Директория (Французская революция)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Исполнительная директория
фр. Directoire exécutif
Общая информация
Дата создания 2 ноября 1795
Предшествующее ведомство Национальный конвент
Дата упразднения 10 ноября 1799
Заменено на Французский консулат
 Просмотр этого шаблона  История Франции
Портал Франция
Armoiries république française.svg
Доисторическая Франция
Античность

Римская Галлия (220 до н. э. — 481)

Средневековая Франция

Династии:
Меровинги (481—751)
Каролинги (751—987)
Капетинги (987—1328)
Валуа (1328—1589)
Бурбоны (1589—1792, 1814—1848)

Дореволюционная Франция

Сословная монархия (1302—1614)
Абсолютная монархия (1643—1789)

Современная Франция

Французская революция (1789—1799)
Первая республика (1792—1804)
Первая империя (1804—1814)
Реставрация Бурбонов (1814—1830)
Июльская монархия (1830—1848)
Вторая республика (1848—1852)
Вторая империя (1852—1870)
Парижская коммуна (1871)
Третья республика (1871—1940)
Режим Виши (1940—1944)
Временное правительство (1944—1946)
Четвёртая республика (1946—1958)
Пятая республика (с 1958)

Директория (фр. Directoire) — правительство первой Французской республики по конституции III года, принятой Национальным конвентом в 1795 году во время последней стадии Великой Французской революции с 26 октября 1795 (4 брюмера IV года) до 9 ноября 1799 (18 брюмера VIII года). Исполнительная власть Директории состояла из пяти директоров Исполнительной Директории (фр.  Directoire exécutif) и законодательная власть (фр.  Corps Législatif) из двух палат — Совета старейшин (фр. Conseil des Anciens) и Совета пятисот (фр. Conseil des Cinq-Cents).

Конституция III года[править | править вики-текст]

Constitution de la République Française du 5 Fructidor l'an III (22 août 1795)

Новая Конституция III года создалa Директорию (фр. Directoire) и первый двухпалатный законодательный орган в истории Франции. Конституция вернулась к различию между «активными» и «пассивными» гражданами. Всеобщее избирательное право 1793 было заменено ограниченным цензовым избирательным правом. Новая конституция вернулась к принципам конституции 1791 года. Принцип равенства подтверждался, но в пределах гражданского равенства. Многочисленные демократические права конституции 1793 года — право на труд, социального страхования, всеобщего образования — были исключены. Конвент определял права граждан республики и одновременно отвергал как привилегии старого порядка так и социального равенства. Только граждане старше двадцати пяти лет, платившие налог на доход от двухсот дней работы, имели право быть выборщиками. Этот избирательный орган, который и имел реальную выборную власть, состоял из 30 000 человек в 1795 году, вдвое меньше, чем в 1791. Руководствуясь недавним опытом якобинской диктатуры, республиканские институты были созданы для защиты от двух опасностей: всемогущества исполнительной власти и диктатуры.

Был предложен двух-палатный законодательный орган в качестве меры предосторожности против внезапных политических колебаний: Совет пятисот (фр. Conseil des Cinq-Cents) с правами предлагать законы и Совет старейшин (фр. Conseil des Anciens), 250 сенаторов, с полномочиями принимать или отклонять предложенные законы. Исполнительная власть должна была быть разделена между пятью директорами, выбранными Советом старейшин из списка, составленного Советом пятисот. Один из директоров, определёный по жребию, переизбирался каждый год с возможностью переизбрания через пять лет. В качестве одной из практических мер предосторожности, не разрешалось нахождение войск в 60 милях от места заседаний ассамблеи и она могла избрать другое место заседаний в случае опасности. Директория по-прежнему сохраняла большую власть, в том числе чрезвычайные полномочия над свободой прессы и свободу ассоциаций в случае экстренной необходимости. Поправки к коституции должны были проходить через сложную систему принятия с целью добиться стабильности и процедура принятия могла длиться до девяти лет.

