Эта статья входит в число хороших статей

Эней

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эней
др.-греч. Αινείας
лат. Aeneas
Aeneas Latium BM GR1927.12-12.1.jpg
Высадка Энея в Лации
Пол мужской
Отец Анхис
Мать Афродита
Супруга Креуса, Лавиния
Дети Асканий
Commons-logo.svg Иллюстрации на Викискладе

Эне́й (др.-греч. Αἰνείας, лат. Aenēās) в древнегреческой мифологии — герой Троянской войны из царского рода дарданов, в древнеримской — легендарный предок основателей Рима Ромула и Рема, который привёл спасшихся троянцев из разрушенного в ходе Троянской войны города в Италию.

Согласно легендам, сын богини любви Венеры. Скитания Энея легли в основу эпической поэмы Вергилия «Энеида», указывающей на предопределённое богами происхождение Рима, а также прославляющей потомка, через «божественного» приёмного отца Юлия Цезаря, Октавиана Августа. В поэме приведены легенды, дающие обоснование извечной вражде между Римом и Карфагеном, а также возникновению латинов.

Культ Энея относится к одному из древнейших на территории современной Италии. В Древнем Риме он был особо популярен среди патрициев, считавших себя потомками энеатов — спутников Энея, прибывших из Трои.

Происхождение и ранние годы[править | править код]

Картина «Венера и Анхис» Бенджамина Роберта Хейдона 1826 года

Эней был потомком Дардана, родоначальника народа дарданов на северо-западе Малой Азии. У внука Дардана Троса родилось трое сыновей — Ил, Ассарак и Ганимед. Внука Ассарака Анхиса увидела и полюбила богиня любви Венера. Представившись дочерью фригийского царя Отрея, она соблазнила Анхиса на вершине горы Иды[1], где тот играл на кифаре, после чего открыла ему правду о своём божественном происхождении[2].

В IV Гомеровском гимне Афродита говорит, что назвала мальчика Энеем (др.-греч. Αἰνείας — «ужасный»), так как осознаёт ужас своего безрассудного поступка — забеременеть от смертного[3]. Эта версия этимологии имени Энея получила наибольшее распространение[4]. Согласно тому же гомеровскому гимну, Энея после рождения вскормили и воспитали горные нимфы. В пятилетнем возрасте его отдали отцу, который стал жить с ним в Трое[5].

Согласно древнегреческой поэме «Киприи» Эней участвовал в экспедиции троянцев в Спарту, во время которой Парис похитил Елену[6].

Троянская война[править | править код]

Федерико Бароччи. Бегство Энея из Трои

Будучи родственником троянского царя Приама и его сына Гектора, Эней участвовал в Троянской войне против объединённых сил греков во главе с Агамемноном. Согласно Псевдо-Аполлодору, Эней прибыл на помощь троянцам лишь на десятый год войны[7]. Во время боевых схваток боги дважды спасали Энея от неминуемой смерти. Первый раз его защитили Афродита и Аполлон от Диомеда[8]. Во второй раз Посейдон спас Энея от ярости Ахилла, вынеся с поля боя[9][10].

Когда греки, использовав военную хитрость, захватили Трою, Энею удалось покинуть город. Он стал предводителем уцелевших троянцев и возглавил их в поисках нового дома. Античные источники по-разному описывают спасение Энея из Трои. Согласно Вергилию, в общей панике Энею удалось вынести на плечах из города своего престарелого отца Анхиса, а также сына Юла. Жена Креуса отстала и погибла в пылающей Трое[11]. Диодор Сицилийский и Клавдий Элиан приводят другой миф о спасении. Эней с частью троянцев заняли часть города и успешно оборонялись от греков. Эллины предложили осаждённым покинуть город, взяв с собой столько, сколько они смогли унести. В то время, как остальные воины несли с собой драгоценности, Эней вынес своего престарелого отца. Поражённые благородством этого поступка греки разрешили ему повторно вернуться и вынести то, что он посчитает нужным. Тогда он вернулся и забрал отеческие святыни, что вызвало к нему ещё большее уважение[12][13][14][15].

