Четвёртая волна феминизма

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Активистки четвёртой волны феминизма, Лондон, 2017

Четвёртая волна феминизма — это ветвь феминистского движения, отделившаяся около 2012 года, которая делает акцент на расширении прав и возможностей женщин[en][1], использовании интернет-инструментов[2] и интерсекциональности[3]. Четвёртая волна стремится к большему гендерному равенству, уделяет особое внимание гендерным нормам и проблеме маргинализации женщин в обществе.

Четвёртая волна феминизма подчеркивает интерсекциональность и взаимосвязь систем власти. А также то, как они способствуют социальному расслоению традиционно маргинализированных групп, таких как цветные женщины[en] и транс-женщины. Феминистки четвёртой волны выступают за более широкое представительство этих групп в политике и бизнесе и утверждают, что общество было бы более справедливым, если бы политика и её практическое воплощение в жизни включали точки зрения всех людей[3].

Феминизм четвёртой волны выступает за равную оплату труда. А также за то, что равные возможности, к которым стремятся девочки и женщины, должны распространяться также на мальчиков и мужчин. Выступают за преодоление гендерных стереотипов (например, возможность свободно выражать эмоции и чувства, физического самовыражения, права на родительство и декретный отпуск)[4]. А также за использование СМИ и социальных сетей для сотрудничества, мобилизации и выступления против людей, злоупотребляющих властью. Феминистки четвёртой волны стремятся расширить права и возможности женщин и добиться справедливого наказания за нападения и домогательства[5].

История возникновения[править | править код]

Некоторые феминистки утверждают, что в 1980-х годах консервативные деятели, такие как Маргарет Тэтчер и Рональд Рейган, оспаривали достижения феминисток к тому моменту[6]. В то же время феминистки в Северной Америке, Латинской Америке и Европе преуспели в некоторых из своих целей, включая создание государственных институтов, которые открыто продвигали права женщин или участие феминисток в правительстве; эти институты, однако, также ослабили феминистские движения, позволив государству взять на себя реализацию феминистских целей[7].

Европейский и латиноамериканский феминизм четвёртой волны зародились в 1990-х годах, когда помадный феминизм и потребительский феминизм стали подходить к концу, а феминистские активисты отвергали квир-теорию, которую поддерживали американские учёные[8][9][10]. Феминизм четвёртой волны развивался медленно, но смог распространиться глобально при помощи СМИ и интернета[11]. Четвёртая волна возникла из нового поколения женщин, которые в основном не были информированы о предыдущих ступенях феминизма из-за своего образования в средней школе, колледжах и университете. Знания о феминизме приобретались неформально, и было создано виртуальное сообщество, в котором феминистки узнавали, что «личное — это политическое». Оно возникла стихийно. Феминизм четвёртой волны, как и другие волны до него, в этот период не предполагал существования единой идеологии, единодушия сторонников или коллектива[12]. Речь шла о том, чтобы объединиться в группы для совместной работы над достижением общей цели — положить конец насилию в отношении женщин, дать им свободу выбора желаемого пути. Это объединение женщин было основано на взаимных обязательствах и поддержке[13][11].

Начало четвёртой волны феминизма в Испании связано с убийство Анны Орантес[8][12]. 17 декабря 1997 года муж сжег её в их доме в Гранаде. Поводом послужило публичное выступление Анны Орантес на телеканале «Canal Sur», где она заявила о физическом насилии со стороны мужа[14]. В начале четвёртой волны испанский феминизм использовал телевидение и газеты в качестве основных средств борьбы[15]. Смерть Орантес вывела тему гендерного насилия из закрытости внутрисемейной проблемы и привлекла к ней внимание всей страны[16]. Это привело к тому, что Телевизионная корпорация Испании изменила свою политику в отношении того, как следует сообщать о гендерном и сексистском насилии[15]. Подобные дискуссии имели место и в других телеканалах и медиа-организациях по всей стране. Шутки о женщинах, которых бьют парни и мужья, перестали быть приемлемыми на испанском телевидении[15]. Журналисты из El Mundo, El País и Infolibre были одними из первых представителей четвёртой волны феминизма в Испании, которые использовали своё положение в СМИ для обсуждения вопросов, в основном связанных с сексистским насилием и его изображением в СМИ. Позже они продолжили говорить о проблемах с равной оплатой труда мужчин и женщин в Испании, и о стеклянном потолке для них, а также продвигали активизм в интернете[17].

