Ротмистров, Павел Алексеевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Павел Алексеевич Ротмистров
Rotmistrov PA.jpg
Дата рождения 23 июня (6 июля) 1901(1901-07-06)
Место рождения дер. Сковорово, Осташковский уезд, Тверская губерния, Российская империя
Дата смерти 6 апреля 1982(1982-04-06) (80 лет)
Место смерти Москва, РСФСР, СССР
Принадлежность  СССР
Род войск танковые войска
Годы службы 1919—1982 годы
Звание Главный маршал бронетанковых войск
Главный маршал бронетанковых войск
Командовал

Сражения/войны Гражданская война в России
Советско-финская война (1939—1940)
Великая Отечественная война
Награды и премии

Иностранные награды:

Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе
Учёные степени и звания
Учёная степень доктор военных наук
Учёное звание профессор

Па́вел Алексе́евич Ро́тмистров (23 июня [6 июля1901, деревня Сковорово, Тверская губерния — 6 апреля 1982, Москва) — советский военный деятель, Главный маршал бронетанковых войск (28 апреля 1962), Герой Советского Союза (1965), доктор военных наук, профессор.

Биография[править | править код]

Ротмистров родился в деревне Сковорово Тверской губернии ныне Селижаровского района Тверской области в семье сельского кузнеца[1], в которой кроме Павла были ещё 8 братьев и сестёр.

Закончил четырёхлетнюю сельскую школу. В 1916 году окончил Селижаровское высшее начальное училище[1], после чего работал на железной дороге в Пено, сплавщиком леса в верховьях Волги. В 1917 году переехал в Самару, где работал грузчиком.

Гражданская война[править | править код]

В апреле 1919 года Ротмистров был призван в ряды РККА и был зачислен в Самарский рабочий полк. В этом же году вступил в ряды РКП(б).

В ходе Гражданской войны принимал участие в боях против войск под командованием адмирала А. В. Колчака, ликвидации Мелекесского восстания и советско-польской войне. Воевал под Бугульмой в составе Самарского рабочего полка, а затем в 42-м этапном батальоне 16-й армии Западного фронта. Был направлен для обучения на Самарские советские инженерные курсы.

В 1921 году участвовал в подавлении Кронштадтского восстания. Ротмистров в числе первых ворвался в крепость. В бою был ранен, но смог лично уничтожить пулемётную точку. В 1921 году за мужество, проявленное при штурме форта № 6 во время подавления Кронштадтского восстания, награждён орденом Красного Знамени.

Межвоенное время[править | править код]

Окончил 3-ю Смоленскую пехотную школу красных командиров, после чего служил в Рязани политруком в 149-м и в 51-м стрелковых полках.

В 1924 году окончил Военную объединённую школу имени ВЦИК, после чего служил на должностях командира учебного взвода полковой школы, командира взвода 31-го стрелкового полка, помощника командира роты, командира роты и заместителя командира батальона в Ленинградском военном округе. С марта по октябрь 1928 года командовал батареей 11-го артиллерийского полка, после чего был направлен на учёбу в Военную академию имени М. В. Фрунзе. По окончании академии Ротмистров был назначен на должность начальника первой части штаба 36-й Забайкальской стрелковой дивизии, дислоцировавшейся в Чите.

Карельский перешеек. Карта боевых действий. март 1940 года

В марте 1936 года был назначен на должность начальника первого отделения штаба Отдельной Краснознамённой Дальневосточной армии, а в июне 1937 года — на должность командира 63-го Краснознамённого стрелкового полка имени М. В. Фрунзе 21-й дважды Краснознамённой Приморской стрелковой дивизии имени С. С. Каменева. В октябре 1937 года Ротмистров был отозван в Москву с Дальнего Востока и назначен на должность преподавателя тактики в Военной академии механизации и моторизации РККА имени И. В. Сталина.

Был исключён из ВКП(б) по обвинению в связях с «врагами народа» Пашковским, Валиным, Деревцовым, Сангурским, Радишевским, Ращупкиным, Дубовиком и другими, самоустранение от руководства работой 2-го отделения 1-го отдела штаба ОКДВА, и за то, что не перестроился в соответствии с решением февральского пленума ЦК ВКП(б)[2]. Однако через несколько месяцев решением Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б) Ротмистров был восстановлен в партии, а исключение из партии было заменено на объявление строгого выговора.