Скитания Энея[править | править код]

«Энеида» Вергилия[править | править код]

Жан-Жозеф Тайлассон[en]. Вергилий читает «Энеиду» Августу и Октавии. 1787
Карта скитаний Энея согласно «Энеиде» Вергилия

Описание скитаний Энея приведено у многих античных писателей. Наиболее известное произведение «Энеида» Вергилия отображает официальную идеологическую политику периода правления Октавиана Августа[16][17]. В качестве римского эпоса «Энеида» указывала на предопределённое богами происхождение Рима, а также прославляла одного из его потомков через «божественного» приёмного отца Юлия Цезаря, Октавиана Августа[18].

Выбравшись из Трои, Эней собрал других уцелевших жителей города и построил двадцать кораблей. Вначале он пристал к берегам Фракии, надеясь найти приют у местного царя Полимнестора. Он был зятем последнего троянского царя Приама. К нему троянцы отправили царевича Полидора с золотом. Когда до фракийского царя дошла весть о гибели Трои, то он приказал убить Полидора, а золото забрал в свою казну. Узнав о вероломстве Полимнестора, Эней покинул земли Фракии и отправился в дальнейший путь[19].

Прибыв на священный остров Делос, Эней получил от Аполлона прорицание плыть в Италию, ошибочно истолкованное им как направление на Крит. Эней с уцелевшими троянцами даже попытались основать поселение на Крите, но, поняв свою ошибку, отправились в дальнейшее путешествие. Обогнув Пелопоннес, троянцы перезимовали на Закинфе. С наступлением весны корабли под предводительством Энея отправились дальше. Пройдя остров Лефкас, они подошли к мысу Акциум и высадились в Амбракии[20].

Там Эней с частью воинов отправились в Додону, где располагался оракул Юпитера. Там, неожиданно для себя, они встретили Гелена и Андромаху. Бывшие троянцы рассказали, что после взятия Трои их поработил сын Ахилла Неоптолем. После смерти последнего Гелен стал царём и взял в жёны вдову Гектора Андромаху. Обладавший даром прорицания Гелен предупредил Энея о том, что для того, чтобы обосноваться в Италии и стать предком великого народа, последнему необходимо высадиться на западном побережье Италии, а не восточном[21].

Древнеримская фреска «Эней и Дидона»

Затем корабли под предводительством Энея обогнули Италию с юга и вышли на побережье Сицилии. К этому времени относится смерть Анхиса. Юнона, испытывая ненависть к троянцам, обратилась к богу ветров Эолу с просьбой не дать Энею возможности доплыть до Италии. Он выпустил на волю все ветры одновременно, что вызвало шторм. В страхе за сына Венера обратилась к богу морей Нептуну, который и утихомирил водную гладь. Из-за бури Эней вместе с уцелевшими троянцами оказался у берегов Африки, где в это время царица Дидона занималась строительством нового города Карфагена[22].

Чтобы уберечь сына от возможных враждебных действий местных жителей, Венера поспособствовала тому, что Дидона полюбила Энея. До этого первая царица Карфагена была замужем за Акербантом, которого убил её брат и царь Тира Пигмалион. Сбежав из Тира, Дидона поклялась никогда никого не любить, дабы не осквернять память о своём первом муже. Сестра царицы Анна убедила Дидону не противиться зову сердца, так как Карфаген был окружён врагами, и помощь мощного защитника, такого как Эней, была для города весьма полезной. Когда во время охоты началась гроза, то Дидона и Эней укрылись в пещере, где и предались любви. После этого троянец стал соправителем царицы Карфагена[23].

Однако такое развитие событий никак не согласовывалось с планами богов. Юпитер отправил к Энею Меркурия с приказом продолжить путь. Эней был вынужден повиноваться. Дидона впала в ярость и, не выдержав мук попранной любви, покончила с собой. Перед смертью она прокляла Энея и весь его род. Во время Пунических войн эта легенда служила одним из обоснований противостояния между Римом и Карфагеном[24].

Александр Убелески[en]. Эней и Анхис в царстве мёртвых

Доплыв до побережья Кампании, Эней высадился около Кум и встретился с местной прорицательницей кумской сивиллой. Она подтвердила согласие богов дать возможность Энею основать в Италии новый город. Когда Эней захотел узнать больше о судьбах своих потомков, то сивилла предложила ему посетить загробный мир. Вместе с прорицательницей они спустились в загробный мир, где встретили Анхиса. Тот показал своему сыну души ещё неродившихся потомков, вплоть до Октавиана Августа. Также Энею предсказали, что город будет основан там, где он увидит белую свинью с тридцатью поросятами, а также там, где троянцы съедят собственные столы[25].

