Чичагов, Павел Васильевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Павел Васильевич Чичагов
Pavel Chichagov-color.jpg
Неизвестный художник. Портрет П.В.Чичагова. Холст, масло. Государственный Эрмитаж.
Судя по надписи на обороте холста — копия, исполненная в Эдинбурге в 1824 году с оригинала 1804 года, возможно работы Джеймса Сэксона.
Флаг
Товарищ министра и и. д. министра военных морских сил
Российской империи
1802 — 1807
Предшественник: Мордвинов, Николай Семёнович
Флаг
2-й министр военных морских сил
Российской империи
1807 — 1811
Преемник: Траверсе, Иван Иванович
Флаг
Президент Адмиралтейств-коллегии (в составе Министерства
военных морских сил)
1802 — 1809
Предшественник: Голенищев-Кутузов, Иван Логгинович
Преемник: Траверсе, Иван Иванович
 
Вероисповедание: православие
Рождение: 27 июня (8 июля) 1767({{padleft:1767|4|0}}-{{padleft:7|2|0}}-{{padleft:8|2|0}})
Санкт-Петербург
Смерть: 20 августа 1849({{padleft:1849|4|0}}-{{padleft:8|2|0}}-{{padleft:20|2|0}}) (82 года)
Париж
 
Военная служба
Годы службы: 1782—1813
Принадлежность: Андреевский флаг
Род войск: Флот
Звание: адмирал
 
Награды:

ордена Александра Невского, Св.Анны 1-й ст. с алмазами, Св.Георгия 4-го кл., Св.Владимира 1-й ст., Св.Иоанна Иерусалимского (почётный кавалер ?), золотая шпага «за храбрость»; прусские Черного Орла и Красного Орла, английская шпага с бриллиантами.

Па́вел Васи́льевич Чича́гов (17671849) — русский адмирал, сын Василия Яковлевича Чичагова, морской министр Российской империи с 1802 по 1809 годы (официально по 1811 год)

Известный англофил. В 1812 году сменил Кутузова в качестве командующего Дунайской армией, руководил преследованием Наполеона по территории Белоруссии. После переправы французов через Березину обвинён в неспособности преградить неприятелю путь к отступлению. Остаток жизни провёл на чужбине, фактически в эмиграции.

Именем адмирала названы острова́ Чичагова — группа из двух островов в архипелаге Земля Франца-Иосифа.

Биография[править | править вики-текст]

Детство и начало карьеры[править | править вики-текст]

Происходил из рода Чичаговых, родился в семье Василия Яковлевича Чичагова, в то время морского офицера[1] в Санкт-Петербурге, в Коломне — районе, который прилегал к морскому порту. Его отец, принадлежавший дворянству Костромской губернии, получил флотское образование в Москве в Школе навигацких наук. Мать была дочерью немецкого военного инженера родом из Саксонии, поступившего на российскую службу. Вскоре после рождения Павла его семья переехала в Кронштадт, где служил его отец, вернувшись в Санкт-Петербург лишь весной 1776 года. В этом же году Чичагов был отдан на обучение в Немецкую школу св. Петра, которая в то время имела репутацию одного из лучших учебных заведений России.

В военную службу был записан по выходе из этой школы в двенадцатилетнем возрасте — гвардии сержантом в 1779 году. В 1782 году получил звание поручика, и когда его отец, тогда уже вице-адмирал, возглавил эскадру, отправляющуюся в Средиземное море, упросил взять его с собой в качестве адъютанта; с этой эскадрой ходил до Ливорно, затем вернулся в Кронштадт. В 1787 году, будучи уже в офицерском звании, служил на борту корабля «„Иезекиль“» под началом контр-адмирала Козлянинова и совершил поход к острову Борнхольму; в том же году вновь перешёл под начало своего отца, а год спустя ему было присвоено звание капитана 2-го ранга. Участвовал в Русско-шведской войне 1788—1790 годов: командовал кораблём «Ростислав», на котором крейсеровал в Балтийском море, принял участие в сражении со шведами при Эланде. В 1790 году, командуя тем же кораблём, участвовал в Ревельском и Выборгском морских сражениях; за первое был 18 мая 1790 года награждён орденом Святого Георгия IV класса, а за второе получил золотой шпагой с надписью «За храбрость». После победы над шведами при Выборгской губе получил звание капитана 1-го ранга.