В 1939 году защитил диссертацию на соискание научной степени кандидата военных наук по одной из проблем применения танков на войне.

В начале 1940 года был направлен на фронт Советско-финской войны для получения боевого опыта применения танковых войск. Официально отправлен на фронт в должности командира резервной группы Северо-Западного фронта, но по личному желанию направлен в войска на должность командира танкового батальона 35-й легкотанковой бригады 7-й армии. Участвовал в боях в ходе прорыва «линии Маннергейма», а также под Выборгом. Вскоре Ротмистров был назначен на должность начальника штаба этой бригады. За успешные боевые действия в Советско-финской войне подполковник Ротмистров был награждён орденом Красной Звезды.

В декабре 1940 года подполковник Ротмистров был назначен на должность заместителя командира 5-й танковой дивизии (3-й механизированный корпус, Прибалтийский военный округ), которая дислоцировалась в Алитусе Литовской ССР. В мае 1941 года был назначен на должность начальника штаба 3-го механизированного корпуса. Корпус дислоцировался в районе городов Каунас и Алитус Литовской ССР, и на его вооружении стояли лёгкие танки со слабым вооружением.

Великая Отечественная война[править | править код]

1941 год[править | править код]

Калининская оборонительная операция. Московская битва (1941—1942)

С началом Великой Отечественной войны Ротмистров принимал участие в приграничных сражениях. На пятый день войны противник окружил управление 3-го механизированного корпуса и штаб 2-й танковой дивизии, входившей в состав корпуса. Более двух месяцев Ротмистров с группой солдат и офицеров выходил из окружения по территории Литвы, Белоруссии и Брянщины.

14 сентября полковник Ротмистров был назначен на должность командира 8-й танковой бригады 11-й армии Северо-Западного фронта. Бригада была спешно создана по приказу Ставки из рабочих Кировского (Путиловского) завода города Ленинграда. В октябре бригада в составе танкового полка и мотострелкового батальона за сутки совершила марш в 250 километров от Валдая до Думаново и 14 октября подошла к деревне Каликино под Калинином. Сосредоточившись на Ленинградском шоссе на участке Медное — Калинин наряду с другими соединениями из состава оперативной группы генерала Ватутина, 8-я танковая бригада в ходе Калининской оборонительной операции несколько дней вела бой с противником, занявшим город Калинин и пытавшимся через Медное — Торжок выйти в тыл войскам Северо-Западного фронта.

16 октября противник нанёс сильный удар из района железнодорожной станции Дорошиха на Николо-Малицу, в ходе которого была прорвана оборона 934-го стрелкового полка, и к исходу дня противник вышел в район Медного. Бригаде под командованием Ротмистрова было приказано выйти к Полустову, находящемуся в 8 км северо-западнее Медного, и не допустить дальнейшего продвижения противника на Торжок. При выполнении этой задачи, после прорыва части танков и мотоциклов противника к Марьино и захвата переправы через реку Логовеж, Ротмистров решил отвести бригаду в район Лихославля.

В боевом донесении на имя генерал-полковника И. С. Конева Ротмистров так обосновывал своё решение:

«Сообщаю, 8 тбр 17.10 была атакована танковой дивизией противника при поддержке мотоциклистов и авиации, которая бомбила бригаду всё светлое время 17.10. Вследствие открытого моего правого фланга и превосходящих сил противнику удалось прорваться у с. Медное через р. Тверца и захватить вторую переправу у Марьино через р. Логовеж. В силу сложившейся общей обстановки, общего отхода частей Красной Армии из этого района я произвел рокировку и сосредоточил бригаду в 12-15 км северо-восточнее Лихославля, в лесу, непосредственно восточнее Поторочкино».

Генерал-полковник Конев в телеграмме на имя генерал-лейтенанта Ватутина потребовал «Ротмистрова за невыполнение боевого приказа и самовольный уход с поля боя с бригадой арестовать и предать суду военного трибунала».

Генерал-лейтенант Ватутин, оценив обстановку и положение остальных соединений оперативной группы, потребовал от Ротмистрова:

«Немедленно, не теряя ни одного часа времени, вернуться в Лихославль, откуда совместно с частями 185 сд стремительно ударить на Медное, уничтожить прорвавшиеся группы противника, захватить Медное. Пора кончать с трусостью!»