Вскоре, когда троянцы сошли на берег в царстве Латина, они испекли лепёшки и разложили их на свежесорванных листьях сельдерея. Сначала они съели лепёшки, а затем закусили сельдереем, тем самым выполнив часть пророчества. Одновременно с этим, Асканий увидел огромную белую свинью с выводком из тридцати поросят. Эней, увидев исполнение пророчества, отправил послов к царю Латину[26].

Латин принял троянцев весьма дружелюбно. До этого он получил предсказание от Фавна о том, что к нему прибудет чужеземец, который станет его зятем и предком великого народа. В то же время жена Латина Амата не одобряла воодушевления мужа. Юнона, стремившаяся любым путём помешать возрождению Трои на новом месте, послала богиню мщения Алекто к жениху дочери Латина Турну. Одновременно с этим она подстроила смерть любимого всеми итальянцами оленя от руки Аскания. Когда все италийцы выступили против чужеземцев, то Латину ничего не оставалось, как подчиниться общему порыву негодования. Армия италийских народов во главе с Турном выдвинулась против прибывших троянцев[27].

Эней и Турн. Картина Луки Джордано

Эней начал спешно искать союзников. Сначала он обратился к престарелому Эвандру, который предоставил в его распоряжение отряд со своим сыном, или внуком, Паллантом. Также Эвандр посоветовал обратиться к этрусскому царю Тархону, которого угнетал присоединившийся к Турну Мезенций. Тем временем, войска, предводителем которых был Турн, напали на троянцев. Они уже ворвались в их лагерь, когда прибыл Эней с подкреплением. Бой принял новый оборот. Боги создали призрак Энея, который заманил Турна на корабль, после чего обрубили канат, и корабль уплыл в море. Лишившись военачальника, италийцы отступили[28].

Однако на этом война не закончилась. Вернувшийся из плавания, Турн вновь собрал войско. В разгар новой битвы Эней поклялся, что в случае победы троянцы ассимилируются с италийцами в единый народ, а название троянцев не сохранится. Этим он умилостивил Юнону, которая хотела полной гибели Трои. Во время сражения Турн убил Палланта, а сам погиб в поединке с Энеем. Палланта похоронили на холме, названном в его честь Палатином. На гибели Турна и, соответственно, победе Энея и заканчивается эпическое произведение Вергилия[29].

Скитания Энея, согласно версиям других античных источников[править | править код]

В «Истории от основания города» Тита Ливия в описании пути Энея в Италию отсутствует указание на посещение Карфагена и знакомство с Дидоной. После высадки в Лации местный царь аборигенов Лация Латин собрал войско, чтобы дать отпор пришельцам. До сражения дело не дошло, так как оба правителя нашли общий язык и скрепили союз свадьбой между дочерью Латина Лавинией и Энеем. В её честь и был назван новый город Лавиний. Вскоре на аборигенов Лация и троянцев напали рутулы под предводительством Турна. Рутулы проиграли битву, во время которой погиб царь Латин. Турн заключил союз с этрусским царём Мезенцием. Перед угрозой новой войны Эней объединил троянцев и аборигенов в единый народ латинов[30].

Сражение с объединённым войском рутулов и этрусков было удачным для латинов, однако в его ходе погиб Эней, которого похоронили рядом с рекой Нумицией[en]. Сын Энея, то ли от Креусы, то ли от Лавинии, Асканий покинул Лавиний и основал новый город Альба-Лонгу. Его потомками стали Ромул и Рем, основавшие Рим[31].

