Убийство на улице Морг

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Убийство на улице Морг
The Murders in the Rue Morgue
Издание
Титульный лист The Prose Romances of Edgar A. Poe, No. I, издатель Уильям Грэм, Филадельфия, 1843 год
Жанр:

детектив
рассказ

Автор:

Эдгар Аллан По

Язык оригинала:

английский

Публикация:

20 апреля 1841, Graham's Magazine

Издатель:

Graham's Magazine

Wikisource-logo.svg Текст произведения в Викитеке

«Убийство на улице Морг» (иногда переводится как «Убийства на улице Морг» или «Двойное убийство на улице Морг»[1]; англ. The Murders in the Rue Morgue) — рассказ американского писателя-романтика Эдгара Аллана По, который принято считать первым детективным произведением в истории литературы[2][3][4][5][6][7]. Впервые рассказ был опубликован в филадельфийском Graham's Magazine (англ.)русск. 20 апреля 1841 года[8][9][10]. Вместе с рассказами «Тайна Мари Роже» (1842) и «Похищенное письмо» (1844) новелла составляет трилогию, посвящённую французскому аристократу Огюсту Дюпену[11]. Наряду с остальными историями цикла и новеллой «Золотой жук» (1843), «Убийство на улице Морг» включают в группу «логических рассказов» или «рассказов об умозаключениях» (т. н. «рациоцинаций») Эдгара По[2][12][13][⇨].

Огюст Дюпен, молодой человек, обладающий незаурядными аналитическими способностями, расследует жестокое и загадочное убийство двух женщин, совершённое в Париже, в доме на улице Морг[⇨].

Для раскрытия образа Дюпена, первого оформленного героя-детектива, и в описаниях его приключений Эдгар По задействовал немало приёмов, позднее взятых на вооружение создателями таких популярных персонажей, как Шерлок Холмс[14] и Эркюль Пуаро[6][⇨].

Два произведения, предшествовавшие рассказу По, имеют схожие элементы детектива: повесть Вольтера «Задиг, или Судьба (фр.)русск.» (1748)[15] и новелла Э. Т. А. Гофмана «Мадемуазель де Скюдери» (1819)[16][⇨].

Сюжет[править | править вики-текст]

Вся картина происшествия на иллюстрации Артура Рэкема (1935)

В 18… году в Париже рассказчик — безымянный герой, от лица которого ведётся повествование, — знакомится с месье С. Огюстом Дюпеном. Это ещё молодой человек, потомок знатного рода, по неназванным обстоятельствам потерявший практически всё семейное богатство и теперь вынужденный жить в строгой экономии. Рассказчику понравилось общество Дюпена, и он на время своего пребывания в Париже снимает дом, где они оба поселяются[17]. Более близкое знакомство с Дюпеном открывает, что тот обладает выдающимися аналитическими способностями[18].

В газетах начинают писать о двойном убийстве в доме на улице Морг вдовы мадам Л’Эспане и её дочери Камиллы Л’Эспане. Из сообщений прессы рассказчику и Дюпену становится известно, что убийства произошли в закрытой комнате на пятом этаже здания. Жители квартала услышали крики с улицы, сломали дверь в дом, затем нашли комнату, из которой кричали, но женщины уже были мертвы. Изувеченное тело мадам Л’Эспане выбросили из окна, но перед этим с такой силой перерезали горло бритвой, что при попытке поднять труп голова отвалилась. Дочь мадам задушили, а тело спрятали в каминную трубу. Почти вся мебель в комнате была сломана, на уцелевшем стуле лежала окровавленная бритва. Кроме того, свидетели утверждают, что, находясь на лестнице, слышали через запертую дверь спорящие голоса, и уверяют, что убийц было двое. Один — француз, речь второго никто не понял; свидетели были разных национальностей, но все утверждали, что второй убийца говорил на языке, отличном от их родного[19].

Вскоре полиция арестовывает Адольфа Лебона, который вёл дела с мадам Л’Эспане и в день убийства провожал её до дома. Дюпен крайне недоволен действиями полиции, критикуя её за отсутствие системы и склонность вдаваться в детали при неспособности охватить всю картину целиком. Используя связи с полицейским префектом, он добивается разрешения посетить место преступления[20].

Дюпен выясняет, что преступники скрылись через одно из окон спальни по проходящему вдоль стены громоотводу[21]. Основываясь на трёх обстоятельствах дела — своеобразном голосе, необычайной ловкости и отсутствии мотивов в таком исключительном по своей жестокости преступлении — Дюпен приходит к выводу о причастности к убийствам орангутанга. В качестве подкрепления своей теории Дюпен показывает рассказчику найденные им на месте преступления тёмные волосы, не похожие на человеческие, и прорисовку отметин с горла задушенной женщины, которые также доказывают, что их оставила не рука человека. Затем Дюпен предлагает рассказчику прочесть статью зоолога Кювье об анатомическом и общем описании животного[22].

Дюпен даёт объявление в газету о поимке орангутанга[23]. По этому объявлению к нему приходит матрос. Дюпен требует от посетителя рассказать всё, что ему известно об убийствах на улице Морг. Матрос объясняет, что орангутанг долгое время сидел запертым в клетке и наблюдал за своим хозяином, запоминая все его действия. Однажды обезьяна сломала клетку, выбралась из неё и, повторяя увиденное, решила побриться. Матрос попытался отнять у зверя бритву, но орангутанг сбежал на улицу и, вскарабкавшись по цепи громоотвода, проник в дом к вдове и её дочери через открытое окно. Матрос преследовал обезьяну, взобрался вслед за ней по громоотводу и стал свидетелем убийства. В панике матрос скрылся с места происшествия, забыв об орангутанге[24].

Дюпен отпускает матроса, поскольку тот не может быть привлечён к ответственности. Через некоторое время матрос поймал орангутанга и продал его. Адольф Лебон был освобождён после того, как Дюпен и рассказчик обо всём поведали префекту[25].

Истоки замысла[править | править вики-текст]

В то время, когда Эдгар По писал «Убийство на улице Морг», понятия детектив ещё не существовало, хотя истории, авторы которых старались продемонстрировать похожие способы распутывания загадок, уже были известны[15]. Мадемуазель де Скюдери из одноимённой новеллы (1819) Э. Т. А. Гофмана, своего рода мисс Марпл XVII века, расследует серию убийств, и этот рассказ иногда называют первой детективной историей[5][16]. Другой претендент на первенство в жанре — роман «Задиг, или Судьба (фр.)русск.» (1748) Вольтера, герои которого наделены «великолепными распознавательными способностями»[2][15].

