Бармакиды

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Бармакиды (араб. برامكة‎‎, перс. برمکیان‎) — род, из которого произошли первые персидские министры Халифата.

Происхождение[править | править вики-текст]

Бармак было не личным именем, а саном наследственного верховного жреца в храме Наубехар около Балха. Во владении этой семьи находились и принадлежавшие храму земли, которые якобы охватывали область площадью около 1568  км² (8 фарсахов в длину, 4 фарсаха в ширину). Эти земельные владения или часть их Бармакиды сохранили и позднее. О «большом и богатом» селении Раван к востоку от Балха говорится, что оно находилось во владении Яхьи ибн Халида. Как показывает название (санскр. нава вихара — «новый монастырь»), этот храм был буддийским монастырем. В качестве такового он описывается еще в VII веке китайским паломником Сюаньцзаном. Даже некоторым арабским географам, например Ибн-аль-Факиху, было известно, что Наубехар был предназначен для поклонения идолам ('ибадат аль-аусан), а не для поклонения огню. Описание, данное Ибн аль-Факихом, не считая некоторых явных преувеличений, также полностью соответствует устройству буддийской вихары. По понятным причинам персы стремились связать почитаемый род персидского происхождения с традициями сасанидского царства. Буддийский монастырь был превращён в храм огня (Якут аль-Хамави), его основание приписано персидским царям древности, его верховные жрецы объявлены потомками министров сасанидской державы (Низам аль-Мульк). Эти представления, которые в позднейшей литературе получили всеобщее распространение и влияние которых испытали как местная традиция (Фаза’ил Балх), так и европейская наука (Э. Браун, A Literary History of Persia), не обязательно должны были появиться только при Харуне ар-Рашиде (786809). Вполне возможно, что уже Ибн аль-Мукаффа (ок. 720—759), как перс, выдвинул такого рода утверждения. Его современник Халид ибн Бармак, конечно, совсем не обладал при Абу-ль-Аббасе и аль-Мансуре такой же властью, как позднее его сын Яхья при Харуне, однако его положение, выгоды от которого, благодаря его щедрости, извлекла вся его семья, было все же достаточно блестящим, чтобы повлиять на преобразование национальных преданий в пользу Бармакидов.

Наубехар, согласно Балазури, был разрушен при Му’авии, видимо, вскоре после 42 г. х./663-664 г. н. э. Однако Мухаммад ат-Табари в своём рассказе заставляет туземного князя Низака еще в 90/708—709 г. молиться в Наубехаре. О судьбе последнего Бармака, отца Халида, и его предшественников имеются лишь легендарные известия. Даже Ибн Халликан уже не мог установить, принял ли Бармак когда-либо ислам. Мухаммад ат-Табари сообщает, что Бармак был сведущ как в астрологии и философии, так и в медицине и вылечил царевича Масламу ибн Абд аль-Малика от какой-то болезни. Последний факт говорит о том, что Бармак со своей родины перебрался ко двору халифов. По более поздним известиям, это произошло ещё при умершем в том же 705 году Абд аль-Малике. Позднее Бармак, видимо, вернулся на свою родину. Сообщается, что в 107/725-726 гг. он по поручению наместника Асада ибн Абдаллаха восстановил разрушенный Балх.

Возвышение[править | править вики-текст]

Халид ибн Бармак[править | править вики-текст]

По Ибн аль-Факиху, Халид был сыном этого Бармака и одной из дочерей князя Чаганиана. Мухаммад ат-Табари сообщает о походе Кутейбы ибн Муслима против восставшего Балха в 705 году. Жена верховного жреца находилась якобы среди пленных и провела одну ночь с братом Кутейбы Абдаллахом, в эту ночь забеременела от него Халидом и на следующий день была отпущена на свободу вместе с прочими пленными. То, что ат-Табари добавляет о происхождении этого рассказа, показывает, что он был выдуман сыновьями Абдаллаха не для того чтобы, как обычно полагали, оказать персам честь арабской генеалогией, а для того, чтобы арабская семья могла приобрести выгоды родства с влиятельным любимцем халифа. Однако вполне возможно, что при создании этой легенды год рождения Халида был вычислен приблизительно верно. В качестве года его смерти приводится 165/781-782 г., следовательно, ему должно было быть около 75 лет.

О годах юности и учения Халида известно мало. Ничего не сообщается даже о том, когда и чем заслужил он благосклонность халифа Абу-ль-Аббаса (749754). Он был так близок к халифу, что дочь Халида была вскормлена супругой халифа, а дочь халифа — женой Халида. С 132/749-750 г. он стоял во главе дивана хараджа. В некоторых источниках он называется также визирем (Мас’уди). Халид был, по-видимому, первым «писцом» (катиб), при котором эта должность приравнивалась по рангу к министру. Абу Салама, первый «везир дома Мухаммеда», не упоминается среди «писцов» и был, пожалуй, скорее «везиром» в том значении, в котором это слово употребляется в Коране (XX, 30 и сл.) и в исторических известиях вкладывается, например, в уста халифа Абу Бакра. Даже Халид не был ещё «везиром» в позднейшем смысле этого слова и отличался не только умелым управлением и мудрыми советами, но и воинскими подвигами. Под начальством Абу Муслима и его полководца Кахтабы ибн Шебиба он принимал участие в сражениях за дом пророка против Омейядов. Между 765 и 769 годами он в качестве наместника Табаристана покончил с княжеством Масмуган у горы Демавенд. После этой победы жители Табаристана, согласно Ибн аль-Факиху, изображали на своих щитах Халида и применённые им осадные орудия. Даже в преклонном возрасте, в 163/779-780 г., он отличился при взятии греческой крепости Самалу.

