Владимир (Путята)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Владимир Путята
Владимир Путята
Имя при рождении Всеволод Владимирович Путята
Рождение 2 (14) октября 1869
Смерть 5 февраля 1936(1936-02-05) (66 лет)
Commons-logo.svg Владимир Путята на Викискладе

Монах Влади́мир (в миру Все́волод Влади́мирович Путя́та; 2 [14] октября 1869, Москва — 5 февраля 1936, Киров) — лишённый сана епископ Русской православной церкви. В 1918 году, не признав решения о лишении его сана, основал «Народную церковь» в Пензе, слившуюся в 1922 году с обновленчеством, откуда в 1934 году перешёл в григорианский раскол. Перед смертью покаялся и принят в Московский Патриархат как простой монах.

Биография[править | править код]

Родился 2 октября 1869 года в Смоленской губернии. Был сыном простого дворянина, но многие считали, будто Всеволод происходил из княжеского рода Путят, известного со времен святого князя Владимира. Мать его была еврейка.

Получил блестящее воспитание и всестороннее образование. С юности превосходно владел французским, английским и немецким языками; имея большие способности к языкам, он изучил итальянский язык и превосходно владел древними языками греческим и латинским. Обладал редкой красотой и выдающейся завидной внешностью. Громадным успехом он пользовался в дамском обществе, в котором он был лихим танцором и ухажёром.

В 1891 году с похвалою окончил Демидовский юридический лицей, 1897 году — Военную юридическую академию и произведён в штабс-капитаны, затем по фамильной традиции поступил офицером лейб-гвардии Преображенского полка и быстро выслужился и выдвинулся. Был близок к полковнику Преображенского полка будущему императору Николаю II, бывал у него как близкий человек и этим впоследствии кичился.

В 1898 году переведён в военно-судебное ведомство.

Будучи принятым при дворе, молодой, красивый и пронырливый поручик сумел увлечь великую княжну Елену, дочь дяди императора Николая II. Роман бурно развивался. Конец ему положила беседа с глазу на глаз с великим князем Владимиром Александровичем, где Путяте на выбор было предложено: либо уехать из России, либо пустить себе пулю в лоб.

Вскоре Всеволод бросил военную службу и в 1899 году поступил в Казанскую духовную академию. Уход в академию чрезвычайно поразил его близких и все гвардейское офицерство и высший свет, где он был принят, как «свой человек».

Священник Владимир (Путята).jpg

21 января 1900 года пострижен в монашество с именем Владимир, а 8 ноября того же года рукоположен во иеромонаха.

Академию он, без особого разрешения Святейшего Синода, окончил в два года вместо положенных четырёх лет. В 1901 году по окончании академии назначен инспектором Казанской духовной семинарии.

В 1902 году определён настоятелем церкви при Русском посольстве в Риме с возведением в сан архимандрита.

Здесь Путята трудился над своей магистерской диссертацией. Его знание языков и разные возможности открыли ему двери русских и иностранных архивов и библиотек, и он смог использовать даже в Италии недоступные для большинства студентов академии книжные и рукописные материалы.

В 1906 году за труд на тему «Государственное положение Церкви и религии в Италии», получил научную степень магистра богословия.

В Риме, как прекрасно владевший итальянским языком, он сблизился с высшим обществом столицы. Его похождения кончились тем, что сам Папа Римский написал российскому послу, что дальнейшее пребывание любвеобильного священнослужителя в Ватикане нежелательно. По ходатайству русского посла в Италии «за соблазнительное поведение» был уволен с должности настоятеля посольской церкви и отчислен в распоряжение Святейшего Синода. Вскоре «как бы на исправление», Путята был назначен настоятелем посольской церкви в Париже. Но здесь повторилась та же история, как и в Риме. Скандал, связанный с любовными похождениями Владимира во Франции, получил широкую огласку, и он, обременённый долгами от светской жизни не по средствам, был так же отозван в распоряжение Синода. Благодаря его связям при дворе эти случаи не помешали его духовной карьере.

6 августа 1907 года в Свято-Троицком соборе Александро-Невской Лавры хиротонисан во епископа Кронштадтского, четвёртым викарием Санкт-Петербургской епархии с поручением заведовать всеми русскими заграничными церквами в Европе за исключением церквей, находящихся в Афинах и Константинополе. Чин хиротонии совершали: митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Антоний (Вадковский), Архиепископ Тверской и Кашинский Николай (Зиоров), архиепископ Карталинский и Кахетинский Никон (Софийский), архиепископ Финляндский и Выборгский Сергий (Страгородский) и Северо-Американский архиепископ Платон (Рождественский).

С 6 февраля 1909 года — третий викарий, с 30 декабря — второй.

Став архиереем, он продолжал быть кумиром в окружающем его дамском обществе Петербурга, а в ревизионных разъездах по заграничным церквам, он последующие годы продолжал жить «в своё удовольствие». И он снова и «немного» забылся и просчитался.

С 18 февраля 1911 года — епископ Омский и Павлодарский.

Духовенство, хотя и знало, что он перемещён в Омск не за блистательную церковную административную работу в прошлом, а за какие-то грешки, однако боялось его. Здесь он впервые проявил себя в других формах, на новом месте он стал проявлять себя как «опытный администратор». Он не терпел возражений, был всегда требователен, особенно внедрял в сознание духовенства дисциплину. Его чарующий баритональный и властный голос, иногда дополнял движение его глаз, которые метали порой такие повелевающие искры, что все недосказанное архиереем достаточно восполнялось этим блеском живых чёрных глаз. Он был дивный брюнет с отпущенными бакенбардами под Александра II, и все его лицо дышало прежней красотой. В эти два года пребывания в Омске чарующий его образ был незабываем для многих женщин, посещавших храм, где он служил, и его апартаменты в архиерейском доме. Он любил и умел принимать у себя гостей, и тонко разбирался при выборе к себе приближённых. Он не любил долго и много говорить и, тем более, убеждать. Поэтому распоряжения его были краткими, ясными и лаконичными. Резолюции его отличались теми же качествами его души и характера. И за это духовенство также не любило его.

С 8 марта 1913 года переведён из обширной богатой Омской епархии в небольшую и малообеспеченную Полоцкую.

В Витебске он прослужил два года. Эти годы он употребил на укрепление своего пошатнувшегося положения в высших сферах Петербурга. В течение только одного года совершил 38 поездок в Петроград, то есть полгода провёл в поездках, так как при каждой поездке, отнимавшей у него на дорогу со сборами около двух суток, он ещё по несколько дней гостил в Петрограде.

11 июля 1914 года был возведён в сан архиепископа и перемещён в богатую кафедру Донскую и Новочеркасскую.

Свои поездки в Петроград он совершал и из Новочеркасска. С первых же дней своего прибытия в столицу Войска донского Новочеркасск, он не стал ладить с Наказным атаманом Войска донского. Сошелся с блиставшей своей красотой и знатностью, княгиней Долгорукой, от которой имел незаконную дочку. Наказной атаман представил Св. Синоду жалобу на непозволительные деяния архиерея и требовал убрать его как соблазнителя кн. Долгорукой.

Под давлением других жалоб и общественного мнения, Св. Синод определил 10 января 1915 года Владыку Владимира перевести на Пензенскую кафедру с явным понижением. 1 февраля прибыл в Пензу[1].

В архиерейском доме нередко собирались дамы. Захаживала туда и графиня Толстая с 16-летней дочерью Еленой. Архиепископ сам бывал у Толстых, предложив давать девице уроки Закона Божия. За растление дочери мать выгнала его из дому и в апреле 1916 года подала на него жалобу в Святейший Синод. Разбирательство длилось долго. В марте 1917 года Синод отстранил Владимира от Пензенской кафедры.

Не подчиняясь административным распоряжениям Св. Синода, стал самочинно управлять епархией. Патриарх Тихон дважды вызывал Путяту в Петроград, но тот не поехал.

По совокупности с жалобами духовенства и верующих Донской и Пензенской епархий, он был в 1918 году судим Поместным Собором и лишён сана епископа, но оставлен в монашестве. Священный Всероссийский Собор постановил удалить бывшего Архиепископа Владимира из Пензы «с правом пребывания во Флорищевой пустыни в течение трёх лет».

