Лобсан Чамзы

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Лобсан Чамзы
1-й Пандито хамбо-лама
Урянхайского края
1919 — ?
Церковь Буддизм, гелугпа
Предшественник должность учреждена
Преемник должность ликвидирована

Рождение 1857(1857)
Смерть 1930(1930)

Награды
Орден Святой Анны 2-й степени

Лобсан-Чамзы или Лубсанчжанцу (1857—1930) — один из высших буддийских иерархов в Туве в начале ХХ века, хамбо-лама Верхнечаданского хурэ[1], Пандито (Бандидо) хамбо-лама Урянхайского края (1919).

Был старшим братом нойона Хайