Зимняя сказка

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Зимняя сказка
The Winter's Tale
John Opie - Winter's Tale, Act II. Scene III.jpg
Жанр комедия
Автор Уильям Шекспир
Язык оригинала английский
Дата написания 1611
Дата первой публикации 1623
Логотип Викитеки Текст произведения в Викитеке
Логотип Викицитатника Цитаты в Викицитатнике
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

«Зи́мняя ска́зка» (англ. The Winter's Tale) — поздняя пьеса Уильяма Шекспира. Была впервые издана в 1623 году в составе Первого фолио как комедия. Позднее её жанр был определен как трагикомедия, поскольку в пьесе содержится трагический конфликт.

Создавая сказочный колорит, Шекспир не счёл нужным придерживаться реальной истории и географии Европы; Гермиона у него — дочь русского императора, Богемия находится у южного моря (это впоследствии позволило Ингеборг Бахман написать стихотворение «Богемия у моря», тот же мотив использовал Збынек Хейда в книге стихов Леди Фелтэм), а Дельфийский оракул — на острове, хватает и других неточностей.

На сюжет пьесы созданы музыкальные произведения: Джоби Тэлбот (балет, 2014), Курт Аттеберг (опера, 1920) и Карой Гольдмарк (опера, 1908).

Действующие лица[править | править код]

Ч. Р. Лесли. Флоризель и Утрата. 1837.
  • Леонт, король Сицилии.
  • Мамилий, его сын.
  • Сицилийские вельможи:
    • Камилло
    • Антигон
    • Клеомен
  • Дион.
  • Поликсен, король Богемии.
  • Флоризель, его сын.
  • Архидам, богемский вельможа.
  • Старый пастух, названный отец Пердиты.
  • Молодой пастух, его сын.
  • Автолик, бродяга
  • Моряк.
  • Тюремщик.
  • Гермиона, королева, жена Леонта.
  • Пердита (Утрата), дочь Леонта и Гермионы.
  • Паулина, жена Антигона.
  • Эмилия, придворная дама Гермионы.
  • Пастушки:
    • Мопса
    • Доркас
  • Вельможи, придворные дамы, слуги, пастухи и пастушки.
  • Время, заменяющее хор.

Сюжет[править | править код]

Леонт, король Сицилии, подозревает свою беременную жену Гермиону в измене с его другом Поликсеном, королём Богемии. Он приказывает своему приближённому Камилло отравить Поликсена, как раз находящегося с визитом на Сицилии; Камилло обещает выполнить приказ, но потом предупреждает свою жертву, и оба они бегут в Богемию. Тем временем Леонт заточает свою жену в тюрьму. Чтобы окончательно убедиться в её вине, он посылает послов к дельфийскому оракулу. Через некоторое время Гермиона рожает девочку, но Леонт не признаёт её своей дочерью. Вместо этого он приказывает другому вельможе, Антигону, отвезти её в глушь и бросить там. Леонт также начинает судебный процесс против своей жены, где обвиняет её в супружеской измене и участии в заговоре с Поликсеном и Камилло. В это время приходит ответ от оракула, который снимает вину с Гермионы, Камилло и Поликсена, а Леонта называет ревнивым тираном, который «будет жить без наследника, пока не найдёт потерянное». Сразу после оглашения прорицания приходит известие о смерти маленького сына Леонта, Мамиллия. При этой вести Гермиона падает бездыханной. Тем временем Антигон оставляет дочь Гермионы на богемском берегу, где её находит пастух. По пути к кораблю Антигон гибнет: на него нападает медведь, и он «убегает, преследуемый медведем» (exit pursued by a bear — одна из самых знаменитых ремарок Шекспира).

Проходит шестнадцать лет. Дочь Леонта и Гермионы растёт в семье богемских пастухов под именем Утрата. Юная девушка и сын Поликсена Флоризель влюблены друг в друга, но принц скрывает неподобающую любовную связь от своего отца. На празднике стрижки овец, где присутствует также весёлый карманник и бард Автолик, влюблённые встречаются вновь, и их видят переодетые Поликсен и Камилло. После того, как разгневанный король раскрывается перед Флоризелем, принц решается бежать с Утратой на Сицилию. За ними в погоню пускаются Поликсен и старый пастух, приёмный отец Утраты. И то, что он не настоящий её отец, выясняется при дворе Леонта. Леонт мирится с Поликсеном. Паулина, вдова Антигона, ведёт всех присутствующих к «мраморной статуе» Гермионы, которая внезапно «оживает».