После окончания войны в 1790 году решил продолжить получение военно-морского образования, в том числе по причине желания своей будущей деятельностью устранить все те недостатки российского флота, что были им отмечены за восемь лет службы. Разрешение на отъезд получил через своего отца у императрицы Екатерины II и отправился учиться в Англию вместе с братом Петром, в сопровождении математика С. Е. Гурьева и имея рекомендательное письмо к графу Семёну Воронцову, бывшему тогда послом Российской империи в Лондоне. В Англии Чичагов пробыл около года: учился в морской школе, усиленно изучал английский язык и вместе с братом на борту учебного судна отправился в Америку. Однако, этот корабль не дошёл до Нового Света, вернувшись, по ряду причин, обратно в Англию. Возвратившись на родину, Чичагов некоторое время изучал кораблестроение, а затем в составе эскадры своего отца отправился в Данию, будучи командиром корабля «Софья-Магдалина». В 1794 году служил под началом вице-адмирала П. И. Ханыкова, в эскадре которого командовал кораблём «Ретвизан» и крейсировал у английских берегов. 13 ноября 1796 года получил звание бригадира флота. Во время своей службы на «Ретвизане» Чичагов познакомился в городе Чатаме с начальником местного порта Проби и его семьёй, полюбив его дочь Элизабет, и отбыл в Россию после помолвки с ней.

Служба в 1796—1811[править | править вики-текст]

Служебное положение Чичагова изменилось после смерти Екатерины II и вступления на престол Павла I: многие из приближённых нового императора, в том числе будущий адмирал и министр народного просвещения Александр Шишков, граф Григорий Кушелёв, бывший когда-то мичманом у отца Чичагова, а ныне поставленный во главе флота, Николай Мордвинов и многие другие, невзлюбили Чичагова за резкий характер и стремление к реформам на флоте. В 1797 году случился серьёзный конфликт, когда после масштабных манёвров флота под Красной Горкой Чичагов, командовавший кораблём «Ретвизан», делал кампанию под штандартом Государя Императора. Вверенный ему корабль оказался одним из лучших, и Павел I приказал наградить командира его орденом Святой Анны 3-й степени и званием полковника. Однако конверт, в котором был отправлен приказ о производстве в новое звание, был адресован Чичагову как подполковнику. Чичагов в ответ на это отправил графу Кушелёву письмо, в котором спросил, должен ли он считать себя полковником или нет? И получил на это ответ: «Конечно нет, ибо Вы должны видеть, что на конверте Вы означены подполковником». Оскорбившись, Чичагов подал в отставку и был уволен с военно-морской службы без пенсии «по молодости лет». После этого он решил поселиться в деревне, чтобы заняться хозяйством и попытаться улучшить положение своих крестьян. Однако, в это же время в Англии скончался капитан Проби, а Чичагов получил письмо от своей невесты, что она ждёт его.

Павел Чичагов

В этих обстоятельствах Чичагов обратился к Павлу I с просьбой разрешить ему выехать за границу, чтобы жениться на своей английской невесте. Павел I, готовившийся к войне с англичанами, через князя Безбородко ответил отказом — «в России настолько достаточно девиц, что нет надобности ехать искать их в Англию»[2]. Одновременно Павел I приказал восстановить Чичагова на военно-морской службе, с присвоением звания контр-адмирала и отправкой в качестве командира эскадры к берегам Англии для участия в боевых действиях против Голландии. Узнав об этом, его противник граф Кушелёв начал убеждать императора, что Чичагов воспользуется этим назначением как предлогом, чтобы всё-таки жениться на англичанке, а одновременно и перейти в английскую службу. Попавший под влияние наветов графа, Павел I потребовал Чичагова явиться к нему в кабинет с докладом и, не будучи удовлетворён ответами адмирала, приказал заключить его в Петропавловскую крепость по обвинению в государственной измене. Чичагов возразил на это, что он, как георгиевский кавалер, не может быть заключён в крепость. В ответ император приказал дежурному флигель-адъютанту Ф. П. Уварову сорвать с него Георгиевский крест, что тот и сделал. После этого оскорбления Чичагов в гневе сам сбросил с себя мундир и был 21 июня 1799 года препровождён в форт в одном жилете. В тот же день он был уволен со службы без пенсии, мундира и прошения, а санкт-петербургскому генерал-губернатору Павел I отправил написанный собственной рукой приказ следующего содержания: «Якобинские правила и противные власти отзывы посылаемого Чичагова к Вам, принудили меня приказать запереть его в равелин под Вашим смотрением»[3]. Навестив Чичагова в тюрьме, император нашел помещение его слишком чистым и светлым и приказал перевести в каземат.

