Взятие Киева Добровольческой армией

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Взятие Киева Добровольческой армией
Основной конфликт: Гражданская война в России
Добровольцы в Киеве. Софийская площадь.PNG
Дата

18 (31) августа 1919 года

Место

Киев

Итог

Победа ВСЮР

Противники

Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика Советская Россия
Red flag.svg УССР

Белое движение ВСЮР
Украина Украинская НР

Командующие

Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика Н. Г. Семёнов
Г. Я. Кутырев

Белое движение Н. Э. Бредов
Flag of Ukraine.svg А. Кравс
Flag of Ukraine.svg В. П. Сальский

Силы сторон

Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика РККА

Red flag.svg УССР

  • Гарнизон города
  • Коммунистические и национальные отряды, сформированные из местных жителей

Белое движение ВСЮР

  • Передовые части Киевско-Полтавской группы ВСЮР — до 3 тыс. бойцов

Flag of Ukraine.svg Объединённые силы армии УНР и Галицкой армии

Направления ударов ВСЮР по «Московской директиве»

Взя́тие либо Освобожде́ние Ки́ева Доброво́льческой а́рмией 18 (31) августа 1919 года — эпизод Гражданской войны в России. Овладение городом Киевом частями Вооружённых сил Юга России под командованием Н. Э. Бредова. В ходе боевой операции из Киева были выбиты части Красной армии и вошедшие в Киев одновременно с частями ВСЮР объединённые части Галицкой армии и армии УНР. В украинской историографии событие имеет название Киевская катастрофа (укр. Київська катастрофа)[2].

Предыстория[править | править вики-текст]

Добровольческая армия[править | править вики-текст]

Задача овладения Киевом была поставлена командованием ВСЮР Московской директивой. Её пункт третий гласил[3]: «Генералу Май-Маевскому наступать на Москву в направлении Курск, Орёл, Тула. Для обеспечения с запада выдвинуться на линию Днепра и Десны, заняв Киев и прочие переправы на участке Екатеринослав — Брянск».

Хотя основной удар наносился на Москву, роль киевского направления не была недооценена Деникиным. В своих мемуарах «Очерки русской смуты» он писал[3]:

Предпринимая наступление в направлении Киева, я имел в виду огромное значение соединения Добровольческой армии с польскими силами, наступающими к линии Днепра. Это соединение выключило бы автоматически весь западный фронт и освободило бы значительную часть сил Киевской и Новороссийской областей для действий в северном направлении. Наступление польских войск к Днепру отвлекло бы серьёзные силы большевиков и обеспечило бы надёжно с запада наши армии, идущие на Москву. Наконец, соединение с поляками открывало нам железнодорожные пути в Западную Европу — к центрам политического влияния и могущества, к источникам материального питания армии.

Для выполнения поставленной третьим пунктом Директивы задачи в конце июля была выделена группа войск под командованием генерал-лейтенанта Н. Э. Бредова в составе 5-го кавалерийского корпуса, 7-й пехотной дивизии и Сводно-гвардейской бригады общей численностью примерно шесть тысяч штыков и сабель[3].

Добровольцы, сражающиеся за «Единую и Неделимую Россию», видели в петлюровцах, как в подданных бывшей Российской империи, предателей. Деникин издал 3 (16) августа 1919 год для войск, вступающих в Малороссию, специальный приказ, в котором, в частности, говорилось[2]:

Петлюровцы могут быть или нейтральны, тогда они должны немедленно сдать оружие и разойтись по домам; или же примкнуть к нам, признавши лозунги, один из которых широкая автономия окраин. Если петлюровцы не выполнят этих условий, то их надлежит считать таким же противником, как и большевиков

К галичанам добровольцы относились скорее доброжелательно, так как те, будучи до Первой мировой войны подданными Австро-Венгерской империи, Россию не предавали[2][4].

