Армяно-татарская резня (1905—1906)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Казачий патруль возле сожжённых нефтепромыслов в Баку. 1905.

Армя́но-тата́рская резня́ 1905—1906 годов — кровавые столкновения в Закавказье между армянами и азербайджанцами (которых в России в то время называли закавказскими татарами[1]) во время революции 1905 года. Наиболее жестокие столкновения имели место в Баку в феврале и августе и в Нахичевани в мае 1905 года. По данным американского тюрколога-азербайджановеда Тадеуша Свентоховского, в ходе столкновений 1905 года было разрушено около 158 азербайджанских и 128 армянских поселений и погибло, по разным оценкам, от 3 до 10 тыс. человек[2].

Несмотря на попытки, с одной стороны, христианских армянских и, с другой стороны, мусульманских духовных деятелей Закавказья положить конец кровопролитию, царские власти практически не предприняли никаких усилий, чтобы восстановить порядок[3].

Тема армяно-татарской резни 1905 года была освещена в пьесе азербайджанского драматурга Джафара Джаббарлы «В 1905 году».

Предпосылки и общий ход резни[править | править вики-текст]

Как указывает историк Йорг Баберовски, одной из предпосылок враждебного отношения к армянам, проявившегося в российском Закавказье в последние десятилетия XIX века, стала непредставленность мусульманского населения в местных органах власти. В частности, согласно реформе 1870 года, нехристианам полагалось не более трети мест в городских советах (а с 1892 года — не более 20 %). Эти меры, изначально направленные против евреев, в Закавказье затронули в первую очередь мусульман[4], хотя, например, в Баку они, будучи основными владельцами собственности, составляли около 80 % электората[5].

После присоединения Закавказья к России центральное правительство попыталось распространить юридические и культурные нормы на приобретенную территорию, однако столкнулось с сопротивлением мусульманского населения. Русский суд считал преступлением принятые в мусульманском сообществе традиции: кровную месть, ношение оружия, брак с несовершеннолетними, многоженство, кражу скота. Лжесвидетельство в гражданских судах приняло массовый характер. С момента присоединения Закавказья царское правительство стремилось к культурной однородности населения региона. Поэтому были приняты меры к дискредитации ислама и ослаблению позиций мусульманской аристократии. Для последней цели в административные органы назначались представители христианских народов региона. Не имея возможности опереться на значительное русское население, царское правительство отводило армянам роль проводника своих интересов, надеясь использовать доминирующее положение армян в административных органах для сдерживания «исламской опасности». Однако результатом этого стало развитие у армян чувства национальной исключительности, что не соответствовало проводимой правительством политике ассимиляции. Поэтому начиная с 1880-х годов царское правительство поставило перед собой цель подорвать армянское господство в городах Закавказья. Назначенный в 1886 году наместником Кавказа Григорий Голицын, поддерживая мусульман, сразу начал проводить армянофобскую политику[4]. В ответ на недовольство мусульман диспропорционально большим представительством армян на государственной службе (по утверждениям, они занимали от 50 до 90 процентов должностей), он сократил число чиновников-армян и заполнил освободившиеся вакансии мусульманами[6]. Таким образом почти все армяне были уволены с руководящих постов, а на их места были назначены мусульмане[4]. В окружении Дондукова-Корсокова и Голицына распространились антиармянские настроения, чем-то напоминающие антисемитский бред. Так например в докладной записке тайной полиции докладчик жаловался что в армянских школах и газетах вспоминают об великом армянском царстве, в чем он усматривал опасность, ведь согласно ему армяне это те же самые евреи. В 1885 году было закрыто 160 армянских школ, а в марте 1889 года вышел указ об исключении истории и географии Армении из школьных планов[7]. На самом пике проводимой антиармянской компании армянские школы были включены в общерусскую систему образования, а в 1903 году была конфискована собственность Армянской церкви. Итогом этой политики стало то что армянское национальное движение стало усваивать террористические методы. В результате чего в ответ на репрессивные меры по отношению к армянам, было произведено несколько покушений на государственных чиновников[4]. Одним из самых резонансных было покушение на Голицына, после которого в 1903 году он покидает Кавказ. Правление кавказского наместника Григория Голицына было единственным случаем отхода царизма от проармянских позиций[8]

