Ермоген (Голубев)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Архиепископ Ермоген
Архиепископ Ермоген
34-й Архиепископ Калужский и Боровский
29 мая 1963 — 25 ноября 1965
Церковь:

Русская православная церковь

Предшественник:

Стефан (Никитин) (в/у)
Леонид (Лобачёв)

Преемник:

Донат (Щёголев)

Архиепископ Омский и Тюменский
13 июня 1962 — 29 мая 1963
Предшественник:

Сергий (Ларин)

Преемник:

Иларион (Прохоров)

Архиепископ Ташкентский и Среднеазиатский
(до 28 августа 1958 — епископ)
1 марта 1953 — 15 сентября 1960
Предшественник:

Гурий (Егоров)

Преемник:

Гавриил (Огородников)


Имя при рождении:

Алексей Степанович Голубев

Рождение:

3 (15) марта 1896(1896-03-15)
Киев, Российская империя

Смерть:

7 апреля 1978(1978-04-07) (82 года)
Жировицкий монастырь, Гродненская область, Белорусская ССР, СССР

Похоронен:

на Корчеватском кладбище Киева

Принятие монашества:

8 (21) июня 1919

Епископская хиротония:

1 марта 1953

Архиепи́скоп Ермоге́н, также Гермоген (в миру Алексе́й Степа́нович Го́лубев; 3 марта 1896, Киев7 апреля 1978, Жировицкий монастырь) — епископ Русской православной церкви; с 29 мая 1963 года — архиепископ Калужский и Боровский.

Известен своим открытым несогласием с решением Архиерейского Собора Русской православной церкви от 18 июля 1961 года о внесении изменений в Положение об управлении Русской православной церкви в части раздела IV — «О приходах».

Семья[править | править вики-текст]

Отец — профессор Киевской духовной академии и университета, доктор церковной истории С.Т. Голубев.

Брат — Владимир Голубев (1891—1914), активист монархического движения «Двуглавый орёл» в Киеве. Был студентом университета, во время Первой мировой войны прапорщик, погиб на фронте.

Образование[править | править вики-текст]

В 1915 году окончил 3-ю Киевскую гимназию с серебряной медалью и поступил в Московскую духовную академию. В 1919 году окончил академию со степенью кандидата богословия.

Священнослужитель[править | править вики-текст]

8/21 июня 1919 года епископом Феодором (Поздеевским) в московском Даниловом монастыре пострижен в монашество и им же 25 августа (7 сентября) того же года рукоположён во иеродиакона. В том же году направлен в качестве миссионера в Киево-Печерскую Лавру. 15/28 августа 1921 года в московском Успенском соборе на Крутицах Святейшим Патриархом Тихоном рукоположён во иеромонаха и определен членом Духовного Собора Киево-Печерской Лавры.

В 1921 году — участник Православного Всеукраинского Собора. 10/23 июля 1922 года митрополитом Михаилом, Экзархом Украины, возведен в сан архимандрита и назначен киевским епархиальным миссионером.

18 октября 1926 года назначен настоятелем Киево-Печерской Лавры, которая в то время насчитывала 600 с лишним человек. В связи с занятием всех лаврских храмов обновленцами, богослужения совершались в то время в Ольгинской церкви на Печерске в Киеве. Братией Лавры управлял до 1931 года включительно.

Арест, заключение в лагере, продолжение служения[править | править вики-текст]

В 1931 году арестован «за антисоветскую деятельность» и приговорен к 10 годам лагерей. В лагере у него началась тяжелая болезнь легких, в связи с которой его освободили раньше срока, в 1939 году.

С марта 1945 года был настоятелем вновь открытой Преображенской церкви в посёлке Трусово г. Астрахани. В июне того же года назначен настоятелем Покровского кафедрального собора Астрахани.

С сентября 1948 года по январь 1953 года был настоятелем собора в г. Самарканде, где у него налаживаются близкие дружеские отношения с замечательными православными подвижниками — будущим архимандритом Борисом (Холчевым), архимандритом Серафимом (Суторихиным) и профессором-филологом Алексеем Шенроком. Здесь же отец Ермоген знакомится и со священником Сергием Никитиным (впоследствии епископ Стефан), который годы спустя окажется предшественником владыки Ермогена на Калужской кафедре.

