Фёдор Кузьмич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Феодор Томский
Федор Томский.jpg
икона с частицей мощей
Рождение

1776 (1777) год

Смерть

20 января (1 февраля) 1864({{padleft:1864|4|0}}-{{padleft:2|2|0}}-{{padleft:1|2|0}})
Томск

Почитается

в Русской православной церкви

Канонизирован

в 1984 году

В лике

праведных

Главная святыня

мощи в Богородице-Алексеевском монастыре (Томск)

День памяти

20 января, 10 июня и 22 июня по юлианскому календарю

Commons-logo.svg Категория на Викискладе

Фёдор Кузьмич (Феодор Томский, Феодор Козьмич; 1776 (1777) — 20 января (1 февраля) 1864, Томск) — старец, живший в Сибири в XIX веке.

Согласно романовской легенде, возникшей в середине XIX века ещё при жизни старца, считается императором Александром I, инсценировавшим свою смерть и ставшим скитальцем. Вопрос о тождественности Фёдора Кузьмича с российским императором историками однозначно не решён.

Фёдор Кузьмич за своё подвижничество в 1984 году канонизирован Русской православной церковью в лике праведных в составе Собора Сибирских святых.

Жизнеописание[править | править исходный текст]

Арест и ссылка[править | править исходный текст]

Данных о ранних годах жизни Фёдора Кузьмича нет, первое известие о нём относится к 4 сентября 1836 года: он проезжал на лошади, запряжённой в телегу, в неизвестном направлении через Кленовскую волость Красноуфимского уезда Пермской губернии.[1] Фёдор остановился у кузницы подковать лошадь, вызвал своим поведением и уклончивыми ответами подозрения у кузнеца, который доложил о нём властям.[2]

Старец был задержан как бродяга, на его спине были следы ударов кнутом, каких-либо документов при себе он не имел. 10 сентября его дело было рассмотрено судом: задержанный назвался шестидесятилетним Фёдором Козьмичем Козьминым (после этого данная фамилия, как и какая-либо другая, старцем никогда не называлась), не смог назвать своего происхождения.[3] По возрасту он был непригоден для отдачи в солдаты и поэтому, как бродяга, получил 20 ударов кнутом и был сослан в Сибирь. Приговором Фёдор Кузьмич был доволен, но заявил, что он неграмотен (хотя последующие факты свидетельствуют об обратном) и попросил расписаться за него мещанина Григория Шпынёва.

13 октября 1836 года с 43-й партией ссыльных он был направлен по этапу в Мариинский уезд Боготольской волости Томской губернии. За время пути по этапу Фёдор расположил к себе заключённых и конвоиров, проявляя заботу о слабых и больных. Старец был единственным арестантом, которого не заковали в кандалы.[1] В материалах Томской экспедиции о ссыльных сохранилось описание внешности Фёдора Кузьмича:

рост 2 аршина и 6 с 3/4 вершков[4], глаза серые, волосы на голове и бороде светло-русые с проседью, кругловатый подбородок, на спине — следы от побоев кнутом.[3]

26 марта 1837 года партия ссыльных прибыла в Томск, откуда Фёдор Кузьмич был направлен дальше к месту ссылки. Старца приписали к деревне Зерцалы, но поселили при Краснореченском винокуренном заводе, где он прожил пять лет.[5] Из-за возраста старца не привлекали к принудительным работам. Известно, что местный казак Семён Сидоров, видя склонность старца к уединению, построил ему келью-избушку в станице Белоярской.[6]

Период странствий[править | править исходный текст]

Посмертный портрет Фёдора Кузьмича, написанный в Томске
по заказу купца С. Хромова.
Томский областной краеведческий музей

Обретя свободу перемещения, Фёдор начал странствовать по деревням Мариинского уезда. Источником его дохода было обучение детей (грамоте, Священному Писанию, истории), в качестве платы Фёдор Кузьмич брал только пищу, отказываясь от денег.[3] Старца начали почитать за праведную жизнь, обращались к нему за советами по различным житейским вопросам. В этот же период возникает легенда о его царственном происхождении.

К первым сообщениям о его тождестве с императором Александром I относятся:[6]

  • в доме казака Сидорова, приютившего старца, появился казак Березин, долгое время служивший в Петербурге, в Фёдоре Кузьмиче он опознал покойного императора;
  • в начале XX века появилось свидетельство казака Антона Черкашина, который сообщал, что местный священник Иоанн Александровский, сосланный в Сибирь из Петербурга, также опознал в старце царя и утверждал, что не мог ошибиться, так как неоднократно видел Александра I в столице;
  • известное по рассказу казака Сидорова высказывание Фёдора Кузьмича, которое было расценено как наличие у него связей в петербургском обществе:

Вспоминая однажды в разговоре Красноярск и его начальство и будучи чем-то недоволен, старец сказал: «…Стоит мне только гаркнуть слово в Петербурге, то весь Красноярск содрогнётся от того, что будет».[2]

Эти случаи заставили старца практически не выходить из своей кельи, позднее он оставил станицу Белоярскую и поселился в селе Зерцалы в бедной крестьянской семье. Из старого овечьего хлева ему сделали келью, в которой он прожил 10 лет. Жительница села позднее рассказывала, что Фёдор Кузьмич каждую субботу встречал партии арестантов, проходившие через окраину села, и давал им щедрую милостыню. В 1843 году, по некоторым данным, он работал на золотых приисках в Енисейской тайге.[5] Со слов крестьян, знавших Фёдора, известно, что он обладал большой физической силой: поднимал на вилы копну сена и метал её на стог.[7]

В 1849 году старец переселился в село Краснореченское, где ему построил келью крестьянин Иван Латышев. Сохранились воспоминания местных жителей о том, что там старца навещал Иркутский епископ Афанасий (Соколов), с которым он разговаривал на французском языке.[6] Старец встречался также с епископом Томским Парфением (с 1863 года архиепископ Иркутский и Нерчинский). В 1850-е годы келью старца на пасеке Латыщева посетил писатель Л. Н. Толстой, который целый день беседовал с Фёдором Кузьмичом.[5]

Ряд исследователей сообщает об обширной переписке, которую вёл Фёдор Кузьмич. В числе его корреспондентов называют барона Дмитрия Остен-Сакена, в имении которого в Прилуках (Киевская губерния) долгое время якобы хранились письма старца, но затем они бесследно исчезли.[8] Также сообщается о переписке Фёдора Кузьмича с императором Николаем I, которая велась с помощью шифра.[9] Получив известие о смерти императора, старец заказал отслужить панихиду, на которой долго молился со слезами.[6]