Нападения членов из армянской организации Дашнакцутюн на царских чиновников дало властям возможность проверить лояльность мусульман. Последние в свою очередь восприняли пособничество правительства, как молчаливое согласие претензии мусульман на господство в городах Бакинской и Елизаветпольской губерниях. В январе 1905 году в чайханах распространяется слух, что армяне хотят напасть на мусульман во время шиитского праздника Магеррам (Мухаррам). В таких условиях похороны любой жертвы заказного убийства, ареной которых тогда был Баку, превращались в общенациональные демонстрации. 6 февраля после расстрела армянами рабочего-азербайджанца в Баку началась паника. Вооружённые группы мусульман, съехавшиеся или собранные в центре Баку, убивали всех встречных армян. На второй день погрома толпа стала грабить армянские лавки и докатилась до бараков нефтяной фирмы Питоева, где только 8 февраля было убито более 40 армян. Погромы продолжались пять дней. Местные власти не принимали никаких мер к зачинщикам. Как отмечает Баберовски, хотя подозрение, что губернатор сам спровоцировал погромы окончательно не подтвердилось, однако участие в насилии властей не вызывает сомнения[4]. Этот конфликт быстро вышел из-под контроля и к лету 1905 охватил целые округа Бакинской и Елизаветопольской губерний. Подавить беспорядки власти смогли только в 1906 году, направив на Кавказ экспедицию под командованием генерала Максуда Алиханова-Аварского (впоследствии убит революционерами-дашнаками), проявившего необузданную жестокость и, по утверждениям российской прессы, открыто покровительствовавшего татарам вообще и своим родственникам ханам Нахичеванским в особенности в резне армян[9][10][11][цитата не приведена 2529 дней]. Назначенный в апреле 1905 года наместником Кавказа князь Воронцов-Дашков добился смягчения антиармянской позиции власти и возврата имущества армянской церкви. После внешнеполитических конфликтов с Османской империей позиция власти снова становится проармянской, избегая при этом открытой дискриминации мусульман[4].

В своей служебной записке на имя Столыпина от 15 августа 1908 года кавказский наместник Воронцов-Дашков писал: " В столкновениях с татарами армяне имели целью очистить смешанно населенную территорию от татар и во время бывших погромов осуществили эту цель на значительной части Елисаветпольской губернии; но, несмотря на очевидность этой цели, подтверждаемой и программой партии «Дашнакцутюн», армянские происки не только не встречали надлежащего отпора, но, наоборот, пользовались особою снисходительностью со стороны кавказских властей. "[12]

Американский историк Фируз Каземзаде отмечает, что «Дашнакцутюн» как партия несёт основную долю ответственности за то, что она часто была основной движущей силой в совершении резни. Дашнаки организовали группы, аналогичные тем, которые действовали в Турции и состояли в основном из армянских беженцев из этой страны. Такие группы должны были нападать на мусульман и истреблять население целых деревень. Азербайджанцы, с другой стороны, не имели какой-либо организации, сравнимой с Дашнакцутюн. Они сражались без согласования или плана[13].

Эти события до последнего времени не были и не могли являться предметом научного исследования в русскоязычной литературе. На Западе данный вопрос затрагивался в трудах ряда исследователей, однако специальных исследований, посвящённых ему, также не было.

Оценки современниками характера и причин резни[править | править вики-текст]