Епископ Алексий (Симанский) в 1918 году написал[2]:

Итак, Владимир Путята принял достойное воздаяние за свои злохудожества. И не жаль его. Можно все понять и извинить, но нечистой жизни, нарушения монашеского подвига обетного извинить нельзя; ведь это всецело во власти самого человека и зависит от того, как человек себя направляет и как блюдет себя. И долг Церкви — очищать епископат от подобных нечестивцев, дерзающих попирать величайшую благодать. Но как он сам теперь уложится в рамки рядового монаха, в уединенной обители? Помоги ему Бог не пасть духом.

Решению Собора не подчинился, в монастырь не переехал, а тотчас же при поддержке ВЧК организовал в Пензе «Свободную народную церковь». Власти, стремившиеся расколоть православную церковь изнутри, отдали «народной церкви» кафедральный собор Пензы. В срочном заседании Собор «за неподчинение и презрение канонических правил (как лишённый сана)» отлучил его от Церкви.

В последующие годы он продолжал свои деяния в Пензе, ездил в столицу, где безрезультатно хлопотал о пересмотре своего дела.

Феликс Дзержинский в декабре 1920 года так охарактеризовал деятельность Путяты: «Исполкомдух принял ложное направление и стал приспособлять православную Церковь к новым условиям и времени, за что был нами разгромлен, а отцы духовные, вроде архиепископа Владимира (Путяты) Пензенского, оказались несостоятельными по той простой причине, что у него как у заклятого врага советской власти не оказалось достаточной смелости духа и воли для того, чтобы развернуть свою работу во всю ширь и глубь и нанести Церкви сокрушительный удар; вместо этого Путята склочничает и нашёптывает в ВЧК на Тихона, в то же время сам практически ничего не делая для разрушения Церкви»[3].

В первых числах марта 1922 года Путята, по воспоминаниям современников, покинул Пензу[4].

После того как обновленцы получили государственную поддержку, Путята сразу же к ним присоединился, даже на несколько дней приезжал в Пензу к своим «друзьям», подал заявление в обновленческий Священный Синод о пересмотре своего дела, и Президиум ВЦС восстановил его в епископстве и назначил его архиепископом Саратовским.

Вскоре он был снова назначен архиепископом Пензенским и членом обновленческого священного синода, но в Пензу не поехал.

В 1923 году был участником I обновленческого собора, на котором подписал акт о низложении святейшего Патриарха Тихона.

2 ноября 1923 года сделал попытку провести «торжественное богослужение» в кафедральном соборе Архангельска. «Из-за крайнего возбуждения молящихся, вызванного его появлением» Путята был выведен из алтаря через чёрный ход и получил от совета собора рекомендацию больше не являться в храм. В местное отделение ГПУ поступил донос от обновленцев о существовании в Архангельске организации «монархической окраски», а именно «Объединённого совета верующих». Результатом доноса стал арест почти всего православного духовенство города во главе с епископом Варсонофием (Вихвелиным)[5].

Рассорившись с обновленцами, поддерживаемый узким кругом своих сторонников, Путята в 1926 году самочинно объявил себя архиепископом Уральским.

Осенью 1928 года Владимир Путята принёс келейное покаяние заместителю Местоблюстителя патриаршего престола митрополиту Сергию и был принят как монах. Отбывая епитимью, служил псаломщиком в подмосковном селе[6]. Подавал дважды ходатайство во Временный Патриарший Священный Синод о пересмотре своего дела и о восстановлении в сане епископа. И дважды митрополит Сергий предлагал архиепископу Иувеналию (Масловскому) рассмотрение жалобы Путяты и быть докладчиком Священному Синоду по его ходатайству. Рассмотрение жалобы монаха Владимира Путяты дважды слушалось на сессиях Священного Синода, но каждый раз Св. Синод выносил отказ о восстановлении его в епископстве в связи с сомнениями в искренности его раскаяния.

После вторичного отказа Владимир Путята послал жалобу на Священный Синод Православной Церкви Константинопольскому Патриарху. Не получая ответа из Константинополя, он стал хлопотать о визе на выезд в Константинополь. Но не имея поддержки в лице Местоблюстителя, потерпел и здесь неудачу.

