Микробиом человека

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Микробиом человека представляет собой совокупность всех микробов, населяющих организм человека[1], включая такие его участки как кожа, молочные железы, половые органы, легкие, слизистые оболочки, биологические жидкости, желчевыводящие пути и желудочно-кишечный тракт.

Микробиота кожи человека, с относительным распространением бактерий различных классов

Микробиом человека включает в себя бактерии, археи, грибы, протисты и вирусы[2]. В контексте геномики термин «микробиом человека» иногда используется для обозначения коллективных геномов резидентных микроорганизмов;[3] Однако термин «метагеном человека» имеет то же значение.

Первая оценка о количестве микроорганизмов, населяющих человека, говорит о том, что число клеток микробов в десять раз больше, чем число клеток человека, однако более поздние оценки снизили это соотношение до 3: 1 или даже приблизительно до того же числа.[4][5][6][7] Часть микроорганизмов в организме человека являются комменсальными, то есть они сосуществуют, не причиняя вреда людям; другие имеют муталистические (взаимовыгодные) отношения со своими хозяевами.[3][8] И наоборот, некоторые непатогенные микроорганизмы могут нанести вред организму человека посредством производимых ими метаболитами, такими как триметиламин, который человеческий организм превращает в N-оксид триметиламина посредством окисляющего комплекса FMO3.[9][10] Определенные микроорганизмы выполняют ряд очень важных задач, которые, как известно, полезны для человека-хозяина, однако роль большинства из них не совсем понятна. Нормальной же микробиотой иногда считается та, которая должна присутствовать при нормальных обстоятельствах, не вызывая заболевания.[3]

Для анализа микробиоты человека был проведён проект «Микробиом человека», решающий ряд таких задач как секвенирование и анализ генома микробиоты человека, уделяя особое внимание микробиоте, населяющую кожу, рот, нос, пищеварительный тракт и влагалище.[3] Он достиг вехи в 2012 году, когда опубликовал свои первоначальные результаты.[11]

Терминология[править | править код]

Несмотря на то, что такие термины как флора или микрофлора часто используются в литературе, в технических терминах это является неправильным понятием, поскольку корень слова «флора» относится к растениям, а термин биота относится к совокупности организмов в конкретной экосистеме. В настоящее время применяется более подходящий термин « микробиота», хотя его использование не затмило укоренившееся использование и распознавание флоры в отношении бактерий и других микроорганизмов. Оба термина используются в различной литературе.[8]

ФанерозойПротерозойАрхейКатархейЛюди (род)Цветковые растенияМлекопитающиединозавры Животные ЭукариотыФотосинтез

Desc-i.svg
Хронология эволюции, млн. лет

Относительные числа[править | править код]

По состоянию на 2014 год в различных источниках часто сообщалось, что число микробных клеток в организме человека примерно в 10 раз больше, чем число клеток человека. Эта цифра основана на оценках того, что микробиом человека насчитывает порядка 100 триллионов бактериальных клеток, и 10 триллионов собственных клеток взрослого человека.[4] В 2014 году Американская академия микробиологии опубликовала часто задаваемые вопросы, в которых подчеркивалось, что число микробных клеток и количество клеток человека являются приблизительными. Также они отметили, что недавние исследования позволили получить новую оценку количества клеток человека  – приблизительно 37,2 триллиона, что означает, что отношение микробных к человеческим клеткам при первоначальной оценке 100 триллионов бактериальных клеток верна, ближе к 3: 1.[4][5] В 2016 году другой научной группой была произведена новая оценка, показавшая, что соотношение составляет примерно 1: 1.[7][6]

Исследования[править | править код]

Проблема определения микробиома связана с идентификацией членов микробного сообщества, которое включает бактерии, эукариоты и вирусы.[12] В основном для идентификации этих сообществ используется ДНК, хотя также известны случаи использования РНК, белков и метаболитов.[12][13] Исследования микробиома на основе ДНК обычно можно отнести к недавним метагеномным исследованиям с использованием метода дробовика (shotgun sequencing) . Данный метод представляет собой целый метагеномный подход, который также можно использовать для изучения функционального потенциала различных сообществ.[12] Одна из проблем, которая присутствует в исследованиях микробиома человека, состоит в том, чтобы в исследование не было вовлечено человеческое ДНК.[14]

Один из основных вопросов, помимо простого анализа микробиома человека, заключается в том, существует ли общий «скелет», либо существует общая группа микроорганизмов, которая в дальнейшем имеет видовое разнообразие у людей.[15][16] Если такой скелет существует, то можно было бы выявить возникающие болезни в зависимости от изменения видового состава, что является одной из целей проекта «Микробиом человека». Известно, что микробиом человека (микробиом кишечника) сильно варьируется и является уникальным для всех людей, что также наблюдалось у тестируемых групп мышей.[8]

13 июня 2012 года директор NIH Фрэнсис Коллинз сделал заявление о важности проекта «Микробиом человека» (HMP).[11] Заявление сопровождалось серией научных статей, опубликованных в журнале Nature[17][18] и Публичной научной библиотеке (PLoS) в тот же день. Анализируя карту микробиома здоровых людей с использованием методов секвенирования генома, учёные создали справочную базу данных для нормальных вариаций микробных сообществ. Из 242 здоровых добровольцев были собрано более 5000 биологических образцов, взятых с различных участков тела. В результате был произведён анализ полной ДНК человека и населяющей его микробиоты. Интерпретировать такие данные смогли путём идентификации генов бактериальной рибосомальной РНК, 16S рРНК. Исследователи выявили, что более 10000 видов микроорганизмов составляют сложную экосистему у человека, определив 81-99 % родов в такой экосистеме.

Блок-схема, иллюстрирующая, как человеческий микробиом изучается на уровне ДНК.

Метод дробовика[править | править код]

Зачастую бывает невозможным культивировать огромное разнообразие бактерий, архей или вирусов, в лабораторных условиях. Решением проблемы становится внедрение технологий секвенирования, используемых в технологии метагеномики. Анализ полной картины функционирования и характеризация специфичных микробных штаммов несут в себе огромный потенциал для открытий терапии и диагностики состояний здоровья.[19]

Сбор образцов и выделение ДНК[править | править код]

Главная задача состоит в том, чтобы собрать достаточное для анализа количество микробной ДНК, при это сохранив чистоту данного образца; по этой причине используются различные методы обогащения. В частности метод экстракции ДНК является универсальным инструментом при работе с каждым бактериальным штаммом, где важно изолировать устойчивые участки генома, которые не поддаются быстрому лизису. Механическое разрушение, как правило, более предпочтительно чем химическое.[19]

Подготовка библиотеки данных и секвенирование[править | править код]

Наиболее часто для реакций секвенирования используются такие платформы как Illumina, Ion Torrent, Oxford Nanopore MinION и Pacific Bioscience Sequel. Нет никаких указаний относительно правильного количества образца для его использования.[19]

Сборка метагенома[править | править код]

