Сказка о царе Салтане

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Сказка о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной царевне Лебеди
Издание
Обложка издания 1913 года, худ. В.Н. Курдюмов. Изд. Сытина
Жанр:

сказка

Автор:

Александр Сергеевич Пушкин

Язык оригинала:

русский

Дата написания:

1831

Дата первой публикации:

1832

Логотип Викитеки Текст произведения в Викитеке

«Ска́зка о царе́ Салта́не, о сы́не его́ сла́вном и могу́чем богатыре́ кня́зе Гвидо́не Салта́новиче и о прекра́сной царе́вне Ле́беди» (укороченный вариант названия — «Сказка о царе Салтане») — сказка в стихах Александра Пушкина, написанная в 1831 году, и впервые изданная в следующем году в собрании стихотворений.

Сказка посвящена истории женитьбы царя Салтана и рождению его сына, князя Гвидона, который благодаря козням тёток попадает на необитаемый остров, встречает там волшебницу — царевну Лебедь, с её помощью становится могущественным владыкой и воссоединяется с отцом.

Сюжет[править | править вики-текст]

Разговаривая меж собой, три сестры за прялкой мечтают о том, что бы каждая из них сделала, если б вдруг стала царицей. Первая из них обещает устроить пир на весь мир, вторая — наткать полотна, а третья — «для батюшки-царя» родить богатыря. В этот момент в светлицу входит сам царь Салтан, который ещё до этого подслушивал разговор сестёр под окном. Он предложил третьей из них брак, а двум другим — места ткачихи и поварихи во дворце.

Когда царь воюет в дальних краях, царица рождает сына — царевича Гвидона. Однако сёстры из зависти пишут ему, что та родила ему «неведому зверюшку» и, хотя царь приказывает подождать до его возвращения, прикрываясь подложным письмом с приказом, сбрасывают мать с новорождённым в море внутри бочки. Бочку выносит на необитаемый остров, причём Гвидон выходит из неё уже взрослым юношей. Чтобы прокормить мать, он мастерит лук и стрелу и идёт к морю на охоту. Там он спасает белую лебедь от коршуна, и та обещает отблагодарить его. На пустом острове появляется город, правителем которого становится Гвидон (строки 1-222).

Мимо острова проплывают купцы. По прибытии в царство Салтана они рассказывают ему о чудесном городе и приглашают его от имени князя Гвидона в гости. Сам царевич, превратившись (с помощью лебеди) в комара, приплывает с купцами к отцу и слушает этот разговор. Но одна из завистливых сестёр, повариха, рассказывает Салтану о новом чуде света: поющей белке, которая живёт под елью и грызёт орешки с изумрудами и золотыми скорлупками. Услышав о новом чуде, царь отказывается от поездки к Гвидону. За это комар жалит повариху в правый глаз. Гвидон рассказывает лебеди о белке, и та переселяет её в его город. Для белки князь строит хрустальный дом.

В следующий раз купцы рассказывают Салтану о белке и передают новое приглашение от Гвидона. Царевич в образе мухи слушает и этот разговор. Ткачиха рассказывает о 33 богатырях, выходящих из моря во главе с дядькой Черномором. Салтан, услышав о новом чуде, опять отказывается от поездки, за что муха жалит ткачиху в левый глаз. Князь Гвидон рассказывает лебеди о 33 богатырях, и те появляются на острове.

И вновь купцы рассказывают Салтану о чудесах и передают новое приглашение. Гвидон в образе шмеля подслушивает. Сватья баба Бабариха рассказывает о царевне, затмевающей «днём свет божий», с месяцем под косой и горящей звездой во лбу. Салтан, услышав о новом чуде, в третий раз отказывается от поездки. За это шмель жалит Бабариху в нос, пожалев её глаза (строки 223—738).

После возвращения Гвидон рассказывает лебеди о прекрасной царевне и говорит, что хочет на ней жениться. Та вновь исполняет желание Гвидона, потому что царевна со звездой во лбу — это она сама и есть. В итоге царь Салтан отправляется в путь к острову Буяну. По прибытии он узнаёт в царице свою жену, а в молодых князе с княгиней — своего сына и невестку. На радостях он прощает злых сестёр и сватью. Устраивается весёлый пир на весь мир, и все живут счастливо и богато (строки 739—1004).

История создания[править | править вики-текст]

В основном Пушкин использовал народную сказку «По колена ноги в золоте, по локоть руки в серебре» (см. ниже), записанную им конспективно в двух[1] или трех[2] разных вариантах (в зависимости от того, считать прозаическую запись 1828 года черновиком или нет). В произведении использовались и персонажи, заимствованные из других народных сказок — например, волшебный образ Царевны Лебеди, имеющий отклик в образе Василисы Премудрой (см. ниже).

Считается, что первую запись[3], связанную с сюжетом будущей сказки, Пушкин делает в 1822 году в Кишиневе[2][4]. (Хотя существует мнение, что это более поздняя (1824—1825 или 1828 года), вставка в кишиневскую тетрадь[2][5]).

Это короткая схематическая запись, которая представляет собой, скорее всего, конспект литературного, вероятно, западноевропейского источника[6] (о чем свидетельствуют такие детали, как «оракул» «ладья», «буря», объявление войны и т. д.[2]). Разобраться в этой схематичной записи сложно из-за путаницы в персонажах. (Азадовский комментирует: «Царь, умирающий бездетным, — несомненно, царь страны, в которую прибыла изгнанная царица с сыном, „Царевна рождает сына“ — новая жена; второй же раз под „царевной“ именуется первая жена царя, а под „царицей“ — мать царевича»[2]).

Следующая краткая запись сказки была сделана Пушкиным в 1824—1825 гг., во время пребывания в Михайловском. Эта запись восходит, как предполагают, к няне Арине Родионовне[6] и находится среди записей, известных под условным названием «Сказок Арины Родионовны».