Дионисий Галикарнасский в целом повторяет версию Вергилия, за исключением посещения Карфагена. Он дополняет легенду рядом деталей, в том числе перечислением городов, которые Эней основывал по пути из троянцев, которые в силу тех или иных причин не могли продолжить путешествие[32]. По прибытии в Италию Эней вступает в союз с Латином, который на тот момент вёл войну с рутулами. Для Латина прибывшее издалека подкрепление оказывается весьма кстати, и он отдаёт замуж за Энея свою дочь Лавинию[33]. После смерти Латина Эней, как зять последнего, становится царём объединённого народа аборигенов и троянцев — латинов. Во время войны он погибает, а царство наследует Асканий[34], который основывает новый город Альба-Лонгу, куда и переселяет латинов[35].

Логическое завершение мифа относительно жизни Энея содержится в «Метаморфозах» Овидия. Венера уговорила своего отца Юпитера принять её сына в пантеон. После проведения соответствующего ритуала Эней превращается в божество, которого римляне назвали Индигетом[36].

Почитание[править | править код]

Венера, посещающая своего сына Энея. Миниатюра из рукописи Vergilius Romanus. V в. н. э.

Культ Энея был популярен в Лавинии, о чём свидетельствуют археологические находки[37]. Также он почитался этрусками. Возможно, основой этрусской (и, позже, римской) легенды о переселении Энея в Италию является факт переселения туда самих этрусков из Восточного Средиземноморья, где обитали родственные им народы[38]. Культ Энея слился с более древним культом божества-прародителя народа Индигета[39]. Впоследствии понятие «индигет» разделилось и стало относиться к нескольким наиболее чтимым богам пантеона, в который входил и Эней[40].

Культ Энея в Древнем Риме был особо популярен среди патрициев. Римская знать считала себя потомками энеатов — спутников Энея, прибывших из Трои[41], в отличие от плебса, не обладающего соответствующей генеалогией. В противовес патрициям плебс считал, что Рим обязан всем в первую очередь их предкам — товарищам Ромула, примкнувшим к легендарному основателю Рима[42]. Таким образом, на определённом этапе истории Древнего Рима одновременно существовали плебейские и патрицианские культы, в которых Эней пользовался большим почитанием среди знати[37].

Патрицианский род Юлиев возводил свою генеалогию к Энею и его матери Венере. Своё название, по преданию, он получил от Аскания, взявшего себе имя Юла[43]. В связи с этим Гай Юлий Цезарь считал своей покровительницей Венеру, в честь которой начал строить Храм Венеры-Прародительницы в Риме[44][45], а также помещал её изображение на большинство монет[46][47].

В императорскую эпоху спасение Энеем своего престарелого отца стало символом выполнения своего долга, чему древние римляне уделяли большое значение и даже создали культ богини благочестия и исполнения долга Пиетас[48]. Более того, с приходом к власти Октавиана Августа добродетель пиетас, предполагавшая благочестие, уважение отношения и привязанность к богам, стране, родственникам и предкам — в особенности родителям[49] — стала частью официальной государственной пропаганды. Первый император стремился укрепить позиции поддерживающих его мелких и средних землевладельцев, для которых архаичные семейные отношения имели не только моральное, но и экономическое значение. При том уровне развития общества сильная власть отца семейства или господина обеспечивала наиболее эффективное ведение хозяйства. Соответственно, способствующая этому добродетель пиетас приобретала большое значение. Будучи тесно связанной с «римским мифом», пиетас предполагала почитание и трепетное отношение к римской религии и культам[50]. Персонификацией пиетас в этот период официальная пропаганда представляет Энея, что и находит отображение в «Энеиде» Вергилия[51].

Эней на монетах Древнего Рима[править | править код]

Денарий Юлия Цезаря с изображением Венеры на аверсе и Энея с Анхисом и палладиумом на реверсе

Первые монеты с изображением Энея отчеканили при Юлие Цезаре. На них Эней изображён несущим Анхиса со священным Палладием в руках[52][53]. В качестве олицетворения благочестия и преданности группу Энея с Анхисом и Асканием поместили на монеты императоров Гальбы[54], Траяна[55] и Антонина Пия[56][57]. Кроме общеимперских, Эней также встречается и на провинциальных монетах Апамеи[58].

Трактовка мифа в Новое и Новейшее время[править | править код]

Амфора, найденная в области Этрурии, датированная предположительно 510 г. до н. э., с изображением Энея, который выносит своего отца Анхиса из Трои

Отношение к мифу об Энее, как о легендарном предке римского народа, на протяжении столетий менялось. В XVXVI столетиях увлечённые античностью учёные и философы периода Ренессанса воспринимали на веру любые рассказы античных писателей. Эней и его спутники были для них такими же историческими личностями, как и действительно существовавшие римские полководцы и императоры[38].

