Эта статья входит в число хороших статей

Карасы

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Историческое государство
Караcыогуллары
Karasi, Karasioğulları
Fictitious Ottoman flag 2.svg 
1296 — 1363
Столица Балыкесир, Бергама
Язык(и) Тюркский
Религия Ислам
Форма правления Монархия
Преемственность
← Конийский султанат
Османская империя →

Карасы (тур. Kara(e)si, Kara(e)sioğulları beyligi) или Кареси, бейлик (эмират, княжество) Карасидов, бейлик Кара(е)сы(и)огуллары — тюркское государство в Анатолии на побережье Эгейского моря, расположенное у пролива Дарданеллы. Государство основала и правила им династия Карасидов или Кара(е)сы(и)оглу, Кара(е)сы(и)огуллары (тур. Kara(e)si, Kara(e)sioğlu, Kara(e)sioğulları). По легенде династия вела род от Данишменда Гази. Карасы был первым бейликом, поглощённым османами. Флот бейлика стал основой будущего османского флота. Военачальники Карасы, перешедшие на службу османам (Хаджи Ильбей[en], Эвренос-бей), сыграли ведущие роли в завоевании османами балканских государств.

История[править | править код]

По словам историка К. Жукова, Карасы — один из наименее освещённых в источниках бейликов[1], а династию Каресиогуллары английский османист К. Хэйвуд назвал «неуловимой (ускользающей)» (англ. elusive dynasty) из-за сложностей с определением точных связей между её членами [2]. История бейлика и биография его правителей «остаются белым пятном», поскольку о них нет практически никаких источников. Карасыогуллары не оставили ни хроник, ни писем, ни зданий. Все сведения о недолгом существовании бейлика получены из скупых упоминаний в трудах хронистов других государств и в надписях на захоронениях и монетах[1].

Возникновение бейлика. Карасы-бей[править | править код]

Ещё в 1280 году Михаил Палеолог закончил строительство крепостей, укрепляя границы Византии в Малой Азии[3]. Он даже построил деревянную стену вдоль правого берега Сангария[4]. Пока существовала Никейская империя, восточная её граница контролировалась укреплениями, в каждой крепости сидел наместник-архонт. С возвращением Константинополя в 1261 году и переносом в него столицы из Никеи азиатские рубежи Византии стали приходить в запустение. Наместники в крепостях оставались, но центр не мог оперативно оказывать им помощь. Византия практически не имела армии, без призвания наёмников она была не в силах защищать себя; по сути, греческие наместники были предоставлены сами себе[5]. Серия крепостей тянулась цепочкой на востоке вдоль реки Сангарий до района Белокомы и от Белокомы до Ахирея (греч. Αχυράους)[4][5]. Однако часть укреплений, расположенных на окраине защитной полосы в районе Ахирея, давно не ремонтировалась и мало годилась для обороны. Именно в этом месте тюрки впервые смогли прорваться к Эгейскому морю[4][6][7].

Classical antiquity historical territory of Minor Asia (ru).jpg

С 1296—1297 года Карасы-бей и его отец Калем-шах стали беями, получив в удж от Конийского султаната земли в районе Эрдека[8]. Никифор Григора писал : «Земли, идущие от Лидии и Эолии до Мизии, прилегающей к Геллеспонту, заняли Калам и сын его Карас»[9]. Происхождение династии в документах или хрониках не описывается. На надгробных камнях, находящихся в музее Токата, указано, что они ведут род от Данишменда [8][10][k 1], хотя эта версия может быть и легендой[12]. В конце XIII века (в 1295—1299 годах) Карасы-бей и Калем-шах захватили часть византийских территорий на северо-западе Анатолии; до этого Калем-бей служил у Якуба-бея Гермианоглу[13]. Вскоре после смерти отца, воспользовавшись нестабильностью сельджукского государства, Карасы-бей объявил о своей независимости[8]. В 1302 году Карасы-бей захватил Балыкесир и Бергаму и сделал Ахирей центром своего государства[14]. Поскольку в окрестностях Балыкесира ранее находился город под названием Акирос или Акирус, Ибн Баттута упоминал бейлик под названием «Мемлекет-и-Экира» (Memleket-i Ekira). Турецкое население в этом регионе увеличилось за счёт расселения вернувшихся из Румелии туркмен-алавитов, когда-то переселившихся в Добруджу. Их возглавлял Эдже Халил, внук Сары Салтыка[en], ставший одним из визирей беев Карасы[15].