Первоначально в 1828 году при написании сказки Пушкин, возможно, хотел чередовать стихи с прозой, но впоследствии отказался от этой идеи[1]. Этим годом датируется первоначальная редакция начала (14 стихотворных строк и прозаическое продолжение)[6][7]. (Хотя есть версия, что прозаический фрагмент — материал для дальнейшей работы. В итоге сказка написана четырёхстопным хореем с парной рифмовкой (см. ниже).

Автограф Пушкина с записью сказки, 1828 год

Сказка была завершена летом-осенью 1831 года, когда Пушкин жил в Царском Селе на даче А. Китаевой[8]. В этот период он находился в постоянном общении с Жуковским, с которым вступил в соревнование, работая над одним и тем же «русским народным» материалом. Жуковский предложил написать каждому по стихотворной переработке народной сказки[9]. Он тогда работал над сказками о Спящей царевне и о Царе-Берендее, а Пушкин сочинил «Сказку о царе Салтане» и «Балду»[10].

По рассказу Нащокина[11], записанному П. И. Бартеневым, «Сказку о Царе Салтане» Пушкин написал в дилижансе, проездом из Петербурга в Москву (воспоминания эти сомнительны).

На обрывке, по некоторым указаниям, несохранившегося[6] автографа сказки она датирована 29 августа 1831 года[12].

Несколько рукописей сохранилось[К. 1]. Перебелена сказка была (согласно помете в автографе ''ПБЛ'' № 27) 29 августа 1831 года. Набросок переработки строк 725—728 был сделан, вероятно, в середине сентября. А писарская копия сказки была несколько переработана Плетневым и Пушкиным после чтения ее Николаем I в сентябре — декабре 1831 года[13].

Публикация[править | править вики-текст]

Титульная страница сборника Пушкина, в котором сказка была впервые напечатана (1832 год).

Впервые сказка была напечатана Пушкиным в сборнике «Стихотворения А. Пушкина» (ч. III, 1832, стр. 130—181)[14].

Впрочем, по свидетельству Ефремова в его первом издании сочинений Пушкина (т. III, 1880, стр. 441), существовало более раннее издание: будто бы эта сказка была «впервые напечатана в особой брошюре вместе со сказками Жуковского, но брошюра эта назначена была Жуковским только для высочайших особ». Ни одного экземпляра этой брошюры до сих пор не известно[14].

В текст первого издания 1832 года введены некоторые изменения, вероятно, цензурного характера. Их в современных изданиях иногда восстанавливают — с чтения писарской копии с поправками автора и Плетнёва в цензурной рукописи[6].

Любопытно замечание в конце 1-го издания: «Поправка. В Сказке о царе Салтане и проч. вместо слова Окиян ошибочно везде напечатано Океан» (то есть при печати ошибочно была ликвидирована сказочность этого окияна)[15].

Одельной прижизненной публикации этой сказки не выходило.

Характеристика текста[править | править вики-текст]

Возможно, вначале Пушкин хотел чередовать стихи и прозу, но в итоге сказка написана четырёхстопным хореем с парной рифмовкой: в те времена таким образом часто писались «подражания» народной поэзии.

Как отмечают пушкинисты, в этой сказке «он по-новому подходит к проблеме стихотворной формы для передачи „народных сказок“. Если „Жених“ (1825) написан еще в форме балладного стиха, то „Салтан“ написан уже четырехстопным хореем со смежными рифмами — с чередованием мужских и женских; размер, прочно вошедший с тех пор в литературную практику для передачи произведений такого рода»[10].

Поэма содержит 996 строк и разделена типографически на 27 отдельных частей неравной длины (от 8 до 96 строк в каждой).

Структура сказки «отличается предельной жанровой насыщенностью. „Царь Салтан“ — сказка вдвойне, причем эта сдвоенность выступает как основной структурообразующий принцип: слиты два фольклорных сюжета, совмещены две версии одного из этих сюжетов, сдвоены персонажи, спарены функции, введены параллельные мотивировки, продублированы реалии. В „Сказке о царе Салтане“ как бы наложены друг на друга два сказочных сюжета, в фольклоре бытующих порознь: один — о невинно гонимой жене, другой — о вещей деве, способствующей победе своего суженого. Пушкинская сказка повествует и о том, как царь Салтан потерял, а затем нашел жену и сына, и о том, как юный Гвидон встретил царевну-лебедь, свою суженую. В результате не просто сумма — каждый из героев стал счастлив и „по горизонтали“ (царь, несмотря на происки неблагожелателей, вновь обретает жену, князь Гвидон находит свою царевну), и „по вертикали“ (отец и сын находят друг друга, царь и царица обретают невестку). Радость умножается на радость»[15]. Принцип удвоения, использованный в построении сюжета в целом, действует и в построении отдельных образов — поступков героев (например, гонца), упоминаний белки и т. д.

Фольклорные и литературные источники сюжета[править | править вики-текст]

Иллюстрация Сергея Малютина, 1899

Длинное заглавие сказки имитирует распространённые в XVIII веке заглавия лубочных повествований, возможно, в первую очередь «Сказку о храбром, славном и могучем витязе и богатыре Бове»[16].

«Сказка о царе Салтане» — вольная обработка народной сказки «По колена ноги в золоте, по локоть руки в серебре» (см. ниже), которая, как считается, была записана Пушкиным в различных вариантах[17][18] (см. выше). Поэт не следовал в точности ни одному из них, свободно изменял и дополнял сюжет, сохраняя при этом народный характер содержания. Бонди пишет, что Пушкин освободил сказку «от сюжетной путаницы (результата порчи текста в устной передаче), от грубых нехудожественных деталей, вносимых рассказчиками»[1]. Также замечают влияние сказки «Поющее дерево, живая вода и птица говорунья» (см. ниже). Первые русские публикации обеих использованных разновидностей сказочного сюжета относятся к концу XVIII века и началу XIX века.[19] Наиболее интересны варианты в собраниях Е. Н. Ончукова («Северные сказки» № 5) и М. Азадовского («Сказки Верхнеленского края», № 2). Некоторые из записанных текстов отражают в свою очередь знакомство сказочников с текстом сказки Пушкина[10]. Известен и лубочный текст этой сказки, причём лубок «Сказка о трех королевнах родных сестрах» был весьма популярен уже в начале XIX века[15]. Несомненно, что Пушкин читал печатные тексты сказок народных и книжных — их небольшая коллекция их сохранилась в его библиотеке, причем есть упоминание, что среди них находилась сказка «О Катерине Сатериме», имеющая тот же сюжет[20].

