первого зависимого возникновения и [его] полного подразделения» (Пратитьясамутпада ади вибханга)[11].

Основатель крупнейшей дзэнской школы Сото Догэн считал, что пратитья-самутпада проявляется в «сущностной связи всей вселенной и монашеской практики». Данное утверждение также является наглядным указанием Догэна на «единство практики и просветления»[12].

Современный тибетский наставник Джампа Тинлей пояснял взаимозависимое возникновение на примере взаимодействия людей с другими людьми и предметами. Он указывал, что человек может жить самостоятельно и не опираться на остальных людей и окружающий мир только ограниченный период времени. В качестве примера Джампа Тинлей приводил стул, на котором сидел. Если бы он разрушил одну ножку стула, то, повредив стул, он бы нанёс вред и стулу, и себе падением о пол. Люди понимают подобную простую зависимость, поэтому редко наносят вред тем людям, которые явно влияют на них, отмечал Джампа Тинлей. В то же время связь человека со всеми явлениями является более глубокой взаимосвязью. Например, в сфере экономики «все страны настолько взаимосвязаны, что лучше не наносить вреда соседям, иначе это отразится на тебе же», указывал Джампа Тинлей[13].

Значение и оценка[править | править код]

Буддолог В. Г. Лысенко предполагает, что, вероятно, буддийская пратитья-самутпада является первой теорией причинности в мире и совершенно точно первой теорией причинности в Индии[1].

Будда характеризовал концепцию пратитья-самутпады как «глубокую», «тонкую», «доступную пониманию только знатоков» и указывал на следующее важное значение пратитья-самутпады: «Кто видит взаимозависимое воз­никновение, тот видит Дхамму, кто видит Дхамму, тот видит взаимозависимое возникновение»[14].

Ряд авторитетных буддологов, включая Гендрика Керна, Луи де Ла Валле-Пуссена, Э. Томаса, Ф. И. Щербатского, Э. Конзе, указывали, что значение теории взаимозависимого происхождения состояло в том, что она поясняла то, каким образом дуккха (страдание или неудовлетворённость) может появляться и исчезать (последнее связано с третьей и четвёртой благородными истинами). Томас Рис-Дэвидс после анализа 93 сутт «Ниданы» также отмечал, что кроме дуккхи значительная часть связанных с пратитья-самутпадой сутт говорит о необходимости освоения теории взаимозависимого происхождения на практике и об «эволюцию предметов путём их естественного обусловливания». В восьми суттах также говорится о важности морально-волевых качеств для оставления желаний и в семи о реинкарнации. В практическом аспекте теория взаимозависимого возникновения являлась для монахов раннего буддизма серией аналитических упражнений, с помощью которой происходило «„воспитание“ своих познавательных органов», и монахи начинали видеть реальность безсубъектной, не имеющей каких-либо перерождающихся сущностей[15].

Человек, освоивший теорию взаимозависимого возникновения на практике, трансформировавший сознание и тем самым познавший вещи в их таковости, освобождается от намерений (четан) в виде «кармических заряженных импульсов», считается постигшим «знание-видение» (ньяна-дассану) и более не подвластным ни пратитья-самутпаде, ни карме. Любые его действия после этого возникают сами «по природе вещей» без малейшего усилия со стороны человека[16].

По мнению философа Д. Сингха (англ.), интерпретация теории взаимозависимого происхождения являлась отправной точкой философских различий между махаяной и школами раннего буддизма[17].

Мантра взаимозависимого возникновения[править | править код]

Происхождение мантры связано с историей, изложенной в Винае. Один из первых архатов-учеников Будды — Ашваджита — суммировал преподанное им учение в виде стихотворной строфы по просьбе Маудгальяны. Строфа, гласившая: «Все дхармы [явления] причинно происходят; эти причины объяснил Татхагата, объяснил также и их прекращение; таково учение великого шрамана», стала известна как мантра взаимозависимости и широко применяется в тибетском буддизме:

ཨོཾ་ཡེ་དྷ་རྨཱ་ཧེ་ཏུ་པྲ་བྷ་ཝཱ་ཧེ་ཏུནྟེ་ཥཱ་ནྟ་ཐཱ་ག་ཏོ་ཧྱ་ཝ་དཏ།ཏེ་ཥཱན་ཙ་ཡོ་ནི་རོ་དྷ་ཡེ་ཝཾ་ཝཱ་དཱི་མཧཱ་ཤྲ་མ་ཎ་ཡེ་སྭཱ་ཧཱ།