Некогда важный византийский город этого региона — Бергама — пришел в запустение из-за массового бегства греков в Европу, но его крепость на вершине холма поддерживалась турками в рабочем состоянии. Путешественник Ибн Баттута, посетивший оба этих города в 1330 году, описывал Бергаму как «разрушенный город с крепостью на вершине горы»[16]. Балыкесир, по его словам, был построен Карасы-беем и его сыном Тимурханом (Демирханом) и был «красивым, хорошо населенным городом с прекрасными рынками». По словам Ибн Баттуты, в городе не было мечети, поскольку жители решили построить её за пределами города. Они успели возвести стены, но крыши не было, и жители молились в тени деревьев[17]. В состав бейлика Карасы в итоге входили: Балыкесир, Маньяс, Бергама, Эдремит, Гёрдес. То есть, Карасыогуллары контролировали территорию Мизии. Помимо этого, им принадлежали прибрежные районы у пролива Дарданеллы[14][18]. В первой половине XIV века бей Карасы располагал армией из 40 тысяч человек[19]. Кроме того, бейлик имел флот[20].

Захоронения Карасы-бея и его сыновей в тюрбе в Балыкесире

Анатолийские бейлики, среди которых был и Карасы, в конце XIII — начале XIV веков являлись серьезной угрозой для Византии. В 1302 году Михаил IX Палеолог, сын и соправитель Андроника II, выступил против Карасы и Сарухана. Он был разбит, армия была обращена в бегство. Андронику II пришлось обратиться за помощью к наёмникам. В 1302 году каталонцы освободили Филадельфию от осады тюрок. После ряда побед каталонцам удалось разбить силы бейликов Гермиян, Сарухан и Айдын. Однако закрепить победу надолго Византия не смогла: каталонцы были мало управляемы, они грабили и византийские территории. Михаил уничтожил почти весь отряд каталонцев[21]. После этого анатолийские бейлики быстро вернули потерянные территории и опять вышли к морю. Начиная с 1305 года бейлики Карасы и Айдын стали совершать набеги европейские территории Византии, однако, не захватывая их. Тюрок интересовала лишь добыча[22]. Как писал Джованни Виллани:

«турки на своих военных судах овладели господством на море и захватили и разграбили большинство островов Архипелага. <...> турки каждый год снаряжали флот в пятьсот-восемьсот больших и малых судов и делали набеги на все острова Архипелага, грабя и опустошая их. Многих женщин и мужчин они уводили в рабство, а остальных делали своими данниками.
Виллани[23]
»

Тимурхан и Яхши-бей[править | править код]

Бейлики Малой Азии.svg
Magnify-clip.png
Бейлик Карасы и соседние государства в 1340 году

В 1328 году византийский император Андроник III приезжал в Бигу и заключил с Карасыоглу Тимурханом-беем соглашение о ненападении. Тимурхан-бей действовал как независимый правитель — это говорит о том, что Карасы-бей к тому моменту уже умер[8][24][25]. В 1333 году Ибн Баттута проехал по Анатолии. Он называл Яхши-хана султаном Бергамы, а Тимурхана султаном Балыкесира[24].

Осенью 1333 года Ибн Баттута встречал Яхши-хана[16]:

«Мы прибыли в Бергаму, <...> Правитель называется Яхши-ханом. Хан у этих народов означает то же самое, что и султан, а Яхши означает превосходство. Мы нашли его в его летнем доме.
Ибн Баттута[16]
»

Через несколько дней после своего визита в Бергаму Ибн Баттута отправился в Балыкесир, где встречался с его правителем — Тимурханом[26]. Возможно, наследовал Карасы-бею его сын Яхши-бей[8], но в это время Саруханогуллары на юге расширили территорию за счёт островов Эгейского моря и побережья Румелии. В связи с этим Яхши-бей перенес центр государства в Бергаму и назначил Тимурхан-бея править в Балыкесире[8]. Таким образом, в этот период бейлик был разделён на два независимых княжества. Центром одного был Балыкесир, центром второго — Бергама[8][24]. Историки называют Тимурхана то сыном, то братом Яхши-бея[8][k 2]. Однако, согласно И. Х. Узунчаршилы, из мамлюкских источников видно, что Тимурхан и Яхши были братьями[24]. Тимурхана все источники называют очень воинственным[24][25]. По словам путешественника генуэзца Доминикино Дориа, у него было больше войск, чем у Орхана. Из Бергамы Тимурхан совершал набеги через Дарданеллы в Румелию, а Яхши-бей[k 3] разорял острова[8][24]. Яхши-бей правил 15 городами, а кроме этого имел ещё 15 крепостей и войско из 20 тысяч человек. Каждый из двух беев (как и Тимурхан, так и Яхши) располагал своим флотом[25].

В 1334 году иоанниты с Родоса и Византийская империя[8] заключили союз[k 4] и 8—17 сентября нанесли в нескольких боях поражение флоту тюрок. В одом из боёв, как сообщал Марино Санудо Старший, погиб зять Яхши-бея. В октябре 1334 года недалеко от Эдремита союзный флот христиан под командованием Пьетро Дзено[en] разгромил флот Яхши-бея. По словам Виллани, флот турок (историки определили «турок» как Карасы) потерял 150 сожжённых судов и 5 или 6 тысяч человек[8][25].

« двенадцать генуэзских галер <...> столкнулись в Великом море за Константинополем с турецким флотом, состоявшим из полутораста крупных и мелких вооруженных судов. Генуэзцы храбро напали на них и обратили в бегство. Погибло и утонуло в море более шести тысяч турок, генуэзцы захватили много денег и имущества.
Виллани[29]
»

Этот успех лишь временно остановил экспансию тюрок. Уже в 1337 году суда Карасыогулларов стояли у Чанаккале, готовые к рейду через пролив[8].

По мнению Е. Захариаду[en], Тимурхан правил до 1341 года, после этого ему наследовал Яхши[30]. После смерти в 1341 году императора Андроника III Яхши-бей предпринял два неудачных набега в Эвренос[8] в 1341 и 1342 годах[31]. Это последнее упоминание Яхши-бея в хрониках. После его смерти в бейлике началось смутное время[8]. Яхши-бею наследовал, согласно Е. Захариаду, его сын, Аджлан-бей[30][k 5]. По мнению И.Узунчаршилы[tr], Аджлан-бей — не отдельный правитель, а Тимурхан, а другое имя — это просто ошибка написания[33].

Аджлан-бей (Тимурхан-бей)[k 6] и Турсун-бей не могли поделить власть[8]. По сообщениям османских хронистов, «Турсун-бей» был «младшим» сыном Аджлана и служил османам. Ашикпашазаде писал, что Турсун-бей рос вместе с Орханом[34]. По мнению историка К. Жукова, «современное состояние источников не позволяет установить, кого именно из беев династии Каресиоглу подразумевают османские хронисты под Аджлан-беем и его старшим сыном»[35]. Сын Яхши Бейлер-бей тоже был правителем, о чём свидетельствует найденная монета, чеканенная от его имени и надгробная надпись на захоронении в Токате. Вызывало сомнения, являлось ли «Бейлер-бей» именем или титулом, однако его появление на монете со словом «челеби» показывает, что это действительно имя[30][36]. К. Жуков высказал предположение, что Аджлан-бей из османских хроник может быть отождествлён с Бейлербеем-челеби, а его старший сын — Сулейман[37].

Ещё в 1333 году Ибн Баттута писал, что Аджлан-бей (Тимурхан-бей) — плохой правитель, не любимый подданными[24]:

«Его зовут Домур-хан, и он лишён хороших качеств. Его отец построил этот город [Балыкесир], население которого приросло большим количеством негодяев при власти нынешнего князя; «Ибо люди следуют религии своего царя» (какой правитель, такие люди).
Ибн Баттута[26]
»

Турсун-бей, согласно османским хроникам, был популярен. До сих пор его имя сохранилось в названии села Дурсунбей. В то же время, Аджлан-беем (Тимурхан-беем) многие были недовольны, особенно Эдже Халил, Гази Фазил-бей, Хаджи Ильбеги и Эвренос-бей[8].

