Информационная война

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Информационная война (англ. Information war) — термин, имеющий два значения:

  1. Процесс противоборства человеческих общностей, направленный на достижение политических, экономических, военных или иных целей стратегического уровня, путём воздействия на гражданское население, власти и (или) вооружённые силы противостоящей стороны, посредством распространения специально отобранной и подготовленной информации, информационных материалов, и, противодействия таким воздействиям на собственную сторону. Термин «информационно-психологическая война» был заимствован в русский язык из словаря военных кругов США. Перевод этого термина («information and psychological warfare») с английского языка может звучать и как «информационное противоборство», и как «информационная, психологическая война», в зависимости от контекста конкретного официального документа или научной публикации[1].
    В этом смысле также используется термин психологическая война — психологическое воздействие на гражданское население и (или) военнослужащих другого государства с целью достижения политических или чисто военных целей[2].
  2. Целенаправленные действия, предпринятые для достижения информационного превосходства путём нанесения ущерба информации, информационным процессам и информационным системам противника при одновременной защите собственной информации, информационных процессов и информационных систем[3].

История[править | править вики-текст]

Одно из первых задокументированных проявлений информационной войны[нет в источнике 936 дней] было зафиксировано во время Крымской войны (1853—1856), когда сразу после Синопского сражения английские газеты в отчётах о сражении писали, что русские достреливали плававших в море раненых турок[4].

Основные черты информационной войны[править | править вики-текст]

  • Информационная война ведётся между человеческими общностями, имеющими собственные системы власти, обладающими разными, в чём-то взаимоисключающими, антагонистическими системами ценностей, включающими идеологию и систему власти. Такими общностями являются признанные и непризнанные государства, союзы государств, стороны гражданской войны, экстремистские, в том числе террористические организации, стремящиеся к насильственному захвату власти, сепаратистские, освободительные движения.
  • Противоборство в информационном пространстве сопровождает и обеспечивает поддержку противоборства, реализующегося в базовых сферах жизни и деятельности: политической, экономической, военной и других.
  • На стратегическом уровне информационная война ведётся с целью разрушения ценностей, в первую очередь антагонистических, противостоящей стороны, в том числе для замены на собственные, разрушения потенциала противостояния противника, подчинения его ресурсов, для обеспечения возможности их использования в собственных интересах.
  • В информационной войне могут участвовать, как созданные властями структуры, так и отдельные сообщества, группы и лица[5].
  • Информационная война непрерывна и проводится не только во время вооружённой борьбы, но и в мирное время[5][6].
  • Информационная война самый жесткий вид информационного противоборства[5]. Не существует общепризнанных юридических, моральных норм и ограничений на способы и средства ведения информационной войны, они ограничены только соображениями эффективности.
  • В информационной войне используется весь спектр средств, от самых «грязных», прямой лжи, до «тонких» способов подачи информации с истинным содержанием: форм, последовательности, повторения, подбора временной структуры, чередования и т. д., а также блокирования распространения нежелательной информации, её интерпретации, особенно спорной информации. В массовом порядке проводится односторонняя подача информации, очистка её от сведений, не отвечающим интересам своей общности, «обеление» информации о своей стороне и «очернение» о противной. Общим для средств нападения в информационной войне является то, что они манипулируют сознанием.
  • В число средств информационной войне не входят терроризм, экономические и дипломатические средства борьбы, применение психоактивных веществ, подкуп, физическое воздействие, финансирование радикалов, агентов влияния и т. п. Однако указанные воздействия в той или иной комбинации применяются параллельно, одновременно и в комплексе со средствами информационной войны.
  • Объектом воздействия может являться как массовое сознание всего противостоящего сообщества, отдельных его слоев, так и групповое — наиболее важных уязвимых групп, и индивидуальное — лиц, от решения которых зависит принятие решений по вопросам, интересующим воздействующую сторону (президент, премьер-министр, глава МИД, дипломатические представители, главы воинских формирований и т. п.).
  • Информационное воздействие направлено на модификацию ментальных моделей (моделей мира) людей в выгодном для воздействующей стороны направлении.
  • Информационное воздействие направлено на дестабилизацию общности, разрушение его целостности, моральных устоев, доверия, главного составляющего социального капитала общности, дефрагментацию, внесение и усиление разлада и раскола в нём, разжигание раздора и вражды, «натравливание» одних слоев на другие.
  • Информационное воздействие может осуществляться как на фоне информационного шума, так и в условиях информационного вакуума.
  • Навязывание чуждых целей — это то, что делает информационную войну войной и отличает её от обычной рекламы, а также пропаганды, которые могут проводится в интересах воздействуемой стороны, например, пропаганда здорового образа жизни.
  • Орудиями ведения информационной войны являются любые средства распространения и передачи информации — от СМИ до почты и сплетен.
  • Информационное воздействие содержит искажение фактов и (или) навязывает подвергающимся ему эмоциональное восприятие, выгодное воздействующей стороне.
  • С точки зрения динамики развития процесс противоборства в информационной войне представляет собой некоторую разновидность «большой» игры, в которой участвуют две и более сторон и множество участников, ведущих борьбу за реализацию своих интересов, и, соответственно, в каком-то приближении может быть исследован с помощью теории игр. Вследствие конфликтного характера, информационная война описывается игрой с нулевой суммой.