Выборы депутатов одной трети обеих палат должны были происходить ежегодно. Но как сделать так, чтобы новый выборный орган не мог изменить конституцию, как это случилось с Законодательным собранием? Термидорианцы оговорили это 5 фрюктидора (22 августа 1795) по итогам голосования за постановление о «формировании нового законодательного органа». Статья II предусматривала: «Все члены настоящего Конвента имеют право быть переизбранными. Собрания выборщиков не могут принять меньше, чем две трети из них для сформирования новых законодательных органов». Это был знаменитый закон двух-третей.[1]

Провал стабилизации (1795-1797)[править | править вики-текст]

Успех политики стабилизации режима и революции зависел от нахождения решения основных проблем, унаследованных от термидорианского периода: войны с первой коалицией и внутренними экономическими и финансовыми проблемами. Заключённые в узкие границы республики с ограниченным избирательным правом, исключая и народ и аристократию, термидорианцы применяли все меры предосторожности против диктатуры исполнительной власти, что не оставляло никакой другой альтернативы, кроме слабого государства или обращения к армии.[2]

Первая Директория[править | править вики-текст]

6 брюмера 741 депутат занял свои места; 243 из них, по жребию, старше 40 лет, составили Совет старейшин, а остальные — Совет пятисот. Членам Конвента, благодаря указа о двух-третей, удалось избежать фиаско, но они явно были в проигрыше. Тем не менее, 394 из них были выбраны в силу указа двух-третей. Как было предусмотрено, остальные 105 должны были быть «добавлены». Тем не менее в новую треть вошли только четыре бывших депутата конвента.

Жан-Франсуа Ребелль

Главными проигравшими были остатки монтаньяров. Также были избраны 64 «прогрессивных»» депутата, в том числе Одуин, Пултье и Марбо. С другой стороны количество избранных правых депутатов было впечатляющим: 88 из них откровенно выражали контрреволюционные взгляды, а 73 других были умеренные роялисты. И наконец, как показатель сокрушительного поражениа уходящим депутатом конвента, было появление призраков из прошлого: бывших членов Учредительного и Законодательного собрания.[3]

Сторонники конституции были умеренных взглядов: республиканцы и термидорианцы состовляли блок из 381 депутатов. Решительные противники как террора так и реставрации, им удалось удержаться у власти и они вовсе не были намерены отказываться от неё. Режим, установленный в III году не был парламентским, но, без широкой базы, «вечные», как их стали называть, в конечном счете, рисковали лишиться своей гегемонии.

Совет пятисот составил список из пятидесяти имен, в том числе Сийеса, Баррас, Ребелль, Ларевельер-Лепо, Летурнер и сорока пяти непримечательных депутатов. Но Сийес отказался служить и Карно был выбран вместо него. Директора разделили свои задачи в соответствии своих пожеланий и своего ​​опыта. Пять директоров, все голосовавшие за казнь короля, принадлежали к термидорианцам, монополизировавших власть в предыдущем Национальном конвенте. Но разные темпераменты и политические амбиции директоров означали, что их сосуществование будет трудным.[4]

Заговор Равных[править | править вики-текст]

Буквально в тот момент, когда Директория только приступила к своей деятельности, инфляция достигла завершающей стадии: 100-франковый ассигнат стоил 15 су, и цены росли ежечасно. За четыре месяца выпуск бумажных денег увеличился в 2 раза и достиг 39 миллиардов. Бумажные деньги печатали каждую ночь для использования на следующий день. 30 плювиоза, год IV (19 февраля 1796), выпуск ассигнатов был прекращён. Правительство решило вновь вернуться к звонкой монете. Результатом было растрата большей части оставшегося национального достояния в интересах спекулянтов.[5]

Зима была страшная, тем более, что крестьяне прекратили поставки и рынки оставались пустыми. В сельской местности бандитизм распространился настолько, что даже мобильные колонны Национальной гвардии и угроза смертной казни не привели к улучшению. В Париже многие бы умерли от голода, если бы Директория не продолжила распределение продовольствия; но как и в IV году было зарегестрировано более 10 тысяч голодных смертей в одном только департаменте Сены. Это привело к возобновлению якобинской агитации. Но на этот раз якобинцы прибегли к заговорам и правительство опять начало старую термидорианскую политику качелей.[6]