В 1934 году Владимир Путята начал служить в григорианских храмах города Томска. Был григорианским «митрополитом Томским и всея Сибири».

13 (26) июня 1934 года по представлению Новосибирского Преосвященного, митрополит Сергий и Временный Патриарший Священный Синод объявили «монаха Владимира Путяту отпавшим от Святой Церкви и лишённым христианского погребения в случае нераскаянности».

После крушения ВВЦС остался практически без средств к существованию. Под конец жизни он отошёл от всяких попыток о своём восстановлении и переехал на жительство в Омск.

Верующие узнали его, хотя и значительно постаревшего. Прежние поклонники и почитательницы поддерживали его существование. Внешне смиряя себя, он имел привычку в воскресные и праздничные дни стоять на паперти среди нищих и с протянутой рукой элегантно громко напоминать о себе великими словами: «ради Христа» подайте на пропитание. Иногда он прибавлял — «потерпевшему за правду». Верующие щедро и с избытком оделяли его деньгами и продуктами. Но постепенно он терял силы, слабел и уже реже стал приходить в храм. Нужда незаметно подкрадывалась к нему, бывшие «друзья» стали оставлять его, стали редеть и ряды бывших поклонниц, и угас он навсегда на глазах и руках немногих из его некогда многочисленных почитателей. После 1934 года в заключении.

Перед смертью покаялся перед протоиереем Вениамином Тихоницким, который принял его в сане монаха и напутствовал перед кончиной. В 1943 году Патриарший Местоблюститель митрополит Сергий (Страгородский) по этому поводу писал: «Без Вас Владимиру угрожала смерть вне Св. Церкви. Известие о сделанном Вами заставило многих из нас радостно перекреститься: Слава Господу, не хотящему смерти грешника и устроившему Путяте христианскую кончину!»[7]

Год смерти Путяты точно не известен. Называются разные даты: февраль-март 1936 (Краснов-Левитин и Шавров), 1937 (Дворжанский А. И.) и даже начало 1941 (Следственное дело Патриарха Тихона). Согласно Пензенской энциклопедии, умер в нищете в 1937 в Вятке (Кирове)[8]. Согласно справке от 10 декабря 1969 г., подписанной начальником Центрального архива КГБ при Совете министров СССР Губановым и направленной в адрес руководства Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, Путята в 1935 г. был «осужден к 3 годам лишения свободы и, отбывая срок наказания, в 1936 г. умер»[4]. По частным сведениям он был погребен на городском кладбище. Кладбище не сохранилось.

Сочинения[править | править код]

  • «Религиозные преступления и их наказуемость по Русско-Византийскому праву». Кандидатское сочинение. 1901.
  • «Государственное положение Церкви и религии в Италии». Магистерская диссертация. Казань, 1906.
  • Отзыв о магистерской диссертации // «Православный собеседник» 1909, июль-август, с. 12, 16.

Примечания[править | править код]

  1. Архиепископ Владимир Архивная копия от 7 февраля 2015 на Wayback Machine
  2. Письма Святейшего Патриарха Алексия I Своему Духовнику
  3. История Русской Церкви. Т9, гл.2 РУССКАЯ ЦЕРКОВЬ ПРИ СВЯТЕЙШЕМ ПАТРИАРХЕ ТИХОНЕ (1917—1925) Архивная копия от 29 июня 2006 на Wayback Machine
  4. 1 2 Крапивин М. Ю. Всеволод Путята в контексте религиозной политики органов ГПУ-ОГПУ-НКВД СССР (1922—1936 гг.) — Библиотека — Церковно-Научный Центр «Православная Энциклопедия»
  5. А. Е. Колесник, М. В. Шкаровский. Варсонофий // Православная энциклопедия. — М. : Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2003. — Т. VI. — С. 679. — 752 с. — 39 000 экз. — ISBN 5-89572-010-2.
  6. http://pravoslavie58region.ru/golgofa8.pdf
  7. fra_evgeny | Архиепископ Кировский и Слободской Вениамин (фотографии и документы)
  8. А. Б. Никонов. ВЛАДИМИР (Путята Всеволод Владимирович) / Пензенская энциклопедия. М.: Научное издательство «Большая Российская энциклопедия», 2001.

Ссылки[править | править код]