В сентябре — декабре 1838 года в Burton's Gentleman's Magazine (англ.)русск. (предшественник Graham’s Magazine) в форме рассказов были напечатаны мемуары французского сыщика Франсуа Видока «Неопубликованные страницы жизни Видока, французского министра полиции», подлинность которых вызывает сомнения[26]. Известно, что Эдгар По ознакомился с этим сочинением, и некоторые биографы писателя утверждают, что Дюпен был списан с образа Видока, представленного в этих мемуарах[27]. Имя героя, возможно, было заимствовано у Дюпена — персонажа той же серии рассказов[28]. В одной из историй картина преступления схожа с описанной в «Убийстве на улице Морг»: шеи жертв настолько изрезаны, что головы практически отделены от тел[29]. Можно предположить, что осведомлённость писателя о деятельности Видока, популярность французского сыщика и интерес американских читателей к газетной уголовной хронике и привели По к мысли написать произведение, предметом которого стало криминальное расследование, а место героя занял сыщик[27]. Что касается сюжетного поворота рассказа, По, вероятно, был вдохновлён реакцией публики на орангутанга, показанного в Масонской Зале в Филадельфии летом 1839 года[3].

По мнению литературоведа Юрия Ковалёва, Эдгар По, вероятно, перенёс действие «Убийства на улице Морг» в Париж, а героем сделал француза, потому что отдавал себе отчёт в некоторой странности и непривычности новеллы для американского читателя[27].

Сам Эдгар По, особенно в ранний период творчества, также любил демонстрировать читателю свои аналитические способности: например, при написании шуточного рассказа «Три воскресенья на одной неделе» (1841) или при разоблачении принципа работы шахматного автомата Иоганна Мельцера (эссе «Шахматист Мельцера (англ.)русск.», 1836)[30].

История публикации[править | править вики-текст]

Факсимиле автографа «Убийства на улице Морг»

Изначально По назвал рассказ «Убийство на улице Трианон» (англ. «Murders in the Rue Trianon»), но затем переименовал его, чтобы лучше ассоциировать со смертью[31]. Рассказ впервые был опубликован 20 апреля 1841 года в филадельфийском Graham's Magazine (англ.)русск.[32], где По в то время работал редактором[6][33][34]. Гонорар за «Убийство на улице Морг» составил 56 долларов — необычно много, к примеру, за стихотворение «Ворон» По получил 9 долларов[35].

В 1843 году По решил издавать серию брошюр со своими новеллами, печатая в номере по одному произведению. Такую идею подал литераторам Чарльз Диккенс, романы которого издавались по частям[8]. По напечатал только одну брошюру под названием «Романтическая проза Эдгара А. По» (англ. The Prose Romances of Edgar A. Poe, No.I). В неё вошли «Убийство на улице Морг» и сатирическое произведение «Человек, которого изрубили в куски»[8]. Номер продавался по 12,5 центов[36]. В эту версию рассказа «Убийство на улице Морг» были внесены 52 изменения по сравнению с оригинальным текстом из Graham’s Magazine[37]. Рассказ также вошёл в состав собрания нескольких произведений По с простым названием «Рассказы» (англ. Tales), опубликованного в 1845 году[8][34]. При этом сам автор не принимал участия в отборе рассказов для сборника[38].

Формальным продолжением «Убийства на улице Морг» стал рассказ «Тайна Мари Роже», который впервые был издан частями в декабре 1842 и январе 1843 годов. Единственное, что объединяет эти два произведения, это главный герой Огюст Дюпен и повторное использование Парижа в качестве места действия[39]. В третий раз Дюпен появляется в рассказе «Похищенное письмо», который По в письме Джеймсу Расселлу Лоуэллу в июле 1844 года назвал одним из лучших своих рассказов о логических рассуждениях[40]. «Логическими рассказами» или «рассказами об умозаключениях» Эдгар По называл три новеллы о Дюпене[12] и произведение «Золотой жук» (1843)[2][7][41][42].

Автограф «Убийства на улице Морг», использованный для первой публикации в Graham’s Magazine, впоследствии был выброшен в мусорное ведро. Новый работник офиса издательства Дж. М. Джонстон нашёл рукопись и взял с собой при переезде в Ланкастер, где работал в местной типографии, а позже открыл фотоателье. В период Гражданской войны Джонстон служил в пехотном полку. Рукопись он передал своему отцу, который хранил её между страниц нотного издания. Рукопись уцелела в нескольких пожарах, после войны опять была выброшена, впоследствии снова найдена и возвращена Джонстону[8]. Она была куплена коллекционером Джорджем Уильямом Чайлдсом за 200 долларов. В 1875 году он пожертвовал 650 долларов на завершение памятника на могиле Эдгара По в Балтиморе[43]. В 1891 году Чайлдс завещал автограф Эдгара По государству[8], передав его в Университет Дрекселя (англ.)русск. вместе с письмом, в котором изложил его историю[44]. В архиве этого университета автограф рассказа хранится и по сей день[45].

«Убийство на улице Морг» первым из произведений По было переведено на французский язык. С 11 по 13 июня 1846 года рассказ публиковался в парижской газете La Quotidienne под названием «Un meurtre sans exemple dans les Fastes de la Justice» («Убийство, равного которому не знали анналы правосудия»). Эдгар По не был указан в качестве автора, а многие детали, такие как название улицы Морг и имена персонажей («Дюпен» стал «Бернье»), были изменены[46]. 12 октября 1846 года в Le Commerce был опубликован другой вариант перевода под заголовком «Une Sanglante Enigme» («Кровавая тайна»), также без указания имени настоящего автора. Редактору Le Commerce было предъявлено обвинение в плагиате со стороны La Quotidienne. В результате судебного разбирательства факт авторства Эдгара По открылся французской общественности[46]. В переводе Шарля Бодлера рассказ был опубликован в 1855 году, под названием «Double assassinat dans la rue Morgue».

В России рассказ «Убийство на улице Морг» впервые был опубликован в 1857 году в двух мартовских номерах журнала «Сын отечества», в анонимном переводе под названием «Загадочное убийство»[32]. Впоследствии рассказ переводили Николай Шелгунов, Константин Бальмонт, Михаил Энгельгардт, Ревекка Гальперина и другие.

Анализ произведения[править | править вики-текст]

Темы[править | править вики-текст]

Сцена убийства в изображении Даниэля Бьерхе (англ.)русск. (1870). Столкновение чёрного и белого

В письме к своему другу доктору Джозефу Снодграссу Эдгар По рассказывал, что темой рассказа является «использование изобретательности при определении убийцы»[47]. Огюст Дюпен, не являясь профессиональным сыщиком, занимается расследованием громкого убийства в качестве хобби. Помимо этого, у него есть стремление установить истину и спасти ложно обвинённого человека. У Дюпена нет меркантильных интересов, и в итоге он даже отказывается от денежного вознаграждения, предложенного ему владельцем орангутанга[48]. Раскрытие истинного убийцы ставит точку в расследовании, так как ни орангутанг, ни его хозяин не могут быть привлечены к ответственности[49].