Гракх Бабеф

Именно на этом фоне Бабеф начал свой Заговор Равных (фр. Conjuration des Égaux). Бабеф ещё начиная с 1789 года, обращался к т.н. аграрному закону или общему обмена товаров как средство достижения экономического равенства. К моменту падения Робеспьера он отказался от этого, как непрактичной схемы, и двигался в направлении более комплексного плана коллективной собственности и производства. Это все еще ​​был его конечной целью, когда, зимой 1795-96, он вступил в соглашение с группой бывших якобинцев и «террористов» с целью свержения Директории силой. Движение было организовано в виде ряда концентрических уровней: был внутренний повстанческий комитет (Тайная директория общественного спасения), состоящий из небольшой группы, которая была полностью проинформирована о целях заговора; за ней, группа сочувствующих, экс-якобинцев и другие, в том числе старые противники Робеспьера, Амар и Ленде. И, наконец, уцелевшие активисты Парижа — в общем, количество вовлечённых в заговор исчислялось Бабефом в 17 000. План был оригинален и бедность парижских предместий ужасающей, но санкюлоты, разочарованные и запуганные после прериаля, не откликнулись на призывы заговорщиков.[7]

Заговорщики были преданы полицейским шпионом Карно, теперь одним из директоров и быстро движущимся вправо. В ночь с 23-24 фрюктидора (9-10 сентября 1796) бабувисты пытались склонить на свою сторону солдат лагеря Гренель. Карно был в курсе их плана и они были встречены кавалерией. Сто тридцать один были арестованы и тридцать расстреляны на месте; соратники Бабефа были привлечены к суду; Бабёфа и Дартэ, гильотинировали через год.[8]

Еще раз маятник качнулся вправо, на этот раз с массовым притоком роялистов в ассамблею.

Завоевания[править | править вики-текст]

Наполеон на Аркольском мосту (Гро, Антуан)

После заключения мира с Пруссией и Испанией в составе первой коалиции оставались только две державы — Англия и Австрия. Нанести удар по Англии республика была не в состоянии, оставалось сломить Австрию. Весной 1796 для этого предполагалось развернуть операции на Рейне и Дунае. По плану, составленному Карно, рейнская и мозельская французские армии под начальством генерала Моро должны были действовать заодно с самбро-маасской, предводимой Журданом, проникнуть двумя колоннами по обоим берегам Дуная внутрь Германии и соединиться под стенами Вены с итальянской армией, вверенной Бонапарту.[9] Первоначальные действия французских войск, переправившихся через Рейн, велись блистательно; австрийцы были оттеснены на всех пунктах, и уже в конце июля герцог Вюртембергский, маркграф Баденский и весь Швабский округ вынуждены были заключить отдельный мир, заплатив Франции 6 миллионов ливров контрибуции и уступив ей множество владений на левом берегу Рейна. В августе примеру их последовали Франконский и Верхнесаксонский округа, так что вся тягость войны пала на одну Австрию.[10]

Кампо-Формийский мир

Однако Бонапарт своими успехами в Италии сделал свой фронт главным в кампании 1796—1797 годов. Перейдя Альпы по так называемому «карнизу» приморской горной гряды под пушками английских судов, Бонапарт 9 апреля 1796 года вывел свою армию в Италию. В ослепительной кампании последовали ряд побед — Лоди (10 мая 1796), Кастильоне (15 августа), Арколе (15-17 ноября), Риволи (14 января 1797). Первый итальянский поход Бонапарта завершился блестящим успехом и вызвал первые трения с Директорией. Она по-прежнему считала Италию второстепенным театром военных действий. Главной целью ставилось присоединение левого берега Рейна и наступление рейнских армий на Вену.[11]

Но Бонапарт не хотел уступать пальму первенства своим соперникам — командирам рейнским армий Гошу и Моро. Он заботился не о левом береге Рейна, а торопился самостоятельно заключить мир с Австрией и закрепить свои завоевания. Не дожидаясь санкции Директории, 17 октября в Кампо-Формио был заключён мир с Австрией, закончивший Войну Первой коалиции, из которой Франция вышла полной победительницей, хотя Великобритания продолжала воевать. Австрия отказалась от Нидерландов, признала границей Франции левый берег Рейна и получила часть владений уничтоженной Венецианской республики.[12]

7 декабря 1797 года Бонапарт прибыл в Париж, а 10 декабря был триумфально встречен Директорией в полном составе в Люксембургском дворце. Несметная толпа народа собралась у дворца, самые бурные крики и рукоплескания приветствовали Наполеона, когда он прибыл к дворцу. Мир Кампо-Формио был подписан после 18 фрюктидора, события, вернувшего революционной республике чрезвычаиные меры внутри страны и триумф в войне с Европой; террор и победа — парадоксальная комбинация с разпределением ролей, Баррас — в первой и Бонапарт — во второй.[13]

18 фрюктидора[править | править вики-текст]

