Салазар, Антониу ди

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Антониу ди Оливейра Салазар
António de Oliveira Salazar
Antonio Salazar-1.jpg
Флаг
и.о. президента Португалии
18 апреля 1951 года — 21 июля 1951 года
Предшественник: Ошкар ди Кармона
Преемник: Франсиску Кравейру Лопиш
Флаг
Премьер-министр Португалии
5 июля 1932 года — 27 сентября 1968 года
Предшественник: Домингуш Аугушту да Кошта Оливейра
Преемник: Марселу Каэтану
Флаг
Министр финансов Португалии
27 апреля 1928 года — 28 августа 1940 года
Предшественник: Жуау Жозе Синель де Кордес
Преемник: Жуау Пинту да Кошта Лейте
Флаг
Министр иностранных дел Португалии
24 ноября 1936 года — 4 февраля 1947 года
Предшественник: Арманду Родригиш да Сттау Монтейру
Преемник: Жозе Кайеру да Мата
Флаг
Военный министр Португалии
24 ноября 1936 года — 6 сентября 1944 года
Предшественник: Абильу Пассус е Соуса
Преемник: Фернанду душ Сантуш Кошта
Флаг
Министр колоний Португалии
21 января 1930 года — 20 июля 1930 года
Предшественник: Жозе Баселар Бебиану
Преемник: Эдуарду Аугушту Маркиш
Флаг
Министр обороны Португалии
13 апреля 1961 года — 6 сентября 1962 года
Предшественник: Жулиу Карлуш Ботелью Мониш
Преемник: Мануэл Кошта да Араужу
 
Гражданство: Flag of Portugal.svg Португалия
Вероисповедание: католик
Рождение: 28 апреля 1889(1889-04-28)
Вимиейру (Санта-Комба-Дан, Бейра-Алта, Королевство Португалия)
Смерть: 27 июля 1970(1970-07-27) (81 год)
Лиссабон
Место погребения: Санта-Комба-Дан
Отец: Антонио ди Олевейра
Супруга: Никогда не был женат
Партия: 1) Католический центр
2) Национальный союз
Образование: Коимбрский университет
Профессия: Юрист
 
Награды:
Кавалер Большого креста ордена Инфанта дона Энрике
Кавалер Большого креста ордена Башни и Меча
Кавалер Большого креста ордена Сантьяго и меча
Кавалер ордена Изабеллы Католички с цепью (Испания)
Кавалер Большого Креста ордена За заслуги перед ФРГ

Анто́ниу ди Оливе́йра Салаза́р GColIH, GCTE[1], GCSE (порт. António de Oliveira Salazar ɐ̃ˈtɔniu ðɨ oliˈvɐjɾɐ sɐlɐˈzaɾ; 28 апреля 1889(18890428), Вимиейру, Санта-Комба-Дан, Бейра-Алта27 июля 1970, Лиссабон, при режиме Нового государства) — португальский государственный и политический деятель, председатель Совета министров (5 июля 193227 сентября 1968), временно исполняющий обязанности президента Португалии с 18 апреля по 9 августа 1951, диктатор Португалии, профессор Коимбрского университета. В 1940 г. журнал Life назвал Салазара «величайшим португальцем со времён Генриха Мореплавателя»[2].

Несмотря на репрессивный и авторитарный режим, а также на жёсткую колониальную политику Салазар в начале XXI века остаётся достаточно популярным среди португальцев. 26 марта 2007 года Салазар в результате интерактивного голосования на шоу Великий португалец был избран самым великим португальцем в истории, обойдя великого Генриха Мореплавателя и Афонсу I (первого короля и основателя Португалии)[3].

В прессе Салазара вспоминают и сегодня. Так о нём пишутся статьи, как зарубежные (The New York Times[4]), так и российские (Журнал «Коммерсантъ Деньги»[5], Еженедельник «Дело»[6], в других изданиях [7])

Биография[править | править вики-текст]

Будущий руководитель Португалии родился 28 апреля 1889 года в маленьком посёлке Вимиейру, рядом с деревней Санта-Комба. Отцом его был Оливейра, Матерью - Мария ду Резгати Салазар. Салазар был поздним ребенком (на момент рождения отцу его было уже 50 лет, а матери 43 года). Семья была глубоко консервативна и набожна, в то же время мать была женщиной интеллигентной, образованной. Родители хотели дать мальчику религиозное воспитание, однако в местной школе необходимых знаний ему никто дать не мог, в итоге Салазар был отдан в обучение сельскому учителю за небольшую плату.

Далее Салазар учился в католической семинарии, одно время собирался стать священником. В 1910 г. он приехал в Коимбру и поступил там в университет на факультет права. 5 октября 1910 г. в Португалии была провозглашена республика и вскоре стал проявляться её антиклерикальный характер. Салазар очень болезненно реагировал на преследование церкви. В 1914 г. он стал преподавать в университете Коимбры. После захвата власти, генерал Гомиш да Кошта пригласил Салазара на должность министра финансов, но из-за того, что ему не были предоставлены очень широкие полномочия, он отказался. В 1928 г. к власти пришёл генерал Кармона, который опять пригласил на пост министра финансов Салазара и согласился с его требованиями. Экономическая политика Салазара привела к тому, что Португалия стала постепенно выходить из затянувшегося экономического кризиса, выплатила огромный внешний долг. Были реоганизованы банковская и налоговая системы. В 1932 г. Салазар стал премьер-министром и фактически неограниченным диктатором, но Кармона продолжал занимать пост президента вплоть до своей смерти в 1951 г.

Анархическая республиканская эра привела к тому, что и армия, и церковь, и монархисты, и аристократы, и правые — все предпочитали режим Салазара предшествующим хунтам. Впоследствии Салазара стали поддерживать и католические, консервативные крестьяне и средний класс.

Большинство историков характеризуют его правление как диктатуру, многие также как фашистский режим. В 1933 году он ввёл в Португалии новую конституцию, которая давала ему практически неограниченные права, устанавливая правый авторитарный режим в стране.

Салазар ввёл концепцию «Нового государства»Estado Novo»), основанную на доктрине корпоративизма. Целью своей диктатуры он объявил стабилизацию. У Салазара была своя секретная полиция PIDE, преследовавшая диссидентов, среди которых были как коммунисты, так и фашисты. При этом в Португалии, в отличие от большинства современных ей государств с диктаторскими режимами, отсутствовала смертная казнь.

«Если демократия означает равнение на низы и отказ от признания неравенства людей; если она пребывает в убеждении, что власть исходит от масс, что править — это дело масс, а не элиты, то я рассматриваю демократию как фикцию», — писал Салазар в 1958 году.

В период Второй мировой войны Салазар следовал политике среднего пути. Хотя его режим как правило причисляется к числу фашистских и он поддерживал франкистскую Испанию, направляя туда помощь в период борьбы с республиканцами, в отличие от Франко, он никогда не вступал в отношения с нацистской Германией (пытаясь во проводить политику близкую к фашистской Австрии). В 1939 году по предложению Франко Салазар подписал испано-португальский пакт Иберийского нейтралитета. Действительно, Салазар предоставлял помощь союзным силам, разрешив им использовать базу на Азорских островах, но это было единственное, что он сделал. Связь с нацистами означала бы, что Португалия объявляет войну Британии, что создало бы в первую очередь угрозу для португальских колоний.

Военный переворот 1926 года привел к власти Гомиша да Кошту и положил начало национальной диктатуре. Позже к власти пришёл Салазар

К 1945 году Португалия контролировала колониальную империю: Азоры, Мадейру, Кабо-Верде, Сан-Томе и Принсипи, Анголу, Гвинею-Бисау, Кабинду и Мозамбик в Африке, Диу, Даман и Гоа в Индии, Макао в Китае и Восточный Тимор в Юго-Восточной Азии. Салазар не видел необходимости в том, чтобы расширять колонии, но только обеспечивал контроль над ними. Колонии основывали базу зависимости режима Салазара от империи и национальной гордости Португалии статусом третьей колониальной державы.

Салазар хотел добиться международного престижа Португалии, и огромные колониальные владения создавали такую возможность, в то время как сама Португалия оставалась закрытым государством с точки зрения влияния западных держав. Португалия была принята в НАТО в 1949 году, что стало отражением новой роли страны в борьбе с коммунизмом.

Несмотря на процессы деколонизации, начавшиеся после окончания Второй мировой войны, Салазар решительно выступал за сохранение португальских колоний. Это привело к длительному вооружённому конфликту за контроль над колониями с участием сотен тысяч португальских солдат[8][9]. Повстанцам в колониях оказывали поддержку страны восточного блока и некоторые другие государства. Колониальная война продолжалась с 1961 года и закончилась только после свержения режима «Нового государства» в 1974 году, когда новое правительство согласилось предоставить колониям независимость.