В целом в боях за Калинин Ротмистров показал себя бережливым и хозяйственным командиром. Подбитые немцами танки бригады силами ремонтников снова и снова вводились в строй, и бригада, выступая в роли «пожарной команды», сыграла весомую роль в обороне своего направления.

Вскоре в составе Калининского фронта 8-я танковая бригада принимала участие в зимнем контрнаступлении советских войск под Москвой, отличившись при освобождении города Клин. В ходе наступления бригада прошла до Ржева.

1942 год[править | править код]

Фрагмент карты Восточного фронта: май—ноябрь 1942 года (город Воронеж выделен красным)

11 января 1942 года за массовый героизм личного состава 8-я танковая бригада была преобразована в 3-ю гвардейскую танковую бригаду, а её командир полковник Ротмистров 5 мая был награждён орденом Ленина.

17 апреля полковник Ротмистров был назначен на должность командира 7-го танкового корпуса, который формировался в районе Калинина на базе 3-й гвардейской танковой бригады. В конце июня из-за прорыва обороны советских войск противником в район Острогожска и возникшей угрозы захвата немцами Воронежа, корпус спешно был передислоцирован в район Ельца и включён в состав 5-й танковой армии под командованием генерал-майора А. И. Лизюкова.

Армии было поручено нанести контрудар по наступающей на Воронеж танковой группировке противника. При выдвижении в район Ельца 7-й танковый корпус атаковал 11-ю немецкую танковую дивизию, которую вскоре разгромил. Однако из-за неумелой и поспешной организации контрудар армии своей цели не достиг. Хорошо укомплектованные три танковых корпуса вводились в сражение с интервалом в два дня, что не позволило создать решительный перелом в боевой обстановке.

21 июля полковнику Ротмистрову был присвоено звание генерал-майора танковых войск.

25 августа 7-й танковый корпус был включен в состав 1-й танковой армии Сталинградского фронта. В сентябре корпус получил приказ совместно с 1-й гвардейской армией атаковать противника и прорваться к Сталинграду, однако неподготовленный удар окончился неудачно — за три дня боёв в корпусе из 180 танков в строю осталось 15. Корпус был выведен в резерв.

С окружением войск под командованием Паулюса под Сталинградом в ходе операции «Уран» противник 12 декабря предпринял контрудар из Котельниковского района для деблокады окружённой группировки. На помощь оборонявшимся советским войскам была направлена 2-я гвардейская армия, в состав которой был включён 7-й танковый корпус под командованием Ротмистрова. С 12 по 30 декабря корпус принимал участие в уничтожении Котельниковской группировки противника. Тяжёлые бои за овладение железнодорожной станцией Котельниково и посёлком Котельниковский длились двое суток, в течение которых корпус захватил посёлок и станцию. 28 декабря входившие в состав корпуса 87-я танковая и 7-я мотострелковая бригады с ходу захватили находившийся в 1 км от посёлка немецкий аэродром. 29 декабря за мужество и стойкость, проявленные личным составом корпуса в этих боях, 7-й танковый корпус был преобразован в 3-й гвардейский с присвоением ему почётного наименования «Котельниковский».

1943 год[править | править код]

В январе 1943 года 3-й гвардейский танковый корпус наряду со 2-й гвардейской армией принимал участие в разгроме группы войск под командованием генерал-фельдмаршала Эриха фон Манштейна, пытавшейся деблокировать окружённую сталинградскую группировку противника, а также в освобождении города Ростов-на-Дону.

По опыту этих боёв подготовил и обосновал предложения о формировании танковых армий однородного состава (без включения в них стрелковых частей), не имеющих своих участков фронта и являющихся главным средством командующих фронтами. С этими предложениями обратился к командующему бронетанковыми и механизированными войсками РККА Я. Н. Федоренко, а затем и к Верховному Главнокомандующему И. В. Сталину, на совещании в Ставке ВГК сумел убедить его в правоте такого решения. Вскоре была издана соответствующая директива Ставки, причём командующим первой такой армией по требованию Сталина был назначен сам Ротмистров.[3]

За умелое командование корпусом Ротмистров 9 января 1943 года был награждён орденом Суворова 2-й степени (№ 3). 22 февраля Ротмистрову было присвоено воинское звание генерал-лейтенанта танковых войск и в тот же день он был назначен на должность командующего 5-й гвардейской танковой армией.