Украинские войска[править | править вики-текст]

C запада в направлении Киева и Одессы, одновременно с началом наступления добровольцев, начали своё наступление и украинские войска, состоящие из армий двух разных государственных образований — Украинской народной республики и Западно-Украинской народной республики. Так как правительство и армия ЗУНР в результате войны с Польшей, завершившейся накануне поражением первой, утратили контроль над собственной территорией, её армия — Галицкая армия — была эвакуирована на территории, контролируемые УНР, и перешла в её подчинение. Командование обеими армиями осуществлял Штаб главного атамана С. В. Петлюры. Общая численность обеих армий составляла около 80 — 85 тысяч бойцов, имели свыше 20 тысяч коней, около 1000 пулеметов и свыше 300 орудий, кроме того определённую силу составляли различные «зелёные атаманы», действовавшие в красном тылу и являющиеся союзниками украинской власти, общим числом до 10 тысяч[1][5]. Бо́льшую, более дисциплинированную и лучше вооружённую часть составляли бойцы Галицкой армии.

Предвидя неизбежность встречи с добровольцами, армейское командование издало следующий приказ[2]:

В случае встречи с частями Добрармии следует придерживаться до дальнейшего распоряжения следующих норм:

  1. Удерживаться от любых враждебных акций.
  2. Предложить войскам генерала Деникина, чтобы они не занимали тех местностей, которые уже в наших руках или должны быть заняты.
  3. Предложить им освободить район нашего похода, чтобы не останавливать нашего движения.
  4. Приложить все усилия, чтобы досконально разведать организацию и состояние войска, численность и задания, моральное настроение, вооружение, одежду и амуницию армии Деникина. Дальше надлежит разведать отношение деникинских войск к Украинской Державе и к нашим войскам. Немедленно сообщить о том, какие данные уже получены по этим вопросам. Окончательные указания вскоре будут даны.

— 23 августа 1919 года. Штаб Головного Отамана. Начальником штаба генерал-полковник Мыкола Юнакив.

По мнению историка Д. В. Леховича, галичане не желали воевать с Добровольческой армией и были не против предлагаемой широкой автономии в составе России, так как видели в исторической России, за восстановление которой сражались добровольцы, защитницу от колонизации своего края; тогда как петлюровцы считали Россию своим главным врагом, независимо от того, будет она «красной» или «белой», и готовы были поддерживать одну из борющихся сторон лишь для того, чтобы максимально ослабить обе стороны, а уж потом договориться с обескровленным победителем о полной независимости Украины. Эта разница в отношении к «русскому вопросу» повлияла на последующие события[4].

Красная армия[править | править вики-текст]

В описываемый период состояние красных армий Южного фронта описывалось как «тяжёлое»[6]. Хотя к началу выполнения ВСЮР задач, поставленных «Московской директивой», на участке действия Добровольческой армии силы РККА многократно превосходили добровольцев (в 14-й армии числилось 50 тысяч штыков и 3 тысячи сабель, в 13-й армии — 17 тысяч штыков и 600 сабель) моральное состояние советских войск было низким — из-за общих неудач на Южном фронте; непрекращающейся угрозы Петрограду; нарастающему напряжению на Западном фронте; ненадёжного тыла, в котором не прекращались антисоветские восстания. Из-за отсутствия резервов красное командование не имело возможности манёвра и думало лишь о том, как вывести войска из под ударов, которые в описываемый период наносились по ним с юга, запада и востока[6].

С началом активной фазы боёв в первую декаду августа 1919 г. 1-й армейский корпус генерала Кутепова нанёс удар в стык 13-й и 14-й советских армий. Красный фронт был прорван, обе армии были вынуждены начать отход вглубь Украины. В образовавшуюся брешь вклинились войска ВСЮР. Сводный корпус под командованием Бредова устремился к Киеву.