В 1968 году состояние здоровья Салазара было серьёзно подорвано инсультом, спровоцированным падением со стула, и 27 сентября президент Португалии Америку Томаш отстранил его от государственных дел. Салазар умер 27 июля 1970 года, но режим, возглавляемый верным «коимбровцем» Марселу Каэтану, продержался ещё четыре года. Похоронен в родном селе Вимиейру, муниципалитет Санта-Комба-Дау.

Через четыре года после смерти Салазара (1970) режим Нового государства пал в результате Революции гвоздик (1974).

Немногие государственные деятели жили так скрытно, как Салазар. Его личная жизнь была по существу государственной тайной, абсолютно непроницаемой для прессы. Диктатор появлялся на публике крайне редко, а речи были настолько туманны, что плохо поддавались переводу на другие языки. Однако достоверно известно, что он никогда не был женат, был закоренелым холостяком и мизантропом.

Салазар терпеть не мог писать письма, предпочитал общаться со своими министрами по телефону или с помощью маленьких записочек. После того как Салазар отошёл от государственных дел в сентябре 1968 г., его личный архив был доверен группе специалистов, которые должны были разобрать и классифицировать документы. Но эти личные бумаги Салазара до сих пор недоступны для исследователей, так как в Португалии существует 50-летний срок секретности конфиденциальных государственных документов. Работа биографа Салазара затруднена также тем обстоятельством, что в тоталитарном государстве, каким была Португалия до «революции гвоздик» в апреле 1974 г., практически отсутствовала свободная пресса и почти не публиковались мемуары государственных и общественных деятелей.

Экономическая политика[править | править вики-текст]

Андре Кене: Портрет Салазара

Экономика Португалии до Салазара[править | править вики-текст]

По окончании Первой мировой войны финансовые и социально-экономические проблемы в Португалии резко обострились, а перманентный политический кризис препятствовал их решению. Национальная валюта обесценилась: фунт стерлингов стоил в 1919 г. 7,50 эскудо, а в 1924-м – 127,40 эскудо. Галопирующая инфляция стремительно обесценила мелкие сбережения, которые в большинстве своем были капитализированы в ценных бумагах казначейства – в «государственных бумагах». Строительство почти остановилось, а государственные кредиты и возможность брать займы сильно уменьшились[10].

Военные расходы росли год от года, а бюджетный дефицит вызывал тревогу. Единственным решением государственных проблем, которое видели новые правители, были внешние заимствования. Но Англия и Лига Наций не шли на это и выдвигали откровенно оскорбительные для независимой страны условия займов (по сути – такие же, как и для колоний)[10]

Португалия на момент прихода к власти Салазара являлась слаборазвитой страной и была одной из беднейших и наименее развитых стран Европы. Некогда великая Португальская колониальная империя с крошечной метрополией привела к тому, что основные течения развития и изменения в Европе так или иначе прошли мимо Португалии. В этой стране практически не было эпохи просвещения, до сих пор не до конца установились рыночные порядки, капитализм носил зачастую дикий характер и во многом был аристократическим, отчасти даже феодальным. Промышленный переворот, который зацепил все страны Европы, а также ряд других регионов мира, в Португалии к 1928 году еще даже не начался. В конце 20-х годов Португалия нуждалась буквально во всём, что прошли другие страны за последние 2 столетия: модернизации, промышленной революции, развитии капитализма, приведении в порядок государственных финансов, ограничении власти аристократии и олигархата, финансовой и экономической стабильности. В XIX веке Португалия пережила 2 промышленные революции и обе были незавершенными. Критический период модернизации совпал с началом правления Салазара в 1928 г.[11][10].

Экономика Португалии в первой четверти XX века, в том числе основные экономические связи были очень слабы. Основу экономики составляло сельское хозяйство (в нем было занято 2/3 населения), около половины экспорта всей страны приходилось на винную продукцию. В промышленности преобладали мелкие полукустарные предприятия текстильной, рыбоперерабатывающей, пробкоберерабатывающей и швейной промышленности. Все хоть сколь-нибудь крупные предприятия, в том числе транспортные и горнодобывающие (например, крупный вольфрамовый рудник) принадлежали английскому капиталу.[10][12][13]

Земельная реформа в стране также не была проведена, основные земельные владения находились в руках крупных собственников, крестьяне же владели небольшими участками площадью до 2 га и вынуждено было дополнительно арендовать земельные участки.

Дополнительно осложнял ситуацию перманентный дефолт Португалии, который наблюдался в стране почти все время с 1890-х гг. Помимо этого в стране царила жуткая политическая нестабильность, правительства могли меняться по нескольку раз в год. [10][12][13]

Концепция нового государства (Estado Novo)[править | править вики-текст]

Введенная Антониу Салазаром в 1933 г. конституция объявила Португалию «унитарной и корпоративной Республикой, основанной на равенстве граждан перед законом, на свободном доступе всех классов к благам цивилизации и на участии всех конструктивных элементов нации в административной жизни и разработке законов». [10][12][13]

Конституция 1933 г. объявляла, что государство должно «согласовывать, поощрять все виды социальной активности и руководить ими, обеспечивая подлинную гармонию интересов, с учетом законного подчинения частных интересов интересам общества». Однако на деле т. н. сотрудничество классов, учет интересов всех слоев населения полноценно не были реализованы. [10][12][13]

28 марта 1927 г. Салазар выступил со своей знаменитой речью о «двух экономиках». В ней он, в частности, утверждал, что существуют две экономики: сторонники одной считают успех главной целью человеческой деятельности, а сторонники другой учат презирать богатство и отождествляют нищету с добродетелью. По мнению Салазара, обе эти позиции ошибочны. Не производство портило людей, а ошибки и отсутствие баланса в потреблении. Решение проблемы – это создание богатства путем упорной работы, регулирование потребления нормами человеческой морали, физическое и интеллектуальное развитие, а также сбережения. [10][12][13]

Этими рассуждениями об экономности, бережливости, самоконтроле и упорной работе Салазар заложил основы своей будущей политики мобилизации всех ресурсов страны на достижение поставленных им задач. Он призвал сосредоточить усилия страны на строительстве дорог, открытии новых рабочих мест и на ликвидации бюджетного дефицита[10].

Будучи диктатором, пришедшим к власти во многом случайно, 30 июля 1930 г. в присутствии всех министров кабинета Салазар зачитал Манифест Национального Союза, который стал единственной в стране легальной политической организацией.

Кроме того, Салазар принял в качестве закона так называемую «Хартию труда», которая стала базовым документом португальской корпоративной системы. Как и в фашистской Италии, в Португалии создавались «корпорации» – профобъединения, в которые входили лица определенной профессии, независимо от их общественного и имущественного положения. Рабочие и служащие объединялись в национальные синдикаты, коммерсанты и предприниматели в гильдии, интеллигенция – в ордена, крестьяне в «народные дома». Группа таких союзов по идее должна была образовывать корпорацию.Корпоративная система должна была, по мысли Салазара, стать практическим воплощением «союза труда и капитала». Однако, Салазар неоднократно подчеркивал, что португальский корпоративизм основан не на огосударствлении, как в Италии, а на принципе свободной ассоциации и что в нем представлены не только экономические, но также «моральные и культурные интересы». В отличие от итальянских португальские корпоративные организации должны были обладать правами юридического лица. [10][12][13]

Штандарт Национального Союза

Классический фашизм, который нёс в себе идею построения сильного государства рассматривался не только как политический, но и как экономический метод преодолении отсталости и модернизации традиционных структур. Впоследствии на базе фашизма сложилась особая южноевропейская модель государственно-монополистического капитализма.

Наряду с «имперской и католической миссией», одним из главнейших средств «укрепления национального единства» и «ликвидации классовой борьбы» был объявлен корпоративизм. Официальная идеология настаивала, по своему обыкновению, на исконном характере португальского корпоративизма, подчеркивая его преемственность по отношению к цеховому строю. Многие черты португальского корпоративизма заимствованы из итальянской фашистской Хартии труда.

В то же время Салазар осуществил и весьма «негативную» часть корпоративистской программы – ликвидировал классовые профсоюзы. Фактически не была выработана всеобъемлющая корпоративная система. Режим не смог интегрировать в рамках корпораций различные «горизонтальные» организации буржуазии (торгово-промышленные ассоциации и т.д.). 3a организацией национальных профсоюзов и предпринимательских гильдий в начале 30-х голов так и не последовало создания общенациональных корпораций[13].

Корпоративная система по своей сути была в интересах крупных предпринимателей, а для трудящегося же населения наоборот, являлась препятствием для отстаивания своих интересов.