Общественное мнение, и в особенности революционеры, обвиняли царские власти не только в намеренном бездействии и попустительстве, но и в активном провоцировании резни. Утверждалось, что власть натравила лояльное (в силу малой политизированности) мусульманское население на проникнутых революционным духом армян, стремясь запугать их. Это же мнение разделяли и за рубежом. «Татары взялись наказать свободолюбивых армян, идеалы которых представляют большую опасность для правительства», — писала, например, парижская «Матэн»[14]. С этим согласовывалась и другая популярная в те времена оценка происходившего как «борьбы варварства против цивилизации». Так, парижская «Тан» полагала, что «армяне — самая образованная и трудолюбивая нация» на Кавказе, тогда как татары консервативны и привержены традициям, которые «диктуют им уважать царское самодержавие»[15]. По мнению итальянского наблюдателя Луиджи Виллари, эти события не только «являлись частью кровавой драмы армяно-татарской вражды», но вместе с тем были «частью более широкой вражды между современными идеями и азиатским варварством», проявлением борьбы за свободу, ведущейся на всём Востоке и в России «между азиатской и средневековой автократией и современным прогрессом»[16]. Итальянский наблюдатель Луиджи Виллари также отмечал "Не смотря на то что, была убежденность, что за этими событиями стоит полиция, которая хотела спровоцировать еще большую армяно-татарскую вражду, я однако не могу сказать насколько эти подозрения обоснованы[17]."

"В изданной в 1905 году в Лондоне книге «Баку: история, полная событий» приводятся отрывки из репортажа журналиста «Таймс» о том, что русские, грузины и иностранцы утверждали в разговорах с ним, что виновником начала и продолжения насилия в Баку и Шуше были Армянские комитеты[18].

Армянский публицист И. Алибегов видел «основную причину всех ужасов армяно-татарских столкновений» в «общем полицейско-бюрократическом режиме „самодержавной“ власти», под сенью которого, по Алибегову, нашли пристанище «панисламисты, провокаторы, любители „чужого добра“, разоряющиеся мусульманские феодалы, кровожадные агенты „самодержавнаго“ правительства и прочие подонки общества», «провокационной агитации» которым он и приписывает резню[19] Кроме того, армяне, рассматривавшие события в России на фоне резни армян в Турции, считали их частью панисламистского заговора, направленного на истребление христиан, и приписывали агитации агентов турецкого султана Абдул-Хамида[20]. В этой связи русский писатель и публицист А. В. Амфитеатров указывал на конкретные факты «мусульманского заговора» сторонников Абдул-Хамида, раскрытого, по его словам, в Елисаветполе (Гяндже) в конце девяностых годов[21]. Главным центром антиармянской агитации и даже заговора и организации резни армяне считали бакинский «панисламический комитет»[22], то есть группу татарской интеллигенции панисламистского и пантюркистского направления во главе с Ахмедом Агаевым и Алимардан-беком Топчибашевым, издававшую газеты «Каспий» (на русском) и «Гэят» (на азербайджанском языке). Луиджи Виллари отмечал, что «татарская интеллигенция является неистово антиармянской» и пользуется поддержкой правительства, видящего в ней противовес национальным и социалистическим устремлениям армян[23].

Со своей стороны, сторонники правительства и татары возлагали ответственность за резню на армянскую революционно-националистическую партию Дашнакцутюн. Так азербайджанский публицист Мамед Саид Ордубади насчитывает четыре причины резни[24]:

  1. «Армянский комитет Дашнакцутюн установил столь деспотический стиль правления, что вызвал на Кавказе ряд кровавых событий»;
  2. «Правительственные чиновники продемонстрировали полное бессилие в период военных действий» (запуганные армянским террором);
  3. «Невежество и отсталость азербайджанцев», не позволившие им дать адекватный ответ на армянские провокации[25];
  4. «Мечта армян об автономии».

Источники и примечания[править | править вики-текст]

  1. Энциклопедия «Народы России» Издательство «Большая Российская энциклопедия» Москва 1994. статья азербайджанцы стр. 79
  2. Tadeusz Swietochowski. Russia and Azerbaijan: A Borderland in Transition. Columbia University Press, 1995. ISBN 0-231-07068-3, 9780231070683. p. 40.
  3. Mark Malkasian. «Gha-Ra-Bagh»: The Emergence of the National Democratic Movement in Armenia. Wayne State University Press, 1996, p.14.
  4. 1 2 3 4 5 6 Иорг Баберовски. Цивилизаторская миссия и национализм в Закавказье: 1828—1914 гг. // Новая имперская история постсоветского пространства: Сборник статей (Библиотека журнала “Аb Imperio”) / Под ред. И. В. Герасимова, С. В. Глебова. Л. П. Каплуновского, М. Б. Могильнер, Л. М. Семёнова. — Казань: Центр Исследований Национализма и Империи, 2004. — С. 307—352. — 652 с. — 1000 экз. — ISBN 5-85247-024-4, ISBN 9785852470249.
  5. Audrey L. Altstadt. The Azerbaijani Turks: power and identity under Russian rule. — Hoover Press, 1992. — P. 25. — 331 p. — (Studies of nationalities). — ISBN 0-8179-9182-4, ISBN 978-0-8179-9182-1.
  6. Tadeusz Swietochowski, Russian Azerbaijan, 1905—1920: The Shaping of National Identity in a Muslim Community (Cambridge and New York: Cambridge University Press, 1985), p. 40