Ом е дхарма хету прабхава, хетунтешан татхагатохьявадат, тешам чаё ниродха, эвам вади махашраманае сваха

Критика[править | править код]

Буддолог Б. И. Кузнецов после изучения большого количества наиболее древних текстов выразил мнение о том, что теория взаимозависимого возникновения и некоторые другие основные буддийские концепции сформировались окончательно только в сарвастивадской буддийской школе. Более поздний характер основных буддийских концепций, по сравнению со временем жизни Будды, предполагают и некоторые другие исследователи[18].

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 Лысенко, 2011, с. 549.
  2. 1 2 3 4 5 6 Лысенко В. Г. Пратитья-самутпада // Новая философская энциклопедия / Ин-т философии РАН; Нац. обществ.-науч. фонд; Предс. научно-ред. совета В. С. Стёпин, заместители предс.: А. А. Гусейнов, Г. Ю. Семигин, уч. секр. А. П. Огурцов. — 2-е изд., испр. и допол. — М.: Мысль, 2010. — ISBN 978-5-244-01115-9.
  3. 1 2 Лысенко, 2011, с. 550.
  4. Шохин В. К. Типитака (Трипитака) // Индийская философия: Энциклопедия / Отв. ред. М. Т. Степанянц. — М.: Вост. лит.; Академический Проект; Гаудеамус, 2009. — С. 788. — 950 с. — ISBN 978-5-02-036357-1, ISBN 978-5-8291-1163-2, ISBN 978-5-98426-073-2.
  5. Канаева, 1992, с. 126.
  6. Философская подоплёка этического учения Будды. // Чаттерджи С., Датта Д. Древняя индийская философия. М.: Издательство иностранной литературы, 1955.
  7. Лысенко, 2011, с. 552—553.
  8. Андросов В. П. Буддизм Нагарджуны: Религиозно-философские трактаты. — М.: Восточная литература, 2000. — С. 5. — 799 с. — ISBN 5-02-018115-3.
  9. Торчинов Е. А. Учение о «я» и личности в классическом индийском буддизме // История философии: проблемы и темы: Сборник научных трудов / СПб. гос. ун-т, СПб. филос. о-во; Ред. кол.: Б. Г. Соколов и др.; Науч. ред. И. С. Кауфман. — СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2001. — С. 290—309. — 339 с. — (Мыслители; вып. 7).
  10. Хабдаева А. К. Учение Хинаяны в китайском буддизме. — Улан-Удэ: БГУ, 2013. — С. 160—161. — 180 с. — ISBN 978-5-9793-0618-6.
  11. Донец, 2004, с. 6.
  12. Бабкова М. В. Значение религиозно-философской системы Эйхэй До:гэн для развития японского буддизма. Дисс. на соискание уч. степени кандидата философских наук: 09.00.14 / МГУ. — М., 2012. — С. 59. — 175 с.
  13. Бальчиндоржиева О. Б. Социальная гармония в китайской философии // Вестник Томского государственного университета. — 2015. — № 391. — С. 59. — ISSN 1561-7793.
  14. Лысенко, 2011, с. 549—550.
  15. Лысенко, 2003, с. 159.
  16. Лысенко, 2003, с. 160—161.
  17. Бережной, 2011, с. 13.
  18. Лысенко, 2003, с. 45—46.

Литература[править | править код]

Научная литература
Буддийская литература
  • Джампа Тинлей. Мадхьямика Прасангика: взаимозависимое происхождение // Ум и пустота. — М.: Цонкапа, 2002. — 236 с. — ISBN 5-88230-081-9.
  • Еше Лодой Ринпоче. Пратитьясамутпада // Легшед / Пер. с тиб. Ж. Д. Урабханова. — 2000. — № 5. — С. 18—21.
  • Сунг Сан. Взаимозависимое возникновение // Компас дзэн. — СПб.: Нестор-История, 2017. — С. 110—118. — 424 с. — ISBN 978-5-4469-1020-5.