Если предпринимателям часто удавалось уклониться от образования «гремиу», то рабочие находились в совсем ином положении. Формально членство в «национальном профсоюзе» не являлось обязательным. Однако положение рабочего, не вступившего в эту организацию, которой правительство предоставило монополию трудоустройства, было фактически невыносимым. В условиях массовой безработицы и голода требовалось очень большое мужество, чтобы остаться в стороне от фашистского профсоюза.[10][12][13]

Все заключаемые профсоюзом коллективные договоры также зависели от одобрения правительства, Союз не мог прибегнуть к такому средству борьбы, как забастовка: уже в декабре 1933 г. она была объявлена уголовным преступлением. «Национальные синдикаты» не имели права поддерживать связь с иностранными рабочими организациями[13]

Еще более жалкую роль, чем «национальные синдикаты», играли в корпоративной системе «крестьянские» организации – так называемые «народные дома». Учитывая пассивность и забитость крестьян, правительство с ними особенно не церемонилось и лишало их даже той призрачной автономии, которой пользовались синдикаты. «Народные дома» объединяли всех земледельцев от батраков до крупных помещиков. «Представительство интересов» сельскохозяйственных рабочих в «народном доме», как правило, доверялось их хозяевам.[13].

Экономическая политика Антониу ди Салазара[править | править вики-текст]

Салазар осматривает макет моста в Коимбре

Салазар сразу же после прихода к власти начал активно проводить политику по стабилизации экономики страны. «Я очень хорошо знаю, чего хочу и что стану делать», – заявил он, вступая в должность. Бюджет был сбалансирован, курс эскудо стабилизировался, в финансовое управление была внедрена дисциплина. Это обеспечило Салазару огромный престиж. В 1929 г. он считался единственной думающей головой в команде диктаторских правителей и сильной фигурой в правительстве. Без его одобрения ни один министр не мог принимать решений, которые бы вели к увеличению расходов. В 1932 г. он был назначен председателем Совета министров и создал правительство, в котором большинство постов заняли гражданские лица; генералов тогда начали сменять университетские профессора. На протяжении сорока лет университет служил главным поставщиком высшего политического руководства.[10][13] Эпоха Салазара была отмечена экономической программой, основанной на политике автаркии, этатизма и интервенционизма, которые были распространены в 1930-х годах в ответ на Великую депрессию. После хаотичного периода Первой португальской республики финансовая стабильность и порядок были наивысшими приоритетами Салазара[14]. После того, как Салазар стал премьер-министром, чтобы сбалансировать бюджет и погасить внешние долги, он снизил налоговые ставки по уже существовавшим налогам, ввёл новые налоги, сократил социальные расходы, а также установил строгую налоговую дисциплину. [10][12][13]

Жесткие меры Салазара, направленные на резкое сокращение государственных расходов, принесли свои плоды. За один год он не только ликвидировал бюджетный дефицит в 3 млн. фунтов стерлингов, но и добился превышения доходов над расходами в 16 тыс. фунтов. За 11 лет, предшествующих его назначению министром финансов, бюджетный дефицит составил 2574000 конто. С 1928 по 1939 гг. он сумел добиться превышения доходов над расходами на общую сумму в 1963000 конто, или 20 млн. фунтов. Эти деньги были израсходованы на перевооружение армии, общественные работы, социальную помощь, коммуникации, порты, строительство ГЭС и образование. Среди его приоритетов одно из первых мест занимала армия. В 1928/29 финансовом году расходы на оборону составили 23,42% бюджета.[10][13]

Меры по стабилизации в целом оправдали доверие тех, кто его поддерживал. Крупные банкиры и предприниматели, верхушка аграриев, а также часть средней буржуазии не только выходят без особых потерь мирового экономического кризиса конца 1920-х начала 1930-х, но и значительно усиливают свои позиции, благодаря салазаровской политике протекционизма и законодательству, направленному против чрезмерной конкуренции.[10][13]

Португалия, будучи небольшой страной была почти строго мононациональна, а неразвитость страны привела в том числе и к неразвитости политических движений. Наиболее сильные на тот момент в мире движения и партии коммунистов, социалистов, социал-демократов, либералов – все они не находили реальной поддержки в стране, что помогало Салазару идти по тропе медленного улучшения общеэкономической ситуации.[15][12][16]

В то время как за 17 лет до 1927 г. внешний долг Португалии вырос с 692 тыс. до 7449 тыс. конто, в результате политики Салазара к 1934 г. он практически исчез. Резко увеличились золотые и валютные запасы. Была полностью реорганизована банковская система, утекшие за границу капиталы начали возвращаться. Уменьшилась нужда в иностранных займах, а, следовательно, и нужда в иностранной валюте, чтобы оплачивать долги. Салазар коренным образом реорганизовал налоговую и банковскую системы. Когда в стране были накоплены значительные запасы золота, Португалия вновь вернулась в 1931 г. к золотому стандарту и с 1939 г. курс обмена стабилизировался на отметке 110 эскудо за 1 фунт.[10][13]

В 1929 г. была начата кампания за увеличение производства пшеницы. Импорт пшеницы в одном только 1929 г. обошелся стране в 3,5 млн. ф. ст. Через несколько лет Португалия стала сама себя обеспечивать пшеницей. Были учреждены специальные комиссии, которые должны были следить за выращиванием фруктов, риса, за экспортом сардин и т.п. Достижение стабильности в области финансов позволило Салазару объявить в 1936 г. 15-летний план экономического развития на общую сумму в 60 млн. ф. ст. Львиную долю расходов в этом плане составляли ассигнования на оборону.[10][13]

Были предусмотрены также ассигнования на создание специальных сельскохозяйственных «гильдий», для защиты интересов тех аграриев, чье хозяйство было ориентировано на рынок. Эти аграрии развивали своё хозяйство в русле проводимой государственной политики.[10][13]

Как ни странно, при всей закрытости режима, Салазар с самого начала активно поощрял инвестиции и работу английского капитала в стране. В отличие от многих других фашистских или профашистских режимов, в Португалии долгое время протекционизм был частичным и ограниченным, а программ национализации не существовало.

Уже во время войны проводимая экономическая политика начинает акцентировать свое внимание на промышленном развитии. Развитая промышленность была необходима для создания современных армии и флота. Результатами начавшейся переориентации явились «Закон о6 электрификации» (1944) и «Закон о реорганизации и развитии промышленности» (1945)». Тем же целям подчинялась и проводимая правительством политика низких цен на продовольственные товары. Начавшееся «смещение акцентов» в экономической области вызвало, как было показано, бурные протесты в землевладельческих кругах. Контрнаступление аграриев облегчила и общая атмосфера кризиса и потрясения основ, характерная для первого послевоенного пятилетия. Все это не способствовало выработке четкой и определенной экономической политики. Португальский социолог Ж. Мартиишем Перейрой, условно датирует поворот к индустриализации 1950 годом. Начиная с этого времени поощрение промышленного развития становится признанной целью португальского правительства и не подлежит обсуждению.[10][13]

Однако принятый шестилетний план представлял собой лишь кое-как скоординированную по отраслям программу капиталовложений. Заданий частному сектору он не предусматривал, хотя и включал различные меры «индикативного» воздействия на частные фирмы. Предшествовавший плану закон № 1914, принятый в 1935 г. ограничивался только отраслевыми наметками и носил чисто бюджетный характер. Большинство намеченных в нем капиталовложений к 1953 г. осуществлено не было. Первый шестилетний план предусматривал создание в стране современной инфраструктуры, развития некоторых новых отраслей промышленности, в том числе тяжелой34.[10][13] Однако отличие шестилетнего плана Португалии как от пятилеток в СССР, так и от планов развития в фашистских государствах, а также в Третьем Рейхе, было весьма значительным. По сути шестилетний план был во многом лишь следованием тренду, попыткой перенять то, до чего уже дошли другие страны и добиться необходимых в стране изменений. [15][12][16]

Кроме того на фоне начала развития промышленности, перед португальским правительством наиболее остро стоял вопрос о проведении аграрной реформы. Составители плана отдавали себе отчет в том, что одним из главных препятствий на пути экономического роста является устаревшая аграрная структура Португалии, где 0,3% собственников, имевших участки более 200 га, принадлежало 32% обрабатываемой земли. Одной из главных задач было перераспределение земли и размещение земледельческой колонизации. Выступая с речью по поводу принятия плана, Салазар заявил, что, «прежде чем приниматься за массовую индустриализацию, следует привести в порядок сельское хозяйство». Он остановился на крайне неравномерной структуре португальского землепользования и заявил, что «при всем уважении, даже нежности» его правительства к интересам аграриев необходима известная корректировка создавшегося положения. Однако Салазар тут же поспешил оговориться, что он чрезвычайно далек от идеи аграрной реформы. И действительно, реальных результатов эти жесты руководителей «нового государства» не имели. Интересы крупных землевладельцев, верхушки городской буржуазии и функционеров салазаровского режима были переплетены столь тесно, позиции латифундистов в правящем блоке были еще столь прочны, что предложения шестилетнего плана в этой области оказались попросту блефом. [15][12][16]

Когда фашистскому парламенту был предложен связанный с планом закон об отчуждении земли на общегосударственные нужды, он натолкнулся на яростное сопротивление депутатов-землевладельцев. Закон прошел, но реальных результатов салазаристское планирование не добилось. К 1963 г. программой колонизации было охвачено всего 450 га, в то время как 2-й шестилетний план (1959–1964) предусматривал перераспределение 6 тыс. га.