Методы ведения информационных войн[править | править вики-текст]

Как правило, методами информационной войны являются вброс дезинформации или представление информации в выгодном для себя ключе[5]. Данные методы позволяют изменять оценку происходящего населением территории противника, развивать пораженческое настроение, и, в перспективе, обеспечить переход на сторону ведущего информационное воздействие. В качестве примера можно привести «прелестные письма», в которых Степан Разин призывал всех ищущих воли на свою сторону, выдавая себя за восстановителя справедливости, борца с предавшей царя местной властью. С появлением средств массовой информации и общим повышением уровня грамотности в XX веке ведение информационной войны стало более эффективным. Ярким примером изменения общественного сознания является деятельность Йозефа Геббельса, рейхсминистра народного просвещения и пропаганды. Кроме традиционных средств массовой информации, в настоящее время эффективным инструментом информационной войны являются соцсети, что особенно ярко проявилось в ходе так называемой «арабской весны».

Информационно-психологическая война[править | править вики-текст]

На сегодняшний день существует множество определений информационно-психологической войны, например Сергеев И.В. определяет её как конфликт, возникающий в социальной, политической или военной сфере общественных отношений, охватывающий все уровни их структуры и затрагивающий фундаментальные основы общественного бытия, характеризующийся высоким уровнем интенсивности и поражающей степенью.[7]

Холодная война[править | править вики-текст]

Примером информационной войны считается Холодная война 1946—1991 годов (точнее, её идеологический аспект). Часть исследователей считает, что распад СССР был обусловлен не только амбициями республиканских элит и экономическими причинами, но и применением странами Запада информационных методов, которые способствовали началу внутриполитических процессов (возможно, что и вызвали их), закончившихся перестройкой и распадом СССР[8].

КГБ СССР осуществлял так называемые «активные мероприятия» по воздействию на зарубежное общественное мнение, а также на отдельных лиц, государственные и общественные организации.

Наше время[править | править вики-текст]

Примером информационной войны также считаются и «информационно-психологические операции» (термин среди военных США), которые проводит Министерство обороны США в наше время, к примеру, в Ираке.

«Минобороны США заплатит частным подрядчикам в Ираке до 300 млн долларов за производство политических материалов, новостей, развлекательных программ и социальной рекламы для иракских СМИ, чтобы привлечь местное население к поддержке США», — пишет 3 октября 2008 газета The Washington Post[9].

Ярким примером информационной войны является арабо-израильский конфликт. Противоборствующие стороны используют в своих интересах разнообразные информационные ресурсы: печатную прессу, телевидение, радио, интернет. Активно в информационной борьбе используются хакерские атаки: так, израильская организация JIDF — «Еврейские силы интернет-обороны» — заблокировала действие интернет-сообщества «Израиль не страна!», размещённого в социальной сети Facebook и насчитывающего более 45 тысяч пользователей, а группа израильских хакеров «Gilad Team», взломавших более 15 сайтов, разместила на их страницах израильский флаг и слоган «Взломано». В свою очередь пропалестинские хакеры во время операции «Литой свинец» взломали несколько тысяч израильских сайтов; как сообщало информационное агентство Ynet, более 750 израильских сайтов были взломаны за первые сутки военного столкновения. Арабские СМИ активно используют различного рода сфабрикованные видеоролики, индустрия которых получила ироническое название «Палливуд». Некоторые из них вызывали и вызывают широкий общественный резонанс.