Эдгар По написал «Убийство на улице Морг» в период своего проживания в Филадельфии (1838—1844), и в рассказе звучит городская тема, к которой По в своём творчестве обращался неоднократно, например, в новелле «Человек толпы» (1840)[50]. Общество, переживавшее в это время стремительную урбанизацию, столкнулось с новыми проблемами и было вынуждено искать способы их разрешения. Одной из таких проблем стала городская преступность. Для борьбы с ней в Лондоне не так давно была образована первая профессиональная полиция, а в Америке начали применять научный подход к расследованию преступлений. Сами же преступления стали выходить на первые полосы газет, захватив внимание общественности[2].

В основе рассказа лежит метафора о «битве мозгов против мускулов». Физическая сила, изображённая в виде орангутанга и его владельца, выступает за насилие: обезьяна оказывается убийцей, а её хозяин признается, что злоупотреблял использованием кнута при дрессировке. Интеллектуальная сила аналитика в итоге берёт верх над их жестокостью[51]. История также содержит часто используемую Эдгаром По тему смерти прекрасной женщины, которую он называл «самой поэтичной темой в мире»[15][52].

Другой смысловой слой рассказа составляет метафора ещё одного противостояния — расового. В 1960-е годы Лесли Фидлер обратил внимание на динамику чёрных и белых цветов в произведениях По: чёрный ворон сидит на белом бюсте Паллады, белое пятно в форме висельной петли на груди чёрного кота и т. д. Расовый подтекст у По тесно переплетён с гендерно-сексуальным и телесным вообще: так, в описании Лигейи легко узнаётся мулатка, которая в финале рассказа прорывается сквозь тело белой англосаксонской женщины, причём характерно, что рассказчик отдаёт предпочтение Лигейе, находясь под её чарами[53].

Чёрная раса в рассказах По чаще всего представлена низшей, опасной, несущей грубое телесное начало, отрицающей начало духовное и интеллектуальное. Как правило, она бестиаризована. Орангутанг в «Убийстве на улице Морг», имеющий смуглый (tawny) цвет шерсти[комм. 1], вырвавшись из-под контроля белого хозяина, сеет ужас и смерть. Его жертвами становятся две белые женщины. Судя по присутствию предметов роскоши в комнате, они принадлежат к высшему слою общества. Молодую женщину орангутанг убивает с помощью собственной природной силы, а пожилую — используя бритву, то есть изобретение белой цивилизации; причём обезьяна совершает убийство после неумелого подражания тому, как бреется этой бритвой её владелец. В рассказе «Прыг-Скок» (1849) представители аристократии гибнут в результате «заигрывания» с чёрной расой, вследствие облачения в шкуры орангутангов. В 1990-е годы дискуссия вокруг «метисизации» текстов Эдгара По возобновилась с новой остротой, исследователи находят в них свидетельства позитивного отношения По к рабству. Ряд комментаторов идут ещё дальше, уличая писателя в расизме, другие указывают на «среднестатистический расизм» в американском обществе того времени, в контексте которого тексты По не представляют ничего необычного[54].

Огюст Дюпен, герой нового типа, изобретённый По и явно ему симпатичный, признаётся, что «для него в сердце многих людей есть открытое окно», а одно из любимых его занятий — «подслушивание» чужих мыслей (с помощью тщательного наблюдения за человеком)[55]. Садистическая сцена в «Убийстве на улице Морг» также подана как вуайеристская: моряк, а вслед за ним и читатель подглядывают за ней через окно[56]. Тема вуайеризма в произведениях По звучит регулярно и часто сочетается с садизмом. В рассказе «Вильям Вильсон» (1839) главный герой тоже смотрит на своего спящего двойника, которого ему суждено убить. В рассказе «Сердце-обличитель» (1843) такое убийство совершается, причём убийца расчленяет свою жертву.

Мотив расчленения тела, подчас живого, тоже типичен для произведений По. В «Убийстве на улице Морг» происходит травматическое отделение женской головы от тела. В раннем сатирическом рассказе По «Коса времени» (1838) происходит то же самое. Рассказчик из новеллы «Чёрный кот» (1843) вырезает глаз у живого кота. В рассказе «Береника» (1835) зубы любимой женщины становятся фетишем для повествователя, и он их вырывает[57]. В сатирической новелле «Человек, которого изрубили в куски» (1839) тема тотального расчленения и самодеконструкции доведена до абсолюта и занимает центральное место.

Образ и метод Дюпена[править | править вики-текст]

Разговор Дюпена с матросом. Иллюстрация Байэма Шоу (1909)

Огюст Дюпен — не должностное лицо. Он не сыщик, а аналитик-любитель, никогда ранее не расследовавший преступления. И в этот раз он не ведёт своего следствия: всю информацию о преступлении Дюпен получает из газет и просто делает выводы. Он не раскрывает убийство, а решает задачу, так как для него это увлекательное занятие[58], которое к тому же сочетается с психологическими штудиями. Сам По называет Дюпена в рассказе аналитиком, который получает удовольствие от своего аналитического дара, применяя его во всех ситуациях[59].

По описывал метод Дюпена, использующего логические рассуждения, на примере игрока в карты: «Объём полученной информации заключается не столько в достоверности выводов, сколько в точности наблюдения»[60][61]. В рассказе присутствует сцена, в которой Дюпену удаётся узнать, о чём думал в тот момент рассказчик, основываясь на построенном ассоциативном ряде[62][63][64]. Впоследствии этот метод и будет использоваться им в расследовании преступления[59].

Данный метод подчёркивает важность чтения и письменного слова. Непосредственно из газетной статьи авторства Кювье (вероятно, подразумевался французский зоолог Жорж Кювье) Дюпен получает информацию об орангутангах. Таким образом, в расследование вовлечён и сам читатель, самостоятельно ищущий ключи к разгадке в процессе чтения[65]. Также По уделяет особое внимание силе сказанного слова. Когда Дюпен расспрашивает матроса об убийствах, тот сам едва не падает замертво: «Лицо матроса побагровело, казалось, он борется с удушьем. Инстинктивно он вскочил и схватился за дубинку, но тут же рухнул на стул, дрожа всем телом, смертельно бледный»[66][67].

Не вызывает сомнений, что под именем Дюпена По вывел в рассказе самого себя, возможно, в идеализированном и романтизированном, но, несомненно, узнаваемом виде: как и его герой, По был хорошим аналитиком и заядлым любителем загадок в самых разных областях, начиная с криптографии и заканчивая космологией. По не впервые поступает подобным образом: протагонист его более раннего рассказа «Вильям Вильсон» (1839) тоже, по крайней мере отчасти, автобиографичен[68], как и рассказчик из новеллы «Чёрный кот» (1843), написанной через два года после «Убийства на улице Морг».