В некоторых аспектах 1-й шестилетний план отражал традиционную доктрину нового государства. Речь идет о строгом соблюдении принципа финансовой стабильности (ни один из бюджетов 1953–1958 гг. не был сведен с дефицитом) и об отношении к иностранному капиталу. Несмотря на известное поощрение промышленности, Салазар не отказывается от принципа бюджетного равновесия, от весьма сдержанного отношения к иностранным инвестициям, от опасений перед социальными последствиями ускоренной индустриализации. [15][12][16]

В речи 28 мая 1953 г. Салазар заявил: «Чрезмерное давление на экономику и искусственное создание платежных средств подорвали бы денежную стабильность и общественное равновесие, которое мы стремимся защитить, а слишком широкое использование иностранных кредитов не кажется уместным ни в свете неопределенного и неустойчивого международного положения, ни в плане защиты наших собственных интepecoв».

Салазар разработал и стал проводить в жизнь программу общественных работ. Большую роль в ее осуществлении сыграл министр общественных работ инженер Дуарти Пашеку. Обновилась и расширилась сеть шоссейных дорог, строились портовые сооружения, мосты и плотины, появились новые школы и больницы, а также промышленные предприятия, реставрировались национальные исторические памятники, возводились новые монументы. Так, в 1960 г. на берегу Тежу в Торре де Белен был сооружён памятник первооткрывателям в виде огромной каменной каравеллы, плывущей по волнам. [15][12][16]

Хотя бум 50-х годов принял довольно устойчивый характер (в 1950–1960 гг. ежегодный прирост национального продукта составлял в среднем 4,1% – больше, чем когда-либо в португальской экономике), отставание Португалии от промышленно развитых стран Западной Европы могло быть сокращено лишь за счет значительно более высоких темпов экономического развития. В таких областях, как просвещение и здравоохранение, Португалия прочно удерживала последнее место среди западноевропейских государств. Итоги выполнения 1-го шестилетнего плана не были утешительны: в своем измененном виде (с увеличенными в 1955 г. показателями) он был выполнен только на 84%. Почти ничего не удалось сделать в таких важных отраслях, как сельское хозяйство (программа колонизации полностью провалилась), металлургическая промышленность.[15][12][16]

Острота ситуации особенно усугублялась интеграционными процессами в европейской экономике. Как сказал М. Каэтану, создание «Общего рынка» означало, что «западногерманский покупатель будет покупать не португальское, а французское вино». Если же Португалия желала также принять участие в процессе интеграции, она должна была стремиться к созданию такой промышленной структуры, которая обеспечила бы конкурентоспособность ее товаров в рамках «объединенной Европы». Однако сохранение доступа к европейским рынкам было несовместимо с удержанием в полном объеме протекционистской таможенной политики.[15][12][16]

В 1960 году Салазар начал более открытую экономическую политику под влиянием нового поколения технократов, с опытом работы в области экономики и внедрении новых технологий. В Португалии ВВП на душу населения в 1960 году составлял все еще лишь 38 процентов от данного показателя в ЕС, а к концу периода правления Салазара, в 1968 году показатель вырос до 48 процентов. Уже в 1973 году, под руководством Марселу Каэтану, ВВП на душу населения достиг 56,4 процента от среднего по ЕС[17]. При Салазаре Португалия также стала соучредителем новых международных организаций, таких как ОЭСР и ЕАСТ. Важным шагом, облегчившим иностранному капиталу путь на португальский рынок были меры по либерализации экономики, проведенные в 1965 году[15][12][16]

Второй шестилетний план фашистской Португалии сильно отличался от первого. Как ни странно, именно в не очень сильно индустриализированной Португалии основные вложения уже тогда, на рубеже 50-х и 60-х годов пошли в транспорт и связь (30,8%), за которыми следует промышленность (17,4%). Новый план был разработан с помощью усовершенствованных статистических методов и носил более конкретный и всеобъемлющий характер, чем первый. Наряду с программой капиталовложений он включал и задание частному сектору, но в целом национальный продукт должен был расти теми же темпами, что и раньше (около 4% в год), а это лишало Португалию возможности приблизиться к уровню развитых стран.[15][12][16]

Иностранный капитал[править | править вики-текст]

Начав с самого начала с политики либерализации экономики и привлечения иностранных инвестиций, во время Второй мировой войны португальское правительство, используя военную обстановку, стремилось несколько умерить гегемонию иностранного капитала в португальской экономике. Закон 1943 г. об иностранных капиталовложениях намного усилил положения аналогичного закона 1937 г., наложив на зарубежные инвестиции довольно существенные ограничения.

В 1-м шестилетнем плане из иностранных источников исходил лишь один процент средств, предназначенных на осуществление плана. Португальский колониализм боялся слишком большой зависимости от внешних сил (прежде всего от США), поскольку понимал, что в случае необходимости им без труда пожертвуют. Правда, система ограничений на новые иностранные инвестиции была вызвана к жизни не только политическими мотивами, она защищала «интересы уже господствующих монополий, португальских и иностранных».[18][15][12]

С середины 60-х годов появились признаки стагнации. Затяжная война против африканских народов, пользовавшихся всесторонней поддержкой извне, истощала силы Португалии. Тратя около половины бюджета на нужды обороны, Португалия не могла проводить политику интенсивного промышленного развития. Чтобы поддерживать стабильный экономический рост, правительство Салазара прибегло к иностранным капиталам. Как заявил министр финансов Тейшейра Пинту, режим уже не видит в чужеземных капиталовложениях «троянского коня».

Экономист Марио Муртейра указывает, что с 1950 по середину семидесятых годов, португальская экономика показала самый быстрый рост за всю свою историю. Объем долгосрочных иностранных вложений в страну был почти в 10 раз больше за 1961–67, чем общее количество иностранных инвестиций за два десятилетия до этого (1943–60). [18][15][12]

Столь бурный приток капитала из-за рубежа имел значительные социально-экономические последствия. Он сильно способствовал дальнейшему росту концентрации и централизации производства: как потому, что ввозимый иностранный капитал сосредоточивался, как правило, в руках крупных компаний, так и потому, что с начала 60-х годов в условиях возросшей конкуренции со стороны иностранных предприятий правительство особенно настойчиво стимулировало слияние промышленных и торговых фирм. Проникнутый этими тенденциями промежуточный план развития (1965–1967) стал, по словам Генерального секретаря ПКП А. Куньяла, «хартией монополистического развития». План официально выражал яростное наступление монополий на мелкие предприятия». Растущие аппетиты и претензии крупных португальских компаний вызывали недовольство мелкого бизнеса, что способствовало его дальнейшему отчуждению от режима. [18][15][12]

Итоги экономической политики Салазара[править | править вики-текст]

Годы правления Салазара были отмечены периодом умеренного роста, быстрой борьбы с бедностью, но достаточно низким уровнем образования до 1960 года. После длительного периода экономического кризиса до 1914 года, и периода хаоса во время Первой португальской республики, португальская экономика прошла период восстановления до 1950 года.

Политика глобального экономического прогресса была в течение третьей четверти века запрограммирована «планами развития», которые являлись обязательными для государственного сектора экономики, но всего лишь ориентирующими – для частного. Несмотря на то, что частный сектор экономики всегда оставался далеко от поставленных целей, экономическое положение страны глубоко изменилось благодаря этим планам. С 1928 по 1950 г. государственный бюджет увеличивался медленно (с 2 до 5 млн. конту); в 1960–м достиг уже 10 млн. конту, а в 1970-м 30 млн. конту, причем Португалия почти не прибегала к внешним заимствованиям. [18][15][12]

Страна хорошо обогатилась за время Второй мировой войны. Лишь за несколько дней до высадки союзников в Нормандии Салазар согласился запретить вывоз в Германию вольфрама, жизненно необходимого для панцерваффе и люфтваффе. Экспорт же минерального сырья в страны «оси» продолжался, хотя и в значительно меньшем масштабе, «по неофициальным каналам». Возросший спрос на сырье привел к сильнейшему экспортному буму. Достаточно сказать, что за годы войны золотой запас Португалии возрос с 63,3 млн долл. в 1938 г. до 438 млн долл. в 1946 г. Прикрываясь нейтралитетом, португальские коммерсанты и промышленники заключали чрезвычайно выгодные сделки, особенно связанные с реэкспортом тех или иных ресурсов или товаров. Так, португальские компании активно поставляли Третьему Рейху и отчасти Фашистской Италии латиноамериканскую нефть и нефтепродукты, также, как и некоторые ресурсы из своих колоний. Для португальского бизнеса годы войны стали переломными. Многие монополии («КУФ», CAKOP) достигли зрелости именно за счет высокой военной конъюнктуры. [18][15][12]

Валовой национальный продукт в 1960–1970 гг. увеличивается в среднем на 6,2%, производительность труда – на 7,2% Быстро изменяется сама структура народного хозяйства. С 1950 года до самой смерти Салазара рост ВВП Португалии на душу населения составил в среднем внушительные 5,66 % в год. Доля аграрных отраслей в валовом внутреннем продукте снижается с 24,3% в 1960 г. до 17,1% в 1970 г. Доля промышленности возрастает с 42,8 до 49,8%. В Португалии появляются нефтехимическая, сталелитейная, электро- и радиотехническая, автосборочная отрасли промышленности. На некоторые из них военная конъюнктура оказала стимулирующее влияние. Развитие международного туризма в 60-е годы весьма благоприятно отразилось на португальском платежном балансе.

