Эта статья входит в число хороших статей

Айдыногуллары

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Бейлик
Айдыногуллары
тур. Aydın, Aydınoğulları
Флаг
Флаг
Бейлики Малой Азии.svg
Бейлики Малой Азии в 1300 году
 Flag of None.svg
Ottoman flag.svg 
1308 — 1425
Столица Смирна, Бирги, Аясолук
Крупнейшие города Смирна, Бирги, Аясолук, Алашехир (Филадельфия), Тире, Айдын (Тралл), Султанхисар, Келес (Кираз)
Форма правления Феодальная монархия
Династия Айдыногуллары

Айдын, Айдыногуллары (тур. Aydın, Aydınoğulları), бейлик (эмират, княжество) Айдынидов, бейлик Айдыногуллары — тюркское государство в Анатолии на побережье Эгейского моря. Государство основала в 1308 году и правила им династия Айдынидов или Айдыноглу, Айдыногуллары. Своим названием бейлик и династия обязаны отцу основателя — сельджукскому военачальнику Айдын-бею.

Эмират был расположен в Западной Анатолии, имел выход к Эгейскому морю и контролировал побережье примерно от современного Бодрума до Измира. Столицей бейлика в разные годы были города Бирги, Аясолук (европейские источники называли его Эфес- по расположенному недалеко древнему городу), Измир. Флот бейлика Айдын был серьёзной угрозой византийским, генуэзским и венецианским владениям в восточном Средиземноморье. Во время правления Умура-бея Айдыноглу против Айдына были организованы антитурецкая лига в 1334 году и крестовый поход - в 1344 году. Бейлик был впервые захвачен османами в 1390 году, а окончательно покорён ими - в 1425 году.

История[править | править код]

Возникновение бейлика[править | править код]

Ещё в 1280 году Михаил Палеолог закончил строительство крепостей, укрепляя границы Византии в Малой Азии[1]. Он даже построил деревянную стену вдоль правого берега Сангария[2]. Пока существовала Никейская империя, восточная её граница контролировалась укреплениями, а в каждой крепости сидел наместник-архонт. С возвращением Константинополя в 1261 году и переносом в него столицы из Никеи азиатские рубежи Византии стали приходить в запустение. Наместники в крепостях оставались, но центр уже не мог оперативно оказывать им помощь. Византия практически не имела армии и без призвания наёмников она была не в силах защищать себя. По сути, греческие наместники были предоставлены сами себе[3]. Серия крепостей тянулась цепочкой на востоке вдоль реки Сангарий до района Белокомы и от Белокомы - до Ахирея (греч. Αχυράους)[4]. Однако часть укреплений, расположенных на окраине защитной полосы в районе Ахирея, давно не ремонтировалась и была малопригодной для обороны. Именно в этом месте тюрки впервые смогли прорваться к Эгейскому морю[5].

Эмират Айдын, как и большинство современных ему анатолийских бейликов, возник как тюркское племенное объединение вокруг династии вождей-правителей. Первоначально, в 1304 году на будущих землях бейлика (Аясолук, Тире[en], Бирги, Магнесия) появился и создал своё государство Саса-бей, действовавший от имени своего тестя, бея эмирата Ментешеогуллары. Практически в это же время военачальник бея Гермияногуллары Айдын-бей покорил земли в долине Меандра. Вначале Саса-бей и Айдын-бей (или сын Айдына, Мехмед) действовали совместно. Однако они поссорились, и в битве Саса погиб[6]. Земли Сасы были присоединены Мехмедом, сыном Айдына, к своим землям. Так образовался эмират Айдын, имевший выход к морю. Основателем династии был Мехмед Айдыноглу, первый правитель этого государственного образования[7].

Примерные границы и основные города бейлика Айдын

Мехмед[править | править код]

Мехмед-бей был сыном Айдына. Об Айдыне, эпониме династии, известно только, что в летописи он назван «сатрапом Ионии» и у него было пятеро сыновей[8].

К 1308 году Мехмед контролировал долины рек Каистр и Мендерес, к 1317 году он захватил верхнюю крепость Смирны, Кадифекале[en], а в 1328/9 году его сын завоевал и прибрежную крепость города[9]. Таким образом, Мехмед-бей сформировал на завоёванных землях свой собственный бейлик, который был назван именем его отца. Мехмед объявил себя независимым от Гермияногуллары и основал свой собственный эмират[10]. Надпись над главными воротами Большой мечети Бирги (Улу джами) гласила, что город был завоеван Мехмедом Айдыноглу в 707 году Хиджры (1307/8 год)[11]. По османским хроникам эмиром Мехмед стал в 717 году Хиджры (1317 год). Эта дата считается датой приобретения независимости от Гермияногуллары[12].