Несмотря на то, что подход активно используется, существуют некоторые трудности, которые необходимо преодолеть. Охват зависит от обилия каждого генома в его конкретном сообществе; геномы с низкой численностью могут подвергаться фрагментации, если глубина секвенирования недостаточна (используется для того чтобы удалось избежать образования пробелов). К счастью, существуют ассемблеры, упрощающих поиск корреляции для метагенома, поскольку, если присутствуют сотни штаммов, глубина секвенирования должна быть увеличена до максимума.[19]

Контиг биннинг[править | править код]

Априори не известно, ни от какого генома происходит каждый контиг, ни о количестве геномов, присутствующих в образце. Основной целью данного шага является разделение контигов на различные виды. Основополагающие методы для осуществления данного анализа могут быть контролируемые (к примеру, базы данных с известными последовательностями) или неконтролируемые (прямой поиск контиг-групп в собранных данных). Однако оба метода требуют метрики для определения оценки сходства между конкретным контигом и группой, в которую он должен быть помещен, и алгоритма для преобразования сходства в распределении группы.[19]

Анализ результатов после обработки[править | править код]

Необходимо провести ряд статистических анализов таких как ANOVA для подтверждения результатов. Такие тесты могут оценить и определить степень различия между различными группами. Если тесты связаны с графическими инструментами, то можно легко произвести интерпретацию результатов для более лёгкого представления и понимания.[19]

Как только полученный метагеном собран в правильной последовательности, можно получить функциональный потенциал микробиома. Существует ряд проблем при вычислении таких систем, так как системы сборки метагенома имеют более низкое качество из за сложности таких систем, а многие гены могут быть неполными или фрагментированными. После шага идентификации генов, данные могут быть использованы для проведения функциональной аннотации путем множественного выравнивания генов-мишеней с базами данных ортологов.[20]

Маркерный анализ генов[править | править код]

Это техника, в который используются праймеры для наведения на конкретную генетическую область с целью установления филогенетического ряда. Генетическая область характеризуется сильно изменчивой областью, которая может предоставить детальную идентификацию. Наряду с этим, существуют также консервативные области, которые функционируют как места связывания праймеров, используемых в ПЦР. Основным геном, характеризующимбактерии и археи, является 16S рРНК ген, тогда как идентификация грибков основана на Внутреннем транскрибированном спейсере (ITS). Этот метод является быстрым и достаточным для получения классификации микробного сообщества. Также метод подходит для загрязнённой ДНК (загрязнением от хозяина). Сродство праймера варьируется среди всех последовательностей ДНК, что может привести к смещению во время реакции амплификации. Следовательно, оптимизация выбора праймера может помочь уменьшить такие ошибки, при учёте полного знания микроорганизмов, присутствующих в образце, и их относительной численности.[21]

Маркерный анализ гена может зависеть от выбора праймера; в этом виде анализ желательно проводить в рамках хорошо проверенного протокола (например, тот, который используется в Проекте «Микробиом Земли»). Первый шаг в данном анализа — это удаление ошибок секвенирования. Многие платформы секвенирования очень надежны, но большая часть очевидного разнесения последовательностей по-прежнему обусловлена ошибками в процессе секвенирования. Чтобы уменьшить число этих ошибок, можно воспользоваться объединением последовательностей в Оперативную Таксономическую Единицу (OTU), которая уже в дальнейшем используется в следующем шаге. Но это метод отбрасывает ОНП, поскольку они объединяются в одну OTU. Другой подход основан на олиготипировании, которое включает специфичную информацию о секвенировании рРНК 16s для выявления небольших вариаций нуклеотидов и о различии тесно связанных отличных таксонов. Эти методы дают в качестве выходных данных таблицу последовательностей ДНК и количество различных последовательностей на образец.[21]

Другим важным шагом в анализе является присвоение таксономического названия микробным последовательностям. Это осуществляется использованием подходов, основанных на машинном обучении, достигающие точность на уровне рода около 80 %. Другие популярные аналитические пакеты обеспечивают поддержку таксономической классификации с использованием точных совпадений со справочными базами данных и должны обеспечивать большую специфичность, но обладают более худшей чувствительностью.[21]

Филогенетический анализ[править | править код]

Многие методы, основанные на филогенетическом предположении, используют 16Sр РНК гены для архей и бактерий и 18SRNA гены для эукариотических клеток. Филогенетические сравнительные методы основаны на сравнении множества признаков у микроорганизмов; принцип таков: чем ближе они связаны, тем больше у них общих черт. Обычно эти методы используют с филогенетическим обобщенным методом наименьших квадратов или другими статистическими анализами, для получения более значимых результатов. Обычно это осуществляется на основе приложения PICRUSt, использующей существующие базы данных.[22]

Филогенетическое осведомленное расстояние обычно выполняется с помощью UniFrac или подобных инструментов, таких как индекс Сорезена или индекс Рао, для количественной оценки различий между различными сообществами. На все эти методы негативно влияет горизонтальный перенос генов (HGT), поскольку это может привести к ошибкам и привести к корреляции отдаленных видов. Существуют различные способы снижения негативного воздействия HGT: использование нескольких генов или вычислительных инструментов для оценки вероятности предполагаемых событий HGT.

Типы микробов[править | править код]

Бактерии[править | править код]

Бактерии и грибки населяют кожу и слизистые оболочки в различных частях тела. Их роль является частью построения нормальной, здоровой физиологии человека, однако, если численность микробов выходит за пределы их типичного диапазона (часто из-за нарушения иммунной системы), или если микробы заселяют (например, из-за плохой гигиены или травмы) участки тела, как правило, не колонизированные или стерильные (например, кровь или нижние дыхательные пути или брюшная полость) это может привести к серьёзным заболеваниям (вызывающему, соответственно, бактериемию/сепсис, пневмонию и перитонит).[23]

Результаты работы над проектом «Микробиом человека» показали, что у людей содержатся тысячи видов бактерий со своими особенностями на различных участках тела. Такие участки как кожа и влагалище обладают меньшим видовым разнообразием, чем рот и кишечник, где разнообразие крайне велико. Также, бактерии одного и того же вида, обнаруженные в ротовой полости, имеют несколько подтипов, обитающих в разных местах полости рта.[24][25]

Согласно проведённой оценке, от 500 до 1,000 видов бактерий, проживающих в кишечнике человека принадлежат нескольким группам: в основном преобладают Firmicutes и Bacteroidetes, но встречаются и Proteobacteria, Verrumicrobia, Actinobacteria, Fusobacteria и Cyanobacteria.[26]

Ряд таких бактерий как, Actinomyces viscosus и A. naeslundii, обитают в полости рта и являются частью липкого вещества, называемого зубным налётом. Если они не удалены во время чистки, вся масса затвердевает и образует зубной камень. Некоторые бактерии выделяют ряд кислот, растворяющих зубную эмаль, вызывая кариес.

Микрофлора влагалища состоит в основном из различных видов лактобацилл. Долгое время считалось, что наиболее распространенным из этих видов был Lactobacillus acidophilus, но позже было показано, что на самом деле наиболее распространенным является L. iners, за которым следует L. crispatus. Другими лактобациллами, обнаруженными во влагалище, являются L. jensenii, L. delbruekii и L. gasseri. Нарушение микрофлоры влагалища может привести к инфекциям, таким как бактериальный вагиноз или кандидоз.