Второй шестилетний план также принес и общеэкономический прогресс. В долларах США в ценах 1990 года Португальский ВВП на душу населения в 1913 году составлял лишь 1250 долларов против 4921 в Великобритании, 3485 во Франции и 3648 в Германии. При этом к 1950 году картина не сильно изменилась, даже в разрушенной Германии этот показатель составлял 3881 доллар, в Великобритании 6939, а во Франции 5271. В то же время в Португалии лишь скромные 2086 долларов. Однако уже к 1973 году, к окончанию периода существования Нового государства, показатель Португалии вырос до уровня 7063 долларов. И хотя это было ощутимо меньше чем в странах Западной Европы, кратные разрывы исчезли и даже в наиболее успешных Великобритании и Германии этот показатель был лишь примерно в 1.5 раза выше. [19] Приведенные цифры, высокие даже в сравнении со среднеевропейскими показателями, были далеки от низких показателей в сырьевой отрасли, особенно сельского хозяйства, в котором практически не отмечалось развития из-за отсутствия реформ. [18][15][12]

В 1960-е – первой половине 70-х годов в экономическом развитии Португалии произошел качественный скачок. Из аграрной страны она превратилась в индустриально – аграрную. Почти половина национального дохода стала производиться в индустриальных отраслях. На тяжелую промышленность в 1971 г. приходилось 52,7% (по сравнению с 46,5% в 1965 и 36,2% в 1953 гг.) промышленной продукции. Стоит также отметить, что при росте удельного веса экспортируемых товаров и услуг в 1950–1972 гг. с 15 до 27%, значение колоний для португальской торговли постепенно падает. В 1972 г. активное сальдо по поступлениям от иностранного туризма и переводам португальских эмигрантов в 13 раз превысило колониальные доходы.

Португальские солдаты в Анголе грузят самолёт

При этом валовой внутренний продукт (ВВП) рос медленно, но постоянно. Это было вызвано в основном развитием промышленности, которое подстегнули достижения в передовых технологиях, особенно химической и металлообрабатывающей отраслей. Именно они достигли ежегодного роста в 20% в период между 1970 и 1973 г. В целом за этот отрезок времени совокупный рост промышленности составил 36%.[18].

Вплоть до кризиса 1974 г. португальская экономика продолжала развиваться весьма быстрыми темпами (1970–1973 гг. на 9,0% в год). Заметно ускорился рост в секторе услуг: 7,1% – в 1970–1973 гг. против 5,9% – в 1960–1970 гг. Но сельское хозяйство продолжало стагнировать – средний годовой прирост составлял 0,7% против 1,5% за предыдущее десятилетие. Необходимость импортировать все больше продовольствия ложилась на торговый баланс страны тяжёлым бременем. [19]

В годы правления Салазара значительно укрепили свои позиции монополии. С 1945 по 1955 г. 20 крупнейших монополистических объединений увеличили свои объявленные прибыли следующим образом: пять банков на 260%; пять гидроэлектростанций – на 660; пять колониальных предприятий – на 149; пять различных предприятий – на 152%. Наиболее заметным был рост прибылей колониальных монополий. Национальный заморский банк за период с 1945 по 1953 г. увеличил свои чистые прибыли на 2248,5%, горнодобывающий концерн ДИАМАНГ – на 461,3% нефтяная компания САКОР - на 400,5%59. [12].

Выгоды от экономических перемен получил и средний класс. Число предприятий резко выросло и в 1970 г. достигало примерно 100 000; подавляющее большинство были мелкими предприятиями, на которых было занято пять работников или даже меньше. Предпринимателями в новых видах экономической деятельности, таких, как грузовой транспорт и ремонт автомобилей, а также в других, которые быстро развивались, как, например, гражданское строительство, выступали бывшие рабочие, ставшие представителями среднего класса в первом поколении.[18][15][12][13][19]

В то же время в стране оставался относительно низким уровень жизни. Потребление мяса на душу населения в Португалии составляло 20 кг против 50, 60, 70 кг и более в большинстве стран Европы; молока и молочных продуктов – 2 кг в год против 8–20 кг в других странах. Генерал Делгадо приводит в мемуарах любопытный анализ реальной заработной платы португальского рабочего: «Чтобы купить один килограмм мяса, этот рабочий должен трудиться шесть-семь часов, в то время как английский – полтора часа. Англичанин должен работать только четверть часа, чтобы купить литр молока, а португальский рабочий – в четыре раза больше...

В начале 1960-х годов только 9% бюджетных расходов тратилось на образование, 4% – на социальное обеспечение, в то время как 32% – на вооруженные силы. В одном только 1963 г. португальское правительство израсходовало на полицию 2 млн. долл. На колониальные войны расходовалось до половины государственного бюджета и без того не очень богатой страны, кроме того в войнах участвовала почти четверть взрослого мужского населения. [18][15][12][13][19]

Стоит отметить и то, что политика автаркии, на которую опирался Салазар и которую он считал основой развития государства, привела к тому, что серьезных денег в развитие португальских колоний не вкладывалось. В итоге страна, обладавшая огромными запасами нефти, газа, драгоценных камней, золота, металлов и прочих ценностей в колониях развивалась не очень быстро. А в 1974 году при имеющихся запасах нефти Португалия столкнулась с нефтяным кризисом и ростом цен на бензин. [18][15][12][13][19]

К моменту смерти Салазара Португалия была страной значительно более развитой, чем до его прихода к власти. С другой стороны, многие социальные проблемы так и не были решены — Португалия так и осталась (и остаётся до сих пор) лидером Западной Европы по уровню неграмотности. Была слабо развита медицина, и вследствие этого — очень высокая смертность, в том числе детская[20][21][15][16].

Законодательные изменения[править | править вики-текст]

С установлением режима «Нового государства» была принята также конституция, закреплявшее положения данной политики, провозгласившая Португалию «Унитарной корпоративной республикой». В условиях диктатуры Салазара гарантировать незыблемость тех или иных пунктов конституции никто не мог, однако именно при Салазаре формировалась законодательная база, по которой (отчасти) Португалия живёт и сегодня. [18][15][12][13][19]

В 1930 году Национальный Союз был объявлен единственной легальной политической силой.

В 1951 году была проведена конституционная реформа, заменившая в официальных документах слово «колонии» на «заморские территории», а также изменившая порядок избрания главы государства. По этой реформе выборы президента осуществлял не народ, а специальная коллегия, которая уже избиралась на всеобщих выборах, что отчасти напоминало систему парламентских республик или систему выборщиков в США. [18][15][12][13][19]

Внутренняя политика[править | править вики-текст]

Лидер запрещённой Португальской Коммунистической Партии Алвару Куньял

Основная политика внутри страны была направлена на укрепление диктатуры Салазара. В то же время не только масштабы самих репрессий или работы концлагерей, но даже и масштабы деятельности ПИДЕ были ощутимо меньше в сравнении с репрессивными аппаратами других тоталитарных режимов, как фашистских (Италия, Испания, Австрия), нацистских (нацистская Германия), так и коммунистических (СССР, КНР, Камбоджа). Продолжал функционировать парламент, который хоть и был отчасти марионеточным, всё же включал в себя не только членов «Национального союза», но также представителей бизнеса и религии. Оппозиция хоть и была нелегальна в стране и даже преследовалась, всё же существовала и чувствовала себя куда менее стеснённо, чем при других тоталитарных режимах. Неограниченная власть Салазара всё же передала часть полномочий конституции и эти законы правительством практически не нарушались, а с точки зрения развития экономики были приняты весьма разумные изменения гражданского и налогового кодексов. [18][15][12][13][19]

Репрессии[править | править вики-текст]

Придя к власти, Салазар сконцентрировал в своих руках почти неограниченную власть. Несмотря на то, что его режим был относительно мягким в сравнении с режимом Франкистской Испании или Фашистской Италии (и даже СССР), всё же Португалия являлась достаточно жесткой фашистской страной. Основные права и свободы людей были подавлены. Любые формы гражданского сопротивления так или иначе подавлялись, лидеры движений арестовывались и предавались суду. Репрессии, хотя и меньшие по масштабам, чем в других фашистских государствах, имели целью создание ситуации посттоталитаризма, духовной и политической дестабилизации общества с помощью селективного и «служащего примером» насилия

На вторую половину 30-х – начало 40-х годов XX в. приходится апогей репрессий против антифашистов и просто оппозиционеров. Для миллионов португальцев символом салазаровского режима стал концлагерь Таррафал на островах Кабо-Верде. Широкое распространение получили пытки заключённых.

