Жижек, Славой

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Славой Жижек
словен. Slavoj Žižek
Slavoj Zizek in Liverpool cropped.jpg
Дата рождения:

21 марта 1949({{padleft:1949|4|0}}-{{padleft:3|2|0}}-{{padleft:21|2|0}}) (65 лет)

Место рождения:

Любляна, СФРЮ

Страна:

ЮгославияFlag of SFR Yugoslavia.svg Югославия
СловенияFlag of Slovenia.svg Словения

Школа/традиция:

гегельянство, психоанализ, марксизм

Основные интересы:

онтология, психоанализ, идеология, теология, фрейдомарксизм

Оказавшие влияние:

Гегель, Кант, Шеллинг, Лакан, Маркс, Адорно, Альтюссер, Фрейд, Ленин, Мао

Испытавшие влияние:

Майкл Хардт, Аленка Зупанчич, Рената Салецл, Младен Долар

Славой Жи́жек (словен. Slavoj Žižek, р. 21 марта 1949, Любляна) — словенский культуролог и социальный философ фрейдомарксистского толка. Живёт и работает в городе Любляна.

Влияние на развитие мировой культуры[править | править вики-текст]

Переводчик и интерпретатор Жака Лакана, учение которого наряду с марксизмом служит основным инструментом для анализа культуры. Основатель Люблянской философской школы (школы теоретического психоанализа) — единственной восточно-европейской школы, добившейся международного признания после распада Восточного блока. Президент Института социальных исследований.

Широким кругам кинозрителей Жижек известен как интерпретатор фильмов Линча, Хичкока и других режиссёров. В популярной форме его суждения изложены в документальной ленте «Киногид извращенца».[1]

Называет себя «воинствующим атеистом»[2].

Снялся в документальных фильмах «Жижек!» (2005), «Киногид извращенца» (2006) и «Маркс Перезагрузка» (англ. Marx Reloaded, 2011).

Биография[править | править вики-текст]

Славой Жижек родился в Любляне в семье ортодоксальных коммунистов. Его отец работал в компании, которая экспортировала комплектующие для микроэлектроники в Германию. Мать была начальником отдела снабжения центральной больницы Любляны. Жижек учился в школе с немецкой классической системой образования. Он с отличием окончил школу, хотя, как он позже вспоминал, учеба не была ему особенно интересна, в отличие от популярной литературы и кино, которыми он увлекался. С 13 лет Жижек мог свободно читать по-английски, предпочитая прежде всего детективы. Городская фильмотека давала возможность смотреть западное кино. По воспоминаниям Жижека, он иногда смотрел по несколько американских и европейских фильмов в день, пять дней в неделю. Его отец хотел, чтобы сын стал экономистом, однако сам Жижек уже в 16 лет осознал, что ему интересна только философия, а в 17 ему стало ясно, что будет заниматься философией всю жизнь.

В Люблянском университете Жижек особое внимание уделял изучению французских структуралистов, которые формально не были включены в учебный план. Он подготовил 400-страничную магистерскую диссертацию «Теоретическая и практическая значимость французского структурализма», посвященную анализу трудов Лакана, Деррида, Делёза, Кристевой и Леви-Стросса. Несмотря на высокий уровень написанной работы, Жижеку не хотели присваивать магистерскую степень, поскольку он не включил в текст главу о марксистской критике структурализма. Даже после внесения требуемых дополнений комиссия сочла его работу недостаточно марксистской, и ему не дали место в аспирантуре и работу в университете. Друг Жижека Младен Долар вспоминал : «Славой был настолько харизматичен и великолепен, что они побоялись разрешить ему преподавать в университете, чтобы он не стал безгранично властвовать на философском факультете и не приобрел влияние на студентов».

Жижек, у которого уже были жена и ребёнок, оказался без работы. В течение четырех лет (с 1973 по 1977 год) он зарабатывал, переводя философские тексты с немецкого языка. Тем не менее, по словам самого Жижека, именно тогда он сформулировал свои основные идеи.