Археи[править | править код]

Археи присутствуют в кишечнике человека, но в гораздо более меньших количествах чем бактерии.[27] Преобладающей группой являются метаногены, в частности Methanobrevibacter smithii and Methanosphaera stadtmanae.[28] Однако только около 50 % людей имеют легко детектируемые разновидности данных архей.[29]

По состоянию на 2007 год, не было обнаружено явных примеров патогенов,[30][31] несмотря на то, что была предложена взаимосвязь между присутствием некоторых метаногенов и пародонтитом.[32]

Грибы[править | править код]

Грибы, в частности дрожжи, присутствуют в кишечнике человека.[33][34][35][36] Наиболее изученными являются штаммы Кандиды из-за их способности становиться патогенными при иммунодефиците, или даже вызывая нарушения у здорового хозяина.[34][35][36] Часть грибов колонизирует кожу,[33] такие как штаммы Malassezia, где они потребляют масла, выработанных из сальных желез.[37][38]

Вирусы[править | править код]

Вирусы, в особенности бактериальные вирусы (бактериофаги), населяют различные участки тела включая кожу,[39] кишечник,[40] лёгкие,[41] ротовую полость.[42] Была установлена взаимосвязь вирусов с некоторыми заболеваниями. Вирусы отражают сложность взаимоотношений с бактериальными сообществами.[43][44][45]

Анатомические зоны[править | править код]

Кожа[править | править код]

Исследование 20 участков кожи на каждом из десяти здоровых людей выявило 205 идентифицированных родов в 19 бактериальных типах, при этом большинство бактерий принадлежит четырем типам: Actinobacteria (51.8 %), Firmicutes (24.4 %), Proteobacteria (16.5 %), and Bacteroidetes (6.3 %).[46] На здоровой коже человека присутствует большое количество грибковых родов с некоторыми изменениями по областям тела; однако при патологических состояниях определенные роды имеют тенденцию доминировать в пораженной области (к примеру при атопическом дерматите преобладают Malassezia).[33]

Кожа служит барьером для предотвращения проникновения патогенных микробов, являясь их постоянными или временным местом обитания. Типы резидентных микроорганизмов различаются в зависимости от типа кожи на теле человека. Большинство микробов находятся на поверхностных клетках кожи или предпочитают связываться с железами (сальными или потовыми), так как они снабжают микробов водой, аминокислотами, жирными кислотами и другими питательными веществами.[3]

Слизистая оболочка глаз[править | править код]

Небольшое количество грибов и бактерий обычно присутствуют в конъюктиве[33][47] , включая Грамположительные кокки (Staphylococcus и Streptococcus), Грамотрицатльные палочки и кокки (Haemophilus and Neisseria)[47] и грибки (Candida, Aspergillus, and Penicillium.[33] Слезы содержат бактерициды, такие как лизоцим, так что микроорганизмам трудно выжить и колонизировать эпителиальные поверхности.

Желудочно-кишечный тракт[править | править код]

Микробиом человека появляется с рождением и зависит от того, каким путём ребёнок был рождён.[48] К примеру рождение детей Кесаревым сечением привносит более патогенную микрофлору такую как Escherichia coli и Staphylococcus и гораздо увеличивает время развития непатогенной, полезной микробиоты.[49] У детей рожденных вагинально наблюдается нормальная, непатогенная полезная микробиота схожая по составу с материнской.[50]

Диаграмма показывает метаболизм триптофана к индолу и производным индола в толстой кишке. Clostridium sporogenes метаболизирует индол в 3-индолпропионовую кислоту (IPA), высокоэффективный нейропротекторный антиоксидант. В кишечнике IPA связывается с рецепторами прегнана X (PXR), тем самым способствуя гомеостазу слизистой оболочки и барьерной функции. После всасывания и распределения в мозг, IPA оказывает нейропротекторное действие против церебральной ишемии и болезни Альцгеймера. Виды Lactobacillus метаболизируют индол в индол-3-альдегид (I3A), который действует на арильный углеводородный рецептор (AhR) в кишечных иммунных клетках, в свою очередь увеличивая выработку интерлейкина-22 (IL-22). Активация AhR заметно влияет на иммунитет кишечника, поддерживая функцию эпителиального барьера, повышая иммунную толерантность к комменсальной микробиоте и защищает от патогенных инфекций. Сам индол действует как секретирующий глюкагон-подобный пептид-1 (GLP-1) в клетках кишечника L и как лиганд для AhR. Индол также может метаболизироваться печенью в индоксилсульфат, соединение, которое в высоких концентрациях вредно для здоровья человека. Накопление индоксилсульфата в плазме крови токсично и связано с сосудистыми заболеваниями и почечной дисфункцией. AST-120 (активированный уголь), кишечный сорбент, который принимается внутрь, адсорбирует индол, в свою очередь, уменьшая концентрацию индоксилсульфата в плазме крови.

Отношения между кишечной микробиотой и организмом человека не только комменсальные (безвредное сосуществование), а скорее a мутуалистическое (взаимовыгодное).[3] Некоторые микроорганизмы в кишечнике помогают хозяину усваивать различные пищевые волокна в короткоцепочечные жирные кислоты, такие как уксусная кислота или масляная кислота, которые в дальнейшем поглощаются организмом человека.[8][51] Бактерии кишечника играют важную роль в синтезе Витамина B и Витамина K, также метаболизируя жёлчные кислоты, стерины, и ксенобиотики.[3][51] В результате метаболических циклов бактерии производят вещества подобные гормонам, и по всей видимости микробиота функционирует как эндокринная железа.[51] Нарушение регуляции кишечной микробиоты коррелировало с множеством воспалительных и аутоиммунных состояний.[8][52]

Состав кишечной флоры человека изменяется со временем, когда меняется диета, а также по мере изменения общего состояния здоровья.[8][52] Систематический обзор 15 рандомизированных контролируемых исследований на людях с июля 2016 года показал, что некоторые коммерчески доступные штаммы пробиотических бактерий из родов Bifidobacterium и Lactobacillus (B. longum, B. breve, B. infantis, L. helveticus, L. rhamnosus, L. plantarum и L. casei) при приеме внутрь в суточных дозах 10 9 −10 10 колониеобразующие единицы (КОЕ) для 1-2 месяцев, обладают лечебными действиями (то есть улучшают поведенческие результаты) при некоторых расстройствах центральной нервной системы — включая тревогу, депрессию, расстройства аутистического спектра и обсессивно-компульсивное расстройство — и улучшает определенные аспекты памяти .[53] Однако, изменения микробиома также могут вызвать пагубные состояния для здоровья. В работе Musso et al., Было обнаружено, что кишечная микробиота у особей с ожирением имеет больше бактерий типа Firmicutes и меньше Bacteroidetes, чем у здоровых людей.[54] Другое исследование, проведённое Gordon et al., подтвердило, что именно состав микробиоты вызывает ожирение, а не наоборот. Это было сделано путем трансплантации кишечной микробиоты от мышей с ожирением, или мышей со специальной диетой к мышам контрольной группы мышам, лишенным микробиома. Они обнаружили, что у мышей, которым трансплантировали микробиоту кишечника от мышей больных ожирением уровень жира оказался гораздо выше при одинаковом питании нежели чем у мышей, которым пересадили микробиом, от животных с диетой.[55]