Помимо общих репрессий также существовала тайная полиция ПИДЕ, которая учиняла расправы над оппонентами Салазара по его личному усмотрению. Непосредственно Салазар нёс ответственность за смерть сотен людей, погибших в Таррафале от жёлтой лихорадки, замученных в тюрьмах, просто убитых без суда и следствия агентами тайной полиции (ПИДЕ). [18][15][12][13][19]

Покушения[править | править вики-текст]

4 июля 1937 года по дороге на службу в церкви в часовне дома его друга на Салазара было совершено покушение. Когда он вышел из правительственной машины в трёх метрах от него взорвалась бомба, спрятанная в металлическом кейсе. Салазар не был ранен, но его личный водитель частично оглох. В письме от 1938 года группа епископов утверждала, что спас Салазара сам бог. За покушением стояли анархо-националисты, а машина Салазара после этого была заменена на бронированный Chrysler Imperial.[22]

Внешняя политика[править | править вики-текст]

Активный нейтралитет Португалии времён Салазара диктовался не столько убеждениями лидеров режима и лично диктатора, сколько изначально экономической отсталостью и слабостью, а далее слабостью португальских вооруженных сил. Португалия хоть и участвовала в военной интервенции в Испании, но была совершенно неспособна защитить и свою территорию и свои колонии в случае масштабной военной агрессии со стороны тех или иных значимых держав. [18][15][12][13][19]

Даже начавшаяся позже Португальская колониальная война и потеря Португалией Гоа показали, что даже реформированная и экономически приведённая в порядок Португалия была совершенно неспособна вести столь масштабные для маленькой страны войны.

Поэтому основу и политики Салазара и во многом политики правительств, которые находились у руля страны после свержения режима Нового государства являлась политика невмешательства, изоляционизма и осторожности во всех внешнеполитических действиях.

В 1939 году по предложению Франко Салазар подписал испано-португальский пакт Иберийского нейтралитета и это был буквально единственный крупный договор, который подписала Португалия до 1945 года. Кроме того – это был единственный случай, когда Салазар покинул пределы Португалии. [18][15][12][13][19]

До самого конца существования режима «Нового государства» Испания и лично Франсиско Франко были самыми близкими друзьями и партнёрами режима Салазара. Хорошие отношения с Испанией Салазар сохранял даже тогда, когда Испанию исключили из ООН. [18][15][12][13][19]

Социальная политика[править | править вики-текст]

Вид школьного класса периода Нового государства. На стене висят портреты Салазара и Америку Томаша

Социальная политика Антониу Салазара в отличие от экономической была куда более слабой и сомнительной. Тем не менее уже в 1952 году Салазар приступил к осуществлению плана народного образования. В результате его реализации были созданы условия для полной ликвидации неграмотности в стране.

Жизни простого человека долгие годы не уделялось никакого внимания. При этом в 1950 году 48% населения Португалии жило в сельской местности – в 2 раза больше, чем во Франции или Германии.

Только в 3-м шестилетнем плане (1968–1973), который приняли уже после ухода Салазара, уделялось внимание вложениям в здравоохранение и жилье, чего до того времени не хватало.

По описаниям оппозиционного генерала Делгадо, жизнь среднего португальца даже к концу эпохи Салазара была очень плохой: «Достаточно взглянуть на сельских жителей, чтобы увидеть, как скоро они делаются похожими на мешки с костями; женщины от 40 до 50 лет стареют с необыкновенной быстротой, а мужчины становятся сгорбленными и кривоногими, причём как мужчины, так и женщины, быстро теряют все зубы». В Португалии один врач приходился на 1400 жителей, по 58 человек из 1000 умирали от туберкулёза; смертность от коклюша была в 4 раза выше, чем в Англии, а соотношение детской смертности от кори в этих странах равнялось 1 : 9. 50% португальских матерей рожают детей без медицинской помощи. Детская смертность при рождении составляет 88 на 1000. Неудивительно, что средняя продолжительность жизни составляла 49 лет против 71 в Швеции, 69 в Голландии, 68 в Англии. Хотя коэффициент естественного прироста в Португалии в 1950 году составлял 12,2%, что несколько больше, чем в таких странах, как Франция или Германия.

В 1960-х годах массовый характер приобрела эмиграция португальцев во Францию, Голландию, Англию, Бразилию, Венесуэлу, Канаду. «От чего они бегут? – писал в связи с этим французский журналист К. Межан. – От нищеты, от забот. И ещё от казармы... Никогда из португальской армии не дезертировало так много людей, как сейчас, и по вполне понятным причинам. Из-за войн в Анголе, Гвинее и Мозамбике правительство ввело такой распорядок в армии, что ни один юноша, надевший военную форму, не может избежать рано или поздно отправки за море». [18][15][12][13][19]

Религия[править | править вики-текст]

В отличие от ближайшего соседа, Франкистской Испании, где римская католическая церковь была единственной официальной религией и только эта церковь имела права распространять веру по стране и печатать литературу, в Салазаровской Португалии конституция провозглашала свободу совести, свободу вероисповедания.[23]

Целью Салазара было даже учреждение Католического Социального Ордена, который был бы отделен от государства, но подчинялся бы центральной власти. В то же время католическая и свободная в плане вероисповедания Португалия, должна была контрастировать как с атеистическими движениями в СССР, так и с антиклерикализмом Нацистской Германии. В 1935 году была ликвидирована масонская организация Великий восток Португалии (восстановлена в 1974 г.) В обычных школах почти все классы становились религиозными (преимущественно католическими), но при этом родители, не желавшие, чтобы их дети учились в таких классах могли перевести детей в другие, нерелигиозные классы. В то же время эта норма была скорее формальной, в большинстве случаев религиозное воспитание и обучение приветствовалось в стране как политическими течениями, так и простыми людьми. Кроме того, Салазар принял закон, согласно которому Португалия начала признавать гражданские (то есть нецерковные) браки на официальном уровне и разрешало разводы. В то же время разводы обществом и властью резко осуждались. Разрешались разводы только в случае заключения строго гражданского брака, без соблюдения всех церковных обрядов. В итоге число гражданских браков оставалось незначительным и даже в 1960 году составило лишь 9%.[18][13][19]

13 мая 1938 года епископы Португалии добились установления государственного Праздника Непорочного Сердца Марии, а кардинал Кареджейра отметил, что католичество сыграло важную роль в защите Португалии от «плети коммунизма». В 1959 году была построена церковь Кришту Рей (на илл.), которую открывал лично Салазар.

В 1940 г. правительство Португалии подписало конкордат с Ватиканом. Католическая церковь получила статус юридического лица в стране, она снова могла вмешиваться в жизнь людей и общества, создавать религиозные ассоциации по нормам католического права. Многие из этих норм государство обязывалось закреплять законодательно.[18][15][12][13][19]

По определению испанского историка С. Андреса, Салазар был человеком глубоко католическим. Получив образование в иезуитской школе, он всю жизнь душой и телом был предан святому престолу в Риме. Соотечественники даже называли Салазара «иезуитом», считая, что он практически напрямую подчиняется решениям из Ватикана. В 1942 году папа Пий XII сказал, что «Господь даровал португальской нации образцового главу правительства».