В ходе Курской битвы 5-я гвардейская танковая армия приняла участие в завершающем этапе оборонительного сражения в составе Воронежского фронта. После того, как 10 июля группировка вермахта, наступавшая с южного фаса Курской дуги успешно преодолела главный оборонительный рубеж Воронежского фронта и вышла к железнодорожной станции Прохоровка на оперативный простор, командующий фронтом Н. Ф. Ватутин решил разгромить прорвавшиеся части мощным фронтовым контрударом и тем самым полностью переломить ход сражения в свою пользу. Для этого удара из состава Степного фронта в Воронежский фронт были переданы 5-я гвардейская танковая и 5-я гвардейская армии. 12 июля 5-я гвардейская танковая армия вошла в боевое соприкосновение с противником в районе железнодорожной станции Прохоровка, начав атаку позиций, на которых находились две немецкие танковые дивизии. В ходе сражения под Прохоровкой части 5 гв. ТА вводились в бой разрозненно, местность на предстоящем поле боя не была разведана заранее и оказалась крайне неудобна (армия шла в бой по узкому проходу между высокой железнодорожной насыпью и оврагами, перекопанному траншеями и рвами, простреливаемому противником в трёх сторон, где для атаки могли развернуться силу не более батальона), танковые бригады вводились в бой одна «в спину» другой и выбивались массированным огнём немецких танков с места и артиллерии. В воздухе над полем боя доминировала авиация противника. Имея в составе своих частей новейшие танки Тигр и PzKpfw IV (поздние модификации) с усиленной броневой защитой, непробиваемые в лоб большинством советских противотанковых орудий, с отличной оптикой предприятия Карл-Цейс, новыми мощными 88 мм танковыми пушками, а также хорошо подготовленные экипажи, немецкие танкисты последовательно выбивали боевые машины танковых частей Красной армии, которые наступали «волнами». Советским танкистам приходилось вплотную приближаться и заходить в борт к немецким танкам, чтобы поразить их, что в данной конкретной местности оказалось почти невыполнимой задачей. В составе 5-й гв. ТА почти не было тяжёлых танков[4], поэтому большинство немецких орудий могло поражать наши средние и лёгкие танки практически на любых дистанциях.

Фактически[5] армия безрезультатно атаковала позиции двух неполных немецких танковых дивизий, потеряв за день боя 53 % из имевшихся 642-х танков и САУ. В то же время в результате контрудара 5-й гв. ТА и 5-й гвардейской армии немцам не удалось прорваться в тыл советских частей. Так что ценой больших потерь советским танкистам всё же удалось выполнить поставленную цель и окончательно вынудить немецкое командование на южном фасе Курской дуги отказаться от дальнейших наступательных планов, признав тем самым провал операции «Цитадель».

Тем не менее потери 5-й гв. ТА были очень высоки, что не могло быть не замечено Верховным Главнокомандованием. Только заступничество маршала Александра Василевского (по другим данным — члена Военного совета Никиты Хрущёва) спасло генерал-лейтенанта Ротмистрова от гнева Сталина[5]. В войска для расследования причин разгрома армии была направлена комиссия во главе с Г. М. Маленковым. Впрочем, 5-я гв. ТА была практически полностью восстановлена ещё до окончания работы комиссии и вновь введена в бой. Практика «восстановления» частей и подразделений Красной армии вплоть до армий и фронтов для Верховного Главнокомандующего была совершенно обычной с лета 1941 года и в данном случае ничего особенного не произошло. Позднее Ротмистров стал одним из создателей легенды о «встречном танковом сражении» под Прохоровкой и утверждал, что только 12 июля танковые части вермахта понесли потери «в 400 боевых машин».