Бонди указывает, что Пушкиным использована традиционная в народных сказках тема судьбы оклеветанной жены и благополучного разрешения этой судьбы. Вторая тема, введенная в сказку самим Пушкиным, — это народный образ идеального, счастливого морского государства[1]. Кроме того, «тема странствия младенца по волнам, в корзине, сундуке, ящике — одна из самых распространенных тем фольклора, в том числе и русского. Эти странствия являются метафорой „загробных“ странствий закатившегося солнца по потустороннему миру»[16]. Другой исследователь пишет, что поэт объединяет мотивы сказок об оклеветанной жене (чудесном сыне) и о премудрой (вещей) деве[6]. О структуре и удвоении сюжетов см. выше.

Как указывают пушкинисты, поэт очень близко придерживается устной традиции, и только собственные имена (Салтан, Гвидон) взяты из других источников[10].

По колена ноги в золоте, по локоть руки в серебре[править | править вики-текст]

Русская народная сказка «По колена ноги в золоте, по локоть руки в серебре» записана Александром Афанасьевым в 5 вариантах[21][22][23][24][25]. Вообще версий сюжета о чудесных детях на европейских языках существует множество, также существуют индийские, турецкие, африканские и записанные от американских индейцев. «Русских вариантов — 78, украинских — 23, белорусских — 30. Сюжет часто встречается и в сборниках сказок неславянских народов СССР в вариантах, близких восточнославянским»[19]. Аналогична им сказка «О Катерине Сатериме».

Поющее дерево, живая вода и птица говорунья[править | править вики-текст]

Сказка «Поющее дерево, живая вода и птица говорунья» (Аарне-Томпсон № 707) записана Афанасьевым в двух вариантах[26][27]. «Мотив заточения оклеветанной царской жены в часовне (заточения в башню, замуровывания в стене) имеет соответствие в западных, и в белорусских, украинских, латышских, эстонских, литовских вариантах. Так же, как и особенно характерная для восточнославянского фольклора версия „Чудесных детей“ — „По колена ноги в золоте…“, версия (разновидность) „Поющее дерево и птица-говорунья“ развивалась на почве восточнославянской сказочной традиции, обогащаясь своеобразными подробностями»[28].

Эта же сказка была опубликована в сборнике «Итальянских популярных сказок» Томасом Фредериком Крейном (см. The Dancing Water, the Singing Apple, and the Speaking Bird.

Зеленая птичка и Принцесса Бель-Этуаль[править | править вики-текст]

Этот сюжет об «оклеветанной матери» и «чудесных детях» чрезвычано распространен по всему миру[19], причём в сходных к двум описанным выше русским вариантам.

Старейшие из записанных европейских текстов — итальянские. К 1550—1553 годам относится сказка «Прекрасная зеленая птица» («L’Augel Belverde»)[29] сборника Страпаролы «Приятные ночи» (ночь IV, сказка 3)[30], которая сыграла заметную роль в распространении сказок о чудесных детях в Западной Европе до XVIII века[19].

Иллюстрация к сказке «Принцесса Бель-Этуаль» Уолтера Крейна

Мотивы сказки Страпаролы использованы в куртуазной сказке сборника «Сказки о феях» («Contes de fées») баронессы д’Онуа о принцессе Бель-Этуаль 1688 года («Принцесса Прекрасная звезда»), где главной героиней становится дочь с чудесной звездой, а также в пьесе Карло Гоцци «Зеленая птичка» (1765)[19]. Во Франции народные сказки про эту птичку известны под названиями типа «L’oiseau de vérité», «L’oiseau qui dit tout».

В 1712 году на французском языке был напечатан перевод «Тысячи и одной ночи», сделанный Галланом, в котором находилась аналогичная сказка «История о двух сестрах, ревновавших к младшей» («Histoire des deux sœurs jalouses de leur cadette»). При этом в арабском оригинале подобного текста нет[19], хотя некоторые азиатские аналоги к ней находят.[31] Благодаря этому французскому «переводу» сказка о чудесных детях многократно издавалась и стала хорошо известна в Европе[19].

Мотив заточения героев в бочку появляется в другой сказке Страпаролы — «Пьетро дурак» (ночь III, сказка 1), равно как и в относящейся к тому же типу «Перуонто» — одной из сказок «Пентамерона» (1634) Джамбаттисты Базиле (Peruonto, I-3).

Пушкину, по мнению исследователей, были бесспорно известны сказки баронессы д’Онуа и «Тысячи и одной ночи», причем текст прозаической записи 1828 года очень близок к последней из них[2][К. 2].

Кентерберийские рассказы[править | править вики-текст]

Также считается, что история напоминает вторую часть «Рассказа Юриста» («The Man of Law’s Tale») из «Кентерберийских рассказов» (1387) Чосера. Пушкин мог знать его лишь во французском переводе.

Заимствование этого сюжета напрямую у Чосера доказывалось в работе Е. Аничковой[32]. Она пишет, что Пушкин написал свою сказку на основании своего знакомства с произведениями русского и иноплеменного фольклора (кавказского, татарского), где встречается много сюжетов, весьма сходных с чосеровским рассказом законника, но что, прочтя его еще до того как закончено было его собственное произведение, Пушкин будто бы «узнал в нем сюжет своей сказки и докончил ее, приблизив к английской версии повести о Констанции».

Однако работа Аничковой вызывала негативную критику М. К. Азадовского и Р. М. Волкова, которые отрицали прямое заимствование сюжета у Чосера, но отмечали сходство с ним отдельных мест пушкинской сказки[33].

