Великое княжество Московское

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Московское княжество»)
Перейти к: навигация, поиск
Великое княжество Московское
Seal-of-Alexander-Nevsky 1236 Avers.svg
 
Nowogród.svg
 
Symbol Duchy of Ryazan.svg
 
Flag of None.svg
1263 — 1547


Flag of Russia.svg
Lob flag moskovskiy.svg Seal-of-Ivan-4 1539 a.svg
Флаг Символ княжества
Muscovy 1390 1525.png
Расширение территории Великого княжества Московского с 1390 по 1521 год
Столица Москва
Крупнейшие города (на 1521 год): Москва, Великий Новгород, Тверь, Владимир, Суздаль, Вологда, Рязань, Ладога, Псков, Смоленск
Язык(и) русский
Религия православие
Площадь 3 млн. км² (1547)
Население в 1460-е годы 3 млн.
в 1530-е годы 6 млн.
Форма правления монархия
Династия Рюриковичи
Князь, великий князь
 - 12631303 Даниил Александрович (перв.)
 - 15331547 Иван IV (посл.)
Валюта
История
 -  1213 Впервые выделено в удел
 -  1263 Повторно выделено в удел
 -  1363 Великое княжество
 -  1480 Полная независимость от Орды
 - 22 октября 1547 Провозглашено царство

Вели́кое кня́жество Моско́вское — средневековое русское феодальное государство. Первоначально удел Великого княжества Владимирского, с середины XIV века в результате превращения Владимира в наследственное владение московских князей — великое княжество, возглавившее процесс объединения русских земель в единое государство.

С 1330-х до 1480 года московские князья, за редкими исключениями, — держатели ханского великокняжеского ярлыка, за получение которого они боролись с двумя другими крупными княжествами: Тверским и Суздальско-Нижегородским. С дальнейшим расширением владений московских князей и централизацией власти в конце XV века Великое княжество Московское стало центром единого Русского государства. В 1547 году великий князь Московский, государь всея Руси Иван IV Васильевич принял титул царя.

Выделение княжества[править | править вики-текст]

Первым московским князем стал шестой сын Всеволода III Большое Гнездо — Владимир, который на несколько месяцев сел в Москве в 1213 году (захватив город у своего старшего брата, владимирского князя Юрия). Вскоре, однако, московская волость вернулась в состав владений великого князя, а Владимир Всеволодович был переведён в более престижный Переяславль-Южный. Около 1236 г. великий князь Владимирский Юрий Всеволодович выделил Московское княжество в удел своему юному сыну Владимиру. Во время нашествия Батыя Москва была разграблена и сожжена 20 января 1238 г., а защищавший её Владимир Юрьевич взят в плен и убит 3 февраля. Москва вновь вернулась в состав владений великого князя, Ярослава Всеволодовича. После его убийства в Орде в 1246 г. произошёл очередной раздел Владимиро-Суздальской земли. В 1247—1249 годах Москвой владел Михаил Ярославич Хоробрит (этот факт упомянут не во всех летописях и считается спорным). Однако он оказался не удовлетворён своим второстепенным положением. В 1248 г. Михаил совершил набег на стольный город Владимир, прогнал оттуда дядю Святослава Всеволодовича и занял великий стол в отсутствие старших братьев Александра и Андрея. Правил Михаил Ярославич Хоробрит совсем мало, зимой (15 января 1249 года) он погиб в битве с литовцами на берегу р.Протвы. Его останки были перенесены в Успенский собор Владимира. Михаил Хоробрит стал последним русским великим князем, погибшим в бою. По некоторым сведениям, после смерти Михаила остался его малолетний сын Борис, который и владел Московским княжеством с разрешения своего дяди, Александра Невского. Умер Борис Михайлович незадолго до 1263 года, не достигнув зрелого возраста.

По завещанию Александра Невского княжество в том же 1263 году было выделено в удел его младшему сыну — Даниилу Александровичу, за потомками которого оно и закрепилось. Сыном Даниила был Иван I (Калита) — дед Дмитрия Донского. Однако, на протяжении всего этого времени Московское княжество было удельным в составе Великого княжества Владимирского.

Внешняя политика[править | править вики-текст]

Рост Московского княжества в 1300—1462 гг.

При основателе дома московских князей Данииле княжество занимало очень маленькую территорию, ограниченную бассейном реки Москва, и не имело выхода к Оке. В конце борьбы за владимирское княжение между своими старшими братьями Дмитрием и Андреем Даниил был союзником Дмитрия, и ордынская Дюденева рать разорила в том числе и Московское княжество (1293). После ликвидации сарайским ханом Тохтой «дунайского улуса» Ногая (1300) на московскую службу перешла часть знати из южнорусских земель, прежде находившихся в сфере влияния Ногая[1]. В 1301 году Даниил разбил рязанского князя Константина Романовича, взял его в плен и захватил город Коломну. В 1302 году Даниилу удалось получить выморочный Переславль-Залесский, по завещанию своего бездетного племянника Ивана Дмитриевича (затем он перешёл к получившему ярлык на владимирское княжение Михаилу Тверскому[1]). В 1303 году Даниил умер, в том же году старший из пяти его сыновей, Юрий, ходил на Смоленскую землю и взял Можайск.