В Белгородско-Харьковской наступательной операции 18—23 августа 1943 года 5-я гвардейская танковая армия генерала Ротмистрова была введена в бой для завершения прорыва оборонительных рубежей в полосе 53-й армией генерала И. М. Манагарова, с ходу прорвала вторую полосу обороны немецких войск и за 5 последующих дней развивала наступление на Харьков, пройдя с боями за эти дни 80 километров. В итоге немецкое командование было вынуждено отказаться от дальнейшей обороны Харькова, и на рассвете 23 августа 1943 года в город с боем вошли советские войска.[6]

В сентябре «восстановленная» 5-я гвардейская танковая армия под командованием генерал-лейтенанта Ротмистрова принимала участие в битве за Днепр, в Пятихатской и Знаменской операциях, а также в освобождении городов Пятихатки, Кривой Рог и Кировоград.

20 октября Ротмистрову было присвоено звание генерал-полковник танковых войск.

1944 год[править | править код]

Уманско-Ботошанская операция.
Ротмистров, 1 июля 1944 года.

В январе 1944 года армия участвовала в Кировоградской операции. В Корсунь-Шевченковской операции армия была введена в прорыв во второй половине дня 25 января и к концу дня продвинулась на 18-20 километров. Продолжая наступление в последующие дни и отбивая многочисленные контратаки противника, 28 января в районе Звенигородка она встретилась с наступавшими ей навстречу корпусами 6-й танковой армии, тем самым замкнув кольцо окружения вокруг группировки противника численностью в 10 дивизий и 1 бригаду. В течение последующих семи суток армия отбивала контрудары противника на внешнем кольце окружения, не допустив прорыва вражеских войск к окружённым войскам. 17 февраля окружённая группировка противника была полностью ликвидирована.[7][8]

В этой операции действия Ротмистрова как командующего были высоко оценены командующим 2-м Украинским фронтом И. С. Коневым и Верховным Главнокомандующим И. В. Сталиным. За образцовое выполнение боевых заданий командования 21 февраля Ротмистрову присвоено воинское звание маршала бронетанковых войск.

В марте армия под командованием Ротмистрова принимала участие в Уманско-Ботошанской операции, в ходе которой за месяц боёв в условиях весенней распутицы прошла с боями более 300 километров и форсировала с ходу реку Прут. Летом армия была передана на 3-й Белорусский фронт и участвовала в Белорусской наступательной операции в июне-июле 1944 года. Когда в полосе действия 5-й армии начался успех, маршал бронетанковых войск Ротмистров ввёл свою армию в прорыв для развития успеха на Богушевском направлении. На следующий день, 26 июня, армия вышла на Минскую автомагистраль в 50 километрах западнее Орши. К исходу того же дня был освобождён районный центр Толочин.

ДИРЕКТИВА СТАВКИ ВГК № 220124 КОМАНДУЮЩЕМУ ВОЙСКАМИ 3-го БЕЛОРУССКОГО ФРОНТА, ПРЕДСТАВИТЕЛЮ СТАВКИ НА РАЗВИТИЕ ОПЕРАЦИИ И ОВЛАДЕНИЕ МИНСКОМ
28 июня 1944 г. 24 ч 00 мин
Ставка Верховного Главнокомандования приказывает:
1. Войскам 3-го Белорусского фронта с ходу форсировать р. Березина и, обходя встречающие опорные пункты противника, развивать стремительное наступление на Минск и правым крылом занять Молодечно.

2. Ставка недовольна медленными и нерешительными действиями 5 гв. ТА и относит это к плохому руководству ею со стороны тов. Ротмистрова. Ставка требует от 5 гв. ТА стремительных и решительных действий, отвечающих сложившейся на фронте обстановке…[9]

В ночь на 1 июля армия под командованием Ротмистрова в ходе операции «Багратион» наряду с 11-й гвардейской и 31-й армиями вошла в Борисов и к утру полностью освободила город от противника. На другой день, пройдя более 60 километров, армия в ходе Минской операции завязала бои за северную и северо-восточную окраины Минска, после освобождения которого армия под командованием Ротмистрова в ходе Вильнюсской наступательной операции нанесла удар по группировке противника в районе Вильнюса. 13 июля вильнюсский гарнизон противника был ликвидирован, и Вильнюс был освобождён. Потери за два дня боёв, которые по вине Ротмистрова понесла 5-я гвардейская танковая армия, стали причиной того, что по требованию командующего фронтом И. Д. Черняховского маршал был снят с должности командующего армией и заменён В. Т. Вольским.