Уретра и мочевой пузырь[править | править код]

Похоже, что в мочеполовой системе имеется микробиота,[56][57] что является неожиданным фактом, по причине отсутствия результатов при анализе классическими лабораторными микробиологическими методами культивирования для обнаружения инфекции мочевыводящих путей; .[58] Классические методы культивирования не обнаруживают многие виды бактерий и других микроорганизмов.[58] Однако на основе методов секвенирования была произведена идентификация микроорганизмов, с целью определения есть ли различия в микробиоте между здоровыми людьми и людьми с проблемами мочевыводящих путей.[56][57]

Влагалище[править | править код]

Микробиота влагалища включает в себя организмы, которые играют важную роль в защите от инфекций и поддержании здоровья влагалища.[59] Наиболее распространенные микроорганизмы, обнаруженные у женщин в пременопаузе, относятся к роду Lactobacillus, подавляющие рост патогенных организмов производством перекиси водорода и молочной кислоты.[60][59][61] Композиция микробиоты сильно зависит от стадии менструального цикла.[3][62] Была установлена взаимосвязь между половыми актами, приёмами антибиотиков и потерей лактобацилл в организме женщин.[61] Более того, исследования показали, что половой акт с презервативом, по-видимому, изменяет уровень лактобацилл и увеличивает уровень кишечной палочки во влагалище.[61] Все изменения, происходящие в здоровой вагинальной микробиоте, могут указывать на развитие различных инфекций, включая кандидоз или бактериальный вагиноз.[33][60][36]

Плацента[править | править код]

До недавнего времени плацента считалась стерильной, однако было выявлено несколько непатогенных бактерий, находящихся в плацентарной ткани.[63][64][65]

Матка[править | править код]

До недавнего времени верхний репродуктивный тракт женщины считался стерильной средой. Разнообразные микроорганизмы населяют матку здоровых, бессимптомных женщин репродуктивного возраста. Микробиом матки значительно отличается от микробиома влагалища и желудочно-кишечного тракта.[66]

Ротовая полость[править | править код]

В полости рта создаются необходимые условия для роста микроорганизмов, включая воду, питательные вещества и подходящую температуру.[3] Анаэробные бактерии в полости рта включают в себя: Actinomyces, Arachnia, Bacteroides, Bifidobacterium, Eubacterium, Fusobacterium, Lactobacillus, Leptotrichia, Peptococcus, Peptostreptococcus, Propionibacterium, Selenomonas, Veillella, Trepone .[67] Роды грибов, включают, среди прочих: Candida, Cladosporium, Aspergillus, Fusarium, Glomus, Alternaria, Penicillium и Cryptococcus .[33]

Бактерии накапливаются как в твердых, так и в мягких тканях полости рта, в биопленке, позволяя им прилипать . В результате они получают защиту от факторов окружающей среды и противомикробных агентов.[68] Слюна играет ключевую роль в поддержании условий для роста биоплёнки и реколонизацию бактерий, поставляя питательные вещества и регулируя температуру. Также контролирует рост микроорганизмов посредством вымывания части биоплёнки.[69][70]

Бактерии в полости рта развили механизмы, чтобы чувствовать их окружающую среду и избегать внесение изменений в организм хозяина. Тем не менее, высокоэффективная врожденная система защиты человека постоянно контролирует бактериальную колонизацию и предотвращает бактериальную инвазию в локальные ткани. Существует динамическое равновесие между бактериями зубного налета и врожденной защитной системой организма.[71]

Здоровое равновесие представляет собой некий симбиоз, когда микробы из полости рта ограничивают рост и присоединение болезнетворных микроорганизмов, а организм человека обеспечивает условия для их роста и развития.[72][68] Изменение жизни человека, включая его иммунную систему, питание, преобразование видового состава нарушает данное равновесие из взаимовыгодного в паразитическое.[68] Было показано, что сахарный диабет и сердечно-сосудистые заболевания связаны со здоровьем полости рта.[72]

Постоянная гигиена полости рта является основным методом для предотвращения развития различных заболеваний.[72] Очистка полости рта уменьшает — разрастание потенциальных патогенных бактерий.[70] Однако правильной гигиены полости рта может быть недостаточно, так как это сложная система, в которой нужно учитывать иммунный ответ, генетику и видовой состав.[70] Антибиотики могут быть использованы при борьбе с инфекциями, однако могут быть неэффективны против биоплёнок.[70]

Лёгкие[править | править код]

Как и в случае полости рта, верхняя и нижняя дыхательная система обладают механическими средствами для удаления микробов. Бокаловидные клетки производят выделения, которые захватывают микробов и выводят их из дыхательной системы через непрерывно движущиеся ресничные эпителиальные клетки. Наряду с этим, бактерицидный эффект достигается содержанием лизоцима в слизи.[3] Легочная микробиота принадлежит 9 родам: Prevotella, Sphingomonas, Pseudomonas, Acinetobacter, Fusobacterium, Megasphaera, Veillonella, Staphylococcus, и Streptococcus. Считается, что некоторые из этих «нормальных» бактерий могут вызвать очень серьёзные заболевания, особенно у людей с ослабленным иммунитетом. Бактерии включают в себя: Streptococcus pyogenes, Haemophilus influenzae, Streptococcus pneumoniae, Neisseria meningitidis, и taphylococcus aureus. Грибковые роды, которые составляют легочный микобиом, включают Candida, Malassezia, Neosartorya, Saccharomyces, Aspergillus и другие.[33]

Необычное распределение бактериальных и грибковых родов в дыхательных путях наблюдается у людей с муковисцидозом.[33][73] Их бактериальная среда часто содержит устойчивые к антибиотикам и медленно растущие бактерии, и частота этих патогенов изменяется в зависимости от возраста.[73]

Жёлчный тракт[править | править код]

Традиционно считается, что жёлчные пути обычно стерильны, а наличие микроорганизмов в желчи является маркером патологического процесса. Это предположение было подтверждено неудачей в выделении бактериальных штаммов из нормального желчного протока. В 2013 году было показано что нормальная микробиота желчевыводящих путей представляет собой отдельный функциональный слой, который защищает желчный тракт от колонизации экзогенными микроорганизмами.

Болезнь и смерть[править | править код]

Метагеномные и эпидемиологические исследования показывают важную роль для человеческого микробиома в предотвращении широкого спектра заболеваний, от сахарного диабета 2 типа, ожирения, воспалительных заболеваний кишечника до болезни Паркинсона и даже психиатрических заболеваний, таких как депрессия.[74] Симбиотические отношения между микробиотой кишечника и различными бактериями могут влиять на иммунный ответ человека.[75] Некоторые исследования показывают, что лечение с помощью коррекции микробиома может быть эффективным для лечения диабета[76].