В этот период начинают активно циркулировать слухи, что сибирский старец — это император Александр I. Жители села Зерцалы в начале XX века хранили у себя в часовне якобы оставленные Фёдором Евангелие, Киево-Печерскую икону Божией Матери и «раскрашенный вензель на бумажном листе, изображающий букву „А“, с короной над ней и летающим голубком вместо горизонтальной перемычки в букве».[6] Параллельно растёт популярность старца как обладателя дара чудотворения (описаны истории разоблачения им беглого каторжника-убийцы, исцеления больного священника, предсказания счастливого брака и т. п.). В образованном старце с аристократическими манерами жители сибирских деревень видели личность с благородным прошлым и спрашивали об этом старца. По воспоминаниям, он давал следующий уклончивый ответ:

Я сейчас свободен, независим, покоен. Прежде нужно было заботиться о том, чтобы не вызывать зависти, скорбеть о том, что друзья меня обманывают, и о многом другом. Теперь же мне нечего терять, кроме того, что всегда останется при мне — кроме слова Бога моего и любви к Спасителю и ближним. Вы не понимаете, какое счастье в этой свободе духа.[6]

Жизнь у купца Хромова[править | править исходный текст]

Келия старца Феодора Кузьмича на заимке купца С. Ф. Хромова

В период странствий по Томской губернии он познакомился с купцом Семёном Феофановичем Хромовым, который в 1858 году уговорил его переселиться к нему в Томск. Фёдор Кузьмич проживал на загородной купеческой заимке (в настоящее время посёлок Хромовка) или в самом городе во флигеле дома Хромова на Монастырской улице (современная улица Крылова).

В Томске Фёдор регулярно посещал церковные службы в домовой церкви архиерейского дома, а позднее в церкви Казанской иконы Пресвятой Богородицы. На службах старец занимал место в стороне, ближе к двери и на предложение Томского епископа Порфирия молиться в его моленной рядом с алтарём ответил отказом.[10] В начале его жизни в Сибири в его адрес сыпались упрёки, что он, регулярно посещая церковные службы, не бывает при этом у причастия. Появились обвинения в сектантстве и духовной прелести. Затем стало известно, что у него есть духовник — протоиерей Красноярской кладбищенской церкви Пётр Попов, у которого он принимает Святые Дары.[6] Известно также, что он бывал на исповеди у будущего томского епископа Парфения (Попова) и томских иеромонахов Рафаила и Германа. Они утверждали, что знают, кто он, но отказывались разгласить тайну исповеди.[11]

Особо им отмечался день памяти князя Александра Невского, небесного покровителя императора Александра I. В этот день он посещал своих знакомых Анну и Марфу, которые готовили праздничный обед, после которого старец рассказывал: «Какие торжества были в этот день в Петербурге — стреляли из пушек, развешивали ковры, вечером по всему городу было освещение и общая радость наполняла сердца человеческие…».[8] Известны также рассказы старца о событиях Отечественной войны 1812 года, о жизни Петербурга, воспоминания об Аракчееве, Суворове, Кутузове.

Старец отличался простотой быта: летом носил белую рубашку из деревенского холста и шаровары, зимой надевал длинный тёмно-синий халат или сибирскую доху, на ногах носил чулки и кожаные туфли.[10] Спал на доске, обтянутой холстом. Имел репутацию постника, не любил жирной и вкусной пищи, питался в основном сухарями, вымоченными в воде, но не отказывался и от мяса.[6] Старец много времени проводил в молитвах, после смерти обнаружилось, что его колени покрыты толстыми мозолями от длительного стояния на них.[12]

Смерть[править | править исходный текст]

Фёдор Кузьмич на смертном одре
(рисунок неизвестного художника, 22 января 1864 года)

Незадолго до смерти Фёдор Кузьмич посетил казака Семёна Сидорова, а затем вернулся в Томск, где прожил некоторое время, страдая от некой болезни. Перед смертью его посетил для исповеди отец Рафаил из Алексеевского монастыря. Сообщается, что на исповеди старец отказался назвать имя своего небесного покровителя («Это Бог знает»), а также имена своих родителей («Святая Церковь за них молится»).[1] Сохранился известный со слов купца Хромова (о том, что его мнение скорее всего предвзято, см. раздел Легенды) его разговор с Фёдором Кузьмичом накануне его смерти:

«Благослови, батюшка, спросить тебя об одном важном деле».
«Говори. Бог тебя благословит», — ответил старец.
«Есть молва, — продолжал Семён Феофанович, — что ты, батюшка, не кто иной, как Александр Благословенный… Правда ли это?…»
Старец, услыша эти слова, стал креститься и говорит: «Чудны дела Твои, Господи… Нет тайны, которая бы не открылась».[10]
Церковь Казанской иконы Богородицы и часовня Фёдора Кузьмича (Богородице-Алексеевский монастырь, Томск)

Скончался Фёдор 20 января 1864 года, согласно метрической записи 80-ти лет от роду.[5] Был похоронен в ограде Богородице-Алексеевского мужского монастыря, на могиле почитателями был установлен крест с надписью: «Здесь погребено тело Великого Благословенного старца Феодора Козьмича, скончавшегося 20 января 1864 года». На второй день после смерти старца был сделан его карандашный портрет на смертном одре (при жизни Фёдор отказывал в написании своего портрета).[13] В 1866 году по инициативе купца Хромова был написан карандашный портрет старца, имевшего схожие черты лица с императором Александром I, но не совпадающие с лицом старца, нарисованным сразу после его смерти. С него томским фотографом Ефимовым были сделаны фотоснимки, которые пользовались популярностью среди горожан.[3] Позднее Хромов заказал у неизвестного томского художника два портрета: императора Александра I (копия с портрета работы Д. Доу) и Фёдора Кузьмича, которые повесил в келии старца.[14] Позднее портреты были помещены в часовню, построенную над его могилой. В 1924 году после закрытия Богородице-Алексеевского монастыря они поступили в собрание Томского областного краеведческого музея.[15]

После смерти старца купец Хромов разбирал оставшиеся после него вещи. Среди них им якобы были обнаружены:

  • документ о бракосочетании императора Александра I: «толстый лист синеватого цвета, где часть слов была отпечатана типографским способом, а часть написана от руки. Внизу листа находилась белая печать с изображением церкви»;[6]
  • небольшое резное распятие из слоновой кости;
  • цепь ордена Андрея Первозванного;
  • нарисованный вензель в виде буквы «А»;
  • псалтырь с надписью: «Сей псалтырь принадлежит Саранской Петропавловской обители рясофорному монаху Алексею Золотареву».[16]

Также были найдены короткие шифрованные записки, получившие название «тайна Фёдора Кузьмича».