В конце XVII и начале XVIII столетия отношение к мифу об Энее поменялось. Его стали отвергать, как таковой, который не имеет исторической основы. Итальянский философ и основоположник философии истории и этнической психологии Джамбаттиста Вико воспринимал рассказ об Энее как неправдоподобную легенду, обусловленную «тщеславием нации», стремлением древних римлян связать свою историю с древнегреческим эпосом. При этом он допускал наличие какой-то исторической основы в сказании об Энее[38].

До середины XX столетия среди историком преобладало убеждение о возникновении легенды об Энее в III столетии до н. э. на фоне проникновения греческой религии в римские верования, обусловленного желанием римлян связать свою историю с легендарной Троей[38][59].

Открытия археологов в древних городах Апеннин, заключающиеся в находках 58 этрусских ваз с изображением Энея 520—450 гг. до н. э.[60], стелы с посвящением Энею на месте древнего Лавиния VI столетия до н. э., заставили по-другому взглянуть на древнюю легенду[38][61]. Это дало основание утверждать о происхождении мифа об Энее у этрусков, который впоследствии взяли и интерпретировали исходя из собственных верований римляне. Также эти артефакты стали дополнительным аргументом теории о происхождении этрусков из мигрировавших из области Восточного Средиземноморья пеласгов[60][62]:217—224, 234[63]. Популярность мифа в среде римлян, по мнению Е. М. Штаерман, была связана с пенатами — вывезенными Энеем фигурками богов-покровителей всего римского народа из Трои, которые хранились в сокровенном месте храма Весты[59][64].

В литературе[править | править код]

В «Божественной комедии» Данте Алигьери Эней находится в первом круге ада, который населяют некрещёные младенцы и добродетельные нехристиане. Сюжет «Энеиды» Вергилия в конце XVIII столетия стал основой ироикомической поэмы Н. П. Осипова «Вергилиева Энеида, вывороченная наизнанку», а также поэмы-бурлеска «Энеида» И. П. Котляревского. Последняя считается первым произведением, написанным на украинском языке[65].

Примечания[править | править код]