В апреле 1990 года Жижек участвовал в выборах президента Словении от Либерально-демократической партии, но неудачно (занял четвертое место из четырех возможных). С этого момента он занимается только исследовательской деятельностью.

Международную известность принесла Жижеку книга «Возвышенный объект идеологии» (1989), которая вышла одновременно в Лондоне и Нью-Йорке. Она выдержала десяток переизданий на английском языке и была переведена во многих странах мира. С этого времени возникает постоянный интерес англо-американской университетской философии к работам Жижека.

Философия[править | править вики-текст]

Философия Жижека провозглашает возвращение классического субъекта философии (в духе модерного понимания субъекта в немецкой классической философии), однако этот возврат осуществляется в парадоксальном ключе: лакановские децентрированность и отчуждение (то есть невозможность позитивного существования, постоянная «утраченная полнота» из-за фундаментальной неспособности удовлетворения желаний) являются имманентными характеристиками субъекта[3]:89. Субъект у Жижека первичен по отношению к процессу субъективации (в этом отличие в трактовке субъекта от оказавшего большое влияние на Жижека Луи Альтюссера, у которого субъективация создает субъекта), но это не есть идеалистический картезианский абсолютный субъект. «Сильный субъект» Жижека есть разрыв, дыра в структуре Символического, основанный на лакановском воображаемом непризнании. Жижек обнаруживает в диалектике Гегеля (с помощью лакановского психоанализа) «утверждение различия и случайности — абсолютное знание само по себе есть не что иное, как теория определенного рода радикальной утраты»[4]:354.

Концепция «расщепленного» субъекта используется для анализа общества, истории и обоснования радикальной политики. Проблема неоправданного перехода от уровня индивида к обществу разрешается изначальным присутствием данной дихотомии человек — общество в сознании индивида. Лакановское влияние подразумевает три сферы символического измерения: Реальное, Символическое и Воображаемое. Эти три сферы есть своего рода «поля силы», которые присутствуют в любом ментальном действии[5]:21. Общество организовано Символическим, и Символическое пытается установить контроль над Реальным с помощью Воображаемого. Реальное (ключевое понятие Жижека) представляется «слепящим солнцем», разрывом, не поддающимся концептуализации. Эта фундаментальная невозможность тотального контроля оставляет шанс для исторических изменений и свободного человеческого действия.

Реальное маскируется и искажается с помощью идеологии, для защиты субъекта от возможного столкновения с ним. Жижек уделяет большое внимание анализу идеологии в своих работах. Взяв за основу альтюссеровскую теорию идеологии (в ранних работах Жижек использовал теорию идеологических аппаратов государства Луи Альтюссера для анализа идеологий тоталитарных режимов — фашизма и сталинизма; теория выдвигала на первый план ритуалы и практики, а не верования и убеждения), он подверг ее ревизии, как и альтюссеровское понимание субъекта.

Жижек рассматривает идеологию в трех аспектах: во-первых, как совокупность идей, взглядов, теорий, систем аргументации, во-вторых, как альтюссеровские «идеологические аппараты государства» (то есть материальное выражение идеологии) и, в-третьих, как «спонтанную идеологию», которую трудней всего уловить. Третий аспект идеологии наиболее важен для Жижека, поскольку именно он формирует тот «экран», который защищает от невыносимого столкновения с Реальным[3]:92—93.

Не следует понимать Реальное Жижека в вульгарно-марксистском смысле как некую конечную  действительность[3]:93. Реальное — по сути ничто, оно не существует в позитивном смысле, это есть пробел, разрыв, результат деформаций в символическом измерении. Оно не имеет смысла и чувственно непознаваемо[5]:26.

Жижек приводит пример СПИДа, в качестве иллюстрации Реального. Люди по-разному интерпретируют СПИД: некоторые считают, что это наказание для гомосексуалов, божья кара за нехристианский образ жизни. Другие видят в нем план ЦРУ по уменьшению населения в Африке, а третьи считают, что он есть результат человеческого вмешательства в природу. Все три объяснения сосредоточены вокруг жестокого факта, что болезнь существует вне зависимости от приписываемых ей причин. Иными словами, СПИД есть вторжение Реального[5]:26.