Сам Киев до начала августа 1919 г. считался тыловым городом, в нём располагались штабные и тыловые подразделения 12-й армии. С 3 (16) августа 1919 год в Киеве возобладали эвакуационные настроения[1]. Для защиты города от добровольцев была объявлена мобилизация, принёсшая ничтожные результаты. Одновременно с этим началась эвакуация на север советских учреждений, служащих и имущества. Для эвакуации имелось две возможности — гужевая и пароходом по Днепру. Ответственные работники предпочитали более безопасный способ и отправлялись из Киева речным транспортом. Вот как вспоминал об этих днях очевидец событий[7]:

Была объявлена милитаризация учреждений, при которой служащих заставляли бездельничать, вместо шести, восемь часов в день.… Было тяжело и противно видеть, как увозилось бесконечное количество запасов и всякого имущества, в том числе, например, оборудования реквизированных частных лечебниц и т. д. Но самым грозным был вопрос о возможности принудительной эвакуации людей.… В городе распространялись слухи о предстоящем увозе целого ряда категорий интеллигенции… В действительности это несчастье стряслось только над врачами. «Обычаи» гражданской войны, по-видимому, допускали, чтобы население эвакуируемой территории было оставлено без медицинской помощи.
…Бесконечное количество подвод, гружённых всякими вещами, спускалось по улицам города на Подол, к гавани. Тут были и реквизированные швейные машины, и утварь эвакуируемых учреждений, и кожа, и мешки с солью… Иногда попадалась подвода с щегольскими чемоданами, довольно часто подводы с мебелью. Возле гавани, особенно в последние дни, происходил форменный базар: половина свезённых к Днепру вещей попадала не на пароходы, а в руки перекупщиков.

Гольденвейзер, А. А. Из киевских воспоминаний (1917 — 1920 гг.)

Бессильные что-либо изменить на фронте, большевики усилили репрессии против местного населения. От центральных властей в Киев был прислан чекист Я. Х. Петерс. Киев был объявлен «укреплённым районом», его «комендантом» был назначен Петерс, его заместителем — начальник Всеукраинской ЧК М. И. Лацис. Была объявлена мобилизация для возведения укреплений в предместьях Киева, участились облавы на дезертиров. Количество киевлян, задержанных ЧК по малейшему подозрению, исчислялось сотнями. Многие из них были расстреляны в последние дни большевистской власти в городе.

Борьба за Киев[править | править вики-текст]

Наступление на Киев украинских армий[править | править вики-текст]

С запада и юга на Киев наступала Средняя (или Киевская) группа объединённых украинских армий под командованием генерала Антона Кравса в составе I и III (без 2-й бригады) корпусов Галицкой армии и Запорожского корпуса армии УНР, общим числом до 18 тысяч штыков и сабель. Совместно с ними действовали партизанские отряды атаманов Зелёного, Струка, Мордалевича, числом до 5 тысяч партизан[1]. Группе Кравса были даны указания привлечь к захвату города подразделения армии УНР «из политических соображений»[8].

Красные войска, не вступая в серьёзные столкновения с украинскими частями, спешно отходили, опасаясь быть окружёнными в Киеве наступающими с востока добровольцами. Только 16 (29) — 17 (30) августа 1919 года красные, переходя в контратаки, пытались остановить наступление, но были смяты. К концу дня 30 августа красные оставили Киев, а командование Средней группы, части которой закрепились на западных окраинах города — в Жулянах, Юровке, Святошино — отдало приказание выслать отряды во все стратегически важные пункты Киева с целью установления контроля над ними, в том числе на мосты через Днепр. В Киеве украинским войскам достались богатые трофеи, в том числе шесть бронепоездов; в плен попало около 5 тысяч красноармейцев[9].

При вступлении в Киев украинцами был захвачен «в плен» отряд местной самообороны — «гражданской милиции» — организованный Киевской городской думой в последние дни пребывания большевиков у власти для организации защиты имущества горожан и поддержания порядка на улицах. Члены отряда были тут же разоружены и отпущены по домам, за исключением евреев, которые все, в количестве примерно сорока человек (в основном учащаяся молодёжь), были расстреляны[7][10].

Генерал Кравс, командующий галичанами, чей штаб всё ещё располагался в Фастове, назначил торжественное вступление своих войск в Киев на следующий день, 18 (31) августа 1919 года, которое должно было завершиться парадом в 16:00 часов на Думской площади[8]. На торжественный вход украинских войск в столицу Украины и парад должен был прибыть Петлюра[1].