«Тайна» Фёдора Кузьмича[править | править исходный текст]

Незадолго до своей смерти Феодор со словами «В нём моя тайна» указал Хромову на мешочек, висящий над кроватью старца. После кончины старца мешочек был вскрыт, в нём обнаружились две записки — узкие бумажные ленты, исписанные с обеих сторон.[11] Кроме этих записок сохранилась написанная старцем выдержка из Священного Писания, датированная 2 июня 1849 года, и конверт с надписью «Милостивому государю Семиону Феофановичу Хромову».[5]

Содержание записок было довольно туманным и при желании позволяло интерпретировать их как в качестве подтверждения, так и опровержения легенды об императорском происхождении старца.

«Тайна» Фёдора Кузьмича
  • Первая записка:[17]

— текст на лицевой стороне: ВИДИШИЛИ НАКАКОЕ ВАС БЕЗСЛОВЕСИЕ СЧАСТИЕ СЛОВО ИЗНЕСЕ

— текст на оборотной стороне: НО ЕГДА УБО А МОЛЧАТ П НЕВОЗВЕЩАЮТ

  • Вторая записка:[17]

— текст на лицевой стороне:

1 2 3 4
о в а зн
i Дк ео амвр А КРЫЮТ СТРУФИАН
с з Д я

— текст на оборотной стороне:

ВО ВО
1837 г. МАР.26 В ВОЛ
43 пар

Попытки расшифровать данные записки предпринимались неоднократно.

Подлинные записки считаются исчезнувшими при неизвестных обстоятельствах в 1909 году. В настоящее время сохранились лишь их фотокопии, причём не очень хорошего качества, что значительно затрудняет возможности по дальнейшей их идентификации и дешифровке.[18]

Расшифровка В. В. Барятинского[править | править исходный текст]

Исследователь легенды о старце конца XIX века В. В. Барятинский предлагал следующий вариант расшифровки текстов записок:

  • Лицевая сторона первой записки: «Видишь ли, на какое молчание вас обрекло ваше счастье и ваше слово»;
  • Оборотная сторона первой записки: «Но когда Александры молчат, Павлы не возвещают» (в значении — когда Александр хранит молчание, то его не терзают угрызения совести относительно Павла);
  • Лицевая сторона второй записки: «Я скрываю тебя, Александр, как страус, прячущий свою голову под крыло»;
  • Оборотная сторона второй записки: «1837 г. МАР 26» (дата прибытия старца к месту ссылки), «в. вол» (Б(В)оготольская волость — место ссылки), «43 Пар» (сорок третья партия ссыльных).[19]

Расшифровка И. С. Петрова[править | править исходный текст]

Ключ И. С. Петрова

Иван Петров, преподаватель Санкт-Петербургского театрального училища, заинтересовавшись записками, путём перестановки букв подобрал ключ для прочтения «тайны» старца. Данной расшифровкой заинтересовался великий князь Николай Михайлович и привёл её в своей работе про Фёдора Кузьмича:[20]

«

Се Зевес И.Е.В. Николай Павлович
без совести сославший Александра
от его (чего) аз нынче так страдающь
брату вероломно вопию
Да возсия моя Держава
1837-го г. Мар. 26-го

»

Николай Михайлович пишет, что это — первая удачная попытка расшифровать записку, но всё же эта расшифровка, сообщающая о том, что Александра сослал его брат Николай, не соотносится с общим характером легенды. Также он отмечает, что по его мнению «записка есть плод воображения кого-то, кто видел и знал старца и, будучи знаком с легендой, хотел ввести в заблуждение всех тех, кому удалось бы разгадать смысл этой загадки».

Легенды[править | править исходный текст]

Александр I (копия с портрета Д. Доу, заказанная С. Хромовым)

Император Александр I[править | править исходный текст]

Одна из легенд дома Романовых гласит, что Фёдор Кузьмич — это император Александр I, скоропостижная смерть которого в Таганроге породила в народе массу слухов (Н. К. Шильдер в своей биографии императора приводит 51 мнение, возникшее в течение нескольких недель после смерти Александра). Один из слухов сообщал, что «государь бежал под скрытием в Киев и там будет жить о Христе с душею и станет давать советы, нужные теперешнему государю Николаю Павловичу для лучшего управления государством».[21] Позднее в 30-40-х годах XIX века появилась легенда о том, что Александр, измученный угрызениями совести (как соучастник убийства своего отца императора Павла), инсценировал свою смерть вдалеке от столицы и начал скитальческую, отшельническую жизнь под именем Фёдора Кузьмича.[1] Сторонники этой версии утверждали, что вместо императора в Петропавловском соборе был погребён другой человек (часто называется фельдъегерь Масков, в семье которого долго сохранялось предание, что их предок похоронен в императорской усыпальнице).[8] Одним из первых, кто описал легенду о сибирском отшельнике, был князь Н. С. Голицын, который опубликовал её в журнале «Русская старина» за ноябрь 1880 года.[22]

Данная легенда ставится под сомнение сохранившимися бюллетенями о течении болезни царя и многими другими официальными документами, письмами, воспоминаниями, донесениями лиц — свидетелей его кончины. И, тем не менее, вера в эту легенду сохраняется и поныне. Склонны её поддерживать и некоторые историки. Так, например, член-корреспондент РАН, директор Института российской истории РАН в 1993 −2010 гг. А. Н. Сахаров в своей книге «Александр I» приводит различные аргументы как «за», так и «против» версии о «перевоплощении» императора[8]:

Аргументы «за»
Аргументы «против»
Дневниковые записи особо приближённых к Александру лиц — императрицы Елизаветы Алексеевны, генерал-адъютанта П. М. Волконского и лейб-медика Я. В. Виллие о пребывании императора в Таганроге начинаются в один и тот же день — 5 ноября 1825 года — и заканчиваются практически одновременно — 11 ноября (у Волконского и Виллие) и 19 ноября (у Елизаветы Алексеевны); поскольку 5 ноября никакая опасность здоровью императора ещё не угрожала, то, по мнению А. Н. Сахарова, «…приходится считать такое единодушие необъяснимым, либо объяснить его лишь желанием создать единую версию течения болезни, нужную как Александру, так и этим трём его близким людям». Анализ почерков Александра и старца Феодора, выполненный по указанию биографа Александра I великого князя Николая Михайловича в начале XX века, исключает возможность их тождества. Однако существует категорическое заключение юриста А. Ф. Кони о том, что «письма императора и записки странника писаны рукой одного и того же человека».[23]
Противоречия в протоколе вскрытия тела императора не позволяют однозначно идентифицировать тело Александра I с телом человека, которое стало объектом этого протокола. Фёдор Кузьмич в своих разговорах, беседах часто употреблял южнорусские и малороссийские слова вроде «панок», что было совершенно несвойственно Александру I.
На смертном одре Александр, по воспоминаниям современников, был совершенно не похож на себя при жизни. Несходство прижизненного и посмертного обликов императора может объясняться плохими условиями бальзамирования в Таганроге, тряской в пути, действием жары, стоявшей в ту пору на юге.
Отсутствие на панихиде и траурных церемониях в Москве и Санкт-Петербурге императрицы Елизаветы Алексеевны и ближайшего сподвижника П. М. Волконского. В силу особенностей характера Александра (властолюбие, упорство, хитрость) предположить добровольное оставление императором престола сложно.
Посмертная маска Александра I демонстрирует несомненное сходство с портретными изображениями царя

В качестве возможных аргументов, свидетельствующих в пользу версии о тождественности императора Александра и старца Феодора, указывают также факты посещения в 1873 году могилы старца великим князем Алексеем Александровичем, а в 1891 году — цесаревичем Николаем (будущим императором Николаем II), пожелавшим построить на месте кельи старца каменную церковь (строительство осуществлено не было). Сообщается и о встрече со старцем Александра II в бытность его наследником престола.[24] Ряд исследователей отмечают, что год рождения старца — 1777, определённый исходя из его смерти в возрасте около 87 лет, совпадает с годом рождения Александра I.[8]

Подробное расследование обстоятельств жизни Фёдора Кузьмича было проведено биографом Александра I великим князем Николаем Михайловичем. Он направил в Томскую губернию чиновника особых поручений Н. А. Лашкова. Отмечают, что население неохотно отвечало на вопросы чиновника, так как обер-прокурор Святейшего синода К. П. Победоносцев длительное время преследовал распространение слухов о Фёдоре Кузьмиче в Западной Сибири.[25] Князь обобщил полученные им сведения в краткой справке. В ней зафиксированы воспоминания дочери купца Хромова, у которого жил последние годы старец Фёдор. Среди них упоминается следующее:

Однажды летом (мы жили в Томске, а старец у нас на заимке, в четырёх верстах от города) мы с матерью (Хромовой) поехали на заимку к Фёдору Кузьмичу; был солнечный чудный день. Подъехав к заимке, мы увидели Фёдора Кузьмича гуляющим по полю по-военному руки назад и марширующим. Когда мы с ним поздоровались, то он нам сказал: «Паннушки, был такой же прекрасный солнечный день, когда я отстал от общества. Где был и кто был, а очутился у вас на полянке».[8]

Памятник Фёдору Кузьмичу на месте его кельи в посёлке Хромовка

Однако сам купец Хромов на допросе, проведённом в 1882 году Томским губернским правлением, сообщил, что не знает ничего о прошлом старца. Сообщил лишь, что тот «был наделён даром предвидения, из-за чего к нему приезжали за советом люди издалека, особенно ценили Фёдора Кузьмича служители православной церкви, например, однажды его посетил епископ Иннокентий, впоследствии ставший митрополитом Московским».[3] Также и перед своей смертью он отказался сообщить жившему у него писателю Николаю Наумову что-либо о Фёдоре Кузьмиче, способное подтвердить или опровергнуть легенду. Однако архиепископ Вениамин (Благонравов), начавший своё служение в Сибири ещё при жизни Фёдора Кузьмича, писал, что купец Хромов «помешался на мысли, что Фёдор Козьмич, живший и умерший у него, был не кто иной, как император Александр I. С этой вестью ездил он нарочно в Петербург… был выслушан комиссией подачи прошений на высочайшее имя, особенно же сошёлся он (по крайней мере по его словам) с Победоносцевым, которому и отсюда шлёт целые тетради о житии и чудесах Фёдора Козьмича, с доказательствами его царского достоинства».[13] По этой причине у исследователей существует скептическое отношение к рассказам Хромова о Фёдоре Кузьмиче.[26][27]

Имеются недостоверные свидетельства того, что при вскрытии гробницы Александра I в Петропавловском соборе, проводившемся в 1921 году, обнаружилось, что она пуста.[28] В этот же период в русской эмигрантской прессе появляется рассказ И. И. Балинского об истории вскрытия в 1864 году гробницы Александра I, оказавшейся пустой. В неё якобы в присутствии императора Александра II и министра двора А. В. Адлерберга было положено тело длиннобородого старца.[29]

Чтобы проверить достоверность слухов о якобы пустой гробнице Александра I в Петропавловском соборе, учёные возбуждали ходатайства об её вскрытии: сначала — в 1960-х гг. — перед Правительством СССР, а позднее — уже перед Правительством Российской Федерации, но всякий раз получали отказ.[30]

Окончательно ответить на вопрос, имел ли старец Феодор какое-либо отношение к императору Александру, могла бы только генетическая экспертиза, возможность проведения которой не исключают специалисты Российского центра судебной экспертизы.[31] Томская епархия Русской Православной Церкви в лице архиепископа Ростислава заявила, что не будет возражать против проведения идентификации останков старца, но и не станет сама инициировать подобное исследование.[32]

В середине XIX века аналогичные легенды появились и в отношении супруги Александра императрицы Елизаветы Алексеевны, умершей вслед за мужем в 1826 году. Её стали отождествлять с затворницей Сыркова монастыря Верой Молчальницей, появившейся впервые в 1834 году в окрестностях Тихвина.[33]

Прочие легенды[править | править исходный текст]