В соответствии с этой логикой постоянного разрыва, реабилитируется диалектический материализм. Он трактуется как подразумевающий принципиальную неполноценность реальности, отсутствие целостности (что выражается в наличии бытия и сознания). Схожим образом осуществляется реабилитация «экономоцентризма» Маркса, который понимается не в эссенциалистском ключе, а скорее в негативном смысле, как альтернатива тотализации современного социально-символического  порядка. Точно так же классовая борьба «возрождается» для противостояния либеральной доксе, внутри которой отсутствуют реальные альтернативы, а присутствуют лишь имитации вроде «мультикультурализма» (основной идеологии современного капитализма). В то же время реальная борьба всегда насильственна.

Поскольку в современной либеральной доксе господствуют софисты, необходимо опереться на истину. Истина понимается не как правильное знание, а как политическое событие. Наиболее яркий пример политики истины — ленинизм. Универсальная истина существует, но лишь в политической борьбе. Политика истины противостоит демократии (поскольку демократия есть господство софистов и их мнений) и, следовательно, террористична. Жижек вводит понятие революционного акта, который (под влиянием Лакана) определяется как принятие бессмысленности своей жизни и символическая смерть; данный акт априори насильственный.  

Настоящий (аутентичный) революционный акт следует отличать от «ненастоящего»[3]:101. Например, так различались Октябрьская революция и немецкий нацизм[6]. Нацистская революция принципиально избегала социальных антагонизмов и была лишь еще одним проектом по установлению Символического и целого (расы, нации и т. д.) с вынесением вовне социальных антагонизмов (евреи). Настоящая революция же всегда негативна. Революционный акт не несет положительных общественных изменений, а лишь создает предпосылки перехода от состояния непонимания своей неполноценности к чуть большей осознанности, так называемой «отчужденной субъективности». Субъект остается отчужденным, но уже осознает свою негативность и «ничтожность», при этом появляются возможности социальной динамики[3]:102.

Полемика с Хомским[править | править вики-текст]

В 2013 году состоялась полемика Жижека и американского лингвиста и философа Ноама Хомского, в ходе которой Хомский заявил, что из числа философов Европы Жижек являет собой «крайний пример» пустого интеллектуального «позерства». Жижек в ответ прокомментировал высказывание Хомского: «Я не знаю никого, кто настолько бы эмпирически ошибался»[7].

Сочинения[править | править вики-текст]