Вследствие беспечности и «партизанского» образа действий приказы командования Галицкой армии об охране мостов не были выполнены — Запорожский корпус просто проигнорировал приказ галицкого командования о занятии Железнодорожного моста, повстанцы атамана Зелёного, принимавшие участие в походе на Киев, так же не выполнили приказания выйти на левый берег Днепра и закрепиться в районе БортничиБровары, а один из мостов, который в «Журнале Главного штаба УГА» назван «средним», не был захвачен так как, согласно записи, сделанной в журнале, он … не был нанесён на карту[8]. Подвела украинский штаб и разведка — она сообщала, что добровольцы на 29 августа вели бои 80 километрах от Киева и что в Киеве они не смогут быть ранее 3 сентября[1].

Наступление ВСЮР[править | править вики-текст]

В это же время с левого берега Днепра к городу приближались войска группы Бредова. 30 августа были заняты Никольская и Предмостная слободки на левом берегу Днепра и передовые разъезды и патрули добровольцев, пройдя по не тронутым красными и не охраняемым украинцами мостам, появились на улицах Киева уже вечером 30 августа. Первыми в Киев вошли три кавалерийских полка 5-го кавалерийского корпуса. За ними следовали пехотные части полковника А. А. Стесселя и генерал-майора Н. И. Штакельберга. Войдя в Киев, добровольцы начали продвижение к центру города, по пути разоружая все встречавшиеся им украинские части (так была разоружена Коломыйская бригада Галицкой армии и несколько более мелких отрядов). Всего в Киев вошло до трёх тысяч добровольцев. В Киеве они могли найти поддержку порядка тысячи бойцов офицерских дружин[9].

События 31 августа 1919 г.[править | править вики-текст]

Денник Начальноi Команди Украiнськоi Галицькоi Армii[8]
31.8.

…Вже в 8-iй годинi ранком увiйшли частини Денiкiна до Київа — здаеться — через середний необсаджений мiст i також через залiзничий мiст, куда переїхало кiлька панцирок. Вони розташувалися в полуднево-схiдних передмiстях.
З огляду на це приказали команданти поодиноких бригад I-го i III-го Корпусiв своїм, находячимся ще поза мiстом, куреням сейчас вмашерувати до Київа, а отаман Вiметаль, як найстарший з наших командантiв, вступив в переговори з денiкiнськими командантами, при чiм вирiшено провiзоричну демаркацiйну лiнiю. Лiнiя ця веде по генеральнiй мапi з району сейчас на полудне вiд вуличного моста аж до напису «Демiевка». Не зважаючи на цю умову, зявився мiж 16-ою а 17-ою годиною денiкiнский генерал Штакельберг разом з сильною делегацiею старшин i вiддiлом складаючимся около з 100 до 200 людей бiля городськоi Думи, яка вже була нами обсаджена, i де в межичасi зiбралася була велечезна товпа публики. В тiм самiм часi заїхали i генерал Кравс та полковник Микiтка до городської Думи, а генерал Кравс сейчас заждав вiдступу генерала Штакельберга за лiнiю умовлену з отаманом Вiметальом. Генерал Штакельберг обiцяв виконання цего жадання, просив однак о позволення переговорювати в тiй справi дальше з генералом Бредовим, який — здавалося — був його найвищим командантом.
В межчасi зiбрана товпа, знаючи про присутнiсть денiкiнських вiйск в Киiвi, зажадала вивiшення росiйського прапора на Думi, крiм вже нами там застромленого українського. Щоби успокоїти товпу, в якiй находилося багато бувших росiйських старшин, позволив на це генерал Кравс як знамя спiльної боротьби обох армiй проти большевикiв i тим цей iнцiдент здався бути укiнчений. Однак частини Запорiжської Групи, якi в цiй хвилинi перемашеровували попри Думу, здерли росiйський прапор, а це викликало сейчас величезний заколот. Почалася стрiлянина, при чiм з дахiв i бальконiв стрiляло також на нашi частини цивiльне населення. Там ми втратили 10 убитих козакiв, убито також 7 коней. Повстала велика панiка, а Запорiжська Група лишила в мiстi навiть свої гармати.
З огляду на так заострену сiтуацiю удався генерал Кравс особисто автом до генерала Бредова, щоби безпосередними переговорами скоро усунути це положення. Вже в дорозi стрiнув вiн сильнi кольони добровольцiв, якi машерували на мiсто. Переговори тривали декiлька годин.
В межичасi напали добровольцi на нашi — розкиненi по мiстi частини, якi по бiльшiй части стояли ще пiд впливом щойно минувшої панiки, i розоружили декiлька частин, пiд час коли иншi вiддiли, стравляючи оружний опiр, вийшли поза мiста. Штаб I-го Корпуса заледво вспiв в час вицофатися, штаб III-го Корпуса й одинайцять його сотень розоружено. Одноцiльний опiр з причини згадної панiки був неможливий. Силу денiкiнських частин оцiнював генерал Кравс на принайменше двi дивiзiї; генерал Бредов е командантом гвардейського корпуса.