Переворот 18 фрюктидора

Согласно конституции первые выборы трети депутатов, в том числе и «вечных», в жерминале V года (март-апрель 1797), оказались большим успехом для монархистов. Республиканцы были разгромлены во всех, кроме десятка департментов. Всего одиннадцать бывших депутатов конвента были переизбраны, некоторые из которых были роялистами.[14] Республиканское большинство термидорианцев исчезло. В советах пятисот и старейшин большинство принадлежало противникам Директории. Председателем Совета пятисот был избран монархист генерал Пишегрю, а Совета старейшин — Мабуа. Закон 3 брюмера IV года был отменён. Все амнистированные «террористы» лишались права занимать общественные должности. Законодательство против неприсягнувших священников было приостановленно. Началось массовое возвращение эмигрантов.[15]

Между тем, ободренные пассивностью директоров, правые в советах решили выхолостить власть Директории, лишив финансовых полномочий. Карно, один из директоров, следуя конституции, пытался найти компромисс. Когда большинство директоров решилось действовать, конфликт между Директорией и советами вступил в решающую фазу. В отсутствие указаний в Конституции III года по вопросу возникновения такого конфликта, он мог быть решен одним из двух способов: либо обратиться к народу по линиям II года, либо прибегнуть к армия, что, согласно своей природе, режим и избрал. Пример республиканца, генерал Гош, был назначен в военное министерство — тем более, что его самбро-мааская армия уже в течение десяти дней маршировала на Париж, что было нарушением 60-мильной зоны.[16]

Бонапарт и Гош поддерживали Директорию; происходило это до заключения Кампо-Формийского мира и приход к власти роялистов ставил под сомнение завоевания в Италии. Бонапарт направил генерала Ожеро, чтобы принять командование вооружёнными силами Директории. Советы поняли опасность и попытались сформировать батальоны Национальной гвардии из зажиточных секций Парижа. Но было поздно. 18 фрюктидора V года (4 сентября 1797), Париж был помещен на военное положение. Сопротивления не было никакого, и декрет Директории объявлял, что все, кто призывает к реставрации монархии будут расстреляны на месте. В Париже были расклеены плакаты с перепиской Пишегрю с эмигрантами, захваченной Бонапартом в Италии. Карно и Пишегрю бежали. В 49 департаментах выборы были аннулированы, 177 депутатов были лишены полномочий, а 65 были приговорены к «сухой гильотине» — депортации в Гвиану, 42 газеты закрыты и репрессивные меры против эмигрантов и священников вновь введены в действие. Эмигрантам, вернувшимся самовольно, было предложено в двухнедельный срок покинуть Францию под угрозой смерти.[17]

Падение Республики (1797-1799)[править | править вики-текст]

18 фрюктидора отмечен поворотом в истории режима, установленного термидорианцами; это положило конец конституционному и относительно либеральному эксперименту. Вторая Директория, как это стали называть, прибегла к чрезвычайным репрессивным мерам и подавлению своих противников. Если диктатура этой второй Директории и держалась на террористических методах, эти методы никогда не были столь же жёсткими, как в 1793, угроза извне не была так остра, и гражданская война в большей мере подавлена. С установлением Континентального мира, Директория смогла уделить больше внимания администрации, но всё же не преуспела в завоевании общественного мнения и одобрения.[18]

Вторая Директория[править | править вики-текст]

Директория попыталась консолидировать победу в фрюктидоре. Два новых директора были выбраны вместо Карно и БартелемиМерлин и Франсуа Нёфшато. Конфликт стимулировал вопросы по реформе конституции - право роспуска советов, ежегодные выборы во время войны - но дальше вопросов дело не пошло.[19]

Весной 1798 предстояли очередные выборы. Так как посты отстранённых депутатов не были замещены, предстояло избрать 473 депутата — почти 2/3 состава советов. Подавление правых давало преимущество левым. Агитация ех-якобинцев усилилась. Циркулировали списки, в которых в числе выборщиков и депутатов фигурировали имена бывших членов робеспьеристского Комитета общественного спасения Ленде и Приера из Марны, якобинцев Друэ, Паша.[20]