Во время Вьетнамской войны правительство Северного Вьетнама проводило меры, направленные на сокрытие потерь от американских бомбардировок. Как отмечал Виктор Теплов, специалист из научно-технической группы при военном атташе СССР в ДРВ: «Вьетнамцы прикладывали много усилий, чтобы внушить населению и американцам, что бомбардировки не достигают целей. <…> В их официальных сообщениях тщательно перечислялись потери от очередного американского налёта: один буйвол, три свиньи, семь кур, человеческих жертв — нет. Причём, количество животных в этих сводках тоже строго лимитировалось»[10].

В ходе гражданской войны в Анголе в феврале 1988 года кубинской ПВО был сбит южноафриканский истребитель-бомбардировщик. Его обломки впоследствии выдавались за обломки многих других самолётов, о сбитии которых заявляли кубинцы[11].

Во время военной операции НАТО против Югославии в 1999 году югославские СМИ незадолго до прекращения бомбардировок сообщали о том, что ПВО страны уничтожила более 160 натовских самолётов и вертолётов[12]. Сразу после прекращения бомбардировок начальник югославского генштаба Драголюб Ойданич объявил о 68 сбитых самолётах и вертолётах[13], а год спустя эта цифра была уменьшена до 37[12][14].

Грузино-осетинский конфликт 2008 года[править | править вики-текст]

Информационная война также шла во время грузино-осетинского конфликта в августе 2008 года. Так, Михаил Саакашвили поначалу заявлял:

На нашу территорию вторглись более 80 тысяч солдат, было введено более трёх тысяч единиц бронетехники и ещё около тысячи бронемашин стояло у наших границ. Наши территории бомбили несколько десятков, а может, и сотен самолётов, которые совершили более 200 боевых вылетов. Реально это была попытка искоренения и уничтожения нашего народа.

— Михаил Саакашвили[15]

Это не соответствовало действительности: Южная Осетия — 3 тыс. личного состава[16] и не меньше 20 танков и 25 САУ[17], Абхазия — 5 тыс. личного состава[18], контингент России — 15 тыс. личного состава[19].

В ноябре 2008 года на заседании временной парламентской комиссии по изучению августовских событий Михаил Саакашвили утверждал, что против Грузии «воевали 95 % боеспособных частей вооружённых сил России»[20], при этом, по словам М. Саакашвили, грузинской армией было «сбито 17—19 летательных аппаратов. 58-я российская армия фактически была сожжена 4-й грузинской бригадой»[20], в связи с чем «…после уничтожения 58-й армии Россия … выпустила более половины запаса своих „Искандеров“»[20].

Впоследствии Михаил Саакашвили заявлял:

До сегодняшнего дня многие европейцы не понимают, как могли вообще грузины даже подумать о том, что за независимость стоит бороться против 3 тысяч танков, 20 самолётов, 80 тысяч вошедших иноземцев, но если бы в нас не было боевого гена, если бы у нас не было боевых способностей, тогда мы и не существовали бы.

— Михаил Саакашвили[21]

Также М. Саакашвили выразил благодарность сенатору Маккейну за то, что тот «остановил своей деятельностью многие тысячи танков»[22]. Чуть ранее Саакашвили заявлял:

« Россия желала уничтожить Грузию и расчленить моё тело.
Михаил Саакашвили[23]
»


Американские специалисты по компьютерным технологиям неоднократно отмечали, что на сайт президента Грузии шла продолжительная кибератака со стороны России в виде увеличения ложного трафика в соотношении 5000:1, что приводило к значительному замедлению и остановке работы сервера. Также была проведена атака на сайт парламента Грузии, где были размещены изображения Саакашвили, напоминавшие Адольфа Гитлера[24][25].

Доктор социологических наук, профессор кафедры социологии РХТУ имени Д. И. Менделеева, профессор кафедры политической социологии РГГУ Г. И. Козырев в работе, посвящённой «конструированию „жертвы“ как способа создания управляемой конфликтной ситуации», пишет, что западные политики и подконтрольные им СМИ пытались представить Грузию жертвой агрессии, подвергшейся нападению со стороны России. Но эти события были лишь кульминацией длительного и сложного процесса конструирования из Грузии жертвы, который осуществляли США и их союзники. Козырев проводит сравнение с произошедшей ранее подобной операцией по конструированию жертвы из косовских албанцев, которая была проведена в Сербском крае Косово. Целенаправленное конструирование из Грузии жертвы-страны, пишет автор, по сути, началось с приходом к власти президента М. Саакашвили. Периодически инициируемые грузинской стороной провокации в отношении российских миротворцев интерпретировались западными СМИ как посягательство большой и кровожадной России на маленькую, но гордую, демократическую Грузию. То есть шла подготовка мирового общественного мнения к тому, что Россия является потенциальным агрессором, а Грузия — жертвой[26].