Правдоподобие истории[править | править вики-текст]

Некоторые исследователи творчества По указывали в своих работах, как правило, в сносках, на различные элементы неправдоподобия в, казалось бы, скрупулёзном и предельно реалистичном изложении истории[69]. Первые такие критические публикации стали появляться ещё при жизни По[70]. Американский литературовед Бёртон Поллин собрала эти наблюдения и, дополнив их собственными, опубликовала статью под названием «Рассказ По „Убийства на улице Морг“: хитросплетения распутаны» (1977). Статья получила большую известность, в ней Поллин показывает, что место действия рассказа, его герои, а также практически каждый сюжетный поворот истории абсолютно неправдоподобны, но благодаря особой технике построения рассказа легко сходят за правду в глазах простого читателя, за исключением разве что читателя-француза[71].

Эдгар По никогда не бывал в Париже. Место действия рассказа он разрабатывал, по всей видимости, имея перед собой карту окрестностей Пале-Рояль. Автор изобразил совершенно невозможный, «картонный» Париж. Улицу Морг По выдумал, поместив её между реально существующими улицей Ришелье (фр.)русск. и улицей Святого Роха (фр.)русск.. На момент написания рассказа в Париже не было проезда Ламартина, название которому По, очевидно, дал в честь французского писателя, которого недолюбливал. Однако такая улица (фр.)русск. действительно там появилась через несколько лет после написания рассказа, в 1848 году. Улица Делорен — также изобретение По, она названа по заглавию романа известного английского писателя Уильяма Годвина, с творчеством которого По был хорошо знаком. Дюпен якобы держал пойманного им орангутанга в конюшне на улице Дюбур: в Париже того времени была частная улочка с похожим названием (фр.)русск., но сомнительно, чтобы она была нанесена на карту, которой пользовался По. Гораздо вероятнее, что он использовал это название просто как явно «французское» для слуха американца, а источником послужило воспоминание о лондонской школе-пансионе сестёр Дюбур, где По находился в 1816—1817 годах. Ту же фамилию носит в рассказе одна из свидетельниц преступления — прачка Дюбур[70][72].

А. Д. МакКормик сильно упростил матросу задачу, однако тому всё равно видна лишь часть комнаты (1899)

Имена свидетелей варьируются от очень правдоподобных до совершенно невозможных. Например, абсолютно обыденные для французов, а потому не вызывающие сомнений имена Пьер Моро (Pierre Moreau) и Жюль Миньо (Jules Mignaud) соседствуют с немецкой фамилией Оденхаймер (Odenheimer), принадлежащей, по сюжету, уроженцу Амстердама. В то же время испанское имя Альфонцо Гарсио (Alfonzo Garcio) написано с двумя грубыми ошибками (правильно Alfonso Garcia), хотя доступ к литературе и познания По в испанском языке, как бы ни были они скромны, должны были позволить ему этих ошибок избежать[70]. Как и в случае с топонимами, в рассказе присутствуют «говорящие», для самого По или для внимательного читателя, имена. Оденхаймером звали помощника настоятеля епископальной церкви Святого Петра в Филадельфии, с которым По, вероятно, был хорошо знаком. Фамилия обеих жертв — Эспанье (Madame L’Espanaye; Camille L’Espanaye) — произведена от имени французского маршала Тимолиона д'Эспине (фр.)русск. или, что более вероятно, от имени французской писательницы и хозяйки литературного салона эпохи Просвещения мадам д’Эпине. Врачу Полю Дюма, которому поневоле пришлось выполнять работу патологоанатома, досталась фамилия знаменитого романиста. Чудная же фамилия невиновного подозреваемого, Лебон (Le Bon), и вовсе бесхитростна, так как в переводе с французского означает «хороший»[70].

Что касается архитектуры Парижа, представленного По, то она довольно правдоподобна в части фасадов зданий. Однако в традиционных парижских домах того времени не было никаких «задних комнат». Такая планировка — «передние комнаты», выходящие окнами на улицу, и «задняя» спальня, с окнами на замощённый дворик — характерна для Филадельфии, а не для Парижа. Французские дома тоже имели внутренний дворик, но доступ к нему с улицы был невозможен, он не был мощёным, — наоборот, там, как правило, разбивался небольшой садик. Сюжет рассказа потребовал от По совмещения виденного им на французских открытках и того, что он имел возможность ежедневно наблюдать воочию[73][74].

Окна и ставни в доме мадам Эспанье не имеют ничего общего с французскими. В парижских домах окна распахивались внутрь и закрывались поворотом ручки, и французов очень удивило бы скользящее самозащёлкивающееся окно, напоминающее нож гильотины. Для описания ставен По использует придуманный им термин ferrades, возможно, перепутав это слово с ferrage — «оковка». Длинный одностворчатый, наполовину ажурно кованый ставень совершенно неуместен во французском городском пейзаже, для которого типичны ставни двустворчатые, сплошные и деревянные[75].

По всегда старался выглядеть современным и идти в ногу с прогрессом. Он живо интересовался последними научными достижениями и техническими новинками, хотя этот интерес смешивался у него с романтической тягой к необъяснимому, а то и к воображаемому. В рассказе орангутанг, а вслед за ним и его владелец используют цепь громоотвода, чтобы добраться до окна четвёртого этажа жилого дома. Однако в Париже громоотводы были редкостью и устанавливались только на общественных зданиях, а в описываемом По районе громоотводов не было вообще. Кроме того, карабкаться по качающейся цепи громоотвода, затем дотянуться до окна, расположенного в пяти с половиной футах (более полутора метров) в стороне, чтобы удерживаться в таком положении, а тем более «перемахнуть», как пишет По, в окно практически невозможно. Этих несоответствий и трудностей можно было избежать, заменив вычурный громоотвод на обычную водосточную трубу, но это было бы слишком простым решением для По:

Возможно, в рассказах о побегах использование водосточной трубы было слишком частым приёмом, а По нужна была оригинальность. Вот он и решил использовать национальный продукт, который он перенёс на французскую почву задолго до того, как он там появился. Так сказать, «покупайте американское!» [73][76]

Бертон Поллин

Эдгар По, по собственному признанию, писал рассказ с конца. Нагромождение случайных, вынужденных и произвольных несоответствий в описании комплекса «окно-ставень-громоотвод» необходимо По для реализации его замысла. Однако ключевая сцена рассказа лишь кажется достоверной, на деле же она совершенно невозможна. Если орангутанг теоретически ещё и мог совершить описанный По кульбит, то матрос однозначно не мог заглядывать в комнату, вися на громоотводе. Во-первых, расстояние до окна слишком велико. Во-вторых, обзор ему должен был загораживать ставень, если только не предположить, что после прыжка обезьяны он сам собой вернулся в прежнее положение — вдоль стены. Кроме того, По вводит в описание сцены спинку кровати, заслоняющую пружинный затвор и, соответственно, перекрывающую часть окна. Иллюстраторы, как правило, избегают изображения «вуайеристкой» сцены со стороны матроса, показывая лишь его лицо в окне комнаты. В 1899 году А. Д. МакКормик попытался взглянуть на эту сцену снаружи. Ему пришлось значительно уменьшить расстояние от шнура до окна, разделить ставень на две части, убрать спинку кровати, и всё равно очевидно, что матросу, висящему в абсолютно неестественном положении, видна не вся комната, тогда как По указывает, что матрос видел происходящее во всех подробностях[77].