Отношения режима Нового государства и католической церкви в то же время скорее базировались на социальном аспекте. После войны также начали появляться религиозные организации, находившиеся в оппозиции к режиму Нового Государства и требовавшие от правительства предоставить людям больше прав и свобод. В итоге это привело к репрессиям против отдельных лидеров движений, таких как Йоахим Альвес Коррейя, Абел Варзим, а также епископа Порто Антонио Феррейро Гомеша.[18][15][12][13][19]

Колонии и колониальная политика[править | править вики-текст]

Португальские колонии в Африке в период Нового государства (крупнейшие территории - Ангола и Мозамбик)

Находясь у власти, Салазар гордился тем, что Португалия в отличие от ряда других государств продолжала быть колониальной державой и оставалась «третьей колониальной империей» мира. Еще до того, как стать премьер-министром Португалии, Салазар некоторое время был министром колоний и даже подготовил колониальный акт, переносивший управление колониями на территорию самой Португалии, а также утверждавший необходимость культурной ассимиляции народов в португальских колониях. В то же время колонии (которые Салазар со временем велел называть «заморскими территориями») были во многом источником основных бед и проблем страны.[24]

На первом этапе нахождения Салазара у власти, колонии давали бюджету страны основные золотовалютные поступления, которые так или иначе наполняли казну. Однако уже в 1960-ых годах основу бюджетных поступлений страны давали не колонии, а рост экономики и рост промышленности государства.

Во второй мировой войне Португалия сохраняла нейтралитет, а из всех португальских колоний война коснулась только Тимора, который оккупировали поочередно австралийцы, голландцы, а затем японцы.

Созданная после войны ООН поддержала политику деколонизации по всему миру, однако Салазар отказался признавать право португальских колоний на независимость. В этом вопрос Салазар и оппозиция были единодушны, за деколонизацию выступила лишь нелегальная коммунистическая партия, да и то, под влиянием СССР.[18][15][12][13][19]

В рамках ослабления давления на население колоний был принят "Estatuto do Indigenato" (статут от туземцах), который дал возможность всем жителям колоний получить португальское гражданство и даже переселиться на основную территорию Португалии, однако уже в 1961 году этот статут был отменен, а условия жизни в колониях оставались ужасными, в том числе активно использовался принудительный и даже рабский труд.[25][26]

К 60-м годам в Мозамбике и Гвинее в 1964 г. произошли восстания. В течение следующего десятилетия Португальцы подавляли мятежников уже в трех африканских колониях. Для поддержания португальской колониальной миссии требовалось военное присутствие как минимум 200 000 солдат при численности населения Португалии 8 млн человек. Хотя в 1973–1974 гг. нигде, кроме Гвинеи, португальская армия не стояла перед угрозой прямого военного поражения, тем не менее становилось все более очевидной бесперспективность военных усилий Португалии, за которые ей приходилось платить высокую цену как в живой силе, так и в материальных ресурсах: на борьбу за «единство империи» приходилось ассигновать более 40% бюджета.[18][15][12][13][19]

Португальские солдаты направляются в Африку

В 1961 году после безуспешных переговоров индийские войска достаточно быстро оккупировали Гоа, лишив Португалию индийских владений. Признаний закрепления этих территорий за Индией не последовало, однако на практике эта потеря стала для Антониу настоящим ударом, под суд была отдана группа португальских офицеров «за поражение в Гоа».

Салазар, очень не любивший куда-либо выезжать из Португалии колонии так и не посетил, хотя собирался. На деле же это оборачивалось тем, что Салазар и его министры зачастую были далеки от решения колониальных проблем и проведения необходимых реформ, что в конечном счёте и привело к разложению империи.

В колониальной войне Португалия потеряла тысячи солдат, однако поставленных целей так и не добилась. Уже после падения режима Нового государства, Португалия вынуждена была признать потерю колоний. Однако смерть Салазара скорее способствовала военному поражению Португалии, в принципе экономическое развитие страны и проведенные реформы позволяли Португалии вести войны и если не выиграть войну, то по крайней мере не лишится всех колоний. В итоге же за Португалией остались лишь Азорские острова и Мадейра.[18][15][12][13][19]

Несмотря на активную борьбу за колонии, Салазар был близким другом Яна Смита, первого премьер-министра независимой Родезии. И хотя Португалия при Салазаре не признала Родезию независимым государством официально, фактически Салазар экономически помогал правительству Родезии до самой смерти, используя граничащий с этой территорией Мозамбик.[18][15][12][13][19]

Военные изменения[править | править вики-текст]

Португальские солдаты в Анголе

Укрепляя армию, обороноспособность страны, но при этом сохраняя нейтралитет, Салазар не заботился о создании мощного в военном отношении государства. Основная задача армии заключалась скорее в охране колоний и в подавлении недовольств внутри страны

Единственная война, в которой Португалия так или иначе участвовала, была гражданская война в Испании, в которой Салазар выступал интервентом, и португальская армия воевала на стороне Франко. Однако влияние Португалии на эту войну было куда меньше влияния Германии или Италии.[18][15][12][13][19]

В сентябре 1936 года была создана полувоенная молодежная организация «Португальский легион», во многом создававшаяся по образцу Гитлерюгенда. Во главе организации находились опытные офицеры, лояльные правительству.

Во Второй мировой войне Португалия строго была нейтральной страной, даже более нейтральной нежели Франкистская Испания. Португальские солдаты даже в добровольном порядке не участвовали ни в войне с СССР, ни в каких-то сражениях против Третьего Рейха. В 1944 году Салазар, правда, позволил союзникам использовать военные базы на Азорских островах, но никаких других дружественных жестов он не делал.[18][15][12][13][19]

Несмотря на политику автаркии и частично изоляционизма, уже в 1949 году Португалия стала членом НАТО и даже в 1951 году передала военную базу на Азорских островах в распоряжение США.

Цитаты[править | править вики-текст]

Я не верю в равенство, я верю в иерархию
Абсолютная власть может существовать, абсолютной свободы никогда не бывает
Считаю создание широкой элиты более срочным делом, чем обучение всего населения чтению, ибо большие национальные проблемы должны решаться не народом, а элитой

[27]

Мы против всех интернационализмов, против коммунизма, против профсоюзного вольнодумства, против всего, что ослабляет, разделяет, распускает семью, против классовой борьбы, против безродных и безбожников, против силы в качестве источника права. Мы против всех великих ересей нашего времени… Наша позиция является антипарламентской, антидемократической, антилиберальной и на её основе мы хотим построить корпоративное государство.
Семья является «первородным ядром церковного прихода, общины, а отсюда и нации. Она, следовательно, является по самой своей природе первым из органических элементов государства»

[28]

Интересные факты[править | править вики-текст]

  • 25 марта 2007 года Салазар занял первое место (41 % голосов) среди десяти финалистов в голосовании телешоу «Великий португалец», опередив Васко да Гама (0,7 %), Луиша ди Камоэнса (4 %), инфанта Энрике (Генриха Мореплавателя) (2,7 %) и других знаменитых португальцев (второе место с 19,1 % занял репрессированный Салазаром Алвару Куньял). Причем изначально его имя не было включено в список кандидатур, но под давлением общественности организаторы шоу включили всех известных португальцев в список, как негативных, так и положительных. В результате за последние две недели голосования он с большим отрывом обошёл остальных кандидатов[3].
  • Когда американские астронавты в 1969 году высадились на Луну, специально для Салазара его окружение напечатало единственный экземпляр газеты, чтобы не оскорблять религиозных чувств диктатора, отказывавшегося верить в то, что люди летают в космос[29][неавторитетный источник?].
  • В книгах о Гарри Поттере фамилия "Салазар" - имя одного из величайших волшебников, Салазара Слизерина, который в книге является отрицательным персонажем.

См. также[править | править вики-текст]

Память[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]