Рак[править | править код]

Несмотря на то, что рак является смесью генетических заболеваний и факторов окружающей среды, микробы вовлечены в 20 % случаев его развития.[77] Некоторые факторы рака толстой кишки показывают, что в толстой кишке число бактерий в миллион раз выше, чем в тонкой кишке, и примерно в 12 раз больше случаев рака в толстой кишке по сравнению с тонкой кишкой, что, возможно, устанавливает патогенную роль микробиоты в раке прямой кишки,[78] Микробный анализ может быть использован в качестве прогностического инструмента при оценке колоректального рака.[78]

Микробиота может влиять на канцерогенез тремя основными путями: (i) изменением баланса пролиферации и гибели опухолевых клеток, (ii) регулированием функции иммунной системы и (iii) влиянием на метаболизм, изменяя усвояемость принимаемых пищевых продуктов и фармацевтических препаратов.[78] Опухоли, развивающиеся на различных участках обычно включают микробиоту. Микробы в данных местах лучше приспосабливаются на основе пониженного содержания кислорода или источника дополнительного питания. Уменьшение популяции специфичных микробов или вызванный окислительный стресс могут увеличить риск развития рака.[77][78] Из 1030 всех известных микробов, 10 из них выделены Международным агентством по изучению рака как канцерогенные.[77][78] Бактерии могут выделять белки или другие факторы, которые непосредственно управляют пролиферацией клеток человека, что может усиливать или ослаблять иммунную систему хозяина, в том числе вызывать острое или хроническое воспаление.

Нарушение равновесия между хозяином и микробиотой снижает устойчивость к злокачественным новообразованиям, возможно вызывая воспаление и рак. После преодоления защитных барьеров микробы вызывают провоспалительные или иммуносупрессивные программы различными путями.[77] Например, связанные с раком микробы, по-видимому, активируют передачу сигналов NF-κΒ в микроокружении опухоли. Другие рецепторы, такие как Nod-подобные рецепторы могут играть роль в опосредовании колоректального рака.[77] Аналогично Helicobacter pylori aпо-видимому, увеличивает риск рака желудка из-за его хронической воспалительной реакции в желудке.[78]

Воспалительное заболевание кишечника[править | править код]

Воспалительное заболевание кишечника включают в себя язвенный колит и болезнь Крона. Эти заболевания сопровождаются нарушением состава в микробиоте кишечника (также известным как дисбиоз) и проявляется в форме уменьшения микробного разнообразия в кишечнике.[79][80] Было установлено, что дисбиоз коррелирует с дефектами генов хозяина, которые изменяют врожденный иммунный ответ у людей.[79]

Вирус иммунодефицита человека[править | править код]

Развитие заболевания ВИЧ влияет на изменение кишечной микробиоты. Вирус нарушает целостность эпителиального барьера, воздействуя на плотные контакты. Эти расстройства приводят к развитию воспалений у людей с ВИЧ.[81]

Вагинальная микробиота играет роль в передаче ВИЧ. Создаётся увеличенный риск получения заболевания, если у женщины обнаружен бактериальный вагиноз. Однако снижение инфекционности наблюдается при увеличении уровня Lactobacillus влагалища, что способствует развитию противовоспалительного состояния.[81]

Миграция[править | править код]

Предварительные исследования показывают, что немедленные изменения микробиома человека могут произойти при его переезде в другую страну.[82][83] Установлено, что уменьшение видового разнообразия было значительно выше у людей с ожирением и детей эмигрантов.[82][83]

Анализ микробиома[править | править код]

В настоящее время, по всему миру реализуются коммерческие решения для анализа микробиома человека. Биотехнологические компании предоставляет услуги по тестированию и анализу микробиоты, особенно кишечной флоры, и дают советы по питанию. Так, начиная с 2012 года появился первый коммерчиский продукт от компании uBiome [84] (в настоящее время не существует) и дальнейшее развитие направления такими компаниями как Viome[85], BIOHM[86],Thryve[87], iBIOM[88], включая отечественные Atlas[89] и другие.

Изменения микробиома у пациентов с COVID-19[править | править код]

Недавние работы показывают возможную зависимость изменения микробиоты здорового человека после заражения вирусом SARS-CoV-2.[90] У пациентов с COVID-19 наблюдались значительные изменения в микробиоте по сравнению с контрольной группой, характеризующиеся обогащением условно-патогенных микроорганизмов и истощением полезных бактерий во время болезни. Базовая численность бактерий Coprobacillus, Clostridium ramosum и Clostridium hathewayi коррелировала с тяжестью COVID-19, в то время как ​​наблюдалась обратная корреляция между численностью Faecalibacterium prausnitzii (противовоспалительные бактерии) и тяжестью заболевания.[91]

Примечания[править | править код]