Источники образов персонажей[править | править вики-текст]

Салтан и Гвидон[править | править вики-текст]

Открытка Бориса Зворыкина с иллюстрацией к сказке

Пушкин очень близко придерживается устной традиции, и только собственные имена (Салтан, Гвидон) взяты из других источников[10]. В подготовительных записях 1822 и 1824 годов уже фигурирует царь Салтан[16]: есть теория, что это «сирийский султан» — первый муж героини Чосера.

Имя другого героя пушкинской сказки — Гвидон — автор заимствовал из лубочного цикла о Бове-королевиче, являвшегося русской интерпретацией французского рыцарского романа. Гвидоном там зовется отец Бовы[34]. В этих же лубочных картинках фигурирует и противник Бовы, отец Лукапера богатыря[34] — Салтан, иногда Салтан Салтанович (как и в сказке, записанной Пушкиным)[16]. Итальянское имя «Гвидо» — ср. французское guide — означает «вождь», «руководитель». «Пушкин не мог не обратить внимания на значение этого имени, тем более, что в лубочных сюжетах о Бове, как и во французском романе, противопоставление „западного“ Гвидона „восточному“ Салтану имеет существенное значение»[16].

Царевна-Лебедь[править | править вики-текст]

Спасением девицы Пушкин обогатил описанный выше сюжет оклеветанной матери и чудесного сына — эта деталь не встречается ни в одном фольклорном или авторском вариантах этой сказки.

Хотя в народных сказках счастливой развязкой история обязана птице — но это волшебная и иногда зеленая говорящая птичка, а не волшебница-оборотень. Царевна-Лебедь — целиком авторский образ. Он «вобрал в себя, с одной стороны, черты русской Василисы Премудрой, с другой — Софьи Премудрой (образы, впрочем, восходящие к одному архетипу)». «Царевна Лебедь обладает не только божественной или магической мудростью устроительницы мира (Притч. 8—9), ей присуща и обыкновенная житейская мудрость, мотив невероятный для фольклора»[16].

Тему собственно «Лебеди» Пушкин мог взять[2] из хорошо известного ему сборника Кирши Данилова — в былине о богатыре Потыке есть строки:

И увидел белую лебедушку,
Она через перо была вся золота,
А головушка у ней увивана красным золотом
И скатным жемчугом усажена (…)
А и чуть было спустит калену стрелу —
Провещится ему Лебедь белая,
Авдотьюшка Лиховидьевна:
«А и ты Поток Михайло Иванович,
Не стреляй ты меня, лебедь белую,
Не в кое время пригожуся тебе».
Выходила она на крутой бережок,
Обернулася душой красной девицей

Ее облику Пушкин передал некоторые черты чудесного мальчика из записанной им сказки («месяц под косой блестит, а во лбу звезда горит») либо героини из сказки баронессы д’Онуа. Кроме того, он сделал ее сестрой 33 морских богатырей, которые в записи сказки являются братьями героя (см. ниже). Связь с морской стихией прослеживается и в том, что в русских народных сказках Василиса Премудрая — дочь морского царя[16].

«Дева с золотой звездой во лбу» — любимый образ западноевропейского фольклора, который встречается и у братьев Гримм[2]. О том, что какое-то влияние западного источника есть, свидетельствует то, что в черновике Пушкин употребляет относительно неё слово «волшебница».

Тридцать три богатыря[править | править вики-текст]

33 богатыря. Иллюстрация В.Н. Курдюмова.

33 богатыря фигурируют во втором конспекте народной сказки, записанной Пушкиным, возможно, от Арины Родионовны. Однако там они являются родными братьями главного героя-царевича, содержатся под присмотром безымянного дядьки и лишь попробовав материнского молока (замешанного в хлеб), вспоминают о родстве.

Бабариха[править | править вики-текст]

Ткачиха с поварихой присутствуют во многих сказках этой типологии, а вот Бабариха появляется только у Пушкина. Он взял её из фольклора: Бабариха — языческий персонаж русских заговоров, имеющий некоторые солнечные черты. «Бабариха держит „горячу калену сковороду“, которая ей тело не жжет, не берет»[16]. Азадовский указывает,[2] что это имя Пушкин взял из хорошо известного ему сборника Кирши Данилова, из шутливой песни о дурне: «Добро ты баба, / Баба-Бабариха, / Мать Лукерья / Сестра Чернава!».

Её наказание — укушенный нос, так как она задирала нос, совала его не в свое дело. Ткачиха с поварихой окривели, «В русском языке слово „кривой“ не только означает одноглазый, но и противопоставляется слову „прямой“, как правда — кривде; это противопоставление архетипично. Если слепота в мифе — призрак мудрости (у Фемиды на глазах повязка, чтобы она не обращала внимание на внешнее, суетное), хорошее зрение — признак ума, то одноглазие — признак хитрости и хищности (одноглазы пираты, Циклоп, Лихо — тоже одноглазое)»[16].

Неясно, какова точно её родственная связь с Гвидоном, хотя он и жалеет «очей бабушки своей». Возможно, она мать царя Салтана, тогда сватьей она приходится двум сёстрам царицы[35].

Белка[править | править вики-текст]

В народных вариантах сказки чудеса, появляющиеся на острове, совсем иные. Мотив белки, грызущей золотые орешки с изумрудными ядрами, русскому фольклору совершенно чужд, источник его появления не ясен[2].

В устных редакциях обычно встречается упоминание о коте, рассказывающем сказки или поющем песни: эта деталь имеется в записи Пушкина, но использована им для «Пролога» к «Руслану и Людмиле» (1828)[10].

В Старшей Эдде встречается снующая по Иггдрасилю белка, Рататоск.