18 (31) августа 1919 года, когда украинские части утром торжественно двинулись колонной на Думскую площадь, в город через Цепной мост вошли передовые части добровольцев, под командованием Н. И. Штакельберга. Около полудня украинские части расположились на Думской площади возле Киевской городской думы, на балконе которой водрузили украинский флаг. Как вспоминал очевидец событий К. Г. Паустовский «Флаг на этом балконе был своего рода заявочным столбом. Его вывешивала каждая новая власть…». В Думе войска освободителей ожидали члены городской управы во главе с городским головой Рябцевым, которые намеревались выяснить отношение новых хозяев города к городской власти. С галичанами начались переговоры[11]. Узнав в то утро, что добровольцы уже в Киеве, Петлюра отменил своё прибытие в город и передал приказ отменить запланированный парад[1]. Примерно так же поступил и командующий Галицкой армией Мирон Тарнавский — с той только разницей, что он узнал о присутствии добровольцев в Киеве только тогда, когда уже сам прибыл поездом в город. Узнав об этом, он немедленно на том же поезде покинул Киев[9].

Около двух часов дня добровольцы также вышли к Городской думе. Население с энтузиазмом встречало своих избавителей от большевиков — галичан и добровольцев[7]. Эскадрон добровольцев выстроился рядом с конной сотней галичан. В пятом часу пополудни к Думе, где уже находилось командование и подразделения добровольцев, прибыл принимать парад украинских частей генерал Кравс. Командир эскадрона добровольцев, представившись генералу, попросил разрешения его подразделению принять участие в параде и установить рядом с украинским флагом, уже вывешенным на Думе, русский триколор. На обе просьбы Кравс дал согласие.

Подъём русского флага вызвал взрыв энтузиазма у многотысячной толпы киевлян, заполнивших Думскую площадь и Крещатик. В этот момент по площади торжественно проходила воинская часть из Запорожского корпуса полковника В. П. Сальского (к тому же назначенного Кравсом комендантом Киева). Увидев на Думе российский триколор он отдал приказ сорвать его. Один из его солдат поднялся на балкон, сорвал российский флаг и бросил его на землю в пыль под копыта коней[1][11].

От этой выходки украинцев толпа на площади пришла в бешенство. К Сальскому подлетел кавалерист-доброволец и попытался зарубить его, но сам пал изрубленный шашками запорожцев. На площади поднялась стрельба. Добровольцы дали залп в воздух. В украинцев стреляли и кидали гранаты из толпы. Галичане были в своей массе селянами, в городе они ориентировались плохо и растерялись. В их рядах началась паника, были убитые и раненые, украинцы спешно бежали с Думской площади. По всему Киеву добровольцы начали разоружать и брать в плен украинские части. Всего были разоружены или попало в плен до трёх тысяч бойцов украинской армии, в том числе в плен попал штаб III корпуса. Были захвачены орудийные батареи и многие большевистские трофеи, которые достались украинцам. Те же части, которые не поддались панике и не покинули пределов города, сконцентрировались в районе железнодорожного вокзала, в котором расположился штаб галичан (публицист В. В. Шульгин описал это так: «Петлюровцы бежали „быстрее лани“ и сконцентрировались у вокзала…»), под командой полковника Микитки, числом до четырёх тысяч, ожидая приказов своего командования, но приказов не поступило[1][11].