  • Возлюби свой симптом. 1992.
  • Сосуществование с негативом // Художественный журнал, № 9. М.: 1996. С. 79-83.
  • Дэвид Линч, или Женская депрессия // Художественный журнал, № 12. М., 1996. С. 58-64.
  • Зияющая свобода. 1997.
  • Власть и цинизм. // Кабинет: Картины мира А. Пер. с англ. В. А. Мазина. СПб.: Инапресс, 1998. — С. 162—174.
  • Возвышенный объект идеологии. Пер. с англ. В. Софронова. М.: Художественный журнал, 1999.
  • Вещь из внутреннего пространства // Художественный журнал, № 32. М.: 2000. С. 25-35.
  • Кант и Сад: идеальная пара // Трансфер-экспресс, № 3, СПб. 2000.
  • Киберпространство, или Невыразимая замкнутость бытия // Искусство кино, № 1. М.: 2000.
  • «Матрица», или Две стороны извращения // Искусство кино, № 6. М.: 2000.
  • Заметки о сталинской модернизации // Художественный журнал, № 36. М.: 2000. С. 16-23.
  • Внутренняя трансгрессия. // Кабинет: Картины мира Ё. Пер. с англ А. Матвеевой. СПб.: Скифия, 2001. — С. 183—200.
  • «Что делать?» — 100 лет спустя // Художественный журнал, № 37/38. М.: 2001. С. 7-8.
  • Возлюби мертвого ближнего своего // Художественный журнал, № 40. М.: 2001. С. 65-69.
  • Добро пожаловать в пустыню Реального. М., 2002. — 160 с. — ISBN 5-7333-0220-8.
  • 13 опытов о Ленине. М.: «Ад Маргинем», 2003. — ISBN 5-93321-071-4.
  • То, что вы всегда хотели знать о Лакане (но боялись спросить у Хичкока). — М., 2004. — 336 с. — ISBN 5-8163-0052-0.
  • Хрупкий абсолют, или Почему стоит бороться за христианское наследие. Пер. с англ. В. А. Мазина. М.: Художественный журнал, 2004. — 178 с. — ISBN 5-901116-07-0.
  • Ирак: История про чайник. Издательство «Праксис», 2004. — 224 с. — ISBN 5-901574-41-9.
  • Интерпассивность. Желание: влечение. Мультикультурализм / Пер. с англ. А. Смирнова; под ред. В. Мазина и Г. Рогоняна. СПб.: Алетейя, 2005.
  • Устройство разрыва. Параллаксное видение. М., 2008. — 516 с. — ISBN 978-5-9739-0157-8.
  • Кукла и карлик. Христианство между ересью и бунтом. М.: Издательство «Европа», 2009. — 336 с. — ISBN 978-5-9739-0184-4.
  • О насилии. М.: Издательство «Европа», 2010. — 184 с. — ISBN 978-5-9739-0179-0.
  • Искусство смешного возвышенного. О фильме Дэвида Линча «Шоссе в никуда». М.: Издательство «Европа», 2011. — 168 с. — ISBN 978-5-9739-0204-9.
  • Размышления в красном цвете. М.: Издательство «Европа», 2011. — 476 c. — ISBN 978-5-9739-0187-5.
  • God in Pain: Inversions of Apocalypse. 2012. — ISBN 978-1-60980-369-8.
  • Год невозможного. Искусство мечтать опасно. М.: Издательство «Европа», 2012. — 272 с. — ISBN 978-5-9739-0212-4.
  • Щекотливый субъект: отсутствующий центр политической онтологии. — М.: Изд. Дом «Дело» РАНХиСГ, 2014. — 528 C. — ISBN 978-5-7749-0823-3.

Работы о Жижеке[править | править вики-текст]

  • Паркер, И. Славой Жижек: критическое введение / пер. с англ. — Ижевск: ERGO, 2011. ISBN 978-5-98904-056-8


Примечания[править | править вики-текст]

  1. Энгенсон, Дмитрий Вырываясь из порочного круга (рус.). Проблемное поле. «Русский журнал» (6 июля 2011). Проверено 2 августа 2011. Архивировано из первоисточника 25 августа 2011.
  2. Henwood, Doug (Interview by), Bertsch, Charlie (Intro by). I am a Fighting Atheist: Interview with Slavoj Zizek (англ.). «Bad Subjects» Issue #59 (February 2002). Проверено 8 августа 2010. Архивировано из первоисточника 25 августа 2011.
  3. 1 2 3 4 5 Фурс В. Социально-критическая философия после «смерти субъекта» // Фурс В. Сочинения. В 2 т. — Вильнюс: ЕГУ, 2012. — Т. 1. — С. 45—107. — ISBN 978-9955-773-54-2.
  4. Грицанов A. A., Буйко, Т. Н. Жижек (Zizek) Славой (р. в 1949) // Сост. и гл. науч. ред. А. А. Грицанов. История философии: Энциклопедия. — Минск: Интерпрессервис; Книжный Дом, 2002. — С. 353—355. — ISBN 985-6656-20-6.
  5. 1 2 3 Myers, Tony. Slavoj Žižek. — N.Y., L.: Routledge, 2003. — ISBN 0-415-26265-8.
  6. Resch Robert, Paul What if God Was One of Us — Zizek's Ontology // Geoff Boucher, Jason Glynos, Matthew Sharpe (eds.) Traversing the fantasy: critical responses to Slavoj Zizek. — Ashgate, 2005. — P. 97. — ISBN 0754651924.
  7. Хомский, Ноам Ответ Ноама Хомского на «Фантазии» Жижека. Дебаты. «Рабкор.ру» (2 августа 2013). Архивировано из первоисточника 13 августа 2013.

Ссылки[править | править вики-текст]