Россия История России
Coat of Arms of the Russian Federation 2.svg
Восточные славяне, народ русь
Древнерусское государство (IXXIII века)
Удельная Русь (XIIXVI века); (объединение)

Новгородская республика (11361478)

Владимирское княжество (11571389)

Княжество Литовское и Русское (12361795)

Московское княжество (12631547)

Русское царство (15471721)
Российская империя (17211917)
Российская республика (1917)
РСФСР (19171922)
СССР (19221991)
Российская Федерация1991)

Наименования | Правители | Хронология | Экспансия
Портал «Россия»

Престол Юрия наследовал Иван I Калита. Многие историки (Карамзин, Соловьёв, Иловайский) смотрят на Калиту как на первого «собирателя Руси» и видят в нём большой государственный ум. Иного мнения держится В. И. Сергеевич: Иван Калита, по его словам, «сделал некоторые приобретения к Московскому уделу; это весьма возможно, но то же делали и оба его предшественника, а потому нет повода называть его первым собирателем». Он был решительным проводником «взгляда на княжение, как на частную собственность князя, со всеми его противогосударственными последствиями, а не основателем государственного могущества Москвы»[2].

По мнению Д. И. Иловайского, московская земля при Иване Калите «заключала в себе всё течение р. Москвы, с городами Можайском, Звенигородом, Москвой и Коломной; далее на юго-запад она простиралась от Коломны вверх по Оке, с городками Каширою и Серпуховом, а на северо-восток владения Москвы охватывали часть Поволжья, заключая в себе волжские города Углич и Кострому. Они перешли далеко и на северную сторону Волги; Калита купил у обедневших местных князей не только Углич, но также Галич Мерский и Белозерск»[3]. В. И. Сергеевич сильно подвергает сомнению земельные приобретения, приписываемые Ивану Калите, на том основании, что в его завещании нет Галича, Белоозера и Углича; нет их и в завещаниях его сыновей, и впервые городами этими распоряжается только Дмитрий Донской[4]. Не упоминается в завещании и Переяславль-Залесский, который с этого времени входит в состав Владимиро-Суздальского княжества[5].

В то время князья тверские и рязанские договариваются с московским князем, как равноправные союзники. Они даже с Ордой сносятся непосредственно, сами отсылают и возят дань туда. Рязанские князья назывались великими князьями. Тверские князья до 1382 года конкурировали с московскими за Владимирское великое княжение, с 1382 года существует Великое княжество Тверское. В договоре Дмитрия с Михаилом (1375 год) о татарах говорилось так: «будем ли мы в мире с татарами, дадим ли выход или не дадим — это зависит от нас; если татары пойдут на нас или на тебя, то нам биться вместе; если мы пойдём на них, то и тебе идти с нами вместе»[6]. Иногда тверской князь вынужден был называть московского старшим братом, но особого значения и последствий это тогда не имело. Относительно выступления в поход в договорах обыкновенно говорилось, что если московский князь сядет на коня, то и договаривающийся князь должен на коня садиться; если московский князь пошлёт воеводу, то должен посылать и договаривающийся князь. Только по договору с Дмитрием Донским тверской князь обязан садиться на коня даже тогда, когда в поле выступит двоюродный брат великого князя, Владимир Андреевич. В договоре тверского князя Михаила Александровича с Василием Дмитриевичем всякое обязательство выступать в поход, когда выступает московский князь, исчезает совершенно. Олег Иванович Рязанский в 1381 году признал себя «младшим братом» московского князя, но уже в 1385 году захватил у Москвы город Коломну; под давлением митрополита всея Руси в 1387 году рязанцы вернули Коломну москвичам и заключили равноправный «вечный мир».

Василий I продолжал увеличивать московские владения. Будучи в Орде (1392), он купил ярлык на княжество нижегородское (восстановлено Едигеем в 1408—1415), бывшее во владении двоюродного деда Василия, Бориса Константиновича. Кроме Нижнего, по тому же ярлыку Василий приобрёл Городец, Муром, Мещеру, Тарусу. Василия I пережил один только его сын; это обстоятельство много способствовало упрочению государственной территории.

Отношения с Великим княжеством Литовским[править | править вики-текст]

Семён Гордый был женат первым браком на дочери великого князя Литовского Гедимина. Смоленское княжество, стремясь освободиться от уплаты дани золотоордынскому хану, вступило в союз с Литвой, в 1340 году стало целью совместного ордынско-московско-рязанского похода, но вынуждено было отказаться от союза с Литвой лишь после похода Семёна в 1351 году.

В 1349 году Ольгерд Гедиминович попытался заключить союз с Ордой против Москвы, но неудачно. В том же году он женился вторым браком на тверской княжне Ульяне Александровне, а сын Василия Кашинского женился на дочери Семёна. Эти два династических брака предопределили расстановку сил в московско-тверской войне 1367—1375 годов и московско-литовской войне 1368—1372 годов. Войска Ольгерда не смогли преодолеть оборону белокаменной московской крепости, построенной в 1367 году. После смерти Ольгерда (1377) часть знати Великого княжества Литовского участвовала в Куликовской битве (1380) на стороне Дмитрия Московского (а двигавшиеся на соединение с татарами литовские полки во главе с великим князем Ягайло участия в битве не приняли).

Василий I Дмитриевич был женат на дочери Витовта, и хотя принял у себя противника польско-литовской унии Свидригайло Ольгердовича (1408), фактической правительницей при малолетнем Василии Васильевиче (1425) стала Софья Витовтовна, а верховенство её отца признали Тверское, Рязанское и Пронское княжества.

В 1449 году между Василием Васильевичем и Казимиром IV был заключён договор, по которому обе стороны обязались не принимать у себя политических противников другой стороны, а Литва не должна была вмешиваться в отношения между Москвой и Новгородом.

Отношения с Золотой Ордой[править | править вики-текст]

Сергий Радонежский благословляет Пересвета перед Мамаевым побоищем. Миниатюра XVI века

В 1317 году Юрий Данилович женился на сестре Узбек-хана Кончаке. Не успев соединиться с новгородским войском, Юрий и ордынский отряд Кавгадыя были разбиты тверскими войсками (Бортеневская битва). После стихийного восстания в Твери против ордынского посла Щелкана (1327) Тверь была разгромлена 50-тысячным войском ордынцев, московскими и суздальскими отрядами. Воспользовавшись начавшейся в 1359 году борьбой за власть в Орде, московские бояре изгнали из Владимира суздальского князя Дмитрия Константиновича (1363).

К началу 1370-х годов в Золотой Орде выявился перевес беклярбека Мамая и его ставленников. В 1371 году тверской князь Михаил Александрович купил в Орде ярлык на великое княжение и оставил своего сына в качестве заложника, Дмитрий взял у городов присягу не принимать Михаила, встал с войском у Переяславля-Залесского и направил ордынскому послу следующие слова «К ярлыку не еду, князя Михаила на княжение в землю Владимирскую не пущу, а тебе, послу, путь чист!». Сам Дмитрий отправился в Орду, «задарил» правящую верхушку и вывез оттуда ярлык на великое княжение, выкупив за 10 000 рублей сына тверского князя, что, по замечанию С. М. Соловьёва, показывает, насколько неравны были силы соперников и насколько Москва была сильнее Твери.

В 1374 году Дмитрий перестал платить дань Орде, в том же году Михаил Тверской снова получил у Мамая ярлык на великое владимирское княжение, но Дмитрий организовал поход почти всех князей Северо-Восточной Руси на Тверь. По условиям мира Михаил обязался участвовать в антиордынских военных акциях московского князя.

В 1378 году Дмитрий и его союзники разбили направлявшееся на Москву ордынское войско во главе с Бегичем в пределах Рязанской земли, на р. Воже. К апрелю 1380 года соперник Мамая Тохтамыш овладел восточной частью Золотой Орды вплоть до устья Дона, а после победы Дмитрия и его союзников над Мамаем объединил в своих руках всю Золотую Орду. В 1382 году Московское княжество подверглось внезапному нападению Тохтамыша, были разорены многие города, но ордынцы были разбиты под Волоколамском двоюродным братом Дмитрия Владимиром Андреевичем. Дмитрий согласился на возобновление выплаты дани и оставил в Орде своего старшего сына Василия, но хан признал великое владимирское и муромское княжения наследственными владениями московских князей, одновременно санкционировав независимость Тверского княжества от владимирского княжения[7].

В 1396 году Золотая Орда подверглась нашествию Тамерлана, который разгромил её и вторгся на Русскую землю, но от Ельца ушёл на юг. Выплата дани вновь была приостановлена, но в 1408 году нашествие татар, под начальством тёмника Золотой Орды Эдигея, который разграбил московскую землю, разрушил несколько городов, взял 3000 рублей выкупа с москвичей и добился восстановления выплаты дани.

После смерти Василия I права на великокняжеский престол предъявил брат его Юрий. Спор был перенесён на решение Золотой Орды, которая высказалась в пользу Василия Васильевича. Ко 2-й половине XV века смуты и постоянная борьба претендентов за престол привели Орду к упадку и разделению на отдельные ханства: крымское, казанское и Большую Орду. По отношению к каждому из них Москва получила возможность проводить самостоятельную политику.

Организация Московского княжества[править | править вики-текст]

Борьба за власть[править | править вики-текст]

При жизни первых поколений Даниловичей род московских князей почти не разветвлялся (все Даниловичи, за исключением Ивана Калиты, не оставили потомства мужского пола, а Семён Гордый с сыновьями и Андрей Иванович (1353), а затем и брат Дмитрия Донского Иван (1364) умерли от чумы).

В 1388 году, незадолго до смерти Дмитрия Донского, имел место конфликт его с Владимиром Андреевичем Храбрым по вопросу наследования московского престола сыном Дмитрия Василием. Сначала Дмитрием были арестованы серпуховские бояре, затем после обещаний Дмитрием Владимиру дополнительных владений Владимир признал Дмитрия отцом, а Дмитриевичей старшими братьями. После смерти Дмитрия Василию пришлось реализовать обещания отца (Владимир получил Волоколамск и Ржев, а затем обменял их на Углич и Козельск).

Завещание Дмитрия Донского содержало неясные указания на то, кто должен был наследовать великое княжение после его старшего сына Василия, и завещание использовалось затем Юрием Дмитриевичем в борьбе против племянника Василия Васильевича, к которому в 1425 году в нарушение родового принципа наследования перешло великое княжение. Василия поддерживали дед по матери Витовт и хан Улу-Мухаммед. Лишь после смерти дяди Василию удалось утвердиться на великокняжеском престоле, хотя борьба с Юрьевичами, в ходе которой он дважды попадал в плен и был ослеплён, продолжалась ещё 20 лет.

Впоследствии великое княжение передавалось старшему сыну умершего князя, но при этом происходили расправы над представителями боковых линий по обвинениям в заговорах с целью захвата власти.

Церковь[править | править вики-текст]

После ликвидации улуса Ногая (1300) и объединения Золотой Орды под властью сарайских ханов митрополит Киевский и всея Руси Максим перенёс свою резиденцию во Владимир на Клязьме. Отправленный в Константинополь галицким князем Юрием I Львовичем на поставление в галицкие митрополиты, Пётр был поставлен в митрополиты Киевские и всея Руси. В 1325 году он перенёс свою резиденцию из Владимира в Москву. В 1355 году константинопольский собор подтвердил перенос кафедры митрополита всея Руси из Киева во Владимир[8].