Поскольку латиноамериканский феминизм четвёртой волны охватывает одновременно различные движения, многие из которых находятся в противоречии друг с другом, некоторые относятся к латиноамериканским «феминизмам» во множественном числе[18]. Одно из наиболее противоречивых движений возникло как реакция на квир-феминизм и постмодернистский феминизм с отказом признания этих теорий[19][20]. Это движение состоит из активистов, выступающих против прав трансгендерных людей[en]. Они отвергают работы видных учёных-феминисток, таких как Джудит Батлер, выступают против большей части теории феминизма. При этом они стремятся создать направленное против прав ЛГБТ движение под эгидой феминизма, а также опредяляют «женщину» в рамках циссексизма, как исключительно цисгендерную и неинтерсексуальную. Представители этого движения выступают против ценностей квир-феминистского движения, называя его не инклюзивным, а ослабляющим феминизм и стирающий женщин[10]. Джудит Батлер и другие постмодернистские феминистки имеют прямо противоположную позицию: по их мнению, половой эссенциализм и трансфобия препятствуют сплочению женщин и являются причиной невозможности феминистского движения удерживать свои позиции[21].

В то время как квир-феминизм является инклюзивным за счёт расширения бинарных и циснормативных концепций гендера, эти латиноамериканские феминистки утверждают, что Батлер пыталась стереть концепцию женской природы и, следовательно, женщин как политических субъектов[10]. Они отвергают гендерные исследования, являющиеся основопологающей базой современного феминизма[22], называя их заговором для сокрытия женщин из академических кругов. Определяя идентичность через биологию вместо гендера и заменяя постмодернистские концепции женственности патриархальной идеологией гендерного эссенциализма, они преподносят квир-феминизм как заговор для укрытия «мужских» агрессоров (к которым они относят транс-женщин) и угнетения женщин[10][23]. В настоящее время исключающие транс-людей активисты являются меньшинством в феминистском движении[24], а их сведение идентичности к упрощённой биологии противоречит мейнстримному феминизму. В трансфеминизме подобные взгляды обозначаются не только как трансфобные, но и как антифеминистские[25]. Рядом исследователей данное антитрансгендерное движение относится к группе ненависти[en], выдающей себя за феминизм (то есть, являющееся антифеминистским)[26][27][28][25].

Определение[править | править код]

Интерсекциональность[править | править код]