Эмир Мехмед разделил княжество между своими сыновьями[13]: Хызыр получил Аясолук и Султанхисар[en][14]; Умур - Смирну[15]; Ибрагим - Бодемию[12]; Сулейман получил Тир[en][12]. Самый младший сын Иса остался с Мехмедом[12] в Бирги, личной резиденции Мехмеда и столицей всех территорий Айдыноглу[16]. По словам Аль-Умари, к 1332 году беям Айдына принадлежало шестьдесят городов и триста крепостей. Войско Айдына насчитывало 70 тысяч воинов[7].

Ибн Баттута в 1333 году посетил Бирги. Он описал богатство «султана Бирги» — Мехмеда[17]. Однако не все города бейлика ещё в то время были развиты одинаково. Аясолук успел возродиться после резни 1304 года и стал конкурентом Смирны, которая подвергалась нападениям и страдала от соперничества между византийцами и турками[18]. Ибн-Баттута побывал и в Измире (Смирне).и записал, что «большая часть города находится в руинах»[19].

Эгейские эмираты (Ментеше, Айдын, Сарухан, Карасы), пользуясь своим расположением, создали флот и занялись пиратством, пополняя свою казну за счёт пиратской добычи[20]. Они стали силой, игравшей значительную роль в балканских войнах. Византийский император Андроник III Палеолог, только ставший императором, попытался восстановить империю с помощью Иоанна Кантакузина. Он подписал мирное соглашение с Мехмедом и эмиром Сарухана, чтобы нейтрализовать эти эмираты и эффективнее противостоять османам (1329)[21]. Умур не одобрял договор, заключённый отцом[22], поскольку тот подразумевал отказ от нападений на Византийские земли. Умур компенсировал это, разоряя венецианские и генуэзские колонии. Знамя бейлика — чёрное колесо на красном поле — наводило ужас на соседние христианские государства[23]. Эвбея, Морея, Крит, Родос и все фракийское побережье стали местом рейдов Умур-бея[22]. В 1332 году стала складываться Лига христианских держав, которая окончательно оформилась в 1334 году в Авиньоне. Первоочередной военной целью лиги должен был стать порт Смирны, отправной точки для экспедиций Умура[24].

Мехмед-бей умер в начале 1334 года, через несколько месяцев после визита Ибн Баттуты[25]. Похоронен Мехмед, как и его сыновья Умур, Ибрагим и Иса, в построенном им тюрбе в Бирги[26].

Умур[править | править код]

Кадифекале (на горе) и Прибрежная крепость Смирны.

По словам Ибн-Баттуты, Умур жил в замке Смирны, расположенном на вершине горы[19]. Родившийся в 709 году Хиджры[16], Умур стал правителем по предсмертному пожеланию своего отца[25], которое было поддержано другими сыновьями Мехмеда[27].

Умур был верным союзником и другом византийского императора Иоанна Кантакузина и оказывал ему помощь во время его военных кампаний, особенно во время византийской гражданской войны 1341—1347 годов. Вместе с Кантакузином Умур воевал против Момчила. При господстве Умура бейлик достиг пика своего могущества. Умур - самый известный член династии Айдыногуллары. Никифор Григора назвал его «самым могущественным из сатрапов»[28]. При Умуре эмират Айдын обладал флотом из 350 кораблей и армией из 15 000 человек. Пиратская деятельность и охота на христианские суда привела к объявлению двух крестовых походов против Айдыногуллары папой Климентом VI. В 1348 году флот Умура был уничтожен союзным флотом Венеции, рыцарей Родоса и Кипра. Сам Умур погиб в 1348 году от стрелы, пытаясь вернуть захваченную в 1334 году госпитальерами Смирну[22].

Хызыр[править | править код]

Photo of a medieval fortress on top a wooded hill
Цитадель Аясолука

Весной 1348 года Хызыр, старший сын основателя бейлика Мехмеда-бея, пришёл к власти в эмирате после смерти более активного и более воинственного брата, Умура. Хызыр в юности получил от отца в управление Аясолук, который и стал теперь столицей бейлика. Годы правления Хызыра прошли в попытках заключить мир на выгодных для Айдына условиях. Хызыр и папа римский Климент VI обменивались посланниками и письмами. В это время в бейлике обосновались консулы основных торговых средиземноморских держав (госпитальеров, Генуи и Венеции), были урегулированы вопросы пошлин[22].

Готовность Хызыра идти на соглашение с латинянами ознаменовала начало упадка Айдынского бейлика, экономическое положение которого ухудшилось. Из-за прекращения пиратства была потеряна возможность обогащения за счет добычи, захваченной в военных походах, а доходы от торговли не могли компенсировать эту потерю. Политически княжество продолжало сохранять свое независимое положение, так как силы латинской коалиции были подорваны эпидемией чумы, которая разразилась в это время в Европе[29].

Хызыр умер около 1360 года[29]. Похоронен в Аясолуке[30].

Иса[править | править код]

Мечеть Исы-бея в Аясолуке. 1375 год

После смерти Хызыра к власти в эмирате пришёл младший сын основателя и брат Хызыра и Умура, Иса. Он царствовал тридцать лет. При Исе Аясолук процветал и был одним из крупных торговых центров[31]. В 1371 году Иса подтвердил старый договор, заключённый Хызыром с венецианцами в 1348 году[22]. Иса-бей поддерживал дружественные связи с правителем Османского бейлика, Мурадом I. Дочь Исы-бея, Хафса-хатун стала в 1391 году женой Баязида[32]

В битве на Косовом поле Иса-бей с айдынскими воинами находился в османской армии[33]. Мурад погиб в этой битве, и Иса Айдыноглу присоединился к союзу, организованному Алаэддином Караманидом против Баязида. Однако после стремительного похода Баязида в Анатолию для подавление мятежа[22], Иса-бей первым из беев явился к султану и поклялся в верности. Баязид оставил ему в награду часть бейлика на условиях вассальной зависимости[33]. После смерти Исы-бея в 1390 году эмират был преобразован в санджак[34].

Оккупация османами и завоевание Тамерланом[править | править код]

Осада прибрежного замка Смирны войском Тамерлана в 1402 году. Иллюстрация к Зафарнаме Язди, Кемаль-ад-Дин Бехзад, 1467

Мало что известно об османском правлении в бейлике, которое длилось с 1390 по 1402 годы. Как только Баязид взял Аясолук, венецианцы попросили его разрешения на экспорт ними зерна. В мае 1390 года султан предоставил им привилегии, которые они получили во время правления Хызыра[35].

Сыновья Исы-бея Муса и Умур бежали к Тамерлану. Во время битвы при Анкаре воины из Айдына, находившиеся в войске Баязида, увидели своих беев в армии Тамерлана и повернули оружие против османов[34]. Таких перебежчиков из Айдына, по словам Дуки, было 500 человек[34].

После победы над Баязидом в битве при Анкаре Тамерлан направился к Аясолуку[22]. Жители города сдались, а город был разграблен и сожжён дотла. Вероятно, во время этого пожара был разрушен собор Святого Иоанна, гордость христианского Аясолука[36]. Затем Тамерлан двинулся к Тиру и к Смирне, которую он в декабре 1402 году разрушил, а христианское население города убил.[37].

Тамерлан вернул управление бейликами прежним династиям и удалился в Самарканд, и между сыновьями Баязида развернулась ожесточенная борьба за власть — османское междуцарствие. Таким образом, с 1402 г. члены династии Айдын получили возможность ещё в течение некоторого времени править княжеством[34].

Умур II и Джунейд[править | править код]

Map of the southern Balkans, 1410.svg

Тамерлан передал управление Айдынским бейликом сыновьям Исы, Мусе (Исе) и Умуру II. Муса умер в 1403/05 году, и Умур II стал править один[38], но против него выступил Джунейд (то ли кузен, то ли авантюрист). Соперничество завершилось тем, что Джунейд и Умур породнились (дочь одного стала женой другого), а затем Джунейд отравил Умура[36] в 1405 году и стал единолично править княжеством[39]. Во время междуцарствия, пока сыновья Баязида делили власть, Джунейд спокойно правил эмиратом[40]. Он умело лавировал между сыновьями Баязида, переходя от одного к другому для сохранения своего положения[22].