В результате, якобинцы победили в своих старых зонах влияния - Пиренеи, центр Франции, Норд, Сартр и Сене. В общем, около сорока департаментов голосовало за левых, пять — за монархистов и остальные, боле-менее, поддерживали правительство. Напуганная призраком возрождения якобинизма, Директория совершила очередной поворот вправо. Советам прежнего состава предоставили право утвердить списки вновь избранных. В 26 департаментах вместо одного собрания выборщиков создавали два и Дериктория выбирала «выгодных» депутатов. По закону 22 флореаля V года (11 мая 1798) 106 депутатов не были утверждены.[21]

Таким образом Директория сумела образовать поддерживающее её большинство. Платой была ещё большая дискредитация режима. Оставшиеся в советах депутаты слева так и справа были настроены на любые компромиссы, лишь бы отомстить Директории.[22]

Экспансия[править | править вики-текст]

Битва у пирамид, Луи-Франсуа Лежен (1808)

После договора Кампо-Формио только Великобритания противостояла Франции. Вместо концентрации своего внимания на оставшемся противнике и поддержания мира на континенте, Директория начала политику континентальной экспансии, уничтожившей все возможности стабилизации в Европе. Теперь Франция окружила себя «дочерними» республиками, сателлитами, политически зависимыми и экономически эксплуатируемыми: Батавская республика, Гельветическая республика в Швейцарии, Цизальпинская , Римская и Партенопейская (Неапольская) в Италии.[23]

Были составлены планы вторжения на Британские острова под командованием Бонапарта, но 23 февраля 1798 он предоставил ​​доклад, что проект неосуществим. Тогда было решено обратиться к британским позициям на Востоке. Последовал египетский поход, который добавил к славе Бонапарта. Однако, когда он установил свою власть над Египтом, армия оказалась блокированной и флот был уничтожен во время битвы при Абукире. Бонапарт попытался прорвать блокаду, начав поход в Сирию, но провал осады крепоси Сен-Жан д'Акр в мае 1799 года ставит крест на этой попытке.[24]

Весной 1799 война становится всеобщей. Вторая коалиция объединила Британию, Австрию, Неаполь и Швецию. Египетский поход привёл Турцию и Россию в её ряды. Турция пропустила русский флот через проливы для высадки войск в Италии и Австрия разрешила проход через её территорию. Нехватка средств была решена в Лондонском договоре (29 декабря 1797). Россия получала изначально 225 000 фунтов и 75 000 ежемесячно.[25] Военные действия начались для Директории крайне неудачно. Уже в апреле 1799 русско-австрийские войска вошли в Милан. Вскоре Италия и часть Швейцарии были потеряны и республике пришлось оборонять свои «естественные» границы. Австрийцы начали действовать в Швейцарии. Под угрозой оказалась и Батавская республика — в августе англо-русские войска высадились в Хелдере с целью наступления на Бельгию и северную Францию. Как и в 1792-93 гг. Франция оказалсь под угрозой вторжения.[26]

Последнее усилие[править | править вики-текст]

Опасность пробудила национальную энергию и последнее революционное усилие. На очередных выборах весной 1799 года прошёл ряд левых депутатов, и Директория на этот раз не решилась на новый переворот. В этот раз его совершили обновлённые советы пятисот и старейшин. Жертвой стала сама Директория. 30 прериаля, VII года (июнь 18, 1799) советы переизбрали членов Директории, приведя «настоящих» республиканцев к власти и провели меры, в некоторой мере напоминавшие меры II года. Из её состава по жребию вышел наиболее энергичный её член - Ребелль, на его место был выбран Сийес. Членов Директории заставили уйти в отставку, ряд министров был замещён. По предложению генерала Журдана был объявлен призыв пяти возрастов. Был введён принудительный заём на 100 млн франков. 12 июля был принят закон о заложниках из числа бывших дворян.[27]

Страх перед возвращением тени якобинизма и привел к финальному решению покончить раз и навсегда с возможностью повторения времён республики 1793 года. В то же время военные неудачи стали поводом попыток роялистских восстаний на юге и нового движения в Вандее.[28]

К этому времени военная ситуация изменилась. Сам успех коалиции в Италии привёл к изменению планов. Было решено перебросить австрийские войска из Швейцарии в Бельгию и заменить их русскими войсками с целью вторжения во Францию. Переброска была произведена настолько плохо, что позволила французским войскам вновь занять Швейцарию и разбить противников по частям. Корпус Корсакова был разбит при Цюрихе — все усилия перехода через Альпы армией Суворова оказались напрасными, а победа Брюна при Бергене заставила анло-русские войска эвакуировать побережье.[29]

18 брюмера[править | править вики-текст]

Эммануэль-Жозеф Сийес

Кризис был предотвращён. Но на как долго? Ежегодные выборы приносили неопределённость вместо стабильности. Ещё со времени 18 фрюктидора стало складываться мнение о необходимости пересмотра конституции. Но легально конституцию было почти невозможно изменить, а в приближающихся новых выборах на это не оставалось и времени.[30] Именно в этой тревожной атмосфере брюмерианцы, как они были названы позже, среди них Сийес, Фуше и Талейран, планируют еще один, более решительный, переворот. Еще раз, как и в фрюктидора, нужно призвать армию, чтобы произвести чистку ассамблеи, но, на этот раз, ассамблея должна быть с республиканским большинством.[31] Заговорщикам была нужна «сабля». Они обратились к республиканским генералам. Бернадоту не доверяли; Ожеро и Журдан были исключены в связи с их якобинскими наклонностями; Моро подходил, но отказался, а Жубер был убит при Нови. В этот момент пришло известие о прибытии во Францию Бонапарта.[32]

От Фрежюса до Парижа Бонапарта приветствовали как спасителя. На каждом этапе его путешествия представители официальных властей воздавали ему различные почести; восторженные толпы приветствовали генерала, которого сама судьба послала чтобы спасти Францию ​​от вторжения. Приехав в Париж 16 октября 1799 года он немедленно нашёл себя в центре политических интриг.[33] Брюмерианцы обратились нему как к человеку, который хорошо подходил им по его популярности, военной репутации, амбиции и даже по его якобинскому прошлому.[31]

Генерал Бонапарт в Совете пятисот (Бушо, 1840)

Играя на страхах «террористического» заговора, брюмерианцы убедили советы встретиться 10 ноября 1799 в пригороде Парижа, Сен-Клу; этим же декретом для подавления «заговора» Бонапарт назначался командующим 17-й дивизией, расположенной в департаменте Сены. Тем временем в Париже, по плану, двое директоров, Сийес и Дюко, сами заговорщики, подали в отставку, а третьего, Барраса, к ней принудили: нужно было уничтожить существовавшую в то время исполнительную власть — с выходом в отставку трёх членов директория не могла более действовать. Остальные два директора (Гойе и Мулен[fr]) были взяты под стражу. В Сен-Клу Наполеон объявил Совету Старейшин, что Директория самораспустилась и о создании комиссии по новой конституции. Совет Пятисот трудно было так легко убедить, и, когда Бонапарт вошел без приглашения в палату заседаний, раздались крики «Вне закона! Долой диктатора!» Наполеон потерял самообладание, но его брат Люсьен спас ситуацию, вызвав гвардию в зал заседаний.[34]

Совет пятисот был изгнан из палаты, Директория распущена, и все полномочия были возложены на временное правительство из трёх консулов — Сийеса, Роже́ Дюко́ и Бонапарта. Слухи, пришедшие из Сен-Клу вечером 19 брюмера, совершенно не удивили Париж. Военные неудачи, с которыми смогли справиться только в последний момент, экономический кризис, возвращение гражданской войны — все это говорило о неудаче всего периода стабилизации при Директории. Бонапарту предстояло справиться со всем этим. На Бонапарта выпала задача «прекращения революции» и примирения расколотой страны.[35]

Мало кто понимал в тот момент, что это был конец Республики и что власть перешла в руки военного диктатора.[36]

Состав и компетенция[править | править вики-текст]

Квалификация[править | править вики-текст]

Состояла из 5 членов (фр. membres du Directoire) (Конституция Французской республики 1795 года, артикль 132). Кворум заседания директории — 3 члена (Конституция Французской республики 1795 года, артикль 142). Кандидаты в члены Исполнительной директории должны были выдвигаться Советом пятисот и избираться Советом старейшин, сроком на 5 лет, без права переизбрания (Конституция Французской республики 1795 года, артикли 132, 133, 137 и 138).

Членами Исполнительной директории могли быть граждане старше 40 лет, являющиеся членами Законодательного корпуса или министрами; при этом членами директории не могли быть родственники (Конституция Французской республики 1795 года, артикли 135, 136, 139). Каждый член Исполнительной директории является председателем Исполнительной директории (фр. président du Directoire) по очереди в течение только трех месяцев. (Конституция Французской республики 1795 года, артикль 141).