Как советник халифа аль-Мансура (754—775) Халид впервые упоминается в рассказах об основании Багдада (146/763—764 г.) и о мнимом отречении наследника престола Исы ибн Мусы (147/764—765 г.)[1]. Помимо нескольких построек в Багдаде ему приписывается основание во время его наместничества города Мансуры в Табаристане. Незадолго до смерти халифа аль-Мансура, после того как халиф потребовал у него 2 700 000 дирхемов, он был назначен наместником Маусила (Мосула), а его сын Яхья — наместником Азербайджана. Сообщается, что жители Маусила ни к одному наместнику не относились с таким уважением, как к Халиду, причём ему не пришлось их запугивать суровыми наказаниями. Согласно Мас’уди, по выдающимся качествам ни один из его потомков не сравнялся с ним.

Яхья ибн Халид[править | править вики-текст]

Халифат Аббасидов в правление Харуна ар-Рашида

Его сын Яхья родился в 738 году или несколькими годами ранее, так как, по Ибн Халликану, он умер 3 мухаррема 190 г. х./29 ноября 805 года в возрасте 70 или 74 лет. В противоположность своему отцу, он отличился только как наместник и министр. О каких-либо его воинских подвигах ничего не сообщается. Из его многочисленных общественно полезных сооружений особенно отмечается канал Сихан около Басры. При аль-Махди его попечению был поручен в 161/777-78 г. молодой принц Харун. С 163/779-80 г. Яхья стоял во главе канцелярии (диван ар-раса’ил) принца, который в то время был назначен наместником запада (всех провинций к западу от Евфрата) с Арменией и Азербайджаном. Во время короткого правления халифа аль-Хади (785786) жизнь Яхьи как приверженца принца, которого хотели заставить отречься от наследования престола, была в опасности. После вступления на престол Харун ар-Рашида Бармакид, которого халиф и позднее всегда называл «отцом», был назначен визирем с неограниченными полномочиями и в течение 17 лет (786—803) правил державой с помощью своих сыновей Фадла и Джа’фара (реже упоминаются два других его сына, Муса и Мухаммед).

Сыновья Халида[править | править вики-текст]

Из сыновей Халида Фадл, родившийся в 148/765-66 г., был старшим и, очевидно, более выдающимся. Со 176/792-93 по 180/796-97 г. он стоял во главе наместничества, которое охватывало провинции Джибаль, Табаристан, Дунбавенд и Кумис, а некоторое время также Армению и Азербайджан; со 178/794-95 по 179/795-96 г. он был, кроме того, наместником Хорасана. В Армении (собственно, в Дагестане) он, согласно Я’куби, сражался неудачно. В Хорасане, напротив, ему приписываются такие подвиги, которые он вряд ли мог совершить за короткое время своего наместничества. Из местного населения он якобы образовал для халифа войско в 500 000 человек, из которых 20 000 было послано в Багдад, а остальные оставлены в Хорасане; одержал несколько больших побед, кроме того, построил много мечетей и рибатов. В Балхе он приказал провести новый канал, в Бухаре — построить новую пятничную мечеть. Он якобы был первый, кто приказал ввести лампы в мечетях во время рамазана. Вместе с тем, ещё Мас’уди сообщает, что Фадл в первое время своего наместничества занимался только охотой и легкомысленными развлечениями и исправился только после получения письма от своего отца.

Харун ар-Рашид на персидской миниатюре

Джа’фар, родившийся около 150/767 г., восхваляется источниками только за свой красивый почерк, за своё красноречие и познания в астрологии. Кроме того, он упоминается как законодатель мод; из-за того, что у него самого была длинная шея, он якобы ввел в употребление высокие воротники. Его близость с халифом, которая совсем не нравилась самому старому Яхье, объясняется, очевидно, известным восточным пороком (ат-Табари). Не считая краткой поездки в 180/796-97 г. в Сирию, где он, как за четыре года до этого его брат Муса, должен был водворить спокойствие среди боровшихся друг с другом арабских племен, он, по-видимому, никогда не расставался с халифом, и даже во время этой кратковременной разлуки он, как сообщают, выражал свою печаль и жажду новой встречи в преувеличенных выражениях. Его царственный покровитель еще несколько раз назначал его наместником больших провинций, которые, однако, всегда управлялись его помощниками. Из источников не видно, чтобы он когда-либо управлял делами в качестве министра, осуществлял какие-нибудь постройки или другие работы. О его влиянии говорит только тот факт, что его имя упоминается на монетах халифа.