В 1421 году умер Мехмед I и Византия попыталась использовать это в своих интересах. Дюзме Мустафа в союзе с Джунейдом подняли мятеж и переправились в Малую Азию[41]. В 1422 году сын Мехмеда I Мурад II пообещал Джунейду вернуть Айдын, надеясь разорвать этот союз. Джунейд предал Дюзме Мустафу и приехал в Измир[42]. В 1422 году Джунейд в сражении под Айасулуком убил сына Умура II Мустафу, который правил в это время в бейлике. Вскоре он развил активную антиосманскую деятельность, начал собирать силы и чеканить свою монету с надписью «Джунейд бин Ибрахим»[41].

В 1424 году Мурад II захватил бейлики Ментеше, Айдын, Сарухан и Хамид[41]. Бежавший в прибрежную крепость Ипсили Джунейд был осажден османами[41]. Мурад арестовал Джунейда и казнил с семьей (1425-26)[38]. В 1426 году был убит последний остававшийся в живых сын Джунейд-бея, Курд Хасан, и Айдынский бейлик окончательно вошел в состав Османского государства как ил Айдын[43].

Потомки Айдынидов продолжали проживать в регионе. Известно, что в 1597 году некто Айдыноглу Молла Якуп-бей, происходивший из династии правителей бейлика, построил на месте церкви прибрежной крепости Смирны мечеть Хисар[tr], самую большую мечеть в Измире[44].

Представители династии[править | править код]

Даты[45] Имя
1308-1334 Мубаризеддин Гази Мехмед-бей Айдыноглу
1334-1348 Бахаэддин Умур (сын Мехмеда)
1348-1360 Хызыр (сын Мехмеда)
1360-1390 Иса (сын Мехмеда)
1390-1402
1402-1403/05 Муса (сын Исы)
Умур II (сын Исы)
1404 Мехмед II (сын Умура II) (?)[k 1]
1403/05 Умур II (сын Исы)
1403/5-1426 Джунейд (возможно, сын Ибрагима сына Мехмеда)

Религия[править | править код]

Религиозная политика беев была двойственной. С одной стороны на западные земли Анатолии в конце XIII века активно стекались дервиши, привечавшиеся беями. Однако тюркские племена всё ещё не отринули шаманизм. Историк К. Жуков подчёркивает: «Самым ярким пережитком прошлой, шаманской практики являлись человеческие жертвы — обычай, который сохранялся в течение столетий после того, как турки впервые вторглись в византийские владения». Ибн Батута писал, что в Бирги он видел врача-еврея, которого посадили на почётное место на возвышении напротив Мехмеда-бея. Ибн Батута открыто возмутился таким неуважением исламских норм. Недавно обращённые в ислам тюрки-кочевники легко поддавались шиитскому или христианскому влиянию[51]. По мнению историков, Иса-бей был шиитом[52], формула клятвы в договоре 1348 года, подписанного Хызыром-беем, была шиитской[53].

Управление[править | править код]

Управление бейликом облегчалось тем, что беи активно принимали на службу христианских ренегатов, служивших ранее в византийской администрации[52]. У беев Айдына были великие визири, которых брали из духовных лиц (кади). Система вакуфов и мюльков широко применялась беями, начиная с Умура, что помогало в освоении захваченных земель[54].

Экономика[править | править код]

Основным источников доходов для беев Айдына было пиратство. Бейлик получал доходы и от торговли. Главным путём в бейлике была река Мендерес. Аль Умари писал о ней: «…омывающая земли бейликов Денизли и Бирги река Мендерес полна снующих вверх и вниз по течению лодок. На ней виднеются готовящиеся к плаванию корабли гази и торговцев». Город Айасулук был одним из торговых центров восточного Средиземноморья. В бейлике добывали корень солодки, ткали ковры, выделывали кожи,выращивали шафран, кунжут, зерно, производили шёлк, продукты бортничества. Эти товары экспортировались в Европу. Из Европы через Аясолук в Анатолию везли сукно, вина, мыло и прочие товары. Беи Айдына получали доход, взимая пошлину с купцов[55].