По другой легенде[13][34], Фёдором Кузьмичом был в действительности не Александр I, а Фёдор Александрович Уваров по прозванию «Чёрный» (за соответствующий цвет волос). В молодости дуэлянт и даже бретёр, к зрелым годам он, женившись на сестре декабриста М. С. Лунина Екатерине, дослужился сначала до гвардии полковника, а затем — до действительного статского советника. Его репутация была подорвана затеянным им судебным процессом о наследстве М. С. Лунина (последний, согласно нормам законодательства того времени, при жизни был лишён всех прав состояния по приговору за участие в заговоре декабристов). 7 января 1827 года находившийся в Петербурге Ф. А. Уваров неожиданно исчезает. С тех пор живым, а равно и мёртвым, Уварова никто не видел, факт его смерти установлен не был. По мнению русского и советского историка К. В. Кудряшова, именно Ф. А. Уваров объявился через десять лет после своего исчезновения в образе Фёдора Кузьмича.[35]

Существует и третья версия, выдвинутая великим князем Николаем Михайловичем, по которой Фёдором Кузьмичом был внебрачный сын Павла I от Софьи Степановны Ушаковой (в первом браке — Чарторыжской, во втором — Разумовской[36]) — некто Симеон (Семён Афанасьевич) Великий.[8][37] Однако, согласно данным Морского министерства, мичман Семён Великий погиб 13 августа 1794 года при кораблекрушении близ Антильских островов.[11]

Наконец, высказывается предположение, что Фёдором Кузьмичом в действительности был неизвестный подвижник, взявший на себя, по церковному благословению, искупление грехов императора и совершавший тем самым как бы двойное искупление (искупляя Александра, искуплял себя): такая форма послушания иногда практикуется в православной традиции.[18]

Церковное почитание[править | править исходный текст]

Могила Федора Кузьмича
(фотография конца XIX века)

Почитание Фёдора Кузьмича началось вскоре после его смерти. Особо почиталось место его погребения:

На кладбище при Алексеевском монастыре есть одна любопытная могила. Над нею стоит простой деревянный крест, обвешанный венками из живых цветов. Свежими цветами покрыт и могильный холмик. На кресте, выкрашенном масляною краскою, находится следующая надпись: «Здесь погребено тело великаго благословеннаго старца Феодора Кузьмича. Скончался 1864 г 20 января». На нижней перекладине восьмиконечного креста написаны тою же краскою литеры: «Е. И. В. А.I», то есть Его Императорское Величество Александр I. Крест и надпись поставлены томским купцом Хромовым, благоговеющим пред этою могилою. Им же и многими другими поклонниками приносятся на могилу свежие цветы.[38]

На месте кельи старца на заимке купца Хромова был основан Феодоровский мужской монастырь под который купец отвёл 60 десятин земли[39] (позднее он вошёл в состав томского Богородице-Алексеевского монастыря). Томским архитектором Викентием Оржешко был создан проект часовни над могилой старца. Он был одобрен 11 июня 1903 года томским губернатором С. А. Вяземским и епископом Томским и Барнаульским Макарием, который собственноручно написал на проекте: «По настоящему разрешается устроить памятник на могиле старца Феодора». В 1904 году на деньги, пожертвованные многочисленными почитателями старца, была завершена постройка часовни, и 16 августа её торжественно освятили. При её строительстве были обнаружены останки Фёдора Кузьмича, которые объявили нетленными:

При осмотре могилы Великого Старца оказалось, что каменный склеп уцелел отлично. Доски, покрывающие этот склеп, также оказались целыми. Но одна из них провалилась, упала на гроб и проломила крышку последнего. Так как нужно было исправить повреждение и плотно закрыть гроб, то приподнята была крышка и при зажжении восковой свечи был усмотрен остов человека, голова которого покоилась на подушке. Подушка эта истлела. Голова же, склонённая несколько на левую сторону, обрисовалась весьма ясно. Волосы на голове и бороде сохранились в целости: цвета они белого, то есть седые. Борода волнистая — протянулась широко на правую сторону. Явственно обрисовались также ноги, обутые в башмаки; башмаки эти носками своими загнулись и, кажется, истлели.[40]

В 1936 году часовня была разрушена, и на её месте устроили выгребную яму.

В 1984 году Фёдор Кузьмич был канонизирован Русской православной церковью как праведный Феодор Томский в составе Собора Сибирских святых. Его мощи были обретены 5 июля 1995 года в выгребной яме на месте разрушенной часовни. В ходе раскопок, проводившихся томскими семинаристами и археологом Л. А. Чиндиной, был обнаружен гроб без крышки и в нём костные останки без черепа.[41] Мощи в раке были помещены в Казанскую церковь томского Богородице-Алексеевского монастыря. Частица мощей имеется в храме Александра Невского в Новосибирске. В семье потомков купца Семёна Хромова хранятся личные вещи старца, в том числе его холщовая рубашка.[42] В 1997 году была восстановлена часовня над могилой старца.

Память праведного Феодора Томского совершается (по юлианскому календарю): 10 июня (общецерковное празднование в составе Собора Сибирских святых), 20 января и 22 июня (местные празднования в Томской епархии). Святому праведному Феодору Томскому составлены житие[43], молитва и акафист.[44]

Chapel of st Feodor Kuzmich in Tomsk.jpg
Молитва святому праведному Феодору Томскому

О праведне отче наш Феодоре! Приими сию похвальную песнь, тебе с любовию и верою приносимую, и милостивно приклонися с Небесных высот, яко отец чадолюбивый, ходатайствуй верою и любовию тя почитающим грехов прощение, жития исправление, кончину христианскую мирну и ненаветну от духов злобы. И предстани тогда, о отче, прогоняя страх смертный от верных твоих рабов и чтителей твоея священнейшия памяти, безбедно творя разлучение души от тела и лютых мытарств прехождение сильным твоим ко Господу молением и предстательством, благодатию, щедротами и человеколюбием Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа и Его Пресвятейшия Матери, и твоим милостивным о нас ходатайством. Надеемся вся сия прощения получити и в день Страшного Суда десного стояния получити со всеми угодившими Богу. Аминь.

Chapel of st Feodor Kuzmich in Tomsk 2005.jpg
Часовня над могилой Фёдора Кузьмича (начало XX века) Часовня над могилой Фёдора Кузьмича (2005 год)

Фёдор Кузьмич в художественной литературе и кино[править | править исходный текст]

«Загадка» старца неоднократно привлекала к себе внимание не только учёных-исследователей, но и писателей.

Л. Н. Толстой[править | править исходный текст]

Автограф Л. Толстого «Посмертные записки старца Фёдора Кузьмича»

Так, Л. Н. Толстой весьма интересовался легендой об исчезновении и «перевоплощении» императора и неоднократно беседовал на эту тему с великим князем Николаем Михайловичем (последний подарил писателю свою книгу «Легенда о кончине императора Александра I в Сибири в образе старца Федора Кузьмича»). По мнению Толстого (который сам склонялся к тому, что Александр I и Феодор — разные люди), «…пускай исторически доказана невозможность соединения личности Александра и Кузьмича, легенда остаётся во всей своей красоте и истинности».[45]

В 1905 году Толстой приступил к работе над повестью «Посмертные записки старца Фёдора Кузьмича», которая, однако, осталась незаконченной, а впервые опубликована была в 1912 году.[46]

Не исключено, что легенда о Фёдоре Кузьмиче заставила писателя творчески осмыслить тему «ухода» и отречения от мира, которая ярко проявляется в его позднем творчестве: «Отец Сергий», «Живой труп», «Записки сумасшедшего». Нельзя исключать, что уход Толстого в конце жизни из Ясной Поляны и был реализацией модели поведения, показанной в данных произведениях.[47]

Д. С. Мережковский[править | править исходный текст]

В романе Д. С. Мережковского «Александр I» (19111913 годы) тема «ухода» императора прямо не раскрывается (похоже, что Мережковский вряд ли верил в возможность подобного исхода для императора, которого считал замешанным в отцеубийстве), однако в предпоследней главе появляется идущий из Таганрога «белокурый, плешивый, голубоглазый, сутулый, рослый бравый молодец, какие бывают из отставных солдат… Имя его было Фёдор Кузьмич».[48]

Д. С. Самойлов[править | править исходный текст]

Д. С. Самойлов, заинтригованный упомянутым в записке Феодора Кузьмича словом «струфиан», написал в 1974 году поэму «Струфиан (Недостоверная повесть)», где легенда об исчезновении императора переосмысливается с совсем уж фантастических позиций (император похищен НЛО), но при этом Фёдор Кузьмич, у Самойлова — религиозный прожектёр, не отождествляется с Александром.[49]

Кинематограф[править | править исходный текст]

В 1998 году Дмитрий и Игорь Таланкины сняли художественный фильм «Незримый путешественник», повествующий о последних днях жизни императора Александра I и его супруги Елизаветы, которые они вместе провели в Таганроге в 1825 году.

Источники и историография[править | править исходный текст]

Если бы фантастические догадки и нерадивые предания могли быть основаны на положительных данных и перенесены на реальную почву, то установленная этим путем действительность оставила бы за собою самые смелые поэтические вымыслы; во всяком случае, подобная жизнь могла бы послужить канвою для неподражаемой драмы с потрясающим эпилогом, основным мотивом которой служило бы искупление. В этом новом образе, созданном народным творчеством, император Александр Павлович, этот «сфинкс, не разгаданный до гроба», без сомнения, представился бы самым трагическим лицом русской истории, и его тернистый жизненный путь увенчался бы небывалым загробным апофеозом, осененным лучами святости.[50]

Николай Шильдер, 1898 год

Сведения о Фёдоре Кузьмиче (исключая документы, связанные с арестом и ссылкой) по большей части известны из воспоминаний современников, в особенности купца Семёна Хромова, у которого старец прожил свои последние годы. На основании этих многочисленных рассказов исследователями был написан ряд работ, посвящённых загадке Фёдора Кузьмича. Различные гипотезы о том, кем был сибирский старец, выдвигали в своих работах великий князь Николай Михайлович, К. В. Кудряшов, В. В. Барятинский, Н. Н. Кноринг и другие. Популярность легенды о тождестве Фёдора Кузьмича и императора Александра I была настолько велика, что Н. К. Шильдер завершил своё четырёхтомное жизнеописание императора рассказом о старце. Большое собрание воспоминаний современников о Фёдоре Кузьмиче опубликовал в 1909 году Г. Василич (Г. В. Балицкий).[51]

Наиболее крупное исследование было проведено великим князем Николаем Михайловичем, биографом императора Александра I. Он направил в Сибирь чиновника для опроса местных жителей, знавших старца, произвёл анализ почерков императора и Фёдора Кузьмича, а затем изложил собранные им сведения в опубликованной в 1907 году работе «Легенда о кончине императора Александра I в Сибири в образе старца Федора Кузьмича». Изначально князь считал, что все рассказы о загадке старца являются не более чем легендой, но позднее, по словам великого князя Дмитрия Павловича, изменил своё мнение и пришёл к выводу о тождестве императора и старца.[52] В 1916 году он просил у императора Николая II разрешения опубликовать свои новые исследования, но получил отказ.[28] При этом, по словам князя Дмитрия, Николай II не отрицал реальности существующей легенды.[53]

Сторонниками легендарности отождествления Фёдора Кузьмича и императора выступили в своих работах К. В. Кудряшов и Н. Н. Кноринг. Ими была предложена альтернативная версии истории старца, в которой он стал Фёдором Уваровым (см. раздел Прочие легенды).

Интерес к личности Фёдора Кузьмича возобновился в русской эмигрантской прессе. Авторы вновь начали поддерживать легенду об уходе от мира императора Александра I и появлении его в Сибири в образе старца. К наиболее крупным работам данного периода относится исследование П. Н. Крупенского «Тайна императора (Александр I и Федор Кузьмич)» (Берлин, 1927 год). Советская историография не изучала историю Фёдора Кузьмича, в работах о императоре Александре I обстоятельства его смерти и последующие народные легенды излагались кратко и сопровождались, как правило, отсылками к работам прошлых лет, отрицающим наличие какой-либо легендарности. Новые работы по данной теме появились после 1990 года (В. М. Файбисович, А. Н. Сахаров). Однако в них не приводится новых гипотез, а рассматриваются версии и доводы, появившиеся в конце XIX — начале XX веков. Директор Института российской истории РАН А. Н. Сахаров, завершая свою работу о Александре I анализом свидетельств о возможном его тождестве с сибирским старцем, пишет: «Разгадывание такого рода тайны и не претендует на быстроту и однозначность ответов, здесь важны каждая мелочь, каждое, пусть и спорное, новое наблюдение».

В настоящее время научные исследования, связанные с личностью Фёдора Кузьмича и легендами о нём, продолжаются. Так, в 2008 году в Красноярске была защищена диссертация на тему «Сюжет о царе-старце в русской литературной традиции: на материале корпуса текстов о праведнике Фёдоре Кузьмиче».[54] Тремя годами позже в Симферополе была издана монография «Грибоедов и Крым», на страницах которой показано, как «тайна Федора Кузьмича» может быть применена в решении дискуссионных проблем литературоведения.[55]

См. также[править | править исходный текст]

Примечания[править | править исходный текст]

  1. 1 2 3 4 Головкин Н. Загадка Фёдора Кузьмича (9 марта 2004). Проверено 20 января 2009. Архивировано из первоисточника 20 августа 2011.
  2. 1 2 Архангельский А. Н. Ревизия давнего дела, или Кто же «сотворил» старца Феодора Козьмича // Наука и религия. — 2008. — № 1. — С. 24-27.
  3. 1 2 3 4 5 Гахов В. Д. Томская легенда (из материалов Государственного архива Томской области). газета «Красное знамя» (Томск), № 13 (25093), 31.01.2004, с. 6 (31 января 2004). Проверено 20 января 2009. Архивировано из первоисточника 20 августа 2011.
  4. 172 см.
  5. 1 2 3 4 5 Феодор Козьмич. Русский биографический словарь. Проверено 15 февраля 2009. Архивировано из первоисточника 20 августа 2011.
  6. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Мамаев В. Легенда о царе Александре Благословенном и старце Фёдоре Кузьмиче. — часть 2. Проверено 20 января 2009. Архивировано из первоисточника 20 августа 2011.
  7. Барятинский В. В. Царственный мистик. (Император Александр I — Феодор Козьмич). — М., 1913. — С. 115.
  8. 1 2 3 4 5 6 7 Сахаров А. Н. Александр I. — М.: Наука, 1998. — 287 с. — ISBN 5-02-009498-6
  9. Крупенский П. Н. Тайна императора (Александр I и Федор Кузьмич). — Берлин, 1927. — С. 63.
  10. 1 2 3 Святой праведный старец Феодор Томский. Сайт Томской епархии Русской Православной Церкви. Проверено 10 февраля 2009. Архивировано из первоисточника 20 августа 2011.
  11. 1 2 3 Архангельский А. Первый и последний. Старец Феодор Козьмич и царь Александр I: роман испытания. Новый мир. 1995. № 11. Проверено 22 января 2009. Архивировано из первоисточника 20 августа 2011.
  12. Василич Г. Император Александр I и старец Феодор Кузьмич . — М.: Образование, 1911. — С. 122.
  13. 1 2 3 Привалихин В. Если не царь, то кто же?. Наука и религия. 2007, № 5. Проверено 20 января 2009. Архивировано из первоисточника 20 августа 2011.
  14. Легенды города. Старец Фёдор Томский // Интермузей-2008 (ВВЦ 25.05-01.06) Каталог выставки. С. 209
  15. Портрет старца Федора Кузьмича. Томский областной краеведческий музей. Проверено 10 февраля 2009. Архивировано из первоисточника 20 августа 2011.
  16. Алмазов Б. Загадка Александра. Проверено 12 февраля 2009.
  17. 1 2 Б.а. Тайна Фёдора Кузьмича // Русский дом : Журнал. — М., 2002. — № 7. — С. 48.
  18. 1 2 Котов П. Двойное искупление грехов императора. Вокруг света. Проверено 27 апреля 2011. Архивировано из первоисточника 20 августа 2011.
  19. Барятинский В. В. Царственный мистик. (Император Александр I — Феодор Козьмич). — М., 1913. — С. 142-143.
  20. Романов Н. М., [Великий князь] Легенда о кончине императора Александра I в Сибири в образе старца Фёдора Козьмича. — СПб.: А. С. Суворин, 1907. — С. 48-49.
  21. Мамаев В. Легенда о царе Александре Благословенном и старце Фёдоре Кузьмиче. — часть 1. Проверено 20 января 2009. Архивировано из первоисточника 20 августа 2011.
  22. Александр I и предание о старце Федоре Кузьмиче
  23. Зазыкин М. В. Тайна императора Александра I. Буэнос-Айрес, 1952. С. 239
  24. Крупенский Н. П. Тайна императора (Александр I и Фёдор Кузьмич). Берлин, 1927. С. 107
  25. Василич Г. Император Александр I и старец Феодор Кузьмич . — М.: Образование, 1911. — С. 154.
  26. Василич Г. Император Александр I и старец Феодор Кузьмич . — М.: Образование, 1911. — С. 150.
  27. Барятинский В. В. Царственный мистик. (Император Александр I — Феодор Козьмич). — М., 1913. — С. 129.
  28. 1 2 Эйдельман Н. Я. Связь времён. Знание — сила. 1994, № 3. Проверено 20 января 2009. Архивировано из первоисточника 20 августа 2011.
  29. Крупенский Н. П. Тайна императора (Александр I и Фёдор Кузьмич). Берлин, 1927. С. 79-80
  30. Как умирала династия Романовых.. Московский комсомолец (22 июля 2010 года). Проверено 11 декабря 2010. Архивировано из первоисточника 20 августа 2011.
  31. Российские специалисты могут провести экспертизу мощей святого, которого считали Александром I.. Интерфакс (27 июня 2008 года, 11:05). Проверено 20 января 2009. Архивировано из первоисточника 20 августа 2011.
  32. Томская епархия не будет возражать против проведения идентификации останков старца, которого считали Александром I. NEWSru.com (30 сентября 2008 г., 18:56). Проверено 23 января 2009. Архивировано из первоисточника 20 августа 2011.
  33. Молин Ю. А. Анализ версий смерти императрицы Елизаветы Алексеевны. АРСИИ им. Г.Р. Державина. Проверено 26 января 2009. Архивировано из первоисточника 20 августа 2011.
  34. Востриков А. В. Книга о русской дуэли. — СПб.: Азбука-классика, 2004. — С. 236—237.
  35. Кудряшов К. В. Александр Первый и тайна Фёдора Козьмича. — Пг.: Время, 1923. — 170 с.
  36. Разумовский Пётр Кириллович. Биографический указатель. www.hrono.ru. Проверено 20 января 2009. Архивировано из первоисточника 20 августа 2011.
  37. Феодор Козьмич. Biografija.ru. Проверено 20 января 2009. Архивировано из первоисточника 20 августа 2011.
  38. Заметки и воспоминания В. М. Флоринского // Русская старина : журнал. — 1906. — № 4-6. — С. 296-297.
  39. Таинственный старец Феодор Козьмич в Сибири и император Александр I. — Калуга: Золотая аллея, 1993. — С. 116-117.
  40. Таинственный старец Феодор Козьмич в Сибири и император Александр I. — Калуга: Золотая аллея, 1993. — С. 61-62.
  41. Нилов В. Жил некий старец непростой. Наука в Сибири. N 10 (2545) 10 марта 2006. Проверено 23 января 2009. Архивировано из первоисточника 20 августа 2011.
  42. Самойленко Н., Горюнов Г. На месте усадьбы Хромого - последней обители старца Федора может появиться безликая гостиница(недоступная ссылка — история). ГТРК Томск. Проверено 25 марта 2009.
  43. Житие святого праведного старца Феодора Томского. — СПб.: Сатис, 2005.
  44. Акафист святому праведному старцу Феодору Томскому. Проверено 20 января 2009. Архивировано из первоисточника 20 августа 2011.
  45. Архангельская Т.Н. Книги великого князя Николая Михайловича в личной библиотеке Л.Н. Толстого. Проверено 23 января 2009. Архивировано из первоисточника 20 августа 2011.
  46. Лев Николаевич Толстой. Проверено 23 января 2009. Архивировано из первоисточника 20 августа 2011.
  47. Кедров К.А. «Уход» и «воскресение» героев Толстого. — «В мире Толстого». Сборник статей. М., Советский писатель, 1978. Проверено 23 января 2009. Архивировано из первоисточника 20 августа 2011.
  48. Михайлов О. Пленник культуры. (О Д. С. Мережковском и его романах). — Вступительная статья к трилогии Д. С. Мережковского «Христос и Антихрист». Проверено 23 января 2009. Архивировано из первоисточника 20 августа 2011.
  49. Самойлов Д.С. Струфиан (Недостоверная повесть). Проверено 23 января 2009. Архивировано из первоисточника 20 августа 2011.
  50. Шильдер Н.К. Император Александр I: Его жизнь и царствование. СПб., 1898. Т. IV. С. 448.
  51. Переиздания этого труда вышли в 1910 и 1911 годах.
  52. Любимов Л. Тайна императора Александра I. — Буэнос-Айрес, 1952. — С. 206.
  53. Любимов Л. Тайна старца Федора Кузьмича // Вопросы истории. — 1966. — № 1. — С. 213.
  54. Гайдукова Е. Б. Сюжет о царе-старце в русской литературной традиции: на материале корпуса текстов о праведнике Фёдоре Кузьмиче / Диссертация ... кандидата филологических наук: 10.01.01. — Красноярск, 2008. — 215 с.
  55. Минчик С. С. Грибоедов и Крым. — Симферополь: Бизнес-Информ, 2011. — С. 62, 106.

Литература[править | править исходный текст]

  • Александр I = старец Федор Кузьмич? / Предисл. Г.Балицкого; К. Михайлова. — М.: Захаров, 2010. — 352 с. — ISBN 978-5-8159-0960-1
  • Адрианов А. В. Старец Федор Кузьмич / статья из книги: Город Томск. — Томск: Издание Сибирского товарищества печатного дела в Томске, 1912.
  • Барятинский В. В. Царственный мистик (Император Александр I — Фёдор Кузьмич). — [Б.м.]: Сказ, 1990. — 154 с.
  • Бецкой П. Тайна Ф. К. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, Экслибрис, 2004. — 315 с.
  • Василич Г. Император Александр I и старец Феодор Кузьмич. — Репринт. воспроизведение 4-го изд. с рис., исполн. фототинтогравюрой, 1911 г. — М.: Современник, 1991. — 155 с.
  • Васильев Н. Легенда о кончине Александра I, или Тайна сибирского старца Фёдора Кузьмича. — М.: Совмест. сов.-амер. предприятие ТО «Старт», 1991. — 68 с.
  • Два монарха и таинственный старец Фёдор Козьмич : [О рос. императорах Павле I и Александре I]. — М.: Скит, [1992]. — 173 с.
  • Император-старец Феодор Кузьмич : [Об Александре I]. — М.: Паломникъ, 2002. — 245 с.
  • Кудряшов К. В. Александр I и тайна Фёдора Козьмича. — М.: НПО «Всесоюз. кн. палата», [1990]. — 85 с.
  • Легенды о кончине императора Александра Павловича (Из прошлого). — М.: Е. З. Захаров, 1897. — 8 с.
  • Михайлов К. Н. Император Александр I. Старец Феодор Козьмич. Историческое исследование. — СПб.: Прометей, 1914. — 295 с.
  • Николаев В. А. Александр Первый — Старец Феодор Кузмич. — Ист. биогр. — Сан-Франциско: Глобус, 1984. — 482 с.
  • Окунь С. Б., Белянчиков Н. Н. Существует ли «тайна Федора Кузьмича»? // Вопросы истории. — М., 1967. — № 1.
  • Привалихин В. И. Так был ли старец Федор Кузьмич императором Александром I? Историческое исследование. — Томск, 2004. — 130 с. — ISBN 5-9528-0022-X
  • Романов Н. М., [Великий князь] Легенда о кончине императора Александра I в Сибири в образе старца Фёдора Козьмича. — СПб.: А. С. Суворин, 1907. — 49 с.
  • Серебренников А. Н. Великая легенда: Император Александр I и старец Фёдор Кузьмич. — Сан-Франциско, 1967. — 48 с.
  • Таинственный старец Феодор Козьмич в Сибири и император Александр Благословенный (Легенды и предания, собранные в г. Томске кружком почитателей старца Феодора Козьмича). — Саратов: тип. Союза печ. дела и продажи изд, 1908. — 16 с.
  • Таинственный старец Феодор Козьмич в Сибири и император Александр I. — Калуга: Золотая аллея, 1993. — 139 с.
  • Тайна томского старца : Неизвест. док. — М.: Водолей, 2001. — 47 с.
  • Файбисович В. М. Александр I и старец Фёдор Кузьмич. — IN BREVI. — [Б.м.]: Эрмитаж, 2005. — 24 с. — ISBN 5-93572-174-0
  • Фёдоров В. И. Александр Благословенный — святой старец Федор Томский : Ист. исслед. — Томск: Сибир. изд. дом, 2001. — 325 с.

Ссылки[править | править исходный текст]