Даже его отец, по-видимому, в течение 17 лет не был таким всемогущим, как это утверждают. В первые годы он должен был представлять доклады о своем управлении матери халифа, Хайзуран (ум. в 173/789 г.). Сразу же после смерти своей матери халиф приказал отнять у молодого Джа’фара принадлежавшую ему печать и передал значительную часть дел позднейшему противнику и преемнику Бармакидов, Фадлу ибн Раби'. Тот же Фадл в 179/795-96 г. был назначен главным камергером (хаджиб) вместо Бармакида Мухаммеда ибн Халида. Назначение Али ибн Исы ибн Махана наместником Хорасана в 180/796-97 г. также, по ат-Табари, последовало против воли министра. Во время паломничества 181 г. х. (начала 798 года) Яхья испросил себе отставку и позволение остаться в Мекке, однако уже в следующем году вернулся в Багдад и, по-видимому, снова взял управление в свои руки.

Падение Бармакидов[править | править вики-текст]

Из этих известий следует, что падение Бармакидов подготовливалось уже в течение длительного времени и никак не может быть объяснено внезапным решением халифа. В первую ночь сафара 187 г. х./1—2 февраля 803 года н. э. Джа’фар был убит по приказу халифа. Вскоре после этого Яхья с остальными тремя его сыновьями был арестован, их имения были конфискованы. Внуки министра были оставлены на свободе, брат Яхьи Мухаммед ибн Халид и его семья совсем не были потревожены. Харун приказал выставить голову убитого Джа’фара на «среднем мосту» Багдада, а обе половины его туловища поместить на двух других мостах. Министр и его сыновья остались в тюрьме в городе Ракка. Как Яхья, так и Фадл умерли раньше халифа. Мухаммед и Муса были освобождены аль-Амином; впоследствии оба стали сторонниками Мамуна и занимали видные должности в армии и государстве. Из внуков министра, по-видимому, выдвинулся только Имран ибн Муса. В 196/811-812 г. он упоминается как защитник древнего сасанидского города ал-Мадаин от войска Мамуна, в 216/831 г. — как помощник наместника провинции Синд. В качестве одного из последних визирей Саманидов называют Абу-ль-Касима Аббаса ибн Мухаммеда Бармаки. Неизвестно, происходил ли этот «Бармакид» из той же семьи. Ещё в V/XI в. упоминается некий данишменд Хасан Бармаки, который несколько раз приезжал ко двору халифа как посол Газневидов (Бейхаки). Известный переводчик Худай-наме Мухаммед ибн Джахм аль-Бармаки, был, очевидно, только клиентом этой семьи, так же как и астролог, упомянутый у ат-Табари в рассказе о событиях 163/779-780 г.

Историческое значение[править | править вики-текст]

Дать полную оценку деятельности Бармакидов, их достоинств и недостатков едва ли возможно. В исторической традиции они всегда изображаются как благочестивые и набожные мусульмане, их восхваляют также за паломничества и постройки. С другой стороны, противники упрекали их в равнодушии к исламу и его доктринам. В одном стихотворении, которое Джахиз цитирует анонимно, а Ибн Кутайба приписывает филологу аль-Асмаи, говорится: «Когда в каком-либо собрании говорится что-нибудь безбожное, то лица Бармакидов сияют; если при них читают стих Корана, то они рассказывают истории из книги Марвака». Другой поэт говорит сам о себе, что он строит мечети только для времяпрепровождения, в душе он заботится о таких вещах так же мало, как Яхья ибн Халид. Уже аль-Мансур, по ат-Табари, упрекал своего министра Халида в национально-персидских настроениях. Яхья был при аль-Хади якобы обвинён в неверии (куфр). Возможно, что и Харун оправдывал своё решение такими обвинениями, хотя источники ничего об этом не сообщают. То, что падение Бармакидов должно было связываться с возвращением к традициям истинного ислама, подтверждается уже тем, что с 803 года монеты чеканились снова без упоминания имён халифов или наследников их престола, как было принято со времени аль-Махди (775785).

То, что Бармакиды обогащали не только государство, но и себя самих и членов своего дома, не оспаривают и их приверженцы. По понятным причинам историческая традиция на Востоке всегда была расположена в пользу «людей пера» (ахл аль-калам); поэтому также и о Бармакидах, которые часто рассматриваются как основатели этого класса, история, даже не считая рассказов с национально-персидской тенденцией, распространяет несколько преувеличенные похвалы, а некоторые их преступления замалчивает. Поэтому не следовало бы придавать большого значения тому, что в истории царствование Харуна ар-Рашида считалось лучшим временем халифата и что при этом некоторые историки прибавляют, будто Харун правил хорошо только до тех пор, пока при нём были Бармакиды. Однако в обоих случаях приговор историка подтверждается народной легендой. Важным свидетельством в пользу выдающихся качеств этих персов является также то, что они прославляются даже таким арабским патриотом старого склада, как автор Китаб аль-агани, и смогли установить порядок даже в такой арабской провинции, как Сирия.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. А.А. Игнатенко. ОБМАН В КОНТЕКСТЕ АРАБО-ИСЛАМСКОЙ КУЛЬТУРЫ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ. Сайт Института религии и политики. Проверено 16 мая 2014.

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]