Генерал-губернатор граф фон дер Пален, однако, в скором времени отправил императору ходатайство о прощении для Чичагова, к тому времени тяжело заболевшего в равелине, доложив, что тот раскаивается в своём поступке. Император принял это прошение и в июле 1799 года приказал освободить Чичагова, сказав при встрече: «Позабудем, что произошло, и останемся друзьями». Император при этом также разрешил ему жениться и 2 июля того же года вновь принял его на службу во флот в звании контр-адмирала, восстановив и в должности командира экспедиции к берегам Англии. Чичагов с вверенной ему эскадрой и десантными войсками в скором времени вышел из Кронштадта и направился к острову Тексель, а в 1800 году возвратился в Санкт-Петербург, став начальником защиты Кронштадта.

После убийства Павла I и вступления на российский престол Александра I, Чичагов сразу оказался в числе приближённых императора: уже в 1801 году он был назначен в его свиту, а в 1802 году занял должность члена Комитета по образованию флота и был назначен докладчиком Александру I по делам этого Комитета. В октябре того же года он был назначен управляющим делами вновь учреждённой Военной по флоту канцелярии, в ноябре получил звание вице-адмирала, в декабре был назначен министром морских сил. По причине этих быстрых успехов, открытого высказывания симпатий к английским порядкам и отстаивания идеи освобождения крестьян, он в скором времени вновь, как и при Павле I, нажил себе при дворе множество врагов - однако, со стороны императора пользовался большим доверием. Известно, что между ними велась переписка.

На посту министра морских дел Чичагов вёл энергичную деятельность: строил эллинги, следил за развитием техники и вводил различные усовершенствования в морской практике, неоднократно направлял в Государственный Совет записки и мнения по морским вопросам. В 1807 году ему было пожаловано звание адмирала. Будучи членом Государственного Совета и Кабинета Министров, Чичагов постоянно спорил со многими своими коллегами, и эти столкновения привели в конце концов к взятию им в 1809 году отпуска, на время которого он отбыл за границу и фактически отошёл от службы, а в 1811 году он по собственному прошению был уволен с поста министра морских сил. По возвращении из-за границы, был назначен «состоять при особе Государя Императора» постоянно дежурным генерал-адъютантом, то есть ежедневно в 11 часов утра должен был являться во дворец и высказывать собственное мнение по различным текущим вопросам.

Участие в войне с Наполеоном[править | править вики-текст]

В апреле 1812 года Александр I назначил Чичагова командующим Дунайской армией, Черноморским флотом и генерал-губернатором Молдавии и Валахии, приказав осуществить разработанный лично им план военных действий, составленный императором под влиянием недовольства медлительностью Михаила Кутузова.

Отправляя Чичагова на юг, Александр I напутствовал бывшего морского министра словами: «Я Вам не даю советов, зная, что Вы - злейший враг произвола»[2]. Отбыв 2 мая из Санкт-Петербурга, Чичагов уже 11 мая прибыл в Яссы, однако Кутузов ещё до его прибытия заключил мир с Оттоманской Портой, поэтому ему оказалось нечего делать на берегах Дуная, а план императора остался неосуществлённым.

