Информационная война

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Информационная война (англ. Information war) — англоязычный термин, описывающий противоборство сторон посредством распространения специально подготовленной информации и противодействия аналогичному внешнему воздействию на себя.

Содержание понятия[править | править код]

Понятие информационная война исторически является переводом термина «information and psychological warfare» с английского языка и может звучать и как «информационное противоборство», и как «информационная, психологическая война», в зависимости от контекста конкретного официального документа или научной публикации[1].

Так, согласно определению Манойло А. В. (2005) информационная война это процесс противоборства человеческих общностей, направленный на достижение политических, экономических, военных или иных целей стратегического уровня, путём воздействия на гражданское население, власти и (или) вооружённые силы противостоящей стороны, посредством распространения специально отобранной и подготовленной информации, информационных материалов, и, противодействия таким воздействиям на собственную сторону. Термин «информационно-психологическая война» был заимствован в русский язык из словаря военных кругов США[1].

Согласно работе Георгия Почепцова (2000), частично цитирующий работу Завадского И. И.(1996)[2] представлено определение информационной войны как имеющей наступательные и оборонительные составляющие; которая начинается с целевого проектирования и разработки своей "Архитектуры командования, управления, коммуникаций, компьютеров и разведки", обеспечивающей лицам, принимающим решения, ощутимое информационное превосходство во всевозможных конфликтах"[3].

Смежные понятия
  • используется смежный термин психологическая война как психологическое воздействие на гражданское население и (или) военнослужащих другого государства с целью достижения политических или чисто военных целей[4].
  • используется смежный термин информационно-психологическая война, который Сергеев И. В. определяет как конфликт, возникающий в социальной, политической или военной сфере общественных отношений, охватывающий все уровни их структуры и затрагивающий фундаментальные основы общественного бытия, характеризующийся высоким уровнем интенсивности и поражающей степенью[5].

Отличие от обычных войн[править | править код]

Согласно работе Георгия Почепцова (2000) различия между обычной войной и информационной войной могут быть скомпонованы в семь блоков[6]:

  1. информационная война имеет гибкий арсенал вооружений и высокую непредсказуемость;
  2. в информационной войне возможен лишь поэтапный захват территорий;
  3. в информационной войне есть возможность многократного захвата одних и тех же людей (или отдельных тематических аспектов в их сознании), работает нечеткая логика;
  4. в информационной войне воюющие стороны невозможно выделить по признаку принадлежности к какой-либо группе или выполнения определенной социальной роли;
  5. в информационной войне воздействие на противника неощутимо и может облекаться в доброжелательную форму;
  6. в информационной войне воздействия избирательны и охватывают различные слои населения по-разному;
  7. в информационной войне основной опасностью является отсутствие видимых разрушений. В результате защитные механизмы общества не активируются.

История[править | править код]

Явление информационной войны в истории человечества не ново; российские исследователи А. Д. Васильев и Ф. Е. Подсохин пишут в этой связи: «античные авторы во всех красках описывали агитационные кампании, деморализующие и таким образом ослабляющие противника, либо наоборот — поднимающие боевой дух соотечественников»[7].

Ее проявление было зафиксировано во время Крымской войны (1853—1856), когда сразу после Синопского сражения английские газеты в отчётах о сражении писали, что русские достреливали плававших в море раненых турок[8].

Тем не менее, понятие информационной войны появилось относительно недавно — когда информационные методы общественно-политического (противо)действия получили крайне широкое распространение, а социальные исследования достигли определённого прогресса. Так, в 1970 году — в разгар «Холодной войны» — канадский исследователь медиа М. Маклюэн отмечал: «Третья мировая война — это партизанская информационная война, где нет различия между военными и гражданскими» (World War III is a guerrilla information war, with no division between military and civilian participation).[9] Васильев — Подсохин, говоря об информационных войнах современности, ссылаются[7] на российского социального исследователя А. А. Зиновьева — который отмечает «стремительный прогресс средств сбора, обработки и распространения информации, прогресс средств коммуникации, прогресс средств манипулирования массами людей и других факторов контроля за людьми» как факторы роста контролируемости человеческих объединений[10]. Ещё одним фактором, способствующим «повсеместному применению информационных методов противодействия», по Зиновьеву в интерпретации Васильева — Подсохина, стало влияние массовой культуры на стандартизацию образа жизни людей[7].

Основные черты[править | править код]

В информационной войне могут участвовать как созданные властями структуры, так и отдельные сообщества, группы и лица[11]. Информационная война непрерывна и проводится не только во время вооружённой борьбы, но и в мирное время[11][12]. Информационная война — самый жесткий вид информационного противоборства[11].