Остальные события при ближайшем рассмотрении не более правдоподобны. По сталкивает на одной лестнице представителей сразу пяти европейских наций, якобы слышавших речь двух подозреваемых. Толпа спасателей мчится, несомненно, с большим шумом вверх по лестнице, и свидетели с площадки второго этажа слышат, что происходит в комнате двумя этажами выше, через запертую дверь. Более того, они слышат вскрики матроса, висящего на улице за полуоткрытым окном этой комнаты, и могут разобрать его слова. Поллин указывает на абсолютную невозможность этих обстоятельств[78]. Тем не менее, все свидетели безошибочно угадывают в одном из неизвестных француза, но нет двух одинаковых мнений относительно национальности второго. Причём свидетели не владеют языками, в верном распознавании которых уверены как один. Описание свидетельских показаний в этой части представляет собой вставной, почти фарсовый номер, этакий хоровод с повторяющимся мотивом.

Автор представляет французскую полицию совершенно беспомощной. В завязке истории Дюпен читает ей длинную отповедь, после которой читатель готов поверить во что угодно. Например, в то, что полицейские долго не могут понять, куда подевалось тело мадам Эспинье. А ведь ей перерезали горло, и кровавый след должен был тянуться через половину комнаты прямо к закрытому окну. Но По «забывает» про кровь. Найдя, наконец, тело мадам во дворе на булыжной мостовой, полицейские не могут обнаружить клок волос убийцы, зажатый в кулаке жертвы, — это делает Дюпен — и не могут отличить травмы, полученные при падении, от увечий, «нанесённых каким-то тупым орудием»[77].

По наверняка имел в виду, что тупым был не только инструмент, но и тот читатель, который не задумался над этой несообразностью… Мы этого не замечаем благодаря неверию в проницательность полиции. [77]

Бертон Поллин

В рассказе множество более мелких нелепостей, порой граничащих с мистификациями. Так, ассоциативный ряд, предложенный По в эпизоде с «чтением мыслей» Дюпеном, абсолютно надуман, а термин «стереотомия» его собственного изобретения[79]. Высадить тяжёлую деревянную дверь штыком нереально[78]. Сломанный гвоздь мог выпасть из рамы от одного прикосновения в двух случаях: либо рама была крайне тонкой, либо он был сломан в двух местах — у шляпки и там, где рама соприкасается с окном[80]. Перечисление таких частных несообразностей можно продолжать.

Отдельно нужно сказать о совершенно несвойственном для обезьян этого вида поведении орангутанга, описанном По. На самом деле орангутанги — самые спокойные и флегматичные из человекообразных обезьян. Они уступают в интеллекте шимпанзе, но орангутанг не стал бы прятать труп, засовывая его в дымоход вперёд ногами — перевернуть его он бы догадался[81]. Руки обезьян действительно очень сильные, но совершенно не приспособлены для манипуляций с такими предметами, как бритва. Орангутанг не смог бы так крепко и уверенно держать бритву в руке, чтобы одним взмахом почти отделить голову старухи — это и в принципе невозможно[82].

По также нарушает социальные условности и этические предписания. Дюпен панибратски ведёт себя с начальником полиции, шокируя французских читателей[70]. Под конец истории Дюпен признаётся, что ему «жаль до глубины души» владельца обезьяны, но ничего подобного не говорит о жертвах жестокого убийства. Матрос же не только не предстаёт перед правосудием за действия принадлежащего ему животного и оставление жертв в опасности, но и оказывается вознаграждён — он сумел выгодно продать своего орангутанга[83].

Поллин приходит к выводу, что По, вместо того, чтобы стремиться к подлинному правдоподобию, сознательно запутывает читателя, не давая ему времени и возможности усомниться в происходящем в рассказе:

Метод автора… не слишком изощрён и тонок. Он состоит в соединении возможного, знакомого и реального — с невозможным, неизвестным, неправдоподобным и непонятным. Первые элементы автор выделяет с помощью особых художественных приёмов и уловок, с тем, чтобы вторые у нас не вызывали никаких вопросов. Мы не успеваем усомниться или почувствовать недоверие к словам повествователя, как нас захватывают всё новые и новые сочетания возможного и невозможного. Так мы и движемся от одного камешка к другому, и ни один из них не становится камнем преткновения. [84][85]

Бертон Поллин

Литературная значимость и критика[править | править вики-текст]

«Вся детективная литература, по крайней мере в начальной стадии своего развития, очень многим обязана наследству, оставленному Эдгаром По: начиная от дедуктивного метода, сочетающегося со строгим анализом и наблюдением, от создания моделей ситуаций типа "загадки запертой комнаты" и до характера и особенностей героя, чудака и своеобразного философа, опережающего и ставящего в комичное положение официальную полицию, чудака, который вот уже многие десятилетия шествует по страницам детективной литературы то под именем Шерлока Холмса, то Эркюля Пуаро, но всегда несёт в себе что-то от старого Дюпена»

Биограф Эдгара По Джеффри Майерс резюмировал значение «Убийства на улице Морг» следующими словами: «[Оно] изменило историю мировой литературы»[3]. Произведение часто упоминается как первый детектив в истории, а образ Дюпена послужил прототипом для многих будущих персонажей-сыщиков, включая Шерлока Холмса[14] Артура Конан Дойля и Эркюля Пуаро Агаты Кристи[6][12]. Особо примечательно, что акцент в рассказе сделан не на запутанном сюжете, а на анализе происходящих событий[87]. Вклад По в историю детективной литературы отражён в появлении названной в его честь премии, ежегодно присуждаемой организацией Mystery Writers of America[88].

Рассказ «Убийство на улице Морг» установил ряд тропов, ставших общепринятыми элементами жанра: эксцентричный, но блестящий детектив, неуклюжий полицейский, недогадливый близкий друг главного героя, от лица которого ведётся повествование. Полиция в рассказе изображена в антипатичной манере, что является своего рода противопоставлением героя органам правопорядка и власти[7][89]. Именно в «Убийстве на улице Морг» был впервые использован метод повествования, при котором персонаж-детектив сначала объявляет о решении загадки, а затем объясняет цепь рассуждений, ведущих к нему[90]. Помимо этого, сюжет произведения представляет собой первый образец типичного «убийства в закрытой комнате»[7][30].