После Флорентийской унии греческой и римской церквей (1439) митрополиты всея Руси перестали утверждаться константинопольским патриархом. В 1458 году в Киеве была образована подчинявшаяся титулярным константинопольским патриархам и в конечном счёте папе римскому Киевская митрополия, а с 1461 года митрополиты, имеющие кафедру в Москве, стали титуловаться как «Московские и всея Руси». Однако, в 1470 году киевский митрополит Григорий Болгарин был признан вселенским патриархом Константинополя Дионисием I (англ.)русск., и в том же году новгородцы сочли нужным отправить кандидата на место умершего архиепископа Ионы Феофила на поставление в сан не к московскому митрополиту, а к киевскому, что стало одной из причин первого похода Ивана III на Новгород (1471).

Уделы[править | править вики-текст]

После смерти Даниила Александровича его младшие сыновья сначала находились в безусловном повиновении Юрия. Позже один из них, Иван Калита, овладел Переяславлем и утвердился в нём, а Александр и Борис отъехали из Москвы в Тверь, так что при Юрии неизменно оставался один только из братьев, Афанасий. По мнению В. И. Сергеевича, нет основания думать, что московский удел был разделён между Юрием и Афанасием: Юрий Данилович был один князем Москвы, коломенским и можайским[9].

Преемник Калиты на великом княжении, старший сын его Симеон (13411353), не нарушал завещания Калиты, и братья его владели каждый своим уделом. Свой удел, вместе с купленными сёлами в Переяславле, Юрьеве, Владимире, Костроме и Дмитрове, Симеон завещал жене своей, Марье Александровне, урождённой княжне тверской; но брат его Иван II, став великим князем, присоединил этот удел к своим владениям ещё при жизни княгини Марьи.

Сам Иван проводил частноправовой взгляд на княжение, как и его отец и старший брат. В завещании своём он удел брата Симеона предоставил старшему своему сыну Дмитрию, а младшему, Ивану, — свой собственный удел, полученный от Калиты. За племянником, сыном Андрея Ивановича, Владимиром, был утверждён удел его отца. По смерти Ивана Ивановича его удел был присоединён к Москве. В своём духовном завещании великий князь отказывает старшему своему сыну Василию всё великое княжение, а из московского удела даёт ему Коломну и половину своей доли в Москве.

Другие владения он разделяет между четырьмя своими сыновьями; жене даёт также удел. На случай смерти Василия бездетным делается распоряжение, чтобы его удел (великое княжение) перешёл неделимым к следующему брату. В этом распоряжении В. И. Сергеевич видит «мысль о принципиальной неделимости великого княжения» и считает Димитрия Ивановича, хотя и действующим ещё под сильным влиянием противогосударственных начал своего отца, дяди и деда, но уже и значительно отступающим от них[10].

Василий Дмитриевич отказал Василию Васильевичу все свои владения, выделив, по обычаю, часть жене своей в пожизненное владение. Нового великого князя в его борьбе с дядей Юрием и сыновьями последнего опять поддерживали бояре. При их помощи Василий II присоединил к Москве Серпуховский удел; при их же помощи он вышел и победителем из борьбы несмотря на то, что попадался в плен и был ослеплён.

Отношения московских князей к другим русским князьям определялись, с одной стороны, завещаниями, с другой — договорами. В своих завещаниях великие князья определяли отношения между старшими и младшими князьями по старине. Дмитрий Донской, например, говорит в своём завещании: «Дети мои, младшие братья князя Василия, чтите и слушайте своего брата старшего, князя Василия, вместо меня, своего отца; а сын мой князь Василий держит своего брата князя Юрия и своих братьев младших в братстве без обиды»[11].

То же самое повторяют в своих завещаниях Василий Тёмный и Иван III[12]. Этим не устанавливались подданнические отношения младших братьев к старшему, а высказывалось только желание, чтобы сыновья и после смерти отца продолжали мирную семейную жизнь под руководством старшего брата — названного отца[13]. Иначе определялись отношения удельных князей к великому по договорам. Сыновья Калиты, например, называют старшего брата господином великим князем; клянутся быть с ним заодно до смерти; иметь и чтить старшего брата, как отца. У них должны быть общие со старшим братом враги и друзья; без совета друг с другом они не должны заключать договоров; не должны иметь вражды друг с другом. Старший не должен отнимать у младших волостей. По смерти младшего брата старший обязан заботиться о его семье и не обижать её. Когда выступает в поход старший, должны выступать и младшие. Братья должны избегать всяких поводов к ссоре один с другим.

В договоре Дмитрия Донского с двоюродным братом его Владимиром Андреевичем последний обязывается держать своё княженье честно и грозно под старшим князем и желать ему добра во всём. Если кто-нибудь из них узнает что хорошее или дурное о другом, должны сообщать друг другу. Оба князя обязываются за себя и своих бояр не покупать имений во владениях другого, не держать закладной, не давать жалованных грамот. Если у кого-нибудь из них будет иск на подданного другого, то давать суд. Младший князь обязан посылать своих воевод по требованию старшего; последний, вместе с удельным, может казнить их за ослушание. Младший князь служит старшему; он и бояре должны садиться на коня, когда сядет старший.

Если между ними произойдёт спор, то решают его высланные с обеих сторон бояре; если им не удастся решить — то митрополит, а если его не будет в русской земле, то князья избирают третейского судью, который и решает дело[14]. Во втором договоре Владимир Андреевич выговаривает себе право не садиться на коня, когда сядет племянник; за то здесь князья клянутся исполнять договор не только за себя, но и за детей своих[15].

Василий I также заключает договоры со своими братьями, но они не так определённы и не содержат прямых указаний на служебные отношения удельного князя к великому. Младшие братья обязываются считать великого князя вместо отца[16] а Юрий Дмитриевич Звенигородский говорит в своём договоре, что он считает Василия только старшим своим братом[17]. С Василием Васильевичем Юрий Дмитриевич заключает договоры[18] как равноправный союзник, не указывая, как он будет держать себя относительно старшего. Он сам не обязан даже садиться на коня, когда сядет великий князь, а должен только высылать воеводу со своими людьми. Выражения честно и грозно встречаются в договорах Василия Тёмного с удельными князьями только после смерти Юрия Дмитриевича.