Критика[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Jessica Abrahams. Everything you wanted to know about fourth wave feminism—but were afraid to ask (англ.). Prospect Magazine (14 августа 2017). Дата обращения: 1 июня 2021.
  2. Constance Grady. The waves of feminism, and why people keep fighting over them, explained (англ.). Vox (20 March 2018). Дата обращения: 1 июня 2021.
  3. 1 2 Feminism: A fourth wave? | The Political Studies Association (PSA) (англ.). Feminism: A fourth wave? | The Political Studies Association (PSA). Дата обращения: 1 июня 2021.
  4. Prudence Chamberlain. Introduction (англ.) // The Feminist Fourth Wave: Affective Temporality / Prudence Chamberlain. — Cham: Springer International Publishing, 2017. — P. 1–19. — ISBN 978-3-319-53682-8. — doi:10.1007/978-3-319-53682-8_1.
  5. Ruth Phillips, Viviene E. Cree. What does the ‘Fourth Wave’ Mean for Teaching Feminism in Twenty-First Century Social Work? // Social Work Education. — 2014-10-03. — Т. 33, вып. 7. — С. 930–943. — ISSN 0261-5479. — doi:10.1080/02615479.2014.885007.
  6. La cuarta ola feminista ha llegado y esto es lo que debes saber (исп.). Código Nuevo (5 de marzo de 2018). Дата обращения: 2 июня 2021.
  7. Silvia Vega Ugalde. Comentarios al Dossier: “Nuevas voces feministas en América Latina: ¿continuidades, rupturas, resistencias?” (англ.) // Iconos. Revista de ciencias sociales. — 2013. — Iss. 46. — P. 103–109. — ISSN 1390-1249.
  8. 1 2 Begoña Gómez Urzaiz. Ana de Miguel: “Considerar que dar las campanadas medio desnuda es un acto feminista es un error garrafal” (исп.). S Moda EL PAÍS (21 de diciembre de 2017). Дата обращения: 2 июня 2021.
  9. webdeveloper. Estudio sobre la recuperación integral de las mujeres víctimas de violencia de género en Cantabria (неопр.). Dirección General de Igualdad y Mujer. Дата обращения: 2 июня 2021.
  10. 1 2 3 4 Somos la Cuarta Ola; el feminismo estratégico (исп.). Kamchatka. Дата обращения: 2 июня 2021.
  11. 1 2 Estrella Digital. La cuarta ola del movimiento feminista (исп.). Estrella Digital. Дата обращения: 2 июня 2021.
  12. 1 2 ALBA MARTÍN. Pepa Bueno: "Estamos en una cuarta ola imparable de feminismo" (исп.). El Periódico de Aragón (5 de noviembre de 2018). Дата обращения: 2 июня 2021.
  13. Yolanda Besteiro defiende un 8-M que se sienta "en cada uno de los rincones del planeta", también en los pueblos (исп.). Lanza Digital (9 de marzo de 2019). Дата обращения: 2 июня 2021.
  14. Miriam Ruiz Castro / J. G. Albalat. Juicio a 'la Manada', segunda parte (исп.). elperiodico (6 de noviembre de 2018). Дата обращения: 2 июня 2021.
  15. 1 2 3 ConcienciaCultural. Nuria Coronado, periodista y activista de género: «Sin feminismo, no hay democracia» – Conciencia Cultural (исп.). Дата обращения: 2 июня 2021.
  16. FEMINISMO AL PODER (исп.). Qué Leer (8 de marzo de 2019). Дата обращения: 2 июня 2021.
  17. Tatiana Matiushkov Badia, Luisa del Carmen Martínez García. Las narrativas de Twitter sobre violencia machista. — 2018. — 47 с.
  18. Stephanie Rivera Berruz. Latin American Feminism. — 2018-12-12.
  19. Luisa Posada Kubissa. El sujeto político feminista en la 4ª ola (исп.). ElDiario.es (22 de octubre de 2018). Дата обращения: 2 июня 2021.
  20. Cinzia Arruzza: "Las mujeres son las que están enfrentando el ascenso de la extrema derecha en todo el mundo" (неопр.). infobae. Дата обращения: 2 июня 2021.
  21. Булавина Т. В. Эссенциализм // Словарь гендерных терминов / Под ред. А. А. Денисовой / Региональная общественная организация «Восток-Запад: Женские Инновационные Проекты». — М.: Информация XXI век, 2002. — 256 с.
  22. Введение в гендерные исследования. Ч. I: Учебное пособие / Под ред. И. А. Жеребкиной. — СПб.: Алетейя, 2001. — 708 с. — ISBN 5-89329-397-5.
  23. El Cuaderno. Entrevista a Beatriz Gimeno (исп.). El Cuaderno (29 de octubre de 2018). Дата обращения: 2 июня 2021.
  24. Flaherty Colleen. 'TERF' War – Philosophers object to a journal's publication 'TERF,' in reference to some feminists. Is it really a slur? (англ.). Inside Higher Ed (29 August 2018). Дата обращения: 12 апреля 2019.
  25. 1 2 Ситникова Я. Трансфеминизм и радикальный феминизм: когда приватное ставит под вопрос публичное (рус.) // Женщины в политике: новые подходы к политическому. Феминистский образовательный альманах : журнал. — 2013. — Вып. 3. — С. 78—88.
  26. María Victoria Carrera-Fernández, Renée DePalma. Feminism will be trans-inclusive or it will not be: Why do two cis-hetero woman educators support transfeminism? (англ.) // The Sociological Review. — 2020. — Vol. 68, iss. 4. — P. 745—762. — ISSN 0038-0261. — doi:10.1177/0038026120934686.
  27. Allen, E. Unpacking Transphobia in Feminism (англ.). TransAdvocate (9 August 2013). Дата обращения: 2 июня 2021.
  28. Audrey Miano. Feminism 101: What Is A SWERF? (англ.). FEM Newsmagazine. UCLA Student Media (15 July 2017). Дата обращения: 2 июня 2021.