Эстонское национальное движение

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Эстонское национальное движение (традиционно известное в историографии как период пробуждения эст. Ärkamisaeg) — исторический, политический и культурный процесс осознания эстонцами себя как нации, имеющей право на самоопределение. Процесс начался примерно в 1850-х, когда эстонцы получили большие права, и продолжался до провозглашения независимости Эстонии в 1918 году. Так же иногда называют также события 1987—1988 годов в Советской Эстонии[1].

Хотя национальное сознание эстонцев возникло в XIX веке[2], определенные признаки осознания своей этнической особенности наблюдались и ранее[3]. В конце XVIII века самоназвание eestlane распространилась в Эстонии вместе со старым названием maarahvas[4]. В то время Эстония принадлежала Российской империи. Эстонский перевод Библии появился на свет в 1739 году, а число брошюр на эстонском языке выросло с 18 в 1750-х до 54 в 1790-х. К концу века более половины взрослых эстонских крестьян умело читать. Среди первых людей с университетским образованием, идентифицировавших себя эстонцами были Фридрих Роберт Фельман (1798—1850), Кристьян Яак Петерсон (1801—1822) и Фридрих Рейнхольд Крейцвальд (1803—1882). Властная элита оставалась частью немецкой за языком и культурой. Балтийский немецкий писатель Гарлиб Меркель (1769—1850) был одним из первых естофилов и относился к эстонцам, как к народу равному с другими народами. Он стал вдохновителем эстонского национального движения, к середине XIX в. ставил себе за образец культурный мир балтийских немцев. Однако, с середины века такие эстонские лидеры как Карл Роберт Якобсон (1841—1882), Якоб Группа и Иоганн Вольдемар Яннсен (1819—1890) стали амбициозными и потянулись в направлении финнов, национальное движение которых в то время было очень успешным, а также к определенной степени к соседям латышам и их движению младолатышей.

Значительными культурными достижениями стали публикация в 1862 году героического эпоса «Калевипоэг» и организация в 1869 году первого песенного фестиваля. К концу 1860-х эстонцы уже не желали мириться с немецкой культурной и политической гегемонией. До попытки русификации в 1880-х и 1890-х их отношение к Российской империи было положительным[3].

Примечания[править | править код]

  1. Kutsar, D. (1995). «Social change and stress in Estonia» Архивная копия от 17 января 2019 на Wayback Machine. International Journal of Social Welfare 4.2, 94-107.
  2. Gellner, Ernest (1996). «Do nations have navels?» Nations and Nationalism 2.2, 365—370.
  3. 1 2 Raun, Toivo U. (2003). «Nineteenth- and early twentieth-century Estonian nationalism revisited» Архивная копия от 12 января 2019 на Wayback Machine. Nations and Nationalism 9.1, 129—147.
  4. Ariste, Paul (1956). «Maakeel ja eesti keel». Eesti NSV Teaduste Akadeemia Toimetised 5: 117—124.