После выхода в печать рассказ был хорошо встречен критиками[15]. В рецензии газеты The Philadelphia Inquirer были отмечены новизна и глубина произведения, которая «доказывает, что Эдгар По — гений с изобретательской энергией и мастерством, о которых мы знаем не понаслышке»[30]. Сам По, однако, скромнее оценивал своё достижение в письме Филиппу Куку:[91]

Эти рассказы о логических рассуждениях обязаны своим успехом тому, что написаны в новом ключе. Я не хочу сказать, что они неискусны, но люди склонны преувеличивать их глубокомыслие из-за метода или, скорее, видимости метода. Возьмём, к примеру, «Убийство на улице Морг». Какое может быть глубокомыслие в распутывании паутины, которую вы сами (то есть автор) соткали на предмет распутывания? Читатель невольно смешивает проницательность строящего предположения Дюпена с изобретательностью автора.[27][47]

Некоторые более современные читатели критиковали По за несоблюдение концепции интриги повествования, не видя возможности самостоятельно найти разгадку в процессе чтения. Помимо этого, финальный сюжетный поворот и сама идея введения орангутанга в список подозреваемых для некоторых выглядели признаком «вероломства» со стороны автора[92].

Адаптации, влияние и отсылки в культуре[править | править вики-текст]

Эммануэль Фремье, «Орангутанг душит туземца из Борнео» (1895)

Французские переводы произведений По, выполненные Шарлем Бодлером, фактически открыли для европейской читающей публики американского писателя. Рассказ «Убийство на улице Морг» привлёк особое внимание благодаря тому, что его события происходят в Париже. Образ свирепой, кровожадной, брутальной обезьяны, истязающей человека, стал постепенно укореняться в массовом сознании, несмотря на то, что являлся чистейшим мифом[93]. Французский скульптор Эммануэль Фремье создал целый ряд композиций на этот сюжет[94]. Среди них есть одна под названием «Орангутанг душит туземца из Борнео» (1895). В настоящее время она находится в парижском Палеонтологическом музее.

Согласно сюжету рассказа, одной из основных «зацепок» для Дюпена при разрешении загадки стала в буквальном смысле нечеловеческая сила, которая понадобилась убийце, чтобы затолкать труп молодой женщины в дымоход снизу вверх. Для извлечения его оттуда потребовались усилия не менее четырёх человек. Невозможность подобной манипуляции с человеческим телом не вызывала сомнений, пока в октябре 1926 года в Портленде (штат Орегон) не произошло убийство 30-летней Беаты Уайтерс. Женщина была задушена, а труп убийца спрятал в дымоходе, так что его практически не было видно. Для извлечения тела пришлось разбирать кирпичную кладку. Неизвестного душителя журналисты тут же окрестили «Гориллой», благодаря сходству почерка его преступлений с описанным в рассказе Эдгара По. Убийцей оказался некрофил Эрл Леонард Нельсон, обладавший феноменальной физической силой. Однажды на спор он якобы обошёл на руках девять городских кварталов. Эрл Нельсон был повешен в январе 1928 года по приговору суда, признавшего его виновным более чем в двадцати убийствах[95].

В 1932 году рассказ был экранизирован. Фильм «Убийство на улице Морг» имеет мало общего с оригинальным сюжетом авторства По. Безумный учёный, у которого есть орангутанг, живёт на улице Морг. Учёный похищает молодых женщин и ставит над ними бесчеловечные опыты, целью которых является скрещивание человека с обезьяной. Однажды на ярмарке орангутанг видит красивую девушку Камиллу, которая становится предметом его вожделения. Обезьяна, по приказу хозяина, похищает её. В дело вмешивается студент-медик Пьер Дюпен — возлюбленный похищенной девушки. Преследователи загоняют обезьяну на крышу, куда орангутанг уносит свою добычу. Дюпен взбирается следом и стреляет в обезьяну. Орангутанг падает с крыши и погибает. Картина имела большой успех, её сюжет, в свою очередь, был использован при создании культового фильма «Кинг-Конг» 1933 года.

Иллюстрация к рассказу Обри Бердслея (1895)

Экранизации[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]

Радиопостановка[править | править вики-текст]

  • 1975 — 7 января в эфире программы CBS Radio Mystery Theater состоялась первая радиопостановка произведения.

Музыка[править | править вики-текст]

СМИ[править | править вики-текст]

  • 1997 — «Rue Morgue» — канадский журнал, посвящённый фильмам ужасов. Редакция журнала также владеет собственной одноимённой радиостанцией[107]

Видеоигра[править | править вики-текст]

  • 2009 — Dark Tales: Edgar Allan Poe’s Murders in the Rue Morgue — квест, созданный по мотивам рассказа студией Big Fish Games[108].

Примечания[править | править вики-текст]