Наука и литература[править | править код]

Беи Айдына покровительствовали ученым, поэтам и переводчикам. Ибн Мелек Фириштеоглу был сыном Абдулатифа Изеддина Фириште, известного кади и собирателя толкований Корана. Фириште переехал в бейлик по приглашению Мехмеда-бея, Ибн Баттута упомянул его в рассказе о посещении бейлика и описал как «набожного и добродетельного». Сын Фириште, Ибн Мелек, многие годы преподавал в медресе в Тире, которое было потом названо его именем. Ибн Мелек был наставником сыновей Мехмеда-бея Исы, Сулеймана и Хызыра. Османский историк XVI века Ташкопрюзаде писал, что Ибн-Мелек учил и самого Мехмеда-бея. Автор словаря османских деятелей Мехмед Сюрейя повторил эти сведения, но это вызывает сомнения. Также Ибн Мелек составил рифмованный тюркско-арабский словарь[56].

Поскольку тюркские беи, знавшие, как правило, лишь родной язык, поощряли деятельность переводчиков. В бейлике появилась большое количество переводных трудов, причем не только религиозного или художественного, но и научного содержания. Для Умур-бея Айдыноглу был выполнен перевод с арабского сборника историй «Калила и Димна», в сокращении изложена поэма Саади «Бустан», переведено сочинение арабского ветеринара XIII века[57]. Перевод Хюсрев и Ширин был выполнен в 1367 году Якубом бин Мехмедом и посвящён Айдыноглу Исе-бею[58]. Иса-бей собрал в своем дворце многих поэтов, ученых и ремесленников разных религий и народностей. Даже отец византийского историка Дуки сбежал из Византии и укрылся у Исы, зная его репутацию[22]. Автор поэмы «Искендер-наме» Ахмеди (1329—1413) начинал свою деятельность как наставник Хамзы, сына Исы-бея. Затем Ахмеди служил Гермияноглу и Сулейману-челеби, а после битвы при Анкаре — Тамерлану. В Малую Азию поэт вернулся после смерти Тамерлана[59]. Среди сохранившихся манускриптов той эпохи много медицинских, философских, теологических, юридических трактатов. Это демонстрирует широту интересов беев и их стремление приобщиться к античной и современной им культурам[57].

Наследие[править | править код]

За время независимого существования бейлика членами семьи было построено множество мечетей, медресе, ханов, имаретов, хамамов. Уже в 1313 году Мехмед-бей воздвигает в Бирги мечеть Улу-джами. В 1333 г. Ибн Батута посетил медресе при этой мечети, где встретился с известным теологом Мухиддином. Арабский путешественник пишет, что тот принял его в окружении рабов, слуг и большого количества учеников[54]. Мечеть Иса-бей была построена в 1375[31]. Мечеть Мехмеда-бея в Бирги и Исы-бея в Аясолуке были украшены редкой мозаикой периода эмиратов[60]. Другими крупными архитектурными сооружениями Айдынидов являются мечеть Мехмеда в Тире, мечеть Улу-Джами в Тире, мечеть Карахасан в Тире (построил брат или отец Джунейда), медресе Ибн Мелека, мавзолей Мехмед-бея в Бирги и мавзолей Султаншаха[22]. Мечети строили и женщины из семьи. Известны мечети, построенные дочерями Умура и Исы[61].

Джунейт Ульчер, историк-нумизмат, назвал Айдын «самым известным из региональных княжеств, появившихся после краха сельджукской империи в Анатолии»[50]. Мехмед-бей Айдыноглу первым среди тюркских беев того периода в 712 году Хиджры (1312) назвал себя гази («Воитель Веры»). Только через 15 лет после этого османский правитель Орхан стал в надписях величаться «Султаном гази»[62]. Активная деятельность Айдынидов по вмешательству во внутриполитическую борьбу в Византии была взята на вооружение Орханом и Мурадом[63]. В эпической хронике Дустурнаме османского историка XV века Энвери, сын Мехмеда Умур, был описан как «Лев Бога», ведущий справедливую и святую войну за завоевание «злодеев и неверных христиан»[64]. Имя Умура активно выводилось на первый план при формировании османского флота и морских традиций османов, некоторые источники в XV и XVI веках столетия называли его «отцом османских моряков»[22], а перед морскими битвами османские моряки клялись именем Умура-бея[63].

Комментарии[править | править код]

  1. 1 2 3 О существовании этого Айдынида известно, поскольку найдена отчеканенная им в 1404 году монета[46].
  2. Пунктиром показаны сомнительные или дискуссионные связи.
  3. 1 2 Одна из жён Баязида I[48].
  4. 1 2 Возможно, помолвленная с Мехмедом I и отданная отцом в жёны рабу Абдуллаху.
  5. Возможно, наоборот - она была женой Умура и дочерью Джунейда.
  6. 1 2 Убит Джунейдом в 1422 году.
  7. Возможно, она была женой Умура.