Поглощение бейлика османами[править | править код]

Захват бейлика Карасы османами

Междоусобица ослабила беев Караси и привела к подчинению бейлика османами. Эдже Халил сообщил Турсун-бею, что подданные Тимурхана желают видеть его своим правителем. Турсун-бей обратился за военной помощью к Орхану, и тот сам выступил в поход. Аджлан-бей (Тимурхан-бей) отступил и заперся в крепости Бергамы, в то время как Орхан осадил город. Затем Орхан отправил Турсун-бея вместе с Хаджи Ильбеем к стенам Бергамы, чтобы он поговорил с Аджлан-беем (Тимурхан-беем), своим родственником (возможно — братом), и убедил его сдаться. Когда Турсун-бей приблизился к замку, он был убит случайной стрелой. Жители Бергамы, боявшиеся Орхана, заставили Аджлан-бея (Тимурхан-бея) сложить оружие, и после сдачи он был отправлен в Бурсу, где и умер от болезни через два года[8][38]. Источники называют разные даты аннексии Карасы: 735 Хиджры (1334), 737 (1336), 750 (1349), 755 (1354)[38][k 7][k 8]. Историки тоже расходятся в вопросе датировки аннексии Карасы, называя 1336[40] или 1345 год[8][38]. Орхан-бей отдал земли Карасы своему сыну Сулейману-паше[8]. Таким образом, большая часть бейлика Карасы была поглощёна Османским бейликом. В ближайшее окружение Сулеймана-паши вошли бывшие военачальники Карасы — Хаджи Ильбеги и Эвренос-бей, которых Сулейман-паша назначил удж-беями в Румелии[37]. Исследовав типы монет Орхана и сохранившуюся монету Бейлербея-челеби, К. Жуков делает вывод, что около 1360 года какая-то часть бейлика Карасы была ещё не захвачена османами[2]. Правивший в оставшейся части бейлика бей был вассалом османов. Византийские источники упоминают Касасыоглу Сулеймана-бея. Вероятно, Аджлан-бей (Тимурхан-бей) поставил его управлять окрестностями Чанаккале. В 1357 году Карасыоглу Сулейман-бей упоминается как бей Тровы[41], женат он был на дочери Иоанна Ватаца[42][43]. И. Узунчаршилы писал, что, согласно османским хроникам, окончательное завоевание бейлика произошло в 1363 году сразу после джюлюса Мурада I в 1362 году[k 9][41].

Значение и память[править | править код]

В Балыкесире добывалось большое количество смолы для продажи в Европу. Ткани Стамбула в основном производились из балыкесирской пряжи[8].

От построек времён бейлика ничего не осталось[41]. Возможно, единственным сохранившимся зданием того времени является минарет в Бергаме (датируется началом XIV века)[8]. Найдено две монеты, серебряная отчеканена с именем Яхши-бея, медная — с именем сына Яхши, Бейлербея-челеби[44][35]. Население бейлика частично было переселено в захваченные территории в Румелии для тюркизации региона. Их поселили к северу от полуострова Галлиполи во время правления там Сулеймана-паши[8]. Род Карасы существовал почти до XVIII века, некоторые из членов семьи распоряжались фондами, предоставленными им османскими султанами, или служили в Османской администрации[8].

Несмотря на краткость существования, бейлик сыграл важную роль в истории Малой Азии. На бывшей территории бейлика до сих пор сохраняются названия Карасил (Karasil), Карасыюрду (Karesiyurdu). Эмират имел сухопутную армию в 40 000 солдат и сильный флот. Достижения Карасы в морском судоходстве стали базой создания османского военно-морского флота[8].

Генеалогические таблицы[править | править код]

Комментарии[править | править код]