Остров Буян[править | править вики-текст]

Остров, на который выбросило бочку, находится на западе, в полном соответствии с многочисленными мифологическими традициями, согласно которым закатившееся солнце считалось владыкой страны заката, там же на западе помещались и острова блаженных, чудесные острова бессмертия и вечной молодости[16]. «И снова на архетипическую основу Пушкин накладывает некую иную реальность. Блаженные острова мифов находятся на самом краю света, на самом западе, и возврат оттуда простому смертному невозможен — между тем мимо нашего острова регулярно курсируют купеческие корабли, остров этот они посещают на обратном пути, возвращаясь из еще более западных стран, и каждый раз докладывают царю Салтану, что „за морем житье не худо“. Но остров Гвидона лежит не просто западнее царства Салтана: чтобы вернуться домой, гостям следует проплыть „мимо острова Буяна“»[16]. Остров Буян — это не мотив из народных сказок, а происходит из заговоров, в которых он выступает как «центр мира» (на нем дуб о четырех ветвях, на нем камень алатырь, который посреди моря лежит, на нем голова самого Адама). Как «центр» делит мир на две части: Запад и Восток[16].

Отзывы[править | править вики-текст]

В сентябре — декабре 1831 году Пушкин читал сказку императору Николаю I. Сохранился список поэмы с пометками императора (см. выше).

23 апреля 1832 года Николай Гнедич написал стихотворение: «А. С. Пушкину, по прочтении сказки его о царе Салтане и проч.»

Пушкин, Протей
Гибким твоим языком и волшебством твоих песнопений!
Уши закрой от похвал и сравнений
Добрых друзей;
Пой, как поешь ты, родной соловей!
Байрона гений, иль Гете, Шекспира,
Гений их неба, их нравов, их стран —
Ты же, постигнувший таинство русского духа и мира,
Пой нам по-своему, русский баян!
Небом родным вдохновенный,
Будь на Руси ты певец несравненный.

Рукописная книга со стихами лучших русских поэтов. 1834 год. Страница со сказкой.

Автограф послания с указанной датой был послан Пушкину и опубликован И. А. Шляпкиным в его книге «Из неизданных бумаг А. С. Пушкина», 1903, стр. 169. Пушкин хотел отвечать Гнедичу посланием, которое по какой-то причине не было завершено («С Гомером долго ты беседовал один»)[36].

Многие критики отнеслись к сказкам холодно, утверждая, что они — падение таланта Пушкина. Так, Полевой рассматривал «Сказку о царе Салтане» как «подражание» народному образцу и находил ее ниже народной. Белинский неоднократно повторял, что сказки были «неудачными опытами подделаться под русскую народность», называл их «поддельными цветами»[37]. Н. М. Языков писал о «Салтане» и «Балде»: «Сказки Пушкина ‹…› не в пример хуже всего, что писано в сем роде Жуковским». В октябре 1834 года Н. В. Станкевич писал: «Пушкин изобрел этот ложный род, когда начал угасать поэтический огонь в душе его. Но первая его сказка [„Салтан“] в этом роде еще имеет нечто поэтическое, другие же, в которых он стал просто рассказывать, не предаваясь никакому чувству, дрянь просто. Жуковский еще умеет ладить с такими пустяками — но что за утешение для такого поэта быть сносным?». Н. И. Надеждин в 1832 году пишет о «Салтане»: «С одной стороны, нельзя не согласиться, что сия новая попытка Пушкина обнаруживает теснейшее знакомство с наружными формами старинной русской народности; но смысл и дух ее остался все еще тайною, не разгаданною поэтом. Отсюда все произведение носит печать механической подделки под старину, а не живой поэтической ее картины. (…) Какое различие между „Русланом и Людмилой“ и „Сказкой о царе Салтане“! Там, конечно, меньше истины, меньше верности и сходства с русской стариной в наружных формах, но зато какой огонь, какое одушевление! (…) Здесь, напротив, одна сухая мертвая работа — старинная пыль, из которой с особенным попечением выведены искусные узоры!..» Более мягкие высказывания тоже были критичны, например, в 1832 году Е. А. Баратынский писал: «Это совершенно русская сказка, и в этом, мне кажется, ее недостаток. Что за поэзия — слово в слово привести в рифму Еруслана Лазаревича или Жар-птицу? (…) Его сказка равна достоинством одной из наших старых сказок — и только». Барон Розен, однако, тогда же сказку похвалил: «Отделенная от сора, нечистоты и сохранившая только свое золото, русская сказка у него золотозвучными стихами извивается по чудесной области народно-романтического»[38].

В дальнейшем сказка получила заслуженно высокую оценку. Мирский в начале ХХ века пишет: «…и лучшая из всех [его сказок] Сказка о царе Салтане. Чем дольше живешь на свете, тем больше склоняешься к тому, чтобы считать Царя Салтана шедевром русской поэзии. Это чистейшее искусство, свободное от неотносящихся к делу эмоций и символов — „чистая красота“, „вечная радость“. Это и самое универсальное искусство, потому что одинаково нравится шестилетнему ребенку и культурнейшему читателю стихов шестидесяти лет. Понимания не требуется, воспринимается оно прямо, бесспорно, непосредственно. Сказка не фривольна, не остроумна, не юмористична; она легка, она веселит, она подбодряет. И есть в ней высокая серьезность, ибо что может быть серьезнее, чем создание мира совершенной красоты и свободы, открытого для всех?»[39]

В 1987 году Карл Аймермахер, рассматривая в своем докладе на международном гриммовском симпозиуме судьбы литературной сказки в России, в качестве «истинной литературной сказки» называет «Сказку о царе Салтане» — настолько велика в ней мера сказочности (Märchenhaftigkeit)[15].