Как вспоминал очевидец событий Борис Ефимов, ставший впоследствии известным советским карикатуристом[12]: «к вечеру того же дня петлюровский шакал отступил с жалобным воем, испугавшись крупного хищника — деникинского волка».

Генерал Кравс, который не одобрял поведение петлюровцев, бросился спасать положение — он явился на переговоры в штаб Бредова, который располагался в здании V Киевской женской гимназии. Бредов продержал Кравса в приёмной несколько часов, прежде чем принял его. Кравсу, для привлечения внимания к своей персоне и к факту того, что русский генерал обращался с ним не как с равным, пришлось даже пойти на демонстрацию — объявить себя «пленным» Бредова и сдать личное оружие. После этого, поздним вечером, переговоры начались и продолжались около четырёх часов. Бредов прежде всего заявил Кравсу что «Киев, мать городов русских, никогда не был украинским и не будет» и что никаких переговоров с делегацией армии УНР быть не может: «…пусть не приезжают, будут арестованы и расстреляны как изменники и бандиты». Кравс заверил Бредова что галичане в оперативном отношении действуют независимо от армии УНР и ей никак не подчинены. Бредов потребовал от Кравса немедленно и без всяких условий вывести все украинские войска из Киева. Примерно в два часа ночи 19 августа (1 сентября1919 года соглашение между галичанами и добровольцами было достигнуто. Кравс подписал приказ о выводе украинских войск из Киева на один дневной переход на запад — примерно 25 километров — что соответствовало линии сёл Игнатовка — Васильков — Германовка; украинские войска обязались не предпринимать никаких враждебных действий против добровольцев; украинцы не могли вывезти из Киева больше, чем привезли с собой; стороны обоюдно обменивались пленными и возвращали оружие разоружённых отрядов[9] (впрочем, как сообщал «Журнал Штаба…» в плену у деникинцев на 4 сентября 1919 г. всё ещё пребывало несколько сотен галичан, в том числе офицеры штаба III корпуса и значительное количество захваченного вооружения и боеприпасов)[8]. Отдельной статьёй было выделено следующее заявление: «Галицкая армия действует независимо от войск Петлюры, под собственным галицким командованием, без какой-либо политической программы, с одной только целью борьбы с большевизмом». В оригинале текст этого заявления был написан по-русски.

Последствия[править | править вики-текст]

Парад частей Добровольческой армии в Киеве. Слева на переднем плане командующий Добровольческой армией генерал В. З. Май-Маевский, позади него: начальник группы войск генерала Бредова Н. Э. Бредов (за Май-Маевским в белой гимнастёрке) и командир 5-го кавалерийского корпуса генерал Я. Д. Юзефович (на переднем плане в белой гимнастёрке)

В результате выходки «запорожського старши́ны» победа украинских войск в одночасье обернулась их поражением. На утро 19 августа (1 сентября1919 год в Киеве был расклеен приказ генерала Бредова: «…отныне и навсегда Киев возвращается в состав единой и неделимой России».

20 августа (2 сентября1919 года правительство УНР издало обращение к украинскому народу, в котором фактически признавало состояние войны с ВСЮР.

21 августа (3 сентября1919 года Петлюра, неожиданно для галичан, заключил договор с Польшей, уступив ей Галицию и Прикарпатскую Русь — земли, из-за которых Галицкая армия и вела с Польшей войну. Взаимное недоверие между лидерами УНР и ЗУНР всё более нарастало[4].

22 августа (4 сентября1919 года Петлюра отдал приказ отвести украинские войска ещё далее на запад, на линию Казатин — Житомир. Район Киева заняла группировка генерала Бредова в составе 15-й и 7-й дивизий (до 8 тысяч бойцов)[9].