  1. В музее Токата находится надгробный камень. Надпись на нём гласит, что в 818 году Хиджры (1415/16) умер «Мустафа-челеби сын Кутлу Мелек дочери Мустафы-бея сына Бейлербея сына Яхши-хана сына Кареси-бея сына Калем-бея сына Баади-бея». Особо отмечено, что род происходит от Данишменда Гази[11]
  2. Кантакузин называл Тимур-хана сыном Яхши, генуэзец Балабан (Доминикино Дориа) называл их братьями.[27]
  3. Он также использовал титулы «хан» и «мелик».
  4. В него входили Папа, Византия, Филипп VI, госпитальеры, кипрский король[28]
  5. Аджлан-бей единственный бей, кроме Карасы, указанный Лэн-Пулем[32].
  6. В связи с разными точками зрения на идентичность Тимурхана и Аджлан-бея, невозможно определить, о ком точно идёт речь.
  7. Например, Ашикпашазаде и Нешри называют 735 год Хиджры (1334/35), Хюссейн 737-738 г.Х. (1336/37 - 1337/38)[39].
  8. Нишанджи Феридун Ахмед-бей, собравший в XVI веке письма султанов, поместил в сборник «Муншаат ус-Салатин» письмо Орхана шейху Хасану Бузургу. В письме Орхан пишет о смерти Аджлан-бея и о намерении напасть на Карасы. Хотя письмо датировано 1340 годом, И. Узунчаршилы писал, что дата ошибочно поставлена позднее, и относил письмо к 1345 году[39].
  9. Традиционная историография указывает на 1360 год. Эту дату называют историки Эмеджен (1360)[13] и Никол (1361) [43].
  10. 1 2 По мнению Узунчаршилы, Аджлан-бей - это не отдельный правитель, а Тимурхан. Якобы, это просто ошибка написания[33]. Однако Е. Захариаду считает, что Узунчаршилы не прав[30].
  11. 1 2 О существовании Джудже известно из надписи на его надгробной плите на кладбище Девекилер в Бурсе[30].
  12. 1 2 3 4 5 О существовании известно из надгробной надписи на плите, находящейся в музее Токата[46].
  13. О существовании Якуба известно из одной рукописи[30].
  14. Лэн-Пуль и З. Эден датируют смерть Аджлана 797 годом Хиджры (1336/37)[47][32], Босуорт - 795 (1334/35)[12].

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Жуков, 1988, p. 5,45.
  2. 1 2 Жуков, 2005, p. 127.
  3. Imber, 2009, p. 8.
  4. 1 2 3 Korobeinikov, 2014, p. 218.
  5. 1 2 İnalcık, 2007.
  6. Korobeinikov, 2010, p. 217.
  7. Жуков, 1988, p. 19.
  8. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 Öden, 1995.
  9. Григора, 1860, с. 206.
  10. Uzunçarşılı, 1969, p. 96.
  11. Жуков, 1988, комм. 25, с. 147.
  12. 1 2 Bosworth, 2014, Chapter 12 (111).
  13. 1 2 Emecen, 2009.
  14. 1 2 Запорожец, 2011, p. 275.
  15. Uzunçarşılı, 1969, p. 97.
  16. 1 2 3 Ibn Batuta, 1982, p. 145.
  17. Ibn Batuta, 1982, p. 145—146.
  18. Nicol, 1993, p. 144.
  19. Запорожец, 2011, p. 280.
  20. Запорожец, 2011, p. 281.
  21. Запорожец, 2011, p. 282.
  22. Запорожец, 2011, p. 283.
  23. Виллани, 1997, с. 332.
  24. 1 2 3 4 5 6 7 Uzunçarşılı, 1969, p. 98.
  25. 1 2 3 4 Жуков, 1988, p. 29.
  26. 1 2 Ibn Batuta, 1982, p. 146.
  27. Жуков, 1988, с. 148.
  28. Жуков, 1988, с. 35.
  29. Виллани, 1997, с. 383.
  30. 1 2 3 4 5 6 7 Zachariadou, 1994, p. 235.
  31. Uzunçarşılı, 1969, p. 99.
  32. 1 2 Лэн-Пуль, 2004, с. 134.
  33. 1 2 Uzunçarşılı, 1969, p. 101.
  34. Aşık Paşazade, 2003, p. 102—103.
  35. 1 2 Жуков, 1988, p. 45.
  36. Жуков, 1988, p. 45—46.
  37. 1 2 Жуков, 1988, p. 46.
  38. 1 2 3 Uzunçarşılı, 1969, p. 100.
  39. 1 2 Жуков, 1988, комм.71, с. 150.
  40. Nicol, 1993, p. 171.
  41. 1 2 3 Uzunçarşılı, 1969, p. 99—100.
  42. Жуков, 1988, с. 42.
  43. 1 2 Nicol, 1993, p. 204.
  44. Zukov, 1994.
  45. Uzunçarşılı, 1969, p. 103.
  46. Жуков, 1988, комм.25, с. 147.
  47. Öden, 1999, p. 32.

Литература[править | править код]