В искусстве[править | править вики-текст]

Музыка[править | править вики-текст]

Иллюстрации и картины[править | править вики-текст]

Иллюстрации:
  • Известна прижизненная иллюстрация — виньетка Г. Гагарина («Три девицы и царь», ИРЛИ)[41]; возможно, другие его иллюстрации к сказке не сохранились. Пушкин хотел именно рисунков Гагарина.
  • Дореволюционные издания: Сергей Соломко (СПб.: Тип. А.С. Суворина, 1896), к 100-летию поэта  — Сергей Малютин, (1899, изд. А.И. Мамонтова); новый тип книги – тетрадь крупного формата, печатавшаяся с обязательным применением цвета способом высокой печати на плотной бумаге[42],  А. Бороздин, издано в Москве, И.А. Вахитов и А.А. Орешков, издано в Омске[43], Николай Бартрам (1904, 1916. Изд. И.Д. Сытина), В.Н. Курдюмов (1913. Изд. И.Д. Сытина), Иван Билибин (1905 год, СПб, изд. «Экспедиция заготовления государственных бумаг»).
  • Эмигрантские издания: Наталья Гончарова. Pouchkine A. Conte de tsar Saltan et de son fils le glorieux (Paris, La Sirene, 1921)[44], Борис Зворыкин, Le Conte du tsar Saltan (Paris, 1925)
  • Советские издания:
  • После того, как Билибин вернулся из эмиграции в СССР, в 1938 году издательство «Художественная литература» выпустило новое издание сказки, с новыми, черно-белыми иллюстрациями, выполненные специально к 100-летней годовщине со дня гибели поэта[45], масштабно отмечавшейся в стране. Также к этому юбилею в 1930-е годы[45] книгу иллюстрировали Э. В. Аусберг, В. Таубер (М.; Л.: Детиздат, 1936), Е. А. Кибрик, в стиле Палех — И. И. Голиков (1936—1937) и П. Вакуров (1937), Л.А. Ходаков (1937)[46].
  • В последующие годы книгу иллюстрировали  К.В. Кузнецов (1949 г.), А.Б. Иогансон (1949), Н.М. Кочергин (1950), Борис Дехтерев (1953)[47], М.Н. Орлова-Мочалова (1954) Татьяна Маврина (1950 — эскиз к неосуществленному мультфильму; 1958; 1971), М.Н. Яковлев (1959 г.), В.Конашевич (М.: Детгиз, 1963), Е.Н. Трошина-Дейнеко (1970-е). в палехском стиле А.М. Куркин (1972 г.), Г. Спирин (1997 г.), М. Беляев (1999 г.)[43], Анатолий Елисеев (Малыш, 1987), Виктор Лагуна, М.Саморезов, в лубочном стиле Олег Зотов (Малыш, 1980). В 1960 году 36 рисунков выполнила Надя Рушева[48].
Картины и декорации:
  • Михаил Врубель написал картину «Царевна-Лебедь» (1900), вдохновленную оперной постановкой в театр С. Мамонтова, где эту роль играла его жена Надежда Забела-Врубель. Также им создан этюд «33 богатыря» и эскизы декораций к постановке.
  • Александр Головин в 1907 году выполнил эскизы декораций к неосуществленной постановке оперы.
  • Константин Коровин в 1913 году выполнил эскизы декораций к опере для постановки в Большом театре[49].
  • Николай Рерих в 1919 году выполнил эскизы к постановке оперы в Лондоне, однако спектакль не состоялся[50]. В монографии Е.П. Яковлевой о театрально-декорационном искусстве Рериха (1996) перечислены 34 эскиза к “Сказке о царе Салтане” — декорации и костюмы. Среди них: “Город Леденец”“Дворец в Леденце”“Ворота Тмутаракани”“Галера Гвидона”“Хижина”“Лесистый берег”“Море”“Царица”“Боярин и боярыня”“Жена боярина”“Бабариха”“Ткачиха с Поварихой”“Две крестьянские девушки”“Воин в оранжевом кафтане”“Знаменосец”“Гусляр”“Музыканты”. Все хранятся в США -  в Музее искусств Макней (Сан-Антонио), в собрании Кумминга (Лос-Анжелес), в собрании Лансбери (Нью-Йорк) и в неизвестных частных коллекциях.
  • Александр Бенуа выполнил эскизы декораций к балету «La Princesse Cygne» («Царевна-Лебедь») на музыку оперы Римского-Корсакова, Opéra de Paris (1928).
  • Иван Билибин в 1929 году в Париже выступил в качестве театрального художника для постановки оперы Римского-Корсакова по сказке в Opéra privé de Paris.
  • Леонард Туржанский выполнил эскизы декораций в 1939 году

Экранизации[править | править вики-текст]

Мультфильм 1943 года

Литература[править | править вики-текст]

  • Владимир Маяковский. Стихотворение «Ткачи и пряхи! Пора нам перестать верить заграничным баранам!»[51] перетолковывает сказку.

См. также[править | править вики-текст]

Комментарии[править | править вики-текст]