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. А. В. Манойло. Информационно-психологическая война: факторы, определяющие формат современного вооружённого конфликта
  2. Словарь-справочник по социальной психологии Автор: В. Г. Крысько
  3. Глоссарий.ru
  4. The Crimean War 1854/56 and Australian Involvement
  5. 1 2 3 4 Силков, 2003.
  6. Прокофьев, 2003.
  7. Сергеев И.В. Информационно-психологическая война как форма эскалации межгосударственных конфликтов // Информационные войны. - №2(34), 2015. – С. 38 – 41.. — ISSN 1996-4544.
  8. С. Г. Кара-Мурза «Манипуляция сознанием»
  9. США будут финансировать проамериканские материалы в иракских СМИ // Вести.ру, 03.10.2008 (копия)
  10. «Вьетнамские товарищи нас просто замучили» // Коммерсантъ, 07.03.2000
  11. Mirage F1 в Африке
  12. 1 2 В. Ильин. Воздушная война на Балканах.// Авиамастер. — 2001. — № 1. — С. 6.
  13. А. Соколов. Воздушные удары всё более весомы // Красная звезда, 15 января 2004)
  14. О. Божьева. Уроки Балканской войны // Независимое военное обозрение, 22 декабря 2000
  15. Ирина Инашвили. Много пядей чужой земли // Каспаров.ру ,08.09.2008
  16. Сергей Красногир. Расстановка сил. // Лента.ру, 08.08.2008). — Сравнение боевого потенциала вооружённых сил Грузии, Южной Осетии и России в зоне конфликта.
  17. Ольга Алленова. «Мы не верили, что русские введут танки» (Глава грузинского МВД проанализировал войну с Россией) // Газета «Коммерсантъ»,№ 197 (4014) от 29.10.2008
  18. Давид Петросян. Проблемы непризнанных государств на постсоветском пространстве: Южный Кавказ // Сеть этнологического мониторинга и раннего предупреждения конфликтов EAWARN Института этнологии и антропологии
  19. Виктор Баранец. Армия идет домой // Комсомольская правда, 19.08.2008
  20. 1 2 3 Против Грузии воевало 95 % вооружённых сил России — Саакашвили
  21. Саакашвили: Вероятность возобновления войны снизилась
  22. Джон Маккейн стал национальным героем Грузии
  23. Россия желала уничтожить Грузию — Саакашвили
  24. Новости на портале Fox News, 13 августа 2008 года
  25. Новости на сайте Softpedia
  26. Козырев. Г. И. Конструирование «жертвы» как способ создания управляемой конфликтной ситуации // Социологические исследования. — 2009. — № 4. — С. 63—73.

Литература[править | править вики-текст]

на русском языке
на других языках
  • Influence warfare. How terrorists and governments fight to shape perceptions in a war of ideas. Ed. by JJF Forest. — Westport — London, 2009
  • Information operations. Warfare and the hard reality of soft power. Ed. By L. Armistead. — Washington, 2004
  • Information warfare. Separating hype from reality. Ed. by L. Armistead. — Washington, 2007
  • Ideas as weapons. Influence and perception in modern warfare. Ed. by GJ David Jr., TR McKeldin III. — Washington, 2009
  • Armistead L. Information operations matters. Best practices. — Washington, 2010
  • Arquilla J., Ronfeldt D. The emergence of noopolitik. Toward an American information strategy. — Santa Monica, 1999
  • Arquilla J., Ronfeldt D. Cyberwar is coming! / / In Athena’s camp. Preparing for conflict in the information age. Ed. By J. Arquilla, D. Ronfeldt. — Santa Monica, 1997)
  • (Arquilla J., Ronfeldt D. The advent of netwar. Ed. by J. Arquilla, D. Ronfeldt. / / Networks and netwars. — Santa Monica, 2001
  • Thomas TL Dragon bytes. Chinese information-war theory and practice. — Fort Leavenworth, 2004

Ссылки[править | править вики-текст]