Ташкентский архиерей[править | править вики-текст]

1 марта 1953 года в московском Богоявленском Патриаршем соборе хиротонисан во епископа Ташкентского и Среднеазиатского. С ноября 1955 года по июнь 1956 года временно управлял Алма-Атинской епархией.

Начал и завершил в Ташкенте строительство обширного Успенского храма (кафедрального собора). Ввиду того, что получить от властей разрешение на такое строительство было невозможно, получил разрешение на реставрацию старой церкви, находящейся в приспособленном здании, и начал стремительное строительство собора. Храм возводился вокруг старой церкви, и до конца строительства здесь шли ежедневные службы. Когда строительство запретили, было уже поздно: храм уже стоял. Торжественное освящение собора, который «своей красотой, изяществом и величественностью превзошёл все ожидания», состоялось 4 сентября 1958 года. Накануне, перед началом всенощного бдения, был зачитан указ Патриарха о возведении епископа Гермогена в сан архиепископа[1].

Так же стремительно был построен и храм в Самарканде. Кроме вышеназванных храмов под руководством архиепископа Ермогена были построены новый собор в Ашхабаде, большая каменная крещальня в городе Фрунзе (Бишкек), отреставрированы и восстановлены храмы Красноводска и Мары.

20 февраля 1958 года вновь назначен временно управляющим Алма-Атинской епархией. 28 августа 1958 года освобожден от временного управления Алма-Атинской епархией.

В 1959 году уполномоченный по делам религии Узбекской ССР писал: «Наблюдение за деятельностью… архиепископа Ермогена убедило меня в том, что он весьма враждебно настроен к советской действительности. Не довольствуясь ролью, которая определена советским государством Церкви, Ермоген в своей деятельности грубо попирал социалистическую законность. Будучи приверженцем врага советского строя — бывшего патриарха Тихона, этот прожженный церковник стремится крестом и рублем укрепить устои РПЦ…»

15 сентября 1960 года освобожден от управления Ташкентской епархией с предоставлением отпуска, жил в монастырях в Белоруссии и Одессе.

Протоиерей Павел Адельгейм вспоминает о ташкентском периоде служения архиепископа Ермогена:

В советские времена существовал жёсткий порядок регистрации духовенства. Епископ должен был «согласовывать» кандидатуру священника прежде его рукоположения и назначения. Это кажется невероятным, но архиепископ Ермоген не подчинялся этому порядку. Он сперва рукополагал священника, а затем с указом на руках посылал за регистрацией к уполномоченному. В 1958 году, когда в храмах запрещался даже косметический ремонт, архиепископ построил в Ташкенте великолепный кафедральный собор. А ещё организовал епархиальную гостиницу, и каждый священник, приезжавший в Ташкент по вызову архиерея или по личному делу, бесплатно получал уютную комнату, завтрак, обед и ужин. Кроме того, архиепископ Ермоген распорядился приобрести причтовый дом для каждого храма Ташкентской епархии. Так что каждый священник и диакон епархии, приезжая на приход, получал благоустроенное жильё. Своим указом архиепископ запретил младшим клирикам делать подарки старшим по положению. Только старшие могли одаривать младших, стоявших ниже на служебной лестнице. Такое положение делало невозможным симонию и коррупцию. В конце концов за свою твёрдость и верность архиерейскому долгу архиепископ Ермоген лишился кафедры.[2]

Митрополит Антоний (Мельников) так отозвался о нём[3]:

…я очень люблю и ценю Владыку Ермогена, но он утопист. Он пишет свои записки Подгорному, Косыгину, Куроедову, доказывает, что по отношению к Церкви нарушается конституция и советские законы о культах. Но он не хочет понять, что если не произойдет общего и резкого изменения режима в СССР (а на это рассчитывать трудно) никакого существенного улучшения положения Церкви быть не может. Наши правители сами прекрасно понимают, что они нарушают законы, но менять своего отношения к Церкви не намерены. Писания архиепископа Ермогена их только раздражают, а Церкви никакой пользы не приносят, только наоборот.