    Prince Grigorii Golitsyn, who in 1896 became the governor-general of the Caucasus, made a series of gestures calculated to win over the Muslims. In response to their resentment over the disproportionately strong representation of Armenians in the civil service — allegedly 50 to 90 percent of the positions, he reduced the number of their officials and filled the vacancies with Muslims

  7. Хомизури Г. П. Социальные потрясения в судьбах народов (на примере Армении). — М., 1997. — С. 29.
  8. Audrey L. Altstadt. The Azerbaijani Turks: power and identity under Russian rule. — Hoover Press, 1992. — 331 p. — (Studies of nationalities). — ISBN 0-8179-9182-4, ISBN 978-0-8179-9182-1.

    Treatment of the religious establishments was also prejudicial. Except for the viceroyalty of Prince Grigorii Golitsyn (1896—1904), state policy was firmly anti-Muslim and anti-Turkish. Golitsyn responded to Azerbaijani complaints about overrepresentation of Armenians in the civil service by removing many and replacing them with Azerbaijani Turks. In 1903 he confiscated Armenian church lands, provoking attacks by Armenian terrorists. Church lands were restored. Golitsyn soon left his post. The appointment of Count I.I. Vorontsov-Dashkov in May 1905 signaled a return to the traditional pro-Armenian posture. Except for the Golitsyn episode, Armenian church properties and priests were not threatened or their work obstructed.15

    15. Tadeusz Swietochowski (Russian Azerbaijan 1905—1920; The Shaping of National Identity in a Muslim Community [Cambridge, Eng.: Cambridge University Press, 1985], p. 40) describes both Golitsyn and Vorontsov-Dashkov, viceroy from 1905 to 1915.

  9. «Санкт-Петербургские ведомости», 27.7.1905
  10. «Сын отечества», 7.9.1905
  11. «Санкт-Петербургские ведомости», 1.7.1905
  12. Борьба с революционным движением на Кавказе в эпоху столыпинщины. www.vostlit.info. Проверено 12 мая 2016.
  13. Firuz Kazemzadeh. The struggle for Transcaucasia (1917—1921), New York, 1951, p. 19.

    Dashnaktsutiun as a party bears a major portion of responsibility, for it was often the leading force in perpetrating the massacres. The Dashnaks organized bands similar to those which operated in Turkey and recruited mostly from the Armenian refugees from that country. Such bands would attack the Muslims and often exterminate the populations of entire villages. The Azerbaijanis, on the other hand did not have any organization comparable to the Dashnaktsutiun. They fought without coordination or plan.

  14. Matin, 20.09.1905.
  15. Le Temp, 15.09.1905.
  16. Luigi Villari. Fire and sword in the Caucasus. London, T. F. Unwin, 1906.
  17. Bloodshed and Fire in the Oil City. www.armenianhouse.org. Проверено 12 октября 2016.
  18. J.D. Henry. Baku An Eventful History (With many illustrations and a map) London, Archibald Constable & Co. Ltd 16, James Street, Haymarket, November, 1905, p. 149—150.
  19. Армяно-татарские столкновения 1905—1906 гг.
  20. Armenians, Tartars, and the Russian Government
  21. А. В. Амфитеатров. Армянский вопрос. — СПб., 1906. — С. 53.
  22. «Тифлисский листок» 4.9.1905.
  23. Armenians, Tartars, and the Russian Government.
  24. Карабах в документах
  25. «Азербайджанцев» — так в современной публикации.

Ссылки[править | править вики-текст]