Иван III ещё при жизни своей велел сыну своему Василию заключить договор с братом Юрием, по которому последний обязался признавать своего старшего брата господином, держать своё княжение честно и грозно без обиды; если же Василий умрёт, назначив себе преемника, то Юрий обязан признавать и этого преемника господином, вместо Юрия[19]. Умирая, Василий III разделил свои владения между сыновьями Иваном и Юрием. С уничтожением уделов и вымиранием удельных традиций значение братьев, как самостоятельных князей, постепенно снижается, и, наконец, они обращаются в служилых князей, подданных великого князя.

Социальная структура[править | править вики-текст]

Отношение бояр к княжеской власти выразилось в том числе в усилении значения московского тысяцкого. Уже при Симеоне Гордом боярин Алексей Петрович Хвост затеял было крамолу против князя, но был изгнан. При Иване Ивановиче он снова сделался тысяцким. В 1357 году Хвост был убит: пронёсся слух, что его убили бояре. В Москве произошёл мятеж, так что некоторые из бояр должны были отъехать в Рязань. Сан тысяцкого получил Василий Вельяминов, по смерти которого Дмитрий Донской оставил должность тысяцкого незамещённой; сын Вельяминова, Иван, вздумал было силой завладеть ею, но был схвачен и казнён.

Этот факт показывает, что Дмитрий Донской вёл себя уже довольно самостоятельно по отношению к своим боярам; тем не менее он завещал своим сыновьям любить бояр и ничего не делать без их согласия.

Становление Русского государства[править | править вики-текст]

При Иване III и Василии III на всех землях Руси, не находящихся под властью великого князя литовского и короля польского, образовалось единое Русское государство, включившее в себя территории Ярославского княжества (1471), Ростовского княжества (1474), Новгородской республики (1478) и Тверского княжества (1485) и добившееся полной независимости от Золотой Орды (1480). Племянник великого князя, Иван Борисович, завещал Ивану III свою вотчину помимо своего родственника Фёдора; так же поступил и рязанский князь Фёдор Васильевич, отказавший Ивану свою вотчину на Рязани, в городе и на посаде, старую Рязань и Перевитеск с волостями. Василий III без войн присоединил к Москве Псковскую республику и Рязань. К смерти Василия III (1533) после серии переходов удельных князей восточных земель великого княжества Литовского на московскую службу и нескольких русско-литовских войн к Русскому государству были присоединены Чернигов и Смоленск, внутри государства были ликвидированы уделы. Был издан общегосударственный свод законов (1497) и создана поместная система.

Присоединение Новгородской республики[править | править вики-текст]

Картина К. В. Лебедева «Марфа Посадница. Уничтожение новгородского веча»

Иначе развивалась ситуация с Новгородской республикой, что объясняется различием в характере государственности удельных княжеств и торгово-аристократического Новгородского государства. Явственная угроза независимости со стороны московского великого князя привела к формированию влиятельной антимосковской партии. Возглавила её энергичная вдова посадника Марфа Борецкая с сыновьями.

6 июня 1471 года десятитысячный отряд московских войск под командованием Данилы Холмского выступил из столицы в направлении Новгородской земли, ещё через неделю в поход вышла армия Стриги Оболенского, а 20 июня 1471 года из Москвы начал поход сам Иван III. Продвижение московских войск по землям Новгорода сопровождалось грабежами и насилием, призванными устрашить противника[20].

В ходе битвы на Шелони новгородская армия была наголову разгромлена. Потери новгородцев составили 12 тысяч человек, около двух тысяч человек попало в плен; Дмитрий Борецкий и ещё трое бояр были казнены. Город оказался в осаде, среди самих новгородцев взяла верх промосковская партия, начавшая переговоры с Иваном III. 11 августа 1471 года был заключён мирный договор, согласно которому Новгород обязывался выплатить контрибуцию в 16 000 рублей, сохранял своё государственное устройство, однако не мог «отдаватися» под власть литовского великого князя[21]; великому князю московскому была уступлена значительная часть обширной Двинской земли[22]. Одним из ключевых вопросов отношений Новгорода и Москвы стал вопрос о судебной власти. Осенью 1475 года великий князь прибыл в Новгород, где лично разобрал ряд дел о беспорядках; виновными были объявлены некоторые деятели антимосковской оппозиции. Фактически в этот период в Новгороде складывается судебное двоевластие: ряд жалобщиков направлялись непосредственно в Москву, где и излагали свои претензии. Именно эта ситуация и привела к появлению повода для новой войны, закончившейся падением Новгорода.

Весной 1477 года в Москве собралось некоторое количество жалобщиков из Новгорода. Среди этих людей были два мелких чиновника — подвойский Назар и дьяк Захарий[23]. Излагая своё дело, они назвали великого князя «государем» вместо традиционного обращения «господин», предполагавшего равенство «господина великого князя» и «господина великого Новгорода». Москва немедленно ухватилась за этот предлог; в Новгород были отправлены послы, потребовавшие официального признания титула государя, окончательного перехода суда в руки великого князя, а также устройства в городе великокняжеской резиденции. Вече, выслушав послов, отказалось принять ультиматум и начало подготовку к войне.