  1. The vocabulary of microbiome research: a proposal (неопр.) // Microbiome. — 2015. — Т. 3. — С. 31. — doi:10.1186/s40168-015-0094-5. — PMID 26229597.
  2. Стома И.О. Микробиом в медицине: руководство для врачей. — Москва: ГЭОТАР-Медиа, 2020. — 320 с. — ISBN 978-5-9704-5844-0.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Sherwood, Linda; Willey, Joanne; Woolverton, Christopher. [[1] в «Книгах Google» Prescott's Microbiology] (неопр.). — 9th. — New York: McGraw-Hill Education, 2013. — С. 713—721. — ISBN 9780073402406.
  4. 1 2 3 American Academy of Microbiology FAQ: Human Microbiome [{{{1}}} Архивировано] {{{2}}}. January 2014
  5. 1 2 Judah L. Rosner for Microbe Magazine, February 2014. Ten Times More Microbial Cells than Body Cells in Humans?
  6. 1 2 Alison Abbott for Nature News. 8 January 2016 Scientists bust myth that our bodies have more bacteria than human cells
  7. 1 2 Sender, R. Are We Really Vastly Outnumbered? Revisiting the Ratio of Bacterial to Host Cells in Humans (англ.) // Cell : journal. — Cell Press, 2016. — January (vol. 164, no. 3). — P. 337—340. — doi:10.1016/j.cell.2016.01.013. — PMID 26824647.
  8. 1 2 3 4 5 6 Quigley, E. M. Gut bacteria in health and disease (неопр.) // Gastroenterol Hepatol (N Y). — 2013. — Т. 9, № 9. — С. 560—569. — PMID 24729765.
  9. Microbiology Meets Big Data: The Case of Gut Microbiota-Derived Trimethylamine (англ.) // Annu. Rev. Microbiol. : journal. — 2015. — Vol. 69. — P. 305—321. — doi:10.1146/annurev-micro-091014-104422. — PMID 26274026.
  10. Archaea and the human gut: new beginning of an old story (англ.) // World J. Gastroenterol.  (англ.) : journal. — 2014. — November (vol. 20, no. 43). — P. 16062—16078. — doi:10.3748/wjg.v20.i43.16062. — PMID 25473158.
  11. 1 2 NIH Human Microbiome Project defines normal bacterial makeup of the body. NIH News (13 июня 2012).
  12. 1 2 3 NIH Human Microbiome Working Group. The NIH Human Microbiome Project (англ.) // Genome Res  (англ.) : journal. — 2009. — Vol. 19, no. 12. — P. 2317—2323. — doi:10.1101/gr.096651.109. — PMID 19819907.
  13. Kuczynski, J. et al. Experimental and analytical tools for studying the human microbiome (англ.) // Nature Reviews Genetics : journal. — 2011. — Vol. 13, no. 1. — P. 47—58. — doi:10.1038/nrg3129. — PMID 22179717.
  14. Vestheim, H. Blocking primers to enhance PCR amplification of rare sequences in mixed samples – a case study on prey DNA in Antarctic krill stomachs (англ.) // BioMed Central  (англ.) : journal. — 2008. — Vol. 5. — P. 12. — doi:10.1186/1742-9994-5-12. — PMID 18638418.
  15. Tap; Julien; Mondot et al. Towards the human intestinal microbiota phylogenetic core (англ.) // Environmental Microbiology : journal. — 2009. — Vol. 11, no. 102. — P. 2574—2584. — doi:10.1111/j.1462-2920.2009.01982.x. — PMID 19601958.
  16. Hamady, M.; Knight, R. Microbial community profiling for human microbiome projects: Tools, techniques, and challenges (англ.) // Genome Research  (англ.) : journal. — 2009. — Vol. 19, no. 7. — P. 1141—1152. — doi:10.1101/gr.085464.108. — PMID 19383763.
  17. Human Microbiome Project Consortium. A framework for human microbiome research (англ.) // Nature. — 2012. — Vol. 486, no. 7402. — P. 215—221. — doi:10.1038/nature11209. — Bibcode2012Natur.486..215T. — PMID 22699610.
  18. The Human Microbiome Project Consortium. Structure, function and diversity of the healthy human microbiome (англ.) // Nature : journal. — 2012. — Vol. 486, no. 7402. — P. 207—214. — doi:10.1038/nature11234. — Bibcode2012Natur.486..207T. — PMID 22699609.
  19. 1 2 3 4 5 6 Quince, Christopher. Shotgun metagenomics, from sampling to analysis (англ.) // Nature Biotechnology : journal. — Nature Publishing Group, 2017. — 12 September (vol. 35, no. 9). — P. 833—844. — ISSN 1087-0156. — doi:10.1038/nbt.3935. — PMID 28898207.
  20. Claesson, Marcus J. A clinician's guide to microbiome analysis (англ.) // Nature Reviews Gastroenterology & Hepatology : journal. — 2017. — 9 August (vol. 14, no. 10). — P. 585—595. — ISSN 1759-5045. — doi:10.1038/nrgastro.2017.97. — PMID 28790452.
  21. 1 2 3 Knight, Rob. Best practices for analysing microbiomes (англ.) // Nature Reviews Microbiology : journal. — 2018. — 23 May (vol. 16, no. 7). — P. 410—422. — ISSN 1740-1526. — doi:10.1038/s41579-018-0029-9. — PMID 29795328.
  22. Washburne, Alex D. Methods for phylogenetic analysis of microbiome data (англ.) // Nature Microbiology  (англ.) : journal. — 2018. — 24 May (vol. 3, no. 6). — P. 652—661. — ISSN 2058-5276. — doi:10.1038/s41564-018-0156-0. — PMID 29795540.
  23. E. S. Van Amersfoort, T. J. C. Van Berkel, J. Kuiper. Receptors, Mediators, and Mechanisms Involved in Bacterial Sepsis and Septic Shock (англ.) // Clinical Microbiology Reviews. — 2003-07-01. — Vol. 16, iss. 3. — P. 379—414. — ISSN 0893-8512. — doi:10.1128/CMR.16.3.379-414.2003.
  24. PLoS Human Microbiome Project Collection Manuscript Summaries Архивная копия от 4 марта 2014 на Wayback Machine 13 June 2012
  25. Consortium of Scientists Map the Human Body's Bacterial Ecosystem. ucsf.edu.
  26. Sommer, F. The gut microbiota—masters of host development and physiology (англ.) // Nat Rev Microbiol : journal. — 2013. — April (vol. 11, no. 4). — P. 227—238. — doi:10.1038/nrmicro2974. — PMID 23435359.
  27. Diversity of the human intestinal microbial flora (англ.) // Science. — 2005. — Vol. 308, no. 5728. — P. 1635—1638. — doi:10.1126/science.1110591. — Bibcode2005Sci...308.1635E. — PMID 15831718.
  28. Cultivable bacterial diversity from the human colon (англ.) // Lett. Appl. Microbiol. : journal. — 2007. — Vol. 44, no. 4. — P. 343—350. — doi:10.1111/j.1472-765X.2007.02129.x. — PMID 17397470.
  29. Shared and unique environmental factors determine the ecology of methanogens in humans and rats (англ.) // Am. J. Gastroenterol.  (англ.) : journal. — 2000. — Vol. 95, no. 10. — P. 2872—2879. — doi:10.1111/j.1572-0241.2000.02319.x. — PMID 11051362.
  30. Archaea and their potential role in human disease (англ.) // Infection and Immunity  (англ.) : journal. — 2003. — Vol. 71, no. 2. — P. 591—596. — doi:10.1128/IAI.71.2.591-596.2003. — PMID 12540534.
  31. Pathogenic archaea: do they exist? (англ.) // BioEssays  (англ.) : journal. — 2003. — Vol. 25, no. 11. — P. 1119—1128. — doi:10.1002/bies.10354. — PMID 14579252.