  1. Рукописи: автографы: 1. Черновой ст. 1—14 и прозаический набросок продолжения — в тетради ЛБ № 2371, лл. 15 об. —16. Прозаическая часть текста опубликована В. Е. Якушкиным в описании рукописей Пушкина — «Русская Старина» 1884, июль, стр. 40—41; стихотворная часть текста опубликована М. К. Азадовским в собрании сочинении Пушкина в девяти томах, изд. Academia, т. III, 1935, стр. 374—375. 2. Обрывок ст. 992—995 перебеленной рукописи — ПБЛ № 27. Опубликовано Л. Б. Модзалевским в описании «Рукописи Пушкина в собрании Государственной Публичной библиотеки в Ленинграде». Лгр., 1929, стр. 14. 3. Набросок переработки ст. 725—728 на письме Плетнева к Пушкину от 5 сентября 1831 г. — ПД № 178. Опубликовано Б. Л. Модзалевским и Е. П. Казанович в «Описании рукописей, принадлежащих Пушкинскому Дому» — «Временник Пушкинского Дома» 1914, Пгр., стр. 11. 4. Копия, с поправками Пушкина и Плетнева и пометами Николая I (ст. 48—49 и 96—98) в цензурной рукописи третьей части «Стихотворений А. Пушкина» — ПД № 420, л. 64—82 (ЦР). Варианты опубликованы П. А. Ефремовым в его первом издании собрания сочинений Пушкина, т. III, 1880, стр. 443, Б. В. Томашевским в статье «Издание стихотворных текстов» — «Литературное Наследство», № 16—18, 1934, стр. 1073 и M. К. Азадовским в указанном томе издания Academia, стр. 372—374.
  2. В.Е. Ронкин считает, что можно привлечь и другие сказки: «Еще одним источником пушкинских ассоциаций, возможно, является французская „Сказка о Лебедином рыцаре“ из средневекового сборника „Римские деяния“ („Геста Романорум“). В этой сказке, как и во многих народных вариантах сказок, аналогичных по сюжету пушкинской, вредительницей является свекровь, отправляющая чудесных детей в лес на погибель, где их подбирает старик отшельник; когда бабка узнает об этом, она пытается превратить своих внуков в лебедей. Наконец, еще одним источником ассоциаций мог быть образ Егория Храброго (Георгия Победоносца) из народных духовных стихов»[16]. Он пишет, что «в образе Гвидона угадываются черты Георгия Победоносца. Пушкин освободил его образ от золотых ручек и серебряных ножек, но зато ввел тему спасения героем женщины от темной силы: деталь более характерная для западной куртуазной рыцарской поэзии, чем для русского фольклора. Каким бы путем ни шли пушкинские ассоциации, от путешествия вместе с матерью в сундуке по морю (Персей) или от золотых ручек и серебряных ножек (Егорий), несомненно одно: Пушкин обогатил распространенный сюжет спасением девицы: деталь, которая не встречается ни в одном фольклорном или авторском вариантах этой сказки»[16].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 4 С.М. Бонди. Комментарий: А.С.Пушкин. Сказка о царе Салтане (рус.). rvb.ru. Проверено 5 апреля 2017.
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 М. К. Азадовский Источники сказок Пушкина // Пушкин: Временник Пушкинской комиссии / АН СССР. Ин-т литературы.. — М.; Л.: Изд-во АН СССР,, 1936-01-01.
  3. 1822; ЛБ, № 2366; ИРЛИ, ф. 244, оп. 1, № 832, л. 30 об.
  4. «Сочиненія А. С. Пушкина. Изданіе Общества для пособія нуждающимся литераторамъ и ученымъ, подъ редакціей и съ объяснит. примѣчаніями П. О. Морозова». С.-Пб. 1887, т. III, стр. 449 и 450
  5. РГБ, № 2366
  6. 1 2 3 4 5 6 7 ФЭБ: Сидяков. Примечания: Пушкин. Стихотворения. — 1997 (текст). feb-web.ru. Проверено 8 апреля 2017.
  7. РГБ, № 2391
  8. М. И. Андреевская Пушкинские места // Краткая литературная энциклопедия / Гл. ред. А. А. Сурков.. — М.: Сов. энцикл., 1971-01-01. — Т. 6: Присказка — «Советская Россия». — С. 107–110.
  9. Ц. С. Вольпе Жуковский // История русской литературы: В 10 т. / АН СССР. Ин-т лит. (Пушкин. Дом).. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1941-01-01. — Т. V. Литература первой половины XIX века. Ч. 1. — С. 355–391.
  10. 1 2 3 4 5 6 Азадовский М. ФЭБ: «Сказка о царе Салтане» // Путеводитель по Пушкину. — 1931 (текст). feb-web.ru. Проверено 8 апреля 2017.
  11. П. В. , Нащокина В. А. Нащокин Рассказы о Пушкине, записанные П. И. Бартеневым. — СПб.: Академический проект, 1998-01-01. — Т. 2. — С. 223–234.
  12. ФЭБ: Томашевский. Примечания: Пушкин. ПСС. Т. 4. — 1977 (текст). feb-web.ru. Проверено 8 апреля 2017.
  13. Бонди С. М. ФЭБ: Бонди и др. Примечания: Пушкин. ПСС. Т. 3. — 1949. feb-web.ru. Проверено 10 апреля 2017.
  14. 1 2 ФЭБ: Бонди и др. Примечания: Пушкин. ПСС. Т. 3. — 1949 (текст). feb-web.ru. Проверено 8 апреля 2017.
  15. 1 2 3 4 Медриш Д. Н. ФЭБ: Медриш. От двойной сказки — к антисказке. — 1995 (текст). feb-web.ru. Проверено 10 апреля 2017.
  16. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 Ронкин В. Е. ФЭБ: Ронкин. «Сказка о царе Салтане». — 1996 (текст). feb-web.ru. Проверено 6 апреля 2017.
  17. Аничкова Е. В. Происхождение пушкинской сказки о царе Салтане. — Slavia, 1927, roč. VI, seš. 1—2
  18. Волков Р. М. Народные истоки творчества А. С. Пушкина. Баллады и сказки. Черновцы, 1960, с. 77—132
  19. 1 2 3 4 5 6 7 8 Л. Г., Новиков Н. В. Бараг Примечания // Народные русские сказки А. Н. Афанасьева: В 3 т.. — М.: Наука, 1985-01-01. — Т. 2. — С. 389–459.
  20. В. И. Чернышев Пушкин и русские сказки. Записи // Сказки и легенды пушкинских мест: Записи на местах, наблюдения и исслед. В. И. Чернышева / Под общ. ред. Комиссии АН СССР.. — М.; Л.: Изд-во АН СССР,, 1950-01-01.