9 октября 1477 года великокняжеская армия отправилась в поход на Новгород. К ней присоединились войска союзников — Твери и Пскова. Начавшаяся осада города выявила глубокие разногласия среди защитников: сторонники Москвы настаивали на мирных переговорах с великим князем. Одним из сторонников заключения мира являлся новгородский архиепископ Феофил, что давало противникам войны определённый перевес, выразившийся в отправлении к великому князю посольства с архиепископом во главе. Но попытка договориться на прежних условиях не увенчалась успехом: от имени великого князя послам были заявлены жёсткие требования («Вечу колоколу в отчине нашей в Новгороде не быти, посаднику не быти, а государство нам своё держати»), фактически означавшие конец новгородской независимости. Столь явно выраженный ультиматум привёл к началу в городе новых беспорядков; из-за городских стен начался переход в ставку Ивана III высокопоставленных бояр, в том числе военного предводителя новгородцев, князя В. Гребёнки-Шуйского. В итоге решено было уступить требования Москвы, и 15 января 1478 года Новгород сдался, вечевые порядки были упразднены, а вечевой колокол и городской архив были отправлены в Москву.

Свержение монголо-татарского ига[править | править вики-текст]

Стояние на Угре. Миниатюра летописного свода. XVI век

После пленения Василия Тёмного татарами в 1445 году на средней Оке было образовано союзное Москве Касимовское ханство. Москва постепенно наращивала своё давление на Казанское ханство, пока Иван III не добился для себя титула «князя Болгарского» (1487). В 1472 году был заключён союз с Крымским ханством (вассалом Османской империи), направленный против хана Ахмата и его союзника Казимира IV. После отказа Ивана III от уплаты дани Ахмат предпринял осенью 1480 года поход на Москву, закончившийся безрезультатным стоянием на Угре. После мятежа в Орде Ахмат ушёл в степь, что ознаменовало собой конец монголо-татарского ига на Руси, и спустя год был убит. После ликвидации Большой Орды (1502) возникла общая граница между Московским княжеством и Крымским ханством, крымский хан перешёл на сторону Великого княжества Литовского в московско-литовском противостоянии и начал регулярные набеги на южные земли Московского государства.

Русско-литовские войны XV—XVI веков[править | править вики-текст]

После освобождения Москвы от ордынского владычества (1480) и распространения её влияния на Казанское ханство (1487) началась серия переходов удельных князей верховских, северских и смоленских земель со своими владениями на московскую службу. По итогам войны 1487—1494 годов под власть Москвы перешли верховские княжества, войны 1500—1503 годов — остальное левобережье Днепра, около трети территории великого княжества Литовского, владения представителей боковых линий московских князей, бежавших из Москвы после поражения в междоусобной войне 1425—1453 годов, а в 1514 году московские войска взяли Смоленск.

Церковь[править | править вики-текст]

В правление Ивана III в среде церковных иерархов возникли разногласия по вопросу о церковных имуществах. Группу, отстаивающую допустимость значительных церковных владений, возглавлял Иосиф Волоцкий («иосифляне»), а группу, выступающую за их недопустимость — Нил Сорский («нестяжатели»). Светская власть первоначально склонялась к поддержке второй группы, видя в этом возможность увеличения великокняжеских владений, но не решилась на масштабные секуляризации (за исключением, в частности, включения в состав великокняжеских владений части земель новгородского архиепископа после присоединения Новгородской республики к Московскому княжеству).

Уделы при Иване III[править | править вики-текст]

Умирая, Василий II разделил свои владения между сыновьями. Старшему, Ивану, он дал великое княжение владимирское, которое было неразрывно связано теперь с Москвой; в Москве он даёт ему только свою наследственную треть. Другим сыновьям, Юрию, Андрею Большому, Борису и Андрею Меньшому, великий князь также даёт уделы, но Иван получил гораздо больше, чем все братья вместе, и у него были все средства держать их в своих руках. Иван III присоединил к своим владениям верейский удел, переданный ему князем, и удел скончавшегося в 1472 году брата своего Юрия; Андрей Меньшой отдал Ивану свой удел, кроме одной волости под Москвой, предназначенной для Андрея Старшего. Хотя великий князь высказывался против уделов и убеждал литовского князя не дробить государства, но сам он, уступая московской традиции, разделил свои владения, причём старшему сыну Василию дал великое княжение, с 66 городами, а другим своим четырём сыновьям — только 30 городов. Право чеканить монету получил великий князь. В завещании Ивана III был окончательно решён вопрос о выморочных уделах: уделы могли переходить только к сыновьям владельца; если же сыновей не было, то удел присоединялся к великому княжению. Владелец мог пожизненно наделить жену свою, но по смерти её надел этот поступал во владение великого князя.

Социальная структура[править | править вики-текст]

При Иване III отношения великого князя к боярскому сословию значительно меняются. Русские книжники в своих писаниях начинают проводить взгляд на московского князя, как на самодержавного государя, а женитьба Ивана III на Софии Палеолог содействовала проникновению в Россию византийских взглядов и традиций. Это выразилось в перемене обхождения с боярами; оно становится высокомерным.

Успенский собор в Москве (1475—1479)

Но у Ивана III всё-таки ещё живы были предания, что бояре — советники и что с ними князь должен посоветоваться, прежде чем начать какое-нибудь дело; при преемнике же Ивана, Василии III, самодержавие великого князя проявилось более сильным образом. Великий князь решал дела без совета с боярами, на что, как известно, жаловался Берсень; не любил он также, чтобы ему противоречили. Делается самодержавной власть великого князя и относительно духовенства: ему принадлежит право участия в выборе и низложении митрополита. Сначала великий князь только рекомендует своих кандидатов, как это сделал, например, Иван II относительно Алексея и Дмитрий Донской относительно Митяя. Дмитрий своей волей то приглашает Киприана на московскую митрополию, то свергает его. Василий Васильевич Тёмный прямо уже говорит, что выбор митрополита всегда принадлежал его прародителям; но ни в его княженье, ни в княженье Ивана III митрополиты не назначаются ещё просто волей великого князя.