В августе Ротмистров был назначен на должность заместителя командующего бронетанковыми и механизированными войсками РККА и до конца войны в боевых действиях не участвовал.

Послевоенная карьера[править | править код]

Могила Ротмистрова на Новодевичьем кладбище Москвы.

После Великой Отечественной войны Ротмистров был командующим бронетанковыми и механизированными войсками в Группе советских войск в Германии, а затем в такой же должности на Дальнем Востоке. С 1948 года — заместитель начальника кафедры Высшей военной академии имени К. Е. Ворошилова.

В 1953 году Ротмистров и сам окончил Высшую военную академию имени К. Е. Ворошилова, после чего стал в ней же начальником кафедры, вёл военно-педагогическую и военно-научную работу. Доктор военных наук (1956), профессор (1958). В 1958—1964 годах был начальником Военной Академии бронетанковых войск. В целях совершенствования учебного процесса активно поддерживал связь с войсками, для улучшения военно-научной работы часто организовывал творческие конференции, участвовал в разработке трудов по использованию танковых войск в бою, операции и войне в целом, а также перспективам их развития.

За заслуги перед Вооружёнными Силами в деле разработки военной теории, воспитания и подготовки офицерских кадров, в 1962 году Ротмистрову присвоено воинское звание Главного маршала бронетанковых войск.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 7 мая 1965 года «за умелое руководство войсками, мужество, отвагу и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, и в ознаменование 20-летия победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» главному маршалу бронетанковых войск Ротмистрову присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 10688)[10].

С 1964 года Ротмистров был помощником Министра обороны СССР по высшим военно-учебным заведениям[1], с 1968 — в Группе генеральных инспекторов Министерства обороны СССР[1].

Ротмистров поддерживал постоянную связь с земляками: приезжал в родные места, вёл переписку с трудящимися, молодёжью Верхневолжья. Он почётный гражданин города Калинина и посёлка Селижарово. В послевоенные годы он также жил в поселке воинской славы Трудовая-Северная: согласно постановлению Совета Народных Комиссаров СССР № 1466 «Об улучшении жилищных условий генералов и офицеров Красной Армии» от 21 июня 1945 г. местные органы исполнительной власти по распоряжению И. В. Сталина обязывались предоставить военнослужащим участки для индивидуального строительства.

Скончался маршал Ротмистров в Москве 6 апреля 1982 года. Похоронен на Новодевичьем кладбище (участок 4)[1].

Воспоминания современников[править | править код]

«К числу незаурядных танковых военачальников относится, несомненно, и Павел Алексеевич Ротмистров. Опираясь на свой богатый практический опыт, приобретённый им на поле боя, и обширные теоретические знания, он тоже внёс заметный вклад в дело послевоенного развития танковой техники и подготовки командных кадров».

Генерал армии С. М. Штеменко. Генеральный штаб в годы войны. (Военные мемуары). - М.: Воениздат, 1968. С. 408.

Память[править | править код]

Киновоплощения[править | править код]

1972 — киноэпопея «Освобождение» — Пётр Глебов.

Воинские звания[править | править код]

Награды и звания[править | править код]

Почётные звания:

  • почётный житель города Калинина;
  • почётный житель города Котельниково (Волгоградская область).
  • почётный гражданин Кропивницкого
  • почётный гражданин п. Прохоровка (ныне Белгородская область)

Библиография[править | править код]

  • Ротмистров П. А. Танковое сражение под Прохоровкой. — М.: Воениздат, 1960. — 108 с. — (Героическое прошлое нашей Родины).
  • Ротмистров П. А. Танкисты идут в бой // Рубеж великой битвы. Воспоминания участников. — Калинин: Калининское кн. изд., 1961. — С. 91—96. — 165 с. — 5000 экз.
  • Ротмистров П. А. Время и танки. — М.: Воениздат, 1972. — 336 с. — (Военные мемуары). — 30 000 экз.
  • Ротмистров П. А. Танки на войне. — М.: ДОСААФ, 1975. — 96 с. — (Молодежи — о Вооруженных Силах).
  • Ротмистров П. А. Стальная гвардия. — М.: Воениздат, 1984. — 272 с. — (Военные мемуары). — 100 000 экз.
  • Ротмистров П. А. Грозная броня. // Битва за Сталинград. 4-е издание. — Волгоград: Нижне-Волжское книжное издательство, 1973.
  • Ротмистров П. А. Влияние танков на темпы наступательных операций. // Военно-исторический журнал. — 1961. — № 1. — С.3—17.
  • Ротмистров П. А. В сражении под Прохоровкой и Корсунь-Шевченковским. // Военно-исторический журнал. — 1978. — № 2. — С.78—84.