Но никаких правил для избрания председателя Директории не устанавливалось. Ларевельер-Лепо впоследствии вспоминал, что он предложил ротацию председателя в порядке старшинства членов Директории по возрасту, но в итоге первый председатель был избран большинством голосов[37]. Не существует каких-либо доказательств того, что в дальнейшем существовало соглашение о смене председателей в возрастном порядке, но, по крайней мере, первоначально члены Директории избирались ее председателями именно в этом порядке: Ребелль (родился 8 окт 1747), Летурнер (15 Mar 1751), Лазар Карно (13 мая 1753), Ларевельер-Лепо (24 августа 1753), Поль Баррас (30 июня 1755). Пост председателя имел скорее церемониальный характер и не накладывал никаких дополнительных полномочий, кроме хранения печати, публичных выступлений на национальных праздниках и первой подписи на документах, принятых Директорией.

Избирался также секретарь Исполнительной директории (фр. secrétaire du Directoire) (Конституция Французской республики, артикль 143)

Компетенция[править | править вики-текст]

  • Распоряжение вооружёнными силами (Конституция Французской республики 1795 года, артикль 144);
  • Назначение главнокомандующих (Конституция Французской республики 1795 года, артикль 146)
  • Назначение министров (Конституция Французской республики 1795 года, артикль 148)
  • Назначение сборщиков прямых налогов (фр. receveur des impositions directes) в каждом департаменте (Конституция Французской республики 1795 года, артикль 153)
  • Назначение начальников управлений по сбору косвенных налогов (фр. chef aux régies des contributions indirectes) (Конституция Французской республики 1795 года, артикль 154)
  • Назначение администрации национальных имений (фр. l’administration des domaines nationaux) (там же);

Члены директории[править | править вики-текст]

На первых выборах избраны в члены Директории:

Из-за отказа Сийеса он был замещен Карно. Через год вышел из состава Директории Летурнер и был заменен Бартелеми.

В 1797 году, во время переворота 18 фруктидора (4 сентября), Бартелеми и Карно попали в число осужденных к изгнанию и замещены Мерленом и Франсуа де Нефшато; последний в следующем году замещен Трельяром, а ещё год спустя Ребелль замещен Сийесом. Новые выборы в Совет пятисот и Совет старейшин в апреле 1798 года принесли победу республиканцам-демократам, включавшим и якобинцев, после чего Директория 22 флореаля (11 мая 1798) аннулировала итоги выборов.

Однако, новый переворот 30 прериаля VII года (18 июня 1799 года) опять изменил состав Директории. Выборы Трельяра были кассированы через 13 месяцев после его вступления в члены Директории; Ларевельера-Лепо и Мерлена заставили подать в отставку; новыми членами Директории избраны Гойе, Роже Дюко и Мулен.

Таким образом, к моменту переворота 18 брюмера из первых членов Директории остались только Сийес и Баррас, а всего за 4 года в составе Директории перебывало 13 человек.

Источники[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]

  • Doyle, William The Oxford History of the French Revolution. — Oxford: Oxford University Press, 2002. — ISBN 978-0199252985.
  • Hampson, Norman A Social History of the French Revolution. — Routledge: University of Toronto Press, 1988. — ISBN 0-710-06525-6.
  • Furet, Francois The French Revolution: 1770-1814. — London: Wiley-Blackwell, 1996. — ISBN 0631202994.
  • Larevéllière-Lépeaux Mémoires de Larevéllière-Lépeaux: suivis de pièces justificatives et de correspondances inédites. — Paris: Plon, 1895.
  • Lefebvre, George The French Revolution: from 1793 to 1799. — New York: Columbia University Press, 1963. — Т. II. — ISBN 0-231-08599-0.
  • Lefebvre, George The Thermidorians & the Directory. — New York: Random House, 1964.
  • Mathiez, Albert The French Revolution. — New York: Alfred a Knopf, 1929.
  • Rude, George The French Revolution. — New York: Grove Weidenfeld, 1991. — ISBN 1-55584-150-3.
  • Soboul, Albert The French Revolution: 1787-1799. — New York: Random House, 1975. — ISBN 0-394-47392-2.
  • Тарле, Е. В. Наполеон. — М.: Изографус, 2003. — ISBN 5-94661-051-1.
  • Woronoff, Denis The Thermidorean regime and the directory: 1794–1799. — Cambridge: Cambridge University Press, 1984. — ISBN 0-521-28917-3.

Ссылки[править | править вики-текст]