Язык нацистской Германии

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Пример агрессивно-наступательной пропаганды НСДАП.
Объявление о проведении митинга 5 октября 1926 года в Бад-Киссинге (Бавария) на тему: «Кровожадность большевизма»

Язы́к наци́стской Герма́нии (нем. Sprache des Nationalsozialismus) — совокупность лексических, семантических и фразеологических явлений в немецком языке, характеризующих как язык официозных публикаций и пропаганды, так и повседневный разговорный язык национал-социалистической партии и Третьего рейха. Наиболее известным исследованием языка нацизма является «LTI» Виктора Клемперера.

Периодизация[править | править исходный текст]

История нацистской терминологии делится на два периода:

  1. Так называемый «период борьбы 1918—1933». Время продвижения нацистов к власти, был отмечен крайней агрессивной пропагандой против Веймарской республики, грубая и бранная лексика которой преимущественно как нельзя лучше согласовывалась с деятельностью право-радикальных националистических группировок. К «периоду борьбы» относятся основные письменные работы А. Гитлера, А. Розенберга, Р. Дарре, Г. Ф. К. Гюнтера и др., в дальнейшем — значительная часть названий организаций и обозначений званий в системе НСДАП.
  2. Так называемая «Третья империя 1933—1945». С 1933 года НСДАП без колебаний превращает свой агитаторский язык в официальный стиль. С этого момента пределы распространения официального языка нацистской партии выходят далеко за границы простого употребления в речах высших партийных чинов и функционеров, законах, распоряжениях в прессе, радиопередачах и газетных публикациях[1].

Особенности[править | править исходный текст]

Многие специалисты по языку нацистской Германии сходятся во мнении, что использование языка нацистами характеризуется некоторой необычностью, даже эксцентричностью его применения, особенно в том, что касается словарного запаса. Прежде всего надо назвать многочисленные новые словообразования (неологизмы) с использованием слов «Volk» (народ), «Reich» (империя) и «Rasse» (раса), а также вновь образованные эвфемизмы (более мягкие слова или выражения вместо грубых или непристойных), как например, «Sonderbehandlung» (специальное обращение, спецобработка) вместо «Exekution» (уничтожение), «Endlösung» (окончательное решение) вместо «Massenmord» (массовое уничтожение)[2].

В политический оборот нацистами были введены многочисленные метафоры из техники (напр. Gleichschaltung) (гляйхшальтунг — «подключение», «присоединение» общественных организаций к системе НСДАП), биологии, медицины, религии, а также речевые и региональные диалектизмы.

Известный исследователь нацистского языка Виктор Клемперер, говоря о воздействии языка нацистов на массы, писал, что «…самое сильное воздействие оказывалось не посредством одного высказывания, не с помощью статьи или листовок, плакатов или флагов, оно достигало своей цели через нечто, что сознательно мыслящий и чувствующий человек должен был просто воспринимать. Наоборот, нацисты вводили в кровь и плоть множество отдельных слов, речевых оборотов, предложных форм, которые они в миллионный раз вдалбливали путём повторения и которые механически и бессознательно усваивались»[3].

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Cornelia Schmitz-Berning. Vokabular des Nationalsozialismus. Nachdr. der Ausg. vom 1998. Berlin; New York: de Gruyer, 2000, ISBN 3-11-016888-X
  2. . Christian A. Braun. Sprache unterm Hakenkreuz.
  3. Victor Klemperer. LTI — Lingua Tertii Imperii. Notizbuch eines Philologen. 15. Auflage, Reclam, Leipzig 1996, s. 26, ISBN 3-379-00125-2