Как правило, методами информационной войны являются вброс дезинформации или представление информации в выгодном для себя ключе[11]

Информационная война в рамках смежных наук[править | править код]

В рамках национальной безопасности (как менеджмент возможных угроз, в т.ч. формируемых в информационной сфере) одним из способов избежания угроз является «закрытие информации» и её обыгрывание (лечение). При этом данная борьба не сводится к задачам отрицательного толка, но включает «позитивную» работу по созданию и поддержке: текстов, сообщений и каналов распространения информации. В качестве примеров работы по данному направлению Георгий Почепцов (2000) рассматривает украинский опыт создания Концепция национальной безопасности, работу российской специальной комиссии в 1995 году по теме мифологии чеченского кризиса[13].

См. также[править | править код]

Смежные темы
Темы, составной частью которых является информационная война

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Манойло А.В. Информационно-психологическая война: факторы, определяющие формат современного вооруженного конфликта. Киев: psyfactor.org (2005). — Материалы V Международной научно-практической конференции «Информационные технологии и безопасность», вып. №8, 2005 г., с. 73-80.. Дата обращения: 29 мая 2020.
  2. Завадский И.И. Информационная война - что это такое? // "Конфидент". - 1996. - № 4. - С. 14
  3. Почепцов, 2000, Глава 1. … методологические основания.
  4. В. Г. Крысько. Словарь-справочник по социальной психологии. — Издательский дом "Питер", 2003. — 422 с. — ISBN 978-5-314-00021-2.
  5. Сергеев И. В. Информационно-психологическая война как форма эскалации межгосударственных конфликтов (рус.) // Информационные войны. — 2015. — № 2(34). — С. 38 – 41. — ISSN 1996-4544. Архивировано 8 января 2017 года.
  6. Почепцов, 2000, Глава 1. … Модель информационной войны.
  7. 1 2 3 А. Д. Васильев, Ф. Е. Подсохин. Информационная война: лингвистический аспект // Политическая лингвистика. — 2016. — № 2 (56). — С. 10—16.
  8. The Crimean War 1854/56 and Australian Involvement
  9. M. McLuhan. Culture is Our Business. — New York, 1970 (цит. по переизданию 2015 года, с. 66) (англ.)
  10. А. А. Зиновьев. На пути к сверхобществу. Цит. по электронной версии, с. 164.
  11. 1 2 3 4 Силков, 2003.
  12. Прокофьев, 2003.
  13. Почепцов, 2000, Глава 2., § Информационная составляющая национальной безопасности.

Литература[править | править код]

на русском языке
на других языках
  • Influence warfare. How terrorists and governments fight to shape perceptions in a war of ideas. Ed. by JJF Forest. — Westport — London, 2009
  • Information operations. Warfare and the hard reality of soft power. Ed. By L. Armistead. — Washington, 2004
  • Information warfare. Separating hype from reality. Ed. by L. Armistead. — Washington, 2007
  • Ideas as weapons. Influence and perception in modern warfare. Ed. by GJ David Jr., TR McKeldin III. — Washington, 2009
  • Armistead L. Information operations matters. Best practices. — Washington, 2010
  • Arquilla J., Ronfeldt D. The emergence of noopolitik. Toward an American information strategy. — Santa Monica, 1999
  • Arquilla J., Ronfeldt D. Cyberwar is coming! / / In Athena’s camp. Preparing for conflict in the information age. Ed. By J. Arquilla, D. Ronfeldt. — Santa Monica, 1997)
  • (Arquilla J., Ronfeldt D. The advent of netwar. Ed. by J. Arquilla, D. Ronfeldt. / / Networks and netwars. — Santa Monica, 2001
  • Thomas TL Dragon bytes. Chinese information-war theory and practice. — Fort Leavenworth, 2004
  • Mikhailov A. P., Petrov A. P., Proncheva O. G., Marevtseva N. A. A Model of Information Warfare in a Society Under a Periodic Destabilizing Effect // Mathematical Models and Computer Simulations. 2017. Vol. 9. No. 5. P. 580—586.
  • Mikhailov A. P., Petrov A. P., Pronchev G. B., Proncheva O. G. Modeling a Decrease in Public Attention to a Past One-Time Political Event // Doklady Mathematics. 2018. Vol. 97. No. 3. P. 247—249.
  • Petrov A. P., Maslov A. I., Tsaplin N. A. Modeling Position Selection by Individuals during Information Warfare in Society // Mathematical Models and Computer Simulations. 2016. Vol. 8. No. 4. P. 401—408.
  • Petrov A., Proncheva O. Modeling Propaganda Battle: Decision-Making, Homophily, and Echo Chambers // Communications in Computer and Information Science. 2018. Vol. 930. Springer. P. 197—209.

Ссылки[править | править код]