И. А. Крылов
Щука и Кот

Беда, коль пироги начнет печи сапожник,
А сапоги тачать пирожник:
И дело не пойдет на лад,
Да и примечено стократ,
Что кто за ремесло чужое браться любит,
Тот завсегда других упрямей и вздорней;
Он лучше дело всё погубит
И рад скорей
Посмешищем стать света,
Чем у честных и знающих людей
Спросить иль выслушать разумного совета.

Зубастой Щуке в мысль пришло
За кошачье приняться ремесло.
Не знаю: завистью её лукавый мучил
Иль, может быть, ей рыбный стол наскучил?
Но только вздумала Кота она просить,
Чтоб взял её с собой он на охоту
Мышей в анбаре половить.
«Да полно, знаешь ли ты эту, свет, работу? —
Стал Щуке Васька говорить. —
Смотри, кума, чтобы не осрамиться:
Недаром говорится,
Что дело мастера боится». —
«И, полно, куманёк! Вот невидаль: мышей!
Мы лавливали и ершей». —
«Так в добрый час, пойдём!» Пошли, засели.
Натешился, наелся Кот,
И кумушку проведать он идёт;
А Щука, чуть жива, лежит, разинув рот,-
И крысы хвост у ней отъели.
Тут видя, что куме совсем не в силу труд,
Кум замертво стащил её обратно в пруд.
И дельно! Это, Щука,
Тебе наука:
Вперёд умнее быть
И за мышами не ходить.

Во время Отечественной войны 1812 года Чичагов получил печальную известность, по причине чего Пётр Бартенев в предисловии к XIX-му тому «Архива князя Воронцова» оставил о нём следующее мнение: «Чичагов принадлежит к скорбному списку русских людей, совершивших для Отечества несравненно менее того, на что они были способны и к чему были призваны»[4]: речь идёт о его вине в неудачном для Российской империи исходе сражения при Березине, когда французы из-за медлительности преследовавших их русских войск сумели переправить основные силы через эту реку. Но уже в XIX веке историками высказывались предположения, что его вина в случившемся намного меньше, чем это было принято предполагать.

К моменту прибытия Чичагова в Борисов, положение дел на этом участке фронта было крайне тяжёлым: генерал Карл Ламберт, который должен был командовать авангардом, был ранен, что не позволяло ему принимать участие в сражении. Александр Ланжерон не распорядился отдать приказ об осмотре и изучении местности будущего сражения, а времени для проведения инженерных работ не оставалось, поскольку атака неприятеля могла начаться в любой момент. Земля промёрзла на значительную глубину, а в армии нашёлся лишь один офицер-инженер, способный руководить постройкой укрепления. Все эти обстоятельства делали для Чичагова фактически невозможным выполнение данных ему приказов, а именно — обустройства укреплённого лагеря под Борисовым и возведения укреплённых дефиле со стороны Бобра, которые должны были остановить французскую армию, и впоследствии блокировать пути отхода наполеоновских войск через Березину, для чего армия под командованием Чичагова должна была, действуя совместно с армией Витгенштейна, нанести удар в тыл французским войскам. Оценив ситуацию, Чичагов в итоге решил отказаться от исполнения этого плана и отправил дивизию авангарда под командованием заменившего раненого Ламберта Павла Палена для изучения местности. Однако, едва контингенты Палена выступили из Борисова, как почти сразу же столкнулись с армией маршала Удино и были вынуждены отступить, потеряв до 600 человек убитыми и ранеными и оставив в руках противника весь свой обоз.