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 4 5 Кирилл Осовик; Александр Семёнников. Герой Советского Союза Ротмистров Павел Алексеевич. Интернет-сайт Герои страны. Дата обращения: 3 мая 2013. Архивировано 13 мая 2013 года.
  2. Мильбах В. С. Особая Краснознамённая Дальневосточная армия (Краснознамённый Дальневосточный фронт). Политические репрессии командно-начальствующего состава, 1937—1938 гг. — СПб.: Изд-во СПбГУ, 2007. — С. 99. — 345 с. — 1000 экз. — ISBN 978-5-288-04193-8.
  3. Боков Ф. Е. Совещание в Ставке о реорганизации танковой армии. // Военно-исторический журнал. — 1979. — № 3. — С.38-41.
  4. ЦАМО. Ф. 5 гв. ТА. Оп. 4948. Д. 67. Л. 12. Приводится по книге: Прохоровка — неизвестное сражение великой войны, ISBN 5-17-039548-5.
  5. 1 2 Замулин В. Н. Курский излом. Решающая битва Великой Отечественной. — М.: Яуза; Эксмо, 2008. — (1943. К 65-летию Курской битвы). — 1000 с. — ISBN 978-5-699-27682-0.
  6. Соловьев Н. Н. Мемориальный комплекс Славы в Харькове: Фотоочерк /Фото Евсюкова Ю. В. — Изд.5. Х.: Прапор, 1984. — С.43, 52, 59.
  7. Ротмистров П. А. Влияние танков на темпы наступательных операций. // Военно-исторический журнал. — 1961. — № 1. — С.3—17.
  8. Ротмистров П. А. В сражении под Прохоровкой и Корсунь-Шевченковским. // Военно-исторический журнал. — 1978. — № 2. — С.78—84.
  9. Русский архив: Великая Отечественная. Ставка ВКГ: Документы и материалы 1944—1945. Т. 16 (5-4). — М.: ТЕРРА, 1999. C. 100.
  10. Указ Президиума Верховного Совета СССР от 7 мая 1965 года № 3555-VI «О присвоении звания Героя Советского Союза маршалам, генералам и адмиралам Вооружённых Сил СССР» // «Ведомости Верховного Совета СССР». — 1965. — № 19 (1262). — Ст.264.
  11. В Подмосковье открыты бюсты пяти маршалам СССР. Комсомольская Правда.
  12. В Москве присвоены наименования 19 площадям, улицам и скверам / Новости города / Сайт Москвы
  13. Ротмистров П. А. Стальная гвардия. — М.: Воениздат, 1984. C. 157.

Литература[править | править код]

  • Герои Советского Союза: Краткий биографический словарь / Пред. ред. коллегии И. Н. Шкадов. — М.: Воениздат, 1988. — Т. 2 /Любов — Ящук/. — 863 с. — 100 000 экз. — ISBN 5-203-00536-2.
  • Коллектив авторов. Великая Отечественная. Командармы. Военный биографический словарь / Под общей ред. М. Г. Вожакина. — М.; Жуковский: Кучково поле, 2005. — С. 293—294. — ISBN 5-86090-113-5.
  • Замулин В. Н. Засекреченная Курская битва. Неизвестные документы свидетельствуют. — М.: Яуза: Эксмо, 2008. — (1943. К 65-летию Курской битвы). — 816 с. — ISBN 978-5-699-28288-3.
  • Замулин В. Н. Командармы Огненной дуги. — М.: Яуза-Каталог, 2020. — 381 с. — (Главные сражения Великой Отечественной. Иллюстрированная энциклопедия).; ISBN 978-5-00155-223-9.
  • Замулин В. Н. Курский излом. Решающая битва Великой Отечественной. — М.: Яуза: Эксмо, 2008. — (1943. К 65-летию Курской битвы). — 1000 с. — ISBN 978-5-699-27682-0.

Ссылки[править | править код]