Командующий Добровольческой армией генерал В. 3. Май-Маевский в интервью газете «Киевская жизнь» в частности заявил: «Что касается до наших отношений с Петлюрой, то они таковы: Петлюра или станет на платформу Единой Неделимой России, с широкой территориальной самобытностью, или ему придётся с нами драться, чего, однако, войска его совершенно не желают. Глубоких корней в массах идея Петлюры не имеет и обречена на гибель». 31 августа (13 сентября1919 года всё же начались переговоры делегации УНР в лице генерала М. В. Омельяновича-Павленко с командованием ВСЮР в лице генерала П. П. Непенина. Белые не проявили гибкости и продолжали настаивать на своих первоначальных требованиях, в частности генерал Непенин заявил: «Добровольческая армия идет под лозунгом реставрации Единой Неделимой России в границах довоенного времени, с существенной вставкой о широкой автономии окраин и что переговоры возможны будут только в том случае, если украинское правительство присоединится к этому лозунгу. Украинская армия …может быть либо нейтральной, либо враждебной нам и в первом случае она должна признать верховное командование над собой генерала Деникина». Такие условия были абсолютно неприемлемы для украинской стороны. Переговоры были сорваны. Создать единый антибольшевистский фронт на Юго-Западе России не получилось[11].

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Савченко, В. А. Глава 17. Поход на Киев и потеря Киева 26 июля — 22 сентября 1919 г. // Симон Петлюра. — 1-е. — Харьков: Фолио, 2004. — 107 с. — ISBN 966-03-3454-0.
  2. 1 2 3 4 Рябуха, Ю. Военный конфликт между Вооружёнными Силами Юга России и Украиной осенью 1919 г. (рус.) (недоступная ссылка — история). Сайт «Графская пристань». Проверено 29 января 2012. Архивировано 11 апреля 2013 года.
  3. 1 2 3 Деникин, А. И. Очерки русской смуты. — 1-е. — Париж, 1921. — Т. V.
  4. 1 2 3 Лехович, Д. В. XXIII. Внешние сношения и внутренние нелады // Белые против красных = White Against Red; The Life of General Anton Denikin. — 1-е. — М.: Воскресение, 1992.
  5. Кротофиль, М. «Петлюровцы» И «Галичане» — попытка интеграции украинских государственных органов в 1918-1919 гг. (рус.) // Исторический архив (сборник научных работ) : Сборник. — Николаев, 2009. — С. 200.
  6. 1 2 Егоров, А. И. Разгром Деникина. 1919. — 1-е. — М.: Государственное военное издательство, 1931. — 232 с. — 8000 экз.
  7. 1 2 3 Гольденвейзер, А. А. Из киевских воспоминаний (1917 — 1920 гг.). — Архив русской революции издаваемый И. В. Гессеном. — Берлин: Slowo-Verlag, 1922. — Т. VI. — С. 161—303. — 366 с.
  8. 1 2 3 4 5 Журнал Главного штаба Украинской Галицкой армии = Денник Начальноi Команди Украiнськоi Галицькоi Армii. — Нью-Йорк: Червона калина, 1974. — 325 с.
  9. 1 2 3 4 5 Савченко, В. А. Глава девятая. Война белогвардейцев против армии УНР и махновцев (декабрь 1918 — январь 1920) // Двенадцать войн за Украину. — 1-е. — Харьков: Фолио, 2006. — 415 с. — (Время и судьбы).
  10. Гусев-Оренбургский, С. И. Багровая книга. Погромы 1919—20 гг. на Украине. — Нью-Йорк: “Ладога, 1983.
  11. 1 2 3 4 Пученков, А. С. Национальный вопрос в идеологии и политике южнорусского Белого движения в годы Гражданской войны. 1917—1919 гг. // Из фондов Российской государственной библиотеки : Диссертация канд. ист. наук. Специальность 07.00.02. — Отечественная история. — 2005.
  12. Ефимов, Б. Е. Мой век. — М.: Аграф, 1998. — 320 с.

Литература[править | править вики-текст]

Мемуары и первоисточники[править | править вики-текст]

Научная[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]