Такой порядок устанавливается только при Василии III. С развитием княжеской власти изменяется и положение в московском государстве высшего сословия, боярского. Из бродячей дружины оно мало-помалу обращается в оседлое сословие крупных землевладельцев и в награду за свою службу получает от князя пожалования землями. Вместе с этим начинает ограничиваться право боярского отъезда к другим князьям: отъехавший боярин терял свои владения.

Главное значение бояр, как помощников князя в управлении и его думцев, с каждым княжением заметно уменьшается, а Василий III может обходиться уже и без их совета. Учреждением, с которым совещался князь, была боярская дума. Заведование текущими делами князь поручал, приказывал отдельным лицам. Отсюда образовались впоследствии (может быть, с Ивана III) приказы; сначала же отдельные отрасли управления носили название путей. Так появились дворский, или дворецкий, конюший, сокольничий, ловчий, несколько позднее стольничий, чашничий, окольничий. С Ивана III организация княжеского двора усложняется и количество придворных должностей увеличивается; вместе с тем служба получает строго иерархический порядок. Во главе этой иерархии стоят члены государевой думы: бояре, окольничьи, думные дворяне и думные дьяки. За ними следует целая серия придворных должностей, назначенных для управления хозяйством великого князя или для его личных услуг: дворецкий, ключник, казначей, оружничий, шатерничий, конюший, ясельничий, ловчий, сокольничий, печатник, кравчий, стольники, чашники, постельничий, спальники, стряпчие, рынды, жильцы.

Бояре, занимавшие различные отрасли управления, получили название путных; высший класс бояр составляли бояре введённые, занимавшие, по воле князя, и высшие должности. Число бояр в Московском княжестве увеличивалось выходцами из разных удельных княжеств и Литвы. Происходили неизбежные столкновения между старыми боярами и вновь прибывшими. Столкновения эти положили начало родовым спорам — местничеству. За свою службу бояре получали вознаграждение в трёх видах: кормление, вотчины и поместья. Низший класс военно-служилого сословия, носивший в удельно-вечевой период название отроков, детских и гридей, в Москве начинает называться дворянами и детьми боярскими. Младшим разрядом служилых людей были «вольные слуги» или «люди дворные». Они исполняли мелкие должности таможенников, приставов, доводчиков и так далее.

Был также целый разряд полусвободных «слуг под дворским»: бортники, садовники, конюхи, ловчие, рыболовы, другие промышленники и ремесленники. Из числа этих полусвободных и холопов назначались разные должностные лица княжеского частного хозяйства: тиуны, посольские, ключники, казначеи, дьяки, подьячие. Кроме бояр и служилых людей, в Москве был ещё класс торговый и промышленный. Высший разряд их были гости, а затем менее крупные торговцы — купцы.

Торговый класс делился на сотни гостиные и суконные. Низший разряд горожан — мелкие торговцы и ремесленники — известен под именем чёрных людей, которые были обложены податями в пользу князя и его наместников. К чёрным людям относилось и крестьянство.

Земли, на которых они сидели, были чёрные, владельческие и монастырские. Крестьяне, сидевшие на чёрных землях, были непосредственно подчинены князьям и их тиунам; остальные же разряды платили оброк своим владельцам и несли известные повинности в пользу государства. Рядом со свободным крестьянством существует и полусвободное кабальное холопство. По мере слияния удельных княжеств с Москвой выступает новое административное деление — уезд, то есть округ, приписанный к какому-нибудь городу, откуда его судили и собирали с него дань; части уезда называются теперь волостями. Деление это было крайне неравномерно. В городе сидели наместники, а в волостях — волостели, последние не всегда были подчинены наместникам, а иногда, особенно в больших волостях, сносились непосредственно с князем.

Иногда рядом с делением на волости встречается и деление на станы. Вече в Московском княжестве не существует; памятники и волостели держат в своих руках все управление и суд. В городских и сельских общинах мы встречаем выборных соцких и старост, значение которых преимущественно финансово-административное. Они собирают мирские сходы, которые и производят развёрстку податей и повинностей (разметы и разрубы). Важнейшими из податей и повинностей были: дань и ям — сборы в княжескую казну деньгами и натурой с дворов, земли и промыслов; корм — содержание княжеских чиновников; городовое дело — обязанность строить крепости; мостовщина — обязанность строить мосты. Подати и повинности раскладывались по обжам; три обжи равнялись сохе.

При Иване III с новгородских волостей взималось по полу гривне с сохи. К сохе приравнивались и подати с других предметов обложения: сохе равнялся, например, кожевенный чан, торговая лавка и так далее. Натуральные повинности перелагались иногда в денежные. Поборы с жителей до Ивана III увеличивались ещё данью в пользу татар. Важное преимущество московских князей заключалось в том, что Орда предоставляла им право сбора своих доходов.

Князья часто задерживали эти доходы, а иногда взимали и больше, чем следовало. Благодаря этому у них всегда были лишние деньги, на которые они покупали земли у других князей. Важным предметом доходов были также таможенные и торговые пошлины: мыт — пошлина на заставах и перевозах; побережное — с приставших к берегу; костки — с торговых людей, а не товаров; явка — с товаров и людей, прибывших на торг; гостиное — за помещение товара в гостином дворе; тамга — пошлина при продаже товара; осмничее, померное, весчее, пятно, роговое, навоженные венцы — с новобрачных. Иосафат Барбаро говорит, что Иван III взял в казну право варить мёд и пиво и употреблять хмель[24].