Экранизации[править | править код]

Зимняя сказка и более поздняя английская литература[править | править код]

С легкой руки Пандосто и Шекспира вполне реальная Богемия приобрела репутацию сказочной страны, в которой возможны всякие чудеса. Именно поэтому она стала родиной и других персонажей литературных произведений. Оттуда, из шекспировской сказочной страны, а не из реальной провинции Австро-Венгрии «прибыли» в Англию герой рассказов Роберта Льюиса Стивенсона принц Флоризель («Клуб Самоубийц»; «Алмаз раджи»), а также персонаж Артура Конан Дойла, король Богемии Вильгельм Готтсрейх Сигизмунд фон Ормштейн («Скандал в Богемии»).

Примечания[править | править код]

Традиционно считается что эта пьеса абсолютно не имеет реальной основы: описанные в ней события никогда не происходили, а искать исторические прототипы героев пьесы бесполезно». Например, в  своём «Путеводителе по Шекспиру» А. Азимов утверждал, что ««Зимняя сказка – чистейшая фантазия. Но тут он ошибался. В «Зимней сказке» Гермиона говорит:

«Моим отцом был русский император.

О, если б был он жив, и слышал здесь

Допрос любимой дочери…»

Был ли в истории случай, когда русская принцесса, ставшая супругой правителя если не самой Чехии, то граничащих с ней земель оказалась жертвой жестоких притеснений?

Да, такая история действительно имела место. Произошло это с Еленой Ивановной, дочь великого князя Всея Руси Ивана III и Софьи Палеолог и жена великого князя литовского (с 1495 г.) и короля польского (с 1501 г.) Александра Ягеллона, которая и стала прототипом (хоть и весьма отдалённым) несчастной Гермионы. Заключая брак Александр обязался не принуждать Елену к переходу в католичество, но в полной мере своего слова не сдержал. Елена Ивановна, обладая многочисленными имениями и большим богатством, оказывала поддержку православной церкви, а католики, внедрявшие на западнорусских территориях свою веру, противились этому и требовали, чтобы король или заставил жену принять католичество или конфисковал всё её имущество. Паписты даже отказались короновать Елену только за то, что она сохранила верность православию. Сменить веру её уговаривали и её муж Александр Ягеллон, и местные католические иерархи и даже сам папа Александр VI Борджиа (письменно). Но всё было бесполезно. Елена осталась верна православию, а  притеснения, чинимые католиками православному населению (и лично Елене) вызвали новую войну меж Россией и Литвой. Россия вышла из этой войны победительницей и в итоге, при заключении нового мира, Елена Ивановна оказалась необходимой как очень влиятельная посредница. В результате положение Елены ненадолго улучшилось.

После смерти мужа Елена, владения которой принялись грабить польские паны, решила уехать в Россию. Этому воспротивился её деверь Сигизмунд I, новый король Польши и великий князь Литовский, которому очень не хотелось возвращать в Россию приданое Елены. В 1511 году она попыталась бежать, но была арестована по приказу Сигизмунда. Вся принадлежавшая ей казна была конфискована. В 1513 году Елена, как свидетельствуют польские источники, была отравлена.

В уже весьма искажённом виде эта трагическая история попала в роман Роберта Грина «Пандосто, или триумф времени», так же издававшийся под названием «История о Дорасте и Фавнии». Отметим, что у Грина в Богемии происходит трагическая часть повествования, а на Сицилии – лирическая. Впоследствии Шекспир перенёс трагические события на Сицилию а лирические –  в Богемию, которой в реальной истории правил старший из братьев мужа Елены Александра, Владислав. Младший же брат Александра Сигизмунд владел землями в Силезии, территории пограничной с Чехией. Так что можно с достаточным к тому основанием утверждать, что шекспировский Клеонт это «коктейль» из трёх братьев Яггелонов – Александра, Владислава и Сигизмунда, а Гермиона, как уже говорилось, это сама Елена Ивановна.

Отметим ещё один момент. В шекспировскую «Богемию» герои пьесы прибывают на корабле. Реальная Богемия выхода к морю не имела, (как не имеет и сейчас). А вот Великое Княжество Литовское владело и частью балтийского берега и, правда, довольно теоретически, куском черноморского побережья. Намного проще предположить, что Грин и Шекспир вовсе не вспоминали стародавний (уже и на тот момент) и очень кратковременный эпизод чешской истории, когда Богемия ненадолго заполучила под свой контроль кусок Адриатического берега, а попросту перепутали Чехию и Литву.

Ссылки[править | править код]