Архиерей в Омске и Калуге[править | править вики-текст]

13 июня 1962 года назначен архиепископом Омским и Тюменским. С 29 мая 1963 года — архиепископ Калужский и Боровский.

В Калуге занимался благотворительностью, поддерживал бедные приходы, уменьшил вдвое размер «добровольно-принудительного» взноса в Фонд мира, оживил и укреплял приходскую жизнь, организовывал ремонт обветшавших храмов, привлекал в епархию молодых активных священнослужителей, имеющих духовное образование, для проживания которых в двух частных калужских домах была организована своего рода подпольная гостиница. Кроме того, начал отправлять за штат священнослужителей, скомпрометировавших себя небескорыстными «заигрываниями» с Советской властью.

В 1965 году уполномоченный по делам религии Калужской области Ф. П. Рябов так характеризовал его деятельность: «Усиливается влияние православия на население. Практически во всех церквах имело место увеличение доходности и обрядности, что в свою очередь свидетельствовало о большей посещаемости храмов верующими». В Козельском районе открыто крестилось 60% детей и в Малоярославецком — до 87%, причём ежегодно крещений становилось всё больше. Резко возросло количество верующих.

Протест и ссылка[править | править вики-текст]

Архиепископ Ермоген выразил своё несогласие с решением Архиерейского Собора Русской православной церкви от 18 июля 1961 года о внесении изменений в «Положение об управлении Русской православной церкви», касающихся раздела IV — «О приходах». В своём отзыве на решения Собора высказал мнение о том, что настоятель храма может и должен быть избираем в число членов исполнительного органа каждого храма и не должен оставаться посторонним наблюдателем, а быть активным участником как в духовной, так и в хозяйственной жизни своего прихода. Был автором письма, подписанного затем рядом архиереев, в котором содержалось это же предложение. В результате 25 ноября 1965 года был уволен на покой в Жировицкий монастырь с правом служения в нём.

Архиепископ Ермоген продолжал письменно обращаться и к Патриарху Алексию I, и в Св. Синод, а также к другим архиереям со своими предложениями по вопросам приходской жизни, а также по другим церковным вопросам Русской православной церкви. Переписка эта стала известна за пределами СССР, о ней появились материалы в зарубежной печати. После этого Св. Синод своим постановлением от 30 июля 1968 года квалифицировал деятельность архиепископа Ермогена как неполезную для Русской православной церкви[4]. Ему было определено и далее жить на покое в монастыре с предупреждением, что если он будет продолжать подобную свою деятельность, то к нему будут применены меры прещения (то есть он будет подвергнут каноническим наказаниям).

В 19771978 годах готовился к переезду на родину — в Киев — но скончался в результате сердечного приступа. Похоронен по завещанию на Корчеватском кладбище города Киева рядом с могилой В. И. Гедройц, которая, будучи врачом, спасла ему жизнь. Власти почти две недели не давали разрешения на перевоз его тела[5]. Несмотря на столь длительный срок, тело архипастыря, по воспоминаниям очевидцев, не только не подверглось тлению, но и источало благоухание[2].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Афанасий (Кудюк), архимандрит. Торжество освящения Успенского кафедрального собора г. Ташкента // Журнал Московской патриархии. 1958, № 11. С. 13—15
  2. 1 2 Сергей Серов «Псковские отцы»
  3. Тексты, справочники и документы [Pagez.ru]
  4. Стенограмма разбора дела архиепископа Ермогена (Голубева) на заседании Священного Синода 30 июля 1968 года
  5. Согласно некрологу (Афанасий (Кудюк), архимандрит. Высокопреосвященный архиепископ Ермоген (Голубев) // Журнал Московской патриархии. 1978, № 11. С. 21), отпевание владыки Ермогена было совершено в Жировицком монастыре 9 апреля, а погребение в Киеве — 11 апреля 1978 года

Ссылки[править | править вики-текст]