К тому времени как Чичагов возвратился из города Игумена, куда отправлялся по приказу Кутузова, в тщетной надежде преградить путь Наполеону, - Борисов уже был занят французами. Увидев это, он тут же решился атаковать их и, по некоторым данным, обратился к своему начальнику штаба Ивану Сабанееву со следующими словами: «Иван Васильевич, я во время сражения не умею распоряжаться войсками, примите команду и атакуйте»[5]. Сабанеев повёл войска в атаку на французов, но был разбит по причине несоразмерности в силах. Этот бой французы впоследствии описывали как крупную победу, в российской же печати цифры потерь Палена увеличили до 2000 человек, и в таком виде известие об этом поражении дошло до столицы. С этого момента Чичагов стал пользоваться дурной славой. После Березины общественность возложила на Чичагова всю вину за поражение, и он сделался предметом множества разнообразных насмешек, шуток, эпиграмм и даже «героем» басни Крылова, выставлявшей Чичагова в весьма неприглядном свете. Некоторые открыто обвиняли бывшего адмирала в измене, что не соответствовало действительности. При этом даже Кутузов отмечал, что выполнить первоначальный план не позволили ошибки не только Чичагова, но и Витгенштейна, не желавшего объединяться с ним, а также отсутствие взаимодействия между отдельными войсковыми подразделениями.

Эмиграция и последние годы[править | править вики-текст]

В феврале 1813 года Чичагов получил бессрочный отпуск во Францию — по болезни, с сохранением содержания, после чего более не возвращался в Россию. Последние годы своей жизни он провёл в Италии и во Франции, где жил преимущественно в Париже или в окрестностях французской столицы, местечке Ссо, где близко сошёлся с другим высокопоставленным в прошлом изгнанником, графом Ростопчиным.

Адмирал Чичагов после Березинской передряги невзлюбил Россию, о которой, впрочем, говорят, отзывался он и прежде свысока и довольно строго. Петр Иванович Полетика, встретившись с ним в Париже и прослушав его нарекания всему, что у нас делается, наконец сказал ему с своею квакерскою (а при случае и язвительною) откровенностью: «Признайтесь, однако же, что есть в России одна вещь, которая так же хороша, как и в других государствах». — «А что, например?» — спросил Чичагов. «Да хоть бы деньги, которые вы в виде пенсии получаете из России».

П. А. Вяземский

Когда на российский престол взошёл Император Николай I, он отменил выделяемое Чичагову содержание из казны. В 1834 году Чичагов ослеп, в последние годы жизни жил у своей младшей дочери, графини Екатерины дю Бузе (du Bouzet), жены французского моряка.

С 1816 года Чичагов стал писать свои воспоминания — «Записки» — то на итальянском, то на французском и английском языках, начав их с года рождения своего отца (1726) и доведя до 1834 года, когда ослеп. В них он сообщил много ценных исторических фактов из эпох царствования Екатерины II, Павла I и Александра I, давая характеристики многим государственным деятелям и приводя множество подробностей, основанных на неизвестных дотоле документах и письмах.

Семья и характер[править | править вики-текст]

И. Мартос. Надгробие Чичаговой.

По воспоминаниям современников, Чичагов был умным и образованным человеком, честным и «прямого характера». К «придворным знатным льстецам относился с большим невниманием, а к иным — даже с пренебрежением»; с низшими и подчинёнными был приветлив[6].

Жена — англичанка Элизабет Проби (ум. 1811), дочь капитана Чарльза Проби, начальника Четемского порта. У супругов родились три дочери — Аделаида, или Адель (1800), Юлия (1802) и Екатерина (1806).

Мемуары[править | править вики-текст]

«Записки адмирала Чичагова, заключающие то, что он видел и что, по его мнению, знал» (неполная часть его обширных мемуаров), увидели свет в «Русском архиве» (1869—1870) и в «Русской старине»: за 1886 год — тома 50, 51 и 52, за 1887 год — том 55, и за 1888 год — тома 58, 59 и 60. Отдельно был издан первый выпуск «Архива адмирала П. В. Чичагова» (Санкт-Петербург, 1885).

«Записки» Чичагова сохранила и приводила в порядок его младшая дочь, — супруг которой (дю Бузе), воспользовавшись несколькими отрывками их, напечатал в 1858 году брошюру «Memoires de l’amiral Tchitchagoff», где Чичагов был выставлен «хулителем» России. Очистить своего отца от этой клеветы Екатерине удалось только через суд. Несколько писем к Чичагову от императора Александра I было напечатано в «Русской Старине» (1902, № 2).

Примечания[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]

Логотип Викитеки
В Викитеке есть тексты по теме
Чичагов, Павел Васильевич

Литература[править | править вики-текст]