Комментарии
  1. Во времена По слово tawny использовалось также в качестве существительного: «туземец», «темнокожий».
Использованная литература и источники
  1. Эдгар Аллан По «Убийство на улице Морг». Лаборатория Фантастики. Проверено 13 сентября 2012.
  2. 1 2 3 4 5 Silverman, 1991, p. 171
  3. 1 2 3 Meyers, 1992, p. 123
  4. Шестаков, 1998, с. 114—115
  5. 1 2 Клугер, 2005
  6. 1 2 3 4 «Золотой жук», «Убийство на улице Морг», «Черный кот». Рассказы Эдгара По. «Радио России». radiorus.ru. Проверено 13 сентября 2012. Архивировано из первоисточника 23 марта 2012.
  7. 1 2 3 4 ДЕТЕКТИВ. Энциклопедия Кругосвет. krugosvet.ru. Проверено 6 января 2012. Архивировано из первоисточника 23 марта 2012.
  8. 1 2 3 4 5 6 Винтерих, 1985, с. 123—135
  9. Календарь. на телеканале «Культура». tvkultura.ru. Проверено 6 января 2012. Архивировано из первоисточника 23 марта 2012.
  10. 20 апреля. Энциклопедия. Сайт журнала «Вокруг света». Проверено 13 сентября 2012. Архивировано из первоисточника 23 марта 2012.
  11. Хулио Кортасар. Жизнь Эдгара По. Журнальный зал. — Опубликовано в журнале «Иностранная литература» 1999, №3. Проверено 13 сентября 2012. Архивировано из первоисточника 23 марта 2012.
  12. 1 2 3 Зверев, 2009, с. 20
  13. Ковалев, 1989, с. 571-577
  14. 1 2 Анна Старобинец. 10 сумасшедших, которые нас заразили. Русский репортер №8 (38) (5 марта 2008). Проверено 13 сентября 2012. Архивировано из первоисточника 23 марта 2012.
  15. 1 2 3 4 5 Silverman, 1991, p. 173
  16. 1 2 Booker, 2004, p. 507
  17. По, 2009, с. 279
  18. По, 2009, с. 280
  19. По, 2009, с. 283—289
  20. По, 2009, с. 289—291
  21. По, 2009, с. 297
  22. По, 2009, с. 299—301
  23. По, 2009, с. 302
  24. По, 2009, с. 303—307
  25. По, 2009, с. 307
  26. Quinn, 1969, p. 310—311
  27. 1 2 3 4 Ковалев, 1984, с. 202—232
  28. Cornelius, 2002, p. 31
  29. Ousby, December 1972, p. 52
  30. 1 2 3 Silverman, 1991, с. 174
  31. Sova, 2001, p. 162
  32. 1 2 Публикация первого в истории литературы детективного рассказа «Убийство на улице Морг» Эдгара По. Сайт «Календарь событий». Проверено 13 сентября 2012. Архивировано из первоисточника 23 марта 2012.
  33. Злобин, 1980, с. 9
  34. 1 2 ПО, ЭДГАР АЛЛАН. Энциклопедия Кругосвет 1. krugosvet.ru. Архивировано из первоисточника 23 марта 2012.
  35. Ostram, 1987, p. 39-40
  36. Ostram, 1987, p. 40
  37. Quinn, 1998, p. 399
  38. Quinn, 1998, p. 465—466
  39. Sova, 2001, p. 165
  40. Quinn, 1998, p. 430
  41. ПО, ЭДГАР АЛЛАН. Энциклопедия Кругосвет 2. krugosvet.ru. Проверено 13 сентября 2012. Архивировано из первоисточника 23 марта 2012.
  42. Ковалев, 1989, с. 571—577
  43. Miller, December 1974, p. 46—47
  44. Boll, May 1943, p. 302
  45. The murders in the Rue Morgue : facsimile of the ms. in the Drexel institute / Edgar Allan Poe.. Drexel Archives. sets.library.drexel.edu. Проверено 22 сентября 2012. Архивировано из первоисточника 19 октября 2012.
  46. 1 2 Quinn, 1998, p. 517
  47. 1 2 Quinn, 1998, p. 354
  48. Whalen, 2001, p. 86
  49. Cleman, 2002, p. 65
  50. Silverman, 1991, p. 172
  51. Rosenheim, 1997, p. 75
  52. Hoffman, 1972, p. 110
  53. Уракова, 2009, с. 25
  54. Уракова, 2009, с. 25-26
  55. Tucker, 1981, p. 95
  56. Уракова, 2009, с. 54
  57. Tucker, 1981, p. 92
  58. Елизарова и др, 1972
  59. 1 2 Злобин, 1980, с. 10—11
  60. Poe, 1927, p. 79
  61. Harrowitz, 1984, p. 186—187
  62. По, 2009, с. 281—283
  63. Poe, 1927, p. 82—83
  64. Harrowitz, 1984, p. 187—192
  65. Thoms, 2002, p. 133—134
  66. По, 2009, с. 304
  67. Kennedy, 1987, p. 120
  68. Bandy, 1964, с. 509
  69. Поллин, 2004, с. 156—157
  70. 1 2 3 4 5 Поллин, 2004, с. 158
  71. Поллин, 2004, с. 156—158
  72. Pollin, 1977, p. 241
  73. 1 2 Поллин, 2004, с. 160
  74. Pollin, 1977, p. 244, 246
  75. Pollin, 1977, p. 248
  76. Pollin, 1977, p. 246
  77. 1 2 3 Поллин, 2004, с. 161
  78. 1 2 Поллин, 2004, с. 159
  79. Pollin, 1977, p. 239, 240
  80. Pollin, 1977, p. 247
  81. Поллин, 2004, с. 162
  82. Поллин, 2004, с. 163
  83. Поллин, 2004, с. 164
  84. Поллин, 2004, с. 156
  85. Pollin, 1977, p. 237, 238
  86. Райнов, 1975, с. 32
  87. Sova, 2001, p. 162—163
  88. Neimeyer, 2002, p. 206
  89. Van Leer, 1993, p. 65
  90. Cornelius, 2002, p. 33
  91. Kennedy, 1987, p. 119
  92. Rosenheim, 1997, p. 68
  93. Zgórniak, Kapera, Singer, 2006, p. 235
  94. Zgórniak, Kapera, Singer, 2006
  95. Кровавый путь «Гориллы». Загадочные преступления прошлого. Проверено 2 декабря 2012. Архивировано из первоисточника 5 декабря 2012.
  96. Murders in the Rue Morgue (1914). IMDb. Проверено 13 сентября 2012. Архивировано из первоисточника 23 марта 2012.
  97. 1 2 Сергей Бережной Классика ужасов студии Universal (рус.) // Мир фантастики : журнал. — 2012. — Т. 111. — № 11. — С. 16—17.
  98. Sova, 2001, p. 162-163
  99. Murders in the Rue Morgue (1932). IMDb. Проверено 13 сентября 2012. Архивировано из первоисточника 23 марта 2012.
  100. Phantom of the Rue Morgue. IMDb. Проверено 13 сентября 2012. Архивировано из первоисточника 23 марта 2012.
  101. Murders in the Rue Morgue (1971). IMDb. Проверено 13 сентября 2012. Архивировано из первоисточника 23 марта 2012.
  102. Murders in the Rue Morgue (1986). IMDb. Проверено 13 сентября 2012. Архивировано из первоисточника 23 марта 2012.
  103. Poe, Edgar Allan (1973). Edgar Allan Poe’s Murders in the Rue Morgue and the Golden Bug. Prentice Hall. ISBN 0-13-024424-4
  104. Клайв Баркер «Новое убийство на улице Морг». Лаборатория Фантастики. fantlab.ru. Проверено 13 сентября 2012.
  105. Killers. Iron Maiden Official Website. Проверено 13 сентября 2012. Архивировано из первоисточника 23 марта 2012.
  106. Killers. Allmusic. Проверено 13 сентября 2012. Архивировано из первоисточника 23 марта 2012.
  107. Rue Morgue Official Website. rue-morgue.com. Проверено 13 сентября 2012. Архивировано из первоисточника 23 марта 2012.
  108. Dark Tales: Edgar Allan Poe's Murders in the Rue Morgue. Big Fish Games Blog. bigfishgames.com. Проверено 13 сентября 2012. Архивировано из первоисточника 23 марта 2012.

Литература[править | править вики-текст]