  21. 1 2 ФЭБ: По колена ноги в золоте, по локоть руки в серебре: [Сказка N 283. — 1985 (текст)]. feb-web.ru. Проверено 6 апреля 2017.
  22. 1 2 ФЭБ: По колена ноги в золоте, по локоть руки в серебре: [Сказка N 284. — 1985 (текст)]. feb-web.ru. Проверено 6 апреля 2017.
  23. 1 2 ФЭБ: По колена ноги в золоте, по локоть руки в серебре: [Сказка N 285. — 1985 (текст)]. feb-web.ru. Проверено 6 апреля 2017.
  24. 1 2 ФЭБ: По колена ноги в золоте, по локоть руки в серебре: [Сказка N 286. — 1985 (текст)]. feb-web.ru. Проверено 6 апреля 2017.
  25. ФЭБ: По колена ноги в золоте, по локоть руки в серебре: [Сказка N 287. — 1985 (текст)]. feb-web.ru. Проверено 6 апреля 2017.
  26. 1 2 Без подписи. ФЭБ: Поющее дерево и птица-говорунья: [Сказка N 288. — 1985 (текст)]. feb-web.ru. Проверено 6 апреля 2017.
  27. 1 2 Без подписи. ФЭБ: Поющее дерево и птица-говорунья: [Сказка N 289. — 1985 (текст)]. feb-web.ru. Проверено 6 апреля 2017.
  28. Бараг Л. Г. ФЭБ: Бараг и др. Примечания: Народные русские сказки А. Н. Афанасьева. Т. 2. — 1985. feb-web.ru. Проверено 6 апреля 2017.
  29. Straparola: L’Augel Belverde (Notte IV, Favola III) // «Le Piacevoli Notti», 1550. Poesia del Rinascimento (10 апреля 2017). Проверено 10 апреля 2017.
  30. Straparola. Le piacetti notti. I—II.
  31. См., например: Оранский И. М. Еще один среднеазиатский вариант «Сказки о царе Салтане». — В кн.: Семинар иранистов Ленинграда. Иранская филология. Краткое изложение докладов научной конференции, посвященной 60-летию проф. А. Н. Болдырева. М., 1969, с. 69—72; Туманович Н. Н. К среднеазиатским вариантам «Сказки о царе Салтане». — Там же, с. 84—87; Винников И. Н. Язык и фольклор бухарских арабов. М., 1969, с. 43—52, 97—101; Oranskij I. M. A Folk-Tale in the Indo-Aryan Parya Dialect (A Central Asia Variant of the Tale of Czar Saltan). — East and West. Rome, 1970, vol. 20, N 1—2, p. 169—178.
  32. Е. Аничкова. Опыт критического разбора происхождения пушкинской «Сказки о царе Салтане». В кн.: Язык и литература, т. II, 2. Л., 1927, стр. 92—138; то же под заглавием: Происхождение Сказки о царе Салтане. Slavia, 1927, Roèn. VI, seљ. 1, str. 99—118; seљ. 2—3, str. 335—351.
  33. ФЭБ: Алексеев. Пушкин и Чосер. — 1972 (текст). feb-web.ru. Проверено 5 апреля 2017.
  34. 1 2 В. Чернышев Имена действующих лиц в сказках Пушкина о царе Салтане, о золотом петушке, о мертвой царевне.
  35. ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ // НЛО. — 2003-01-01.
  36. Гнедич Николай: А. С. Пушкину по прочтении сказки его о царе Салтане и проч.. gnedich.lit-info.ru. Проверено 8 апреля 2017.
  37. И. М. Колесницкая Сказки // Пушкин: Итоги и проблемы изучения.. — М.; Л.: Наука,, 1966-01-01.
  38. С. В. Березкина Сказки Пушкина и современная им литературная критика // Пушкин: Исследования и материалы / РАН. Ин-т рус. лит. (Пушкин. Дом).. — СПб.: Наука,, 1995-01-01.
  39. Д. С. Мирский Пушкин // История русской литературы с древнейших времен до 1925 года / Пер. с англ. Р. Зерновой.. — London: Overseas Publications Interchange Ltd,, 1992-01-01.
  40. Опера Римского-Корсакова «Сказка о царе Салтане» (The Tale of Tsar Saltan) | Belcanto.ru. www.belcanto.ru. Проверено 5 апреля 2017.
  41. Э. Найдич Пушкин и художник Г. Г. Гагарин: По новым архивным материалам // Пушкин. Лермонтов. Гоголь / АН СССР. Отд-ние лит. и яз.. — М.: Изд-во АН СССР,, 1952-01-01.
  42. Друг другу чужды по судьбе, они родня по вдохновенью. www.museum.ru. Проверено 12 апреля 2017.
  43. 1 2 185 лет «Сказке о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне и о прекрасной царевне Лебеди» (1831) А.С. Пушкина — Книжные памятники | СОУНБ. kp.libsmr.ru. Проверено 11 апреля 2017.
  44. Aleksandr Sergeevich Pushkin, Nataliia Sergeevna Goncharova, Claude Anet. Conte de tsar Saltan et de son fils : le glorieux et puissant prince Gvidon Saltanovitch, et de sa belle princesse Cygne. — A Paris : Éditions de la Sirène, 1921-01-01. — 54 с.
  45. 1 2 М. Д. Беляев Отражение юбилея Пушкина в изобразительном искусстве // Пушкин: Временник Пушкинской комиссии / АН СССР. Ин-т литературы.. — М.; Л.: Изд-во АН СССР,, 1941-01-01.
  46. ХОДАКОВ ЛЕОНИД АЛЕКСАНДРОВИЧ. Четыре иллюстрации к «Сказке о царе Салтане» А.С. Пушкина. 1937 г. Три рисунка выполнены тушью, один в технике гуаши. (англ.), Дом антикварной книги «B Никитском». Проверено 11 апреля 2017.
  47. Yakov N. Goller. Александр Сергеевич Пушкин - Сказка о царе Салтане, о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной царевне Лебеди. www.web-yan.com. Проверено 11 апреля 2017.
  48. Пушкинские дни через призму творчества нади Рушевой. www.museum.ru. Проверено 12 апреля 2017.
  49. Бесконечность красоты. «Сказка о царе Салтане» в интерпретации К.А. Коровина. www.museum.ru. Проверено 12 апреля 2017.
  50. Рерих и пушкиниана Римского-Корсакова | Музей-институт семьи Рерихов (рус.). www.roerich.spb.ru. Проверено 11 апреля 2017.
  51. В. В., Асеев Н. Маяковский Ткачи и пряхи! Пора нам перестать верить заграничным баранам! («Так недаром прозвучало...») // Полное собрание сочинений: В 13 т.. — М.: Гос. изд-во худож. лит., 1957-01-01. — Т. 5. Стихотворения 1923 года / Подгот. текста и примеч. П. И. Агеева и Ф. Н. Пицкель. — С. 355–369.

Ссылки[править | править вики-текст]