  1. Гесиод. Теогония. 1009—1010
  2. Циркин, 2000, с. 184.
  3. Гомеровы гимны. IV. 192—255
  4. Faulkner Andrew. The Homeric Hymn to Aphrodite: Introduction, Text, and Commentary. — Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 2008. — P. 257. — 342 p. — (Oxford Classical Monographs). — ISBN 0199238049.
  5. Гомеровы гимны. IV. 256—280
  6. Киприи. Синопсис. Фрагмент 1
  7. Псевдо-Аполлодор. Эпитома III. 34
  8. Гомер. Илиада. Песнь пятая. 311—442
  9. Гомер. Илиада. Песнь двадцатая. 260—324
  10. Louden Bruce. Aeneas in the Iliad: The One Just Man (англ.) // 102nd Annual Meeting of the Classical Association of the Middle West and South. — Gainesville, Florida, 2006. — 6—8 April.
  11. Вергилий. Энеида. Книга вторая
  12. Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. Книга VII, фрагмент 4
  13. Клавдий Элиан. Пёстрые рассказы. Книга III. 22
  14. Циркин, 2000, с. 189.
  15. Нейхардт, 1990, с. 518—519.
  16. Тронский И. М. Вергилий // История античной литературы: учебник для вузов. — М.: Юрайт, 2017. — С. 376. — 489 с. — (Авторский учебник). — ISBN 978-5-534-04848-3.
  17. Вергилий // Литературная энциклопедия. — Издательство коммунистической академии, 1929. — Т. 2. — Стб. 162—166
  18. Николай Петрович Обнорский. Эней, в мифологии // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1904. — Т. XLa. — С. 822—823.
  19. Циркин, 2000, с. 189—190.
  20. Циркин, 2000, с. 190—191.
  21. Циркин, 2000, с. 190—192.
  22. Циркин, 2000, с. 192.
  23. Циркин, 2000, с. 192—193.
  24. Циркин, 2000, с. 193—194, 506.
  25. Циркин, 2000, с. 194.
  26. Циркин, 2000, с. 194—195.
  27. Циркин, 2000, с. 195.
  28. Циркин, 2000, с. 195—196.
  29. Циркин, 2000, с. 196—197.
  30. Тит Ливий. Книга I. 1—2
  31. Тит Ливий. Книга I. 2—3
  32. Дионисий Галикарнасский. Римские древности. Книга I. 49—54
  33. Дионисий Галикарнасский. Римские древности. Книга I. 56—60
  34. Дионисий Галикарнасский. Римские древности. Книга I. 64
  35. Дионисий Галикарнасский. Римские древности. Книга I. 66
  36. Овидий. Метаморфозы. Книга XIV. 582—608
  37. 1 2 Штаерман, 1987, с. 12.
  38. 1 2 3 4 5 Немировский, 1974.
  39. Штаерман, 1987, с. 27.
  40. Штаерман, 1987, с. 33.
  41. Штаерман, 1987, с. 111.
  42. Штаерман, 1987, с. 135.
  43. Badian E. From the Iulii to Caesar // A Companion to Julius Caesar (ed. by M. Griffin). — Malden; Oxford: Wiley-Blackwell, 2009. — P. 11.
  44. Stamper J. W. The Temple of Venus Genetrix and the Forum Julium // The Architecture of Roman Temples: The Republic to the Middle Empire. — Cambridge: Cambridge University Press. — P. 92—93. — ISBN 0-521-81068-x.
  45. Woolf G. An Imperial People // Rome: An Empire's Story. — Oxford • New York: Oxford University Press, 2012. — ISBN 978-0-19-977529-3.
  46. Мэттингли, 2005, с. 62.
  47. Мэттингли, 2005, с. 132.
  48. Штаерман, 1987, с. 213.
  49. Pietas (англ.). britannica.com. Encyclopaedia Britannica. Дата обращения 5 декабря 2018.
  50. Штаерман, 1987, с. 167—168.
  51. Derks T. 2.1. Ideology and World View of the Roman State // Gods, Temples, and Ritual Practices: The Transformation of Religious Ideas in Roman Gaul. — Amsterdam: Amsterdam University Press, 1998. — P. 31—34. — ISBN 90-5356-254-0.
  52. Silver Denarius, Africa, 47 B.C. — 46 B.C. (англ.). numismatics.org. American Numismatic Society. Дата обращения 1 декабря 2018.
  53. Мэттингли, 2005, с. 69.
  54. RIC I (second edition) Galba 483. OCRE (Online Coins of the Roman Empire). Дата обращения 1 декабря 2018.
  55. RIC II Trajan 801. OCRE (Online Coins of the Roman Empire). Дата обращения 1 декабря 2018.
  56. RIC III Antoninus Pius 91. OCRE (Online Coins of the Roman Empire). Дата обращения 1 декабря 2018.
  57. Мэттингли, 2005, с. 135.
  58. Мэттингли, 2005, с. 170.
  59. 1 2 Штаерман, 1987, с. 9.
  60. 1 2 Mountford P. Aeneas: an etruscan foundation legend // 32nd Annual Conference of the Australasian Society for Classical Studies / Edited by Anne Mackay. — 2011.
  61. The interpretation of Aeneas` myth // The Etruscan World / edited by Turfa J. M. — New York: Routledge, 2013. — P. 108. — ISBN 978-0-415-67308-2.
  62. Beekers R. The Prehistory of the Lydians, the origin of the etruscans, Troy and Aeneas // Bibliotheca Orientalis. — 2002. — Т. LIX, № 3—4. — С. 205—242.
  63. Galinsky J. K. Sicily, Etruria and Rome // Aeneas, Sicily and Rome. — Princeton: Princeton University Press, 1969. — P. 123—132.
  64. Lindner, 2015, p. 15.
  65. Мальцева О. Поема І. Котляревського "Енеїда" як репрезентація української національної ідентичності // Філософія. — 2009. — Липень — серпень (№ 5 (96)). — С. 98—102.

Источники и литература[править | править код]

Источники[править | править код]

Литература[править | править код]