На русском языке
  • Винтерих Дж. Эдгар По и его «Рассказы // Приключения знаменитых книг = BOOKS AND THE MAN / Перевод с английского Е. Сквайрс. — Москва: «Книга», 1985. — С. 123—135. — 255 с.
  • Гроссман Д. Д. Эдгар По в России. Легенда и литературное влияние = Edgar Allan Poe in Russia. — С-Пб.: Академический проект, 1998. — 208 с. — (Современная западная русистика). — ISBN 5-7331-0114-8
  • Елизарова М. Е. и др. Американский романтизм. Фенимор Купер. Эдгар По // История зарубежной литературы XIX века. — М.: Просвещение, 1972.
  • Зверев A. M. Вдохновенная математика Эдгара По // Эдгар Аллан По. Стихотворения. Новеллы. Повесть о приключениях Артура Гордона Пима. Эссе. — М.: АСТ, 2009. — С. 5—24. — 768 с.
  • Злобин Г. П. Эдгар Аллан По — романтик и рационалист // Эдгар По. Рассказы. — М.: Художественная литература, 1980. — С. 9—11.
  • Клугер, Даниэль. IV. Криминальная зоология // Баскервильская мистерия. История классического детектива. — М.: Текст, 2005. — 192 с. — ISBN 5-7516-0482-2
  • Ковалев Ю. В. Эдгар По // История всемирной литературы. — М., 1989. — Т. 6. — С. 571—577.
  • Ковалев Ю. В. Детективные рассказы // Эдгар Аллан По. Новеллист и поэт. — Л., 1984. — С. 202—232.
  • Мисрахи А. (исп.)русск. Эдгар Аллан По = Edgar Allan Poe. — М.: АСТ, 2007. — 320 с. — (Биография и творчество). — ISBN 978-5-17-046686-3
  • Осипова Э. Ф. Загадки Эдгара По. Исследования и комментарии. — С-Пб.: Филологический факультет СПбГУ, 2004. — 172 с. — ISBN 5-8465-0207-5
  • По Э. А. Убийство на улице Морг // Эдгар Аллан По. Стихотворения. Новеллы. Повесть о приключениях Артура Гордона Пима. Эссе / Перевод с английского Р. Гальперина. — М.: АСТ, 2009. — С. 276—307. — 768 с.
  • Поллин Б. Рассказ По «Убийства на улице Морг»: хитросплетения распутаны (отрывки) = Poe’s «Murders in the Rue Morgue»: The Ingenious Web Unravelled // Осипова Э.Ф. Загадки Эдгара По. Исследования и комментарии. — Спб.: Филологический факультет СПбГУ, 2004. — С. 156—164. — ISBN 5-8465-0207-5.
  • Райнов Б. Черный роман / Перевод З. Карцева, Любовь Лихачева. — М.: Прогресс, 1975. — 288 с.
  • Уракова А. П. Поэтика тела в рассказах Эдгара Аллана По. — М.: ИМЛИ РАН, 2009. — С. 179—187. — ISBN 978-5-9208-03334-4
  • Шестаков В. П. Детективный роман // Мифология XX века: Критика теории и практики буржуазной «массовой культуры». — М.: Искусство, 1998. — С. 114—115. — 224 с.
На английском языке
  • Bandy, W. T. Who Was Monsieur Dupin? // PMLA. — Modern Language Association, 1964. — Vol. 79. — № 4. — P. 509—510.
  • Boll, Ernest. Modern Philology // The Manuscript of «The Murders in the Rue Morgue» and Poe's Revisions. — London: Continuum, May 1943. — Vol. 40. — ISBN 978-0826480378
  • Booker, Christopher. The Seven Basic Plots. — London: Continuum, 2004. — ISBN 978-0826480378
  • Cleman, John. Irresistible Impulses: Edgar Allan Poe and the Insanity Defense // Bloom's BioCritiques: Edgar Allan Poe / Harold Bloom. — Philadelphia: Chelsea House Publishers, 2002. — ISBN 978-0791061732
  • Cornelius, Kay. Biography of Edgar Allan Poe // Bloom's BioCritiques: Edgar Allan Poe / Harold Bloom. — Philadelphia, PA: Chelsea House Publishers, 2002. — ISBN 978-0791061732
  • Harrowitz, Nancy. The Body of the Detective Model: Charles S. Peirce and Edgar Allan Poe // The Sign of Three: Dupin, Holmes, Peirce / Umberto Eco, Thomas Sebeok. — Bloomington, IN: History Workshop, Indiana University Press, 1984. — P. 179-197. — ISBN 978-0253352354Harrowitz discusses Dupin’s method in the light of Charles Sanders Peirce’s logic of making good guesses or abductive reasoning.
  • Hoffman, Daniel. Poe Poe Poe Poe Poe Poe Poe. — Baton Rouge: Louisiana State University Press, 1972. — ISBN 978-0807123218
  • Kennedy, J. Gerald. Poe, Death, and the Life of Writing. — New Haven: Yale University Press, 1987. — ISBN 978-0300037739
  • Meyers, Jeffrey. Edgar Allan Poe: His Life and Legacy. — New York: Cooper Square Press, 1992. — ISBN 978-0815410386
  • Miller, John C. Poe Studies // The Exhumations and Reburials of Edgar and Virginia Poe and Mrs. Clemm. — December 1974. — Vol. VII. — P. 46—47.
  • Neimeyer, Mark. Poe and Popular Culture // The Cambridge Companion to Edgar Allan Poe / Kevin J. Hayes. — Cambridge: Cambridge University Press, 2002. — P. 205—224. — ISBN 978-0521797276
  • Poe, Edgar Allan. Collected Works of Edgar Allan Poe / Walter J. Black. — New York, 1927.
  • Pollin B. Poe's "Murders in the Rue Morgue": The Ingenious Web Unravelled // Studies in the American Renaissance. — 1977. — P. 235-259. — ISBN 5-8465-0207-5.
  • Ostram, John Ward. Poe's Literary Labors and Rewards // Myths and Reality: The Mysterious Mr. Poe. — Paperback. — The Edgar Allan Poe Society, 1987. — P. 37—47. — ISBN 978-0816041619
  • Ousby, Ian V. K. Poe Studies // The Murders in the Rue Morgue and 'Doctor D'Arsac': A Poe Source. — December 1972. — Vol. V. — P. 52.
  • Quinn, Arthur Hobson. Edgar Allan Poe: A Critical Biography. — N. Y., 1969.
  • Quinn, Arthur Hobson. Edgar Allan Poe: A Critical Biography. — Baltimore: Johns Hopkins University Press, 1998. — ISBN 978-0801857300
  • Rosenheim, Shawn James. The Cryptographic Imagination: Secret Writing from Edgar Poe to the Internet. — Paperback. — Baltimore: Johns Hopkins University Press, 1997. — ISBN 978-0801853326
  • Silverman, Kenneth. Edgar A. Poe: Mournful and Never-Ending Remembrance. — Paperback. — New York: Harper Perennial, 1991. — ISBN 978-0060923310
  • Sova, Dawn B. Edgar Allan Poe A to Z: The Essential Reference to His Life and Work. — Paperback. — Checkmark Books, 2001. — ISBN 978-0816041619
  • Thoms, Peter. Poe's Dupin and the Power of Detection // The Cambridge Companion to Edgar Allan Poe / Kevin J. Hayes.. — Cambridge: Cambridge University Press, 2002. — P. 133—147. — ISBN 978-0521793261
  • Van Leer, David. Detecting Truth: The World of the Dupin Tales // The American Novel: New Essays on Poe's Major Tales / Kenneth Silverman. — Cambridge: Cambridge University Press, 1993. — P. 65—92. — ISBN 978-0521422437
  • Whalen, Terance. Poe and the American Publishing Industry // A Historical Guide to Edgar Allan Poe / Kennedy J. Gerald.. — Oxford University Press, 2001. — ISBN 978-0195121506
  • Zgórniak M., Kapera M., Singer M. Fremiet's Gorillas: Why Do They Carry off Women? // Artibus et Historiae. — IRSA s.c., 2006. — Vol. 27. — № 54. — P. 219—237.

Ссылки[править | править вики-текст]