  1. Коломиец Г. Н. Очерки новейшей истории Португалии — М., 1965.
  2. Цоппи В. А. Португальская революция: пути и проблемы. — М., 1979. — С. С.9, 11-12.
  3. Дэн Билевски. Ностальгия по Антониу ди Оливейра Салазару разделила португальцев. // «The New York Times», 23 июля 2007 года
  4. Хазанов А. М. Салазар : 40 лет диктатуры в Португалии // Новая и новейшая история. — 2009. — № 3. — С. 129—146.
  5. Joaquim da Costa Leite, Instituições, Gestão e Crescimento Económico: Portugal, 1950–1973. Documentos de Trabalho em Economia Working Papers in Economics // Área Científica de Economia E/no 38/2006
  6. История Португалии / Жозе Эрману Сарайва; Пер. с порт. – М.: Издательство «Весь мир», 2007
  7. Капланов Р. М. Португалия после второй мировой войны (1945–1974) // М.: «Наука», 1992.
  8. Випперман В. Европейский фашизм в сравнении 1922–1982 / Пер. с немецкого А. И. Федорова. – Новосибирск: Сибирский хронограф, 2000.
  9. Конституции буржуазных государств Европы. М., 1957, с. 748.
  10. Коломиец Г. Н. Очерки новейшей истории Португалии. М., 1965
  11. Экарева И.Л. ХХ век – Эпоха мировых империй и колониальных держав // Вестник Саратовского государственного социально-экономического университета. 2009. № 04. С. 223–226
  12. Смелова M.H. Иберийский полуостров: авторитарные режимы и особенности перехода к демократии // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Серия 5: История. Реферативный журнал. 1995. № 1. С. 28–57
  13. Michael Derrick, The Portugal of Salazar, New York, 1939
  14. Капланов Р. М. Португалия после второй мировойвойны (1945–1974). М.:, 1992. С. 3
  15. D. L. Raby, Fascism and Resistance in Portugal: Communists, Liberals and Military Dissidents in the Opposition to Salazar, 1941–1974, Manchester University Press, 1988.
  16. Filipe Ribeiro Meneses, Salazar: A Political Biography., New York :Enigma Books, 2009
  17. Хазанов А.М. Португальская колониальная империя. 1415-1974. Научно-популярное издание (Москва: Издательство «Вече», 2014. - Серия «Рождение и гибель великих империй»)
  18. Родригес А.М., Пономарев М.В. Новейшая история стран Европы и Америки. XX век. Часть 1. 1900-1945
  19. Родригес А.М., Пономарев М.В. Новейшая история стран Европы и Америки. XX век. Часть 3. 1945-2000
  20. Марсело Каэтану. Minhas memórias de Salazar. Lisboa, Verbo, 1977.
  21. COELHO, Antonio Macieira. Salazar, o fim e a morte: história de uma mistificação. Lisboa, D. Quixote, 1995. ISBN 972-20-1272-X.
  22. KARIMI, Kian-Harald. 'Es wird nicht diskutiert!' Die Ordnung des Diskurses im Neuen Staat, in: Henry Thorau (ed.): Portugiesische Literatur. Frankfurt/Main, Suhrkamp, 1997, pp. 236–258.
  23. LOUÇÃ, António. Hitler e Salazar: Comércio em tempos de guerra, 1940-1944. Lisboa, Terramar, 2000.
  24. MEDINA, João. Salazar, Hitler e Franco: estudos sobre Salazar e a ditadura. Lisboa, Livros Horizonte, 2000.
  25. MONTEIRO, Fernando Amaro. Salazar e a Rainha. Lisboa, Prefácio, 2006. ISBN 989-8022-01-09.
  26. NOGUEIRA, Franco. Salazar. Porto, Livraria Civilização, 1985.
  27. PAÇO, António Simões do. Salazar (biografia). Lisboa, Editora Planeta de Agostini, 2006.
  28. PINTO, António Costa Pinto. Os camisas azuis: ideologia, elite e movimentos fascistas em Portugal, 1914-1945. Lisboa, Editorial Estampa, 1994. ISBN 972-33-0957-2.
  29. QUINTAS, José Manuel. As origens do pensamento de Salazar, in História, n.º 4/5, Julho/Agosto de 1998, pp. 77–83.
  30. SARAIVA, Mário. Sob o nevoeiro: ideias e figuras. Lisboa, Edições Cultura Monárquica, 1987.
  31. PINTO, Jaime Nogueira. António de Oliveira Salazar: O outro retrato. Lisboa, A Esfera dos Livros, 2007. ISBN 978-989-626-072-9
  32. CUNHA, Carlos Guimarães. Salazar e os Monárquicos: A Tentativa Restauracionista de 1951. Lisboa, Sítio do Livro Lda, 2010. ISBN. 978-089-8413-03-1
  33. Spared Lives: The Actions of Three Portuguese Diplomats in World War Documentary Exhibition, Catalogue. Проверено 8 ноября 2014.
  34. Kian-Harald Karimi: 'Es wird nicht diskutiert!' Die Ordnung des Diskurses im Neuen Staat. In: Henry Thorau (Hrsg.): Portugiesische Literatur. Suhrkamp, Frankfurt am Main 1997, S. 236–258.
  35. Antonio Louçã: Nazigold für Portugal – Hitler und Salazar. Wien 2002, ISBN 3-85493-060-7.
  36. Paul H. Lewis: Latin fascist elites. The Mussolini, Franco, and Salazar regimes. Westport, Conn. 2002.
  37. António Costa Pinto: The Salazar „New State“ and European fascism. EUI working papers in history 12, San Domenico (FI) 1991.
  38. Jürgen Zimmerer: Der bestregierte Staat Europas. Salazar und sein „Neues Portugal“ im konservativen Abendland-Diskurs der frühen BRD. In: Portugal – Alemanha – Brasil. Actas do VI Encontro Luso – Alemão = Portugal - Alemanha - Portugal: 6. Deutsch-Portugiesisches Arbeitsgespräch. - Vol. 1 / Org. Orlando Grossegesse; Erwin Koller; Armando Malheiro da Silva. - Minho, S. 81–101.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 367th Grand Cross in 1932
  2. «Portugal: The War Has Made It Europe’s Front Door», Life Magazine, July 29, 1940.
  3. 1 2 Дэн Билевски, «Ностальгия по Антониу ди Оливейра Салазару разделила португальцев», «The New York Times», 23 июля 2007 года
  4. Dan Bilefsky «Nostalgia for António de Oliveira Salazardivides the Portuguese», The New York Times, July 23,2007
  5. Новиков Кирилл. Диктатура профессуры. Журнал«Коммерсантъ Деньги», №29 (585), 24.07.2006
  6. Антониу ди Оливейра Салазар. Вся власть профессорам. Еженедельник «Дело». 13/5/2002
  7. Анатолий Бернштейн, Дмитрий Карцев «Новое государство» Антонио Салазара время новостей N°13127 июля 2010
  8. Portugal in Africa: A Noneconomic Interpretation, by Thomas Henriksen, 1973 African Studies Association
  9. Portugal's First Domino: 'Pluricontinentalism' and Colonial War in Guiné-Bissau, 1963–1974, by Norrie Macqueen, 1999 Cambridge University Press.
  10. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 История Португалии / Жозе Эрману Сарайва; Пер. с порт. – М.: Издательство «Весь мир», 2007. С.333
  11. Экарева И.Л. ХХ век - Эпоха мировых империй и колониальных держав // Вестник Саратовского государственного социально-экономического университета. 2009. № 04. С. 225.
  12. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 Випперман В. Европейский фашизм в сравнении 1922-1982 / Пер. с немецкого А. И. Федорова. — Новосибирск: Сибирский хронограф, 2000. С. 108
  13. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 Капланов Р. М. Португалия после Второй мировой войны. 1945–1974. М.. 1992, с. 34
  14. Oliveira Salazar (порт.). Infopédia. Porto: Porto Editora, 2003-2012. Проверено 17 декабря 2012. Архивировано из первоисточника 19 декабря 2012.
  15. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 Смелова M.H. Иберийский полуостров: авторитарные режимы и особенности перехода к демократии // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная изарубежная литература. Серия 5: История.Реферативный журнал. 1995. № 1. с. 32
  16. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Экарева И.Л. ХХ век – Эпоха мировых империй и колониальных держав // Вестник Саратовского государственного социально-экономического университета. 2009. № 04. С. 225
  17. Juan J. Linz, Alfred Stepan. Problems of Democratic Transition and Consolidation: Southern Europe, South America, and Post-Communist Europe. — JHU Press, 1996. — P. 504. — ISBN 0801851580, 9780801851582.
  18. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 Filipe Ribeiro Meneses, Salazar: A Political Biography.,New York :Enigma Books, 2009., p. 562
  19. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 Joaquim da Costa Leite, Instituições, Gestão eCrescimento Económico: Portugal, 1950-1973.Documentos de Trabalho em Economia Working Papers inEconomics // Área Científica de Economia E/no 38/2006p.4
  20. Instituições, Gestão e Crescimento Económico: Portugal, 1950-1973 (порт.). Departamento de Economia, Gestão e Engenharia Industrial, Universidade de Aveiro (2006). Проверено 17 декабря 2012. Архивировано из первоисточника 19 декабря 2012.
  21. História (порт.). www.sedes.pt. Проверено 17 декабря 2012. Архивировано из первоисточника 19 декабря 2012.
  22.  (порт.) Agência Lusa, Único atentado contra o ditador Oliveira Salazar foi há 70 anos, in Destak.pt
  23. Manuel Paul Christopher. Catholic Church and the Nation-State: Comparative Perspectives. — Georgetown University Press. — ISBN 9781589011151.
  24. Colonial Act, original text, in Portuguese, in Diário do Governo.
  25. State and traditional law in Angola and Mozambique. — Almedina, 2007. — P. 60.
  26. Bernard A. Cook. Europe Since 1945: An Encyclopedia. — Taylor & Francis, 2001. — P. 1033–1034. — ISBN 978-0-8153-4058-4.
  27. Коломиец Г.Н. Очерки новейшей истории Португалии / М.1965
  28. Цоппи В.А. Португальская революция:пути и проблемы / М., - 1979 - С.С.9, 11-12.
  29. Лекция Георгия Дерлугьяна: Из африканских партизан — в миллионеры // Русская планета

Ссылки[править | править вики-текст]