Севириане (миафизитство)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Севириа́не — течение в миафизитстве, последователи и почитатели антиохийского патриарха миафизитов Севира. Севирианство, как позднее направление среди сторонников христологии Александрийской богословской школы, принято в Коптской и Сирийской православных церквях. Сформировалось в 519 г. после низложения миафизитских иерархов прохалкидонскими императорами Византии.

Распространено мнение Преподобного Максима Исповедника, что севириане на фоне других миафизитов являются наиболее заблуждающимися и близкими к монофизитству еретиками, причём полностью и непоправимо отпавшими от Церкви точно так же, как иудеи. Но, в отличие от иудеев, согласно Максиму севириане не предназначены Богом к Спасению. Однако существует и мнение, что всё обстоит совсем наоборот. Севир никогда не выступал против исповедания двух естеств на Халкидонском соборе, но говорил: «Никто не выставляет против него такого бессмысленного обвинения, и сами мы признаем во Христе два естества — сотворенное и несотворенное», однако отвергал халкидонизм за то, что он отверг христологическую формулу святого Кирилла. Казалось бы, если считать, что термином "природа" Севир обозначал не то, что халкидониты, а "ипостась", учение его мало отличалось от учения неохалкидонитов, которое поддерживал и сам Максим Исповедник. Но Максим, великолепно зная труды Кирилла, показал, что термины и формулировки, позаимствованные Севиром у Кирилла Александрийского, имеют у Кирилла другое значение и не приводят к такому смешению понятий, как у Севира. По сути, как признавал и Максим Исповедник, севирианство является попыткой создания промежуточной формы между классическим миафизитством и халкидонизмом, но Максим считал это "глупостью", причём, в отличие от допущенного как вариант Православия при определённых условиях Вторым Константинопольским собором классического миафизитства, неприемлемой для признания Православием как доктрины сестринской церкви. Максим рассматривал Севира как ученика Аполлинария Лаодикийского Младшего и Евтихия и эпигона Мани, а его ересь считал источником моноэнергизма и монофелитства, поскольку и по вопросам об одной или двух волях и едином действии Христа, и, главное, по вопросам взаимоотношений государства как всегда выражающего Божью волю - а православные считали выражение воли Бога государством только часто недостижимым идеалом - и Церкви монофелитство было полностью согласно с Севиром. Максим наиболее ожесточённо нападал на севирианство тогда, когда он соблюдал указ патриарха Сергия о запрете спорить о моноэнергизме. Но поскольку при этом сам Максим Исповедник стал жертвой наиболее жестоко преследовавших севирианство монофелитов, многие из которых были отступниками от севирианства и богословские отличия которых от халкидонитов севириане не признают, то Максим как "враг врага" и "жертва врага" севирианами никогда не анафематствовался.[1]

Миафизитская доктрина севириан учит не только о различии свойств божеских и человеческих во Христе при единой природе, но и, как и халкидонское диофизитство учит о тленности Тела Христова. Подобное воззрение возникло вследствие полемики Севира с миафизитским епископом Юлианом Галикарнасским, так же как и Севир низложенным с кафедры имперской властью и укрывавшегося в Египте[источник не указан 303 дня].

Юлиан Галикарнасский и его последователи, придерживаясь крайних, близких к реальному монофизитству воззрений, учили об изначальной природной нетленности Тела Христова, что подводило к мысли об иносущии его людям, почему севериане называли юлианистов «автардокетами». Юлианисты же, в свою очередь, обзывали севириан «фтартолатрами» (тленнопоклонниками), почитая нелепостью поклоняться тленному веществу.

Такими образом, севирианство и юлианизм представляют собой две противоположные партии внутри миафизитства, и многие их положения равно анафематствуются как ереси Армянской апостольской церковью, сохранившей дохалкидонское классическое миафизитство, согласно которому Тело Христово тленно по природе, однако нетленно по соединению с Божеством.

Действительно, после того, как Второй Константинопольский собор признал формулу святого Кирилла в православном понимании, севириане, в отличие от Армянской апостольской церкви, оставшейся на позициях классического миафизитства и бывшей с халкидонитами в унии в VII веке, а затем неоднократно предпринимавшей попытки объединиться на условиях этого собора, самостоятельно не пытались объединиться с православными византийской традиции. Связано это, в том числе, с тем, что несмотря на попытки Севира объединиться с халкидонитами, севирианские церкви, в отличие от халкидонитов и ААЦ, спорящими между собой о правильном толковании работ одних и тех же Святых Отцов, признают святыми и основоположниками и Севира Антиохийского, и Диоскора Александрийского.[2]

Примечания[править | править код]

Литература[править | править код]

Научно-богословская литература[править | править код]

на русском языке
  1. Болотов В. В. «Лекции по истории древней Церкви». Том 4
  2. Давыденков О. В., иерей Христологическая система Севира Антиохийского М: Изд-во ПСТГУ, 2007. — 328 с. ISBN 978-5-7429-0257-7. УДК:27. ББК:86.372
  3. Карташёв А. В. Вселенские Соборы. Париж, 1963
на других языках
  1. Jean Meyendorff. Le Christ dans la Theologie Byzantine. Paris, 1968. (На английском: John Meyendorff. Christ in the Eastern Christian Thought. New York, 1969. Русский перевод: Прот. Иоанн Мейендорф. «Иисус Христос в восточном православном богословии». М., 2000.)

Миафизитское богословие[править | править код]

  1. H.H. Pope Shenouda III «THE NATURE OF CHRIST»
  2. MAIN DOCTRINES AND PRACTICE OF THE CHURCH — Ethiopian Orthodox Tewahedo Church