  32. Methanogenic Archaea and human periodontal disease (англ.) // Proceedings of the National Academy of Sciences of the United States of America : journal. — 2004. — Vol. 101, no. 16. — P. 6176—6181. — doi:10.1073/pnas.0308766101. — Bibcode2004PNAS..101.6176L. — PMID 15067114.
  33. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 The human mycobiome in health and disease (англ.) // Genome Med  (англ.) : journal. — 2013. — July (vol. 5, no. 7). — P. 63. — doi:10.1186/gm467. — PMID 23899327.
  34. 1 2 Candidiasis: predisposing factors, prevention, diagnosis and alternative treatment (англ.) // Mycopathologia  (англ.) : journal. — 2014. — June (vol. 177, no. 5—6). — P. 223—240. — doi:10.1007/s11046-014-9749-1. — PMID 24789109.
  35. 1 2 Review article: fungal microbiota and digestive diseases (англ.) // Aliment. Pharmacol. Ther.  (англ.) : journal. — 2014. — April (vol. 39, no. 8). — P. 751—766. — doi:10.1111/apt.12665. — PMID 24612332.
  36. 1 2 3 Small intestinal fungal overgrowth (неопр.) // Curr Gastroenterol Rep. — 2015. — April (т. 17, № 4). — С. 16. — doi:10.1007/s11894-015-0436-2. — PMID 25786900.
  37. Human infections due to Malassezia spp (англ.) // Microbiology and Molecular Biology Reviews  (англ.) : journal. — American Society for Microbiology  (англ.), 1992. — 1 April (vol. 5, no. 2). — P. 101—119. — doi:10.1128/CMR.5.2.101. — PMID 1576583.
  38. Microbial ecology of the skin (англ.) // Annu. Rev. Microbiol.. — 1988. — Vol. 42, no. 1. — P. 441—464. — doi:10.1146/annurev.mi.42.100188.002301. — PMID 3144238.
  39. Hannigan, Geoffrey D. The Human Skin Double-Stranded DNA Virome: Topographical and Temporal Diversity, Genetic Enrichment, and Dynamic Associations with the Host Microbiome (англ.) // mBio  (англ.) : journal. — 2015. — 30 October (vol. 6, no. 5). — P. e01578—15. — doi:10.1128/mBio.01578-15. — PMID 26489866.
  40. Minot, Samuel. The human gut virome: inter-individual variation and dynamic response to diet (англ.) // Genome Research  (англ.) : journal. — 2011. — 1 October (vol. 21, no. 10). — P. 1616—1625. — doi:10.1101/gr.122705.111. — PMID 21880779.
  41. Young, J. C. Viral metagenomics reveal blooms of anelloviruses in the respiratory tract of lung transplant recipients (англ.) // American Journal of Transplantation  (англ.) : journal. — 2015. — 1 January (vol. 15, no. 1). — P. 200—209. — doi:10.1111/ajt.13031. — PMID 25403800.
  42. Abeles, Shira R. Human oral viruses are personal, persistent and gender-consistent (англ.) // The ISME Journal  (англ.) : journal. — 2014. — 1 September (vol. 8, no. 9). — P. 1753—1767. — doi:10.1038/ismej.2014.31. — PMID 24646696.
  43. Ly, Melissa. Altered Oral Viral Ecology in Association with Periodontal Disease (англ.) // mBio  (англ.) : journal. — 2014. — 1 July (vol. 5, no. 3). — P. e01133—14. — doi:10.1128/mBio.01133-14. — PMID 24846382.
  44. Monaco, Cynthia L. Altered Virome and Bacterial Microbiome in Human Immunodeficiency Virus-Associated Acquired Immunodeficiency Syndrome (англ.) // Cell Host & Microbe  (англ.) : journal. — 2016. — 9 March (vol. 19, no. 3). — P. 311—322. — doi:10.1016/j.chom.2016.02.011. — PMID 26962942.
  45. Norman, Jason M. Disease-specific alterations in the enteric virome in inflammatory bowel disease (англ.) // Cell : journal. — Cell Press, 2015. — 29 January (vol. 160, no. 3). — P. 447—460. — doi:10.1016/j.cell.2015.01.002. — PMID 25619688.
  46. Grice, Elizabeth A. Topographical and Temporal Diversity of the Human Skin Microbiome (англ.) // Science : journal. — 2006. — Vol. 324, no. 5931. — P. 1190—1192. — doi:10.1126/science.1171700. — Bibcode2009Sci...324.1190G. — PMID 19478181.
  47. 1 2 The Normal Bacterial Flora of Humans. textbookofbacteriology.net.
  48. Yang, Irene. The Infant Microbiome (англ.) // Nursing Research  (англ.) : journal. — 2016. — Vol. 65, no. 1. — P. 76—88. — doi:10.1097/NNR.0000000000000133. — PMID 26657483.
  49. Wall, R. Role of Gut Microbiota in Early Infant Development (неопр.) // Clinical Medicine. Pediatrics. — 2009. — 4 March (т. 3). — С. 45—54. — ISSN 1178-220X. — doi:10.4137/cmped.s2008. — PMID 23818794.
  50. Mueller, Noel T. The infant microbiome development: mom matters (англ.) // Trends in Molecular Medicine  (англ.) : journal. — Cell Press, 2015. — February (vol. 21, no. 2). — P. 109—117. — doi:10.1016/j.molmed.2014.12.002. — PMID 25578246.
  51. 1 2 3 Clarke, G. et al. Minireview: Gut microbiota: the neglected endocrine organ (англ.) // Mol Endocrinol  (англ.) : journal. — 2014. — August (vol. 28, no. 8). — P. 1221—1238. — doi:10.1210/me.2014-1108. — PMID 24892638.
  52. 1 2 Shen, S. Bugging inflammation: role of the gut microbiota (неопр.) // Clin Transl Immunology. — 2016. — Т. 5, № 4. — doi:10.1038/cti.2016.12. — PMID 27195115.
  53. Effect of probiotics on central nervous system functions in animals and humans – a systematic review (англ.) // J. Neurogastroenterol Motil. : journal. — 2016. — July (vol. 22, no. 4). — P. 589—605. — doi:10.5056/jnm16018. — PMID 27413138.
  54. Musso, G. Obesity, Diabetes, and Gut Microbiota: The hygiene hypothesis expanded? (англ.) // Diabetes Care  (англ.) : journal. — 2010. — 28 September (vol. 33, no. 10). — P. 2277—2284. — doi:10.2337/dc10-0556. — PMID 20876708.
  55. Turnbaugh, Peter J. Diet-Induced Obesity Is Linked to Marked but Reversible Alterations in the Mouse Distal Gut Microbiome (англ.) // Cell Host & Microbe  (англ.) : journal. — 2008. — April (vol. 3, no. 4). — P. 213—223. — doi:10.1016/j.chom.2008.02.015. — PMID 18407065.
  56. 1 2 Drake, M. J. The urinary microbiome and its contribution to lower urinary tract symptoms (англ.) // Neurourology and Urodynamics : journal. — 2017. — April (vol. 36, no. 4). — P. 850—853. — doi:10.1002/nau.23006. — PMID 28444712.
  57. 1 2 Aragón, I. M. The Urinary Tract Microbiome in Health and Disease (англ.) // European Urology Focus : journal. — 2018. — January (vol. 4, no. 1). — P. 128—138. — doi:10.1016/j.euf.2016.11.001. — PMID 28753805.
  58. 1 2 Schmiemann, G. The Diagnosis of Urinary Tract Infection: A Systematic Review (англ.) // Deutsches Aerzteblatt Online : journal. — 2010. — Vol. 107, no. 21. — P. 361—367. — doi:10.3238/arztebl.2010.0361. — PMID 20539810.
  59. 1 2 Petrova, Mariya I. Lactobacillus species as biomarkers and agents that can promote various aspects of vaginal health (англ.) // Frontiers in Physiology : journal. — 2015. — Vol. 6. — P. 81. — doi:10.3389/fphys.2015.00081. — PMID 25859220.