Примечания[править | править код]

  1. Imber, 2009, p. 8.
  2. Korobeinikov, 2014, p. 218.
  3. İnalcık, 2007.
  4. Korobeinikov, 2014, p. 218; İnalcık, 2007.
  5. Korobeinikov, 2014, p. 218; Korobeinikov, 2010, p. 217; Жуков, 1988, p. 19.
  6. Еремеев, Мейер, 1992, p. 95.
  7. 1 2 Жуков, 1984, p. 127.
  8. Nicol, 1993, p. 143; Foss, 1979, p. 144.
  9. Nicol, 1993, p. 143.
  10. Merçil, 1991; Lemerle, 1957, p. 19.
  11. Lemerle, 1957, p. 22.
  12. 1 2 3 4 Lemerle, 1957, p. 19.
  13. Lemerle, 1957, p. 26—27; Merçil, 1991; Uzunçarşılı, 1969, p. 104.
  14. Lemerle, 1957, p. 19,28.
  15. Lemerle, 1957, p. 19,34.
  16. 1 2 Lemerle, 1957, p. 26—27.
  17. Lemerle, 1957, p. 36.
  18. Foss, 1979, p. 145.
  19. 1 2 Ibn Battûta, 1982, Du Sultan de Birgui.
  20. Еремеев, Мейер, 1992, p. ?.
  21. Nicol, 1993, p. 172; Merçil, 1991.
  22. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Merçil, 1991.
  23. Foss, 1979, p. 146.
  24. Nicol, 1993, p. 197—198.
  25. 1 2 Uzunçarşılı, 1969, p. 105.
  26. Merçil, 1991; Lemerle, 1957, p. 37.
  27. Lemerle, 1957, p. 28; Foss, 1979, p. 146; Merçil, 1991.
  28. Еремеев, Мейер, 1992, p. 96.
  29. 1 2 Foss, 1979, p. 154.
  30. Lemerle, 1957, p. 37.
  31. 1 2 Foss, 1979, p. 155.
  32. Alderson, 1956, table XXIV; Merçil, 1991; Жуков, 1984, p. 134.
  33. 1 2 Жуков, 1984, p. 134; Merçil, 1991.
  34. 1 2 3 4 Жуков, 1984, p. 135.
  35. Foss, 1979, p. 162.
  36. 1 2 Foss, 1979, p. 165.
  37. Foss, 1979, p. 163.
  38. 1 2 Merçil, 1991; Melikoff, 1927.
  39. Merçil, 1991; Жуков, 1984, p. 135.
  40. Жуков, 1984, p. 135; Foss, 1979, p. 165.
  41. 1 2 3 4 Жуков, 1984, p. 136.
  42. Жуков, 1984, p. 136; Merçil, 1991.
  43. Жуков, 1984, p. 136; Merçil, 1991; Melikoff, 1927.
  44. HİSAR CAMİİ.
  45. Bosworth, 2004, p. 113.
  46. VCoins.
  47. Baykara, 1990, p. 15; Uzunçarşılı, 1969, p. 111,112,120.
  48. Alderson, 1956, Table XXIV.
  49. Zachariadou, 1983, p. 83–84; Kastritsis, 2007, p. 49-50; Жуков, 1984, p. 136.
  50. 1 2 Hebert, 1986.
  51. Жуков, 1984, p. 129.
  52. 1 2 Жуков, 1984, p. 130.
  53. Жуков, 1984, p. 129—130.
  54. 1 2 Жуков, 1984, p. 128.
  55. Foss, 1979, p. 154; Жуков, 1984, p. 133.
  56. Baktır, 1999; Süreyya, 1996, p. 844.
  57. 1 2 Еремеев, Мейер, 1992, p. 111—112.
  58. Uzunçarşılı, 1969, p. 113.
  59. Еремеев, Мейер, 1992, p. 111.
  60. Öney, 2013, p. Tiles.
  61. Başaran, 1998, p. 368—369.
  62. Финкель, 2017, с. 30.
  63. 1 2 Жуков, 1984, p. 133.
  64. Lemerle, 1957, p. 239.

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]