Военная организация[править | править вики-текст]

Русский воин. «Одежды Русского государства», Фёдор Солнцев

При первых московских князьях боярское сословие сильно́. Оно является советником князей; оно же помогает московским князьям удерживать власть в своих руках. Многие бояре из удельных княжеств переселяются в Москву и там приобретают значение, как богатые и знатные обыватели; значение это передаётся по наследству. При Иване III, помимо вотчины, появился новый тип земельного владения — поместье. Его получают дворяне и дети боярские под условием службы, сначала пожизненно, затем поместье начинает передаваться по наследству. Общерусский Судебник 1497 года в том числе способствовал росту значения дворянского сословия, ограничив срок перехода крестьян от одного землевладельца к другому осенним Юрьевым днём и тем самым заложив основу крепостного права в России.

Контакты с Европой[править | править вики-текст]

Во второй половине 15 века Московское великое княжество объединив под своей властью обширные пространства Восточной Европы, заняло видное международное положение. В конце 80-х годов 15 века великое княжество Московское представляло собой весьма внушительную политическую силу на европейском горизонте. Перед западноевропейской дипломатией встала задача — найти ему надлежащее место в той системе государственных взаимоотношений, которая сложилась к этому времени в Европе.

Одним из первых контакты с Московским великим княжеством наладил Святой Престол: первые письма к Московскому великому князю Ивану Калите[уточнить] были написаны Римским папой Евгением IV в 1434 году[25][нет в источнике].

В 1490 году германский посол Делатор приехал в Москву от императора Максимилиана I, который искал союза с Иваном III против польского короля. 16 апреля 1518 года произошёл обмен дипломатическими посланиями между русским князем Василием III и французским королём Франциском I[26]. В 1492 году русский дипломат Берсень ездил послом в Польшу к королю Казимиру IV. Посольство это, однако, не удалось, так как по приезде в Варшаву Берсень узнал, что Казимир умер, а потому рассудил вернуться назад и «не править ни у кого посольства».

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 БРЭ, том «Россия», с.279
  2. «Юридические Древности»;, см. т. I, стр. 52
  3. «История России», т. II, стр. 24
  4. «Юридические Древности», т. I, стр. 53 — 55
  5. «Юридические Древности» I, 58 — 59
  6. «Собр. Госуд. Гр. и Догов.», I, № 28
  7. БРЭ, том «Россия», с.280
  8. Хронология РПЦ со времени Крещения Руси до наших дней
  9. «Юридические Древности», I, 51
  10. «Юридические Древности», I, 65
  11. «Собр. Госуд. Грам. и Дог.», I, № 34
  12. «Собр. Госуд. Грам. и Дог.», I, № 144
  13. Сергеевич, «Юрид. Древн.», II, 217—219
  14. «Собр. Госуд. Грам. и Дог.», I, № 33
  15. «Собр. Госуд. Грам. и Дог.», I, № 38
  16. «Собр. Госуд. Грам. и Дог.», I, № 40)
  17. «Акты Арх. Эксп.», I, № 10
  18. «Собр. Госуд. Грам. и Дог.» I, № 43, 44, 49, 55
  19. «Собр. Госуд. Грам. и Дог.», I, № 133
  20. Как отмечает Р. Г. Скрынников, «Обозов с продовольствием у армии не было, и московские ратники грабили население. Чтобы устрашить новгородцев, воеводы „без милости“ казнили пленных, „носы, уши, губы им резали“.» // Скрынников Р. Г. Иван III. — С. 99.
  21. Скрынников Р. Г. Иван III. — С. 101.
  22. Любавский М. К. Лекции по древней русской истории до конца XVI века. — СПб., 2000. — С. 336.
  23. Как отмечает Р. Г. Скрынников, «кто снарядил их в Москву, невозможно установить» // Скрынников Р. Г. У истоков самодержавия.
  24. «Библиотека иностранных писателей о России», стр. 59
  25. Краткий обзор дипломатических отношений между Святым Престолом и Россией. — В: Святой Престол и Россия // nuntius.ru — официальный сайт Apostolic Nunciature in Russia.
  26. Дипломатия в XVI веке

Литература[править | править вики-текст]

Кроме общих сочинений по русской истории:

  • Сергеевич В. И. Лекции, исследования и заметки по истории русского права
  • Сергеевич В. И. Русские юридические древности
  • Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права
  • Станкевич Н. В. О причинах постепенного возвышения Москвы // Учёные записки Московского университета, 1834.
  • Вешняков В. О причинах возвышения Московского княжества. — СПб., 1851.
  • Соловьёв С. М. Взгляд на историю установления госуд. порядка в России до Петра Великого // Сочинения. — СПб., 1882.
  • Костомаров Н. И. Начало единодержавия в России // Монографии, т. XII и «Вестник Европы», 1870, 11 и 12.
  • Полежаев П. В. Московское княжество в первой половине XIV века. — СПб., 1878.
  • Кузьмин А. Г. Объединение княжеств Северо-Восточной Руси вокруг Москвы.
  • Забелин И. Е. Взгляд на развитие М. единодержавия. // «Исторический Вестник», 1881, № 2—4.
  • Самоквасов Д. Я. Главнейшие моменты в государственном развитии древней Руси и происхождение Московского государства // «Варшавские университетские известия», 1886, № 1—3.
  • Самоквасов Д. Я. Происхождение Московского государства // там же, 1886, № 3.
  • Дьяконов М. А. Власть Московских государей. — 1889.
  • Градовский А. Д. История местного управления в России. — СПб., 1868.
  • Ключевский В. О. Боярская дума древней Руси. — М., 1882.
  • Загоскин Н. П. Очерки организации и происхождения служилого сословия в допетровской Руси. — Каз., 1876.

Ссылки[править | править вики-текст]