  60. 1 2 Review article: fungal microbiota and digestive diseases (англ.) // Aliment. Pharmacol. Ther.  (англ.) : journal. — 2014. — April (vol. 39, no. 8). — P. 751—766. — doi:10.1111/apt.12665. — PMID 24612332.
  61. 1 2 3 Witkin, S. S. Bacterial flora of the female genital tract: Function and immune regulation (англ.) // Best Practice & Research Clinical Obstetrics & Gynaecology : journal. — 2007. — Vol. 21, no. 3. — P. 347—354. — doi:10.1016/j.bpobgyn.2006.12.004. — PMID 17215167.
  62. Onderdonk, A. B. Methods for quantitative and qualitative evaluation of vaginal microflora during menstruation (англ.) // Applied and Environmental Microbiology  (англ.) : journal. — 1986. — Vol. 51, no. 2. — P. 333—339. — PMID 3954346.
  63. Fox, Chelsea. Maternal microbiome and pregnancy outcomes (неопр.) // Fertility and Sterility. — 2015. — Т. 104, № 6. — С. 1358—1363. — doi:10.1016/j.fertnstert.2015.09.037. — PMID 26493119.
  64. Wassenaar, T.M. Is a foetus developing in a sterile environment? (неопр.) // Letters in Applied Microbiology. — 2014. — Т. 59, № 6. — С. 572—579. — doi:10.1111/lam.12334. — PMID 25273890.
  65. Schwiertz, Andreas. Microbiota of the human body : implications in health and disease (англ.). — 2016. — ISBN 978-3-319-31248-4.
  66. Franasiak, Jason M. Reproductive tract microbiome in assisted reproductive technologies (англ.) // Fertility and Sterility : journal. — 2015. — Vol. 104, no. 6. — P. 1364—1371. — doi:10.1016/j.fertnstert.2015.10.012. — PMID 26597628.
  67. Sutter, V. L. Anaerobes as normal oral flora (англ.) // Reviews of Infectious Diseases  (англ.) : journal. — 1984. — Vol. 6 Suppl 1. — P. S62—S66. — doi:10.1093/clinids/6.Supplement_1.S62. — PMID 6372039.
  68. 1 2 3 Purnima, Kumar. Oral microbiota and systemic disease (неопр.) // Anaerobe. — 2013. — December (т. 24). — С. 90—93. — doi:10.1016/j.anaerobe.2013.09.010. — PMID 24128801.
  69. Arweiler, Nicole B.; Netuschil, Lutz. Microbiota of the Human Body: Implications in Health and Disease (англ.). — Springer, Cham. — P. 45—60. — ISBN 978-3-319-31248-4.
  70. 1 2 3 4 Avila, Maria. The Oral Microbiota: Living with a Permanent Guest (англ.) // DNA and Cell Biology  (англ.) : journal. — 2009. — Vol. 28, no. 8. — P. 405—411. — ISSN 1044-5498. — doi:10.1089/dna.2009.0874. — PMID 19485767.
  71. Rogers A H (editor). Molecular Oral Microbiology (неопр.). — Caister Academic Press  (англ.), 2008. — ISBN 978-1-904455-24-0.
  72. 1 2 3 Zarco, M. F. The oral microbiome in health and disease and the potential impact on personalized dental medicine (англ.) // Oral Diseases : journal. — 2012. — Vol. 18, no. 2. — P. 109—120. — ISSN 1354-523X. — doi:10.1111/j.1601-0825.2011.01851.x. — PMID 21902769.
  73. 1 2 Beringer, P M. Unusual respiratory bacterial flora in cystic fibrosis: microbiologic and clinical features (англ.) // Current Opinion in Pulmonary Medicine : journal. — Lippincott Williams & Wilkins  (англ.), 2000. — November (vol. 6, no. 6). — P. 545—550. — doi:10.1097/00063198-200011000-00015. — PMID 11100967. Архивировано 16 октября 2013 года.
  74. Copeland CS. The World Within Us: Health and the Human Microbiome. Healthcare Journal of New Orleans, Sept-Oct 2017.
  75. Honda, Kenya. The microbiota in adaptive immune homeostasis and disease (англ.) // Nature : journal. — 2016. — 7 July (vol. 535, no. 7610). — P. 75—84. — doi:10.1038/nature18848. — Bibcode2016Natur.535...75H. — PMID 27383982.
  76. Burton, J. H. Addition of a Gastrointestinal Microbiome Modulator to Metformin Improves Metformin Tolerance and Fasting Glucose Levels (англ.) // Journal of Diabetes Science and Technology  (англ.) : journal. — 2015. — Vol. 9, no. 4. — P. 808—814. — doi:10.1177/1932296815577425. — PMID 25802471.
  77. 1 2 3 4 5 Garrett, W. S. Cancer and the microbiota (англ.) // Science. — 2015. — 3 April (vol. 348, no. 6230). — P. 80—6. — doi:10.1126/science.aaa4972. — Bibcode2015Sci...348...80G. — PMID 25838377.
  78. 1 2 3 4 5 6 Gagnière, J. Gut microbiota imbalance and colorectal cancer (англ.) // World Journal of Gastroenterology  (англ.) : journal. — 2016. — Vol. 22, no. 2. — P. 501—518. — doi:10.3748/wjg.v22.i2.501. — PMID 26811603.
  79. 1 2 Sartor, R. Balfour. Intestinal Microbes in Inflammatory Bowel Diseases (неопр.) // The American Journal of Gastroenterology Supplements. — 2012. — July (т. 1, № 1). — С. 15—21. — doi:10.1038/ajgsup.2012.4.
  80. Hold, Georgina L. Role of the gut microbiota in inflammatory bowel disease pathogenesis: What have we learnt in the past 10 years? (англ.) // World Journal of Gastroenterology  (англ.) : journal. — 2014. — 7 February (vol. 20, no. 5). — P. 1192—1210. — doi:10.3748/wjg.v20.i5.1192. — PMID 24574795.
  81. 1 2 Zilberman-Schapira, Gili. The gut microbiome in human immunodeficiency virus infection (англ.) // BMC Medicine  (англ.) : journal. — 2016. — Vol. 14, no. 1. — P. 83. — doi:10.1186/s12916-016-0625-3. — PMID 27256449.
  82. 1 2 Vanagay, Pajau et al. US immigration westernizes the human gut microbiome (англ.) // Cell : journal. — Cell Press, 2018. — 1 November (vol. 175, no. 4). — P. 962—972. — doi:10.1016/j.cell.2018.10.029. — PMID 30388453.
  83. 1 2 Kaplan, Robert C. Gut microbiome composition in the Hispanic Community Health Study/Study of Latinos is shaped by geographic relocation, environmental factors, and obesity (англ.) // BioMed Central  (англ.) : journal. — 2019. — 1 November (vol. 20, no. 1). — P. 219. — ISSN 1474-760X. — doi:10.1186/s13059-019-1831-z. — PMID 31672155.
  84. uBiome (англ.) // Wikipedia. — 2020-08-25.
  85. Viome Company Profile and Leadership. Viome. Дата обращения: 20 октября 2020.
  86. Why Biohm Health | Overall Wellness by Optimizing Gut Health (англ.). BIOHM Health. Дата обращения: 20 октября 2020.
  87. Our Science (англ.). Thryve - Gut Health Program. Дата обращения: 20 октября 2020.
  88. Blog (словенск.). iBIOM. Дата обращения: 20 октября 2020.
  89. Микробиота. Блог Атласа. Дата обращения: 20 октября 2020.
  90. Gut microbiota and Covid-19- possible link and implications (англ.) // Virus Research. — 2020-08-01. — Vol. 285. — P. 198018. — ISSN 0168-1702. — doi:10.1016/j.virusres.2020.198018.
  91. Lung microbiome and coronavirus disease 2019 (COVID-19): Possible link and implications (англ.) // Human Microbiome Journal. — 2020-08-01. — Vol. 17. — P. 100073. — ISSN 2452-2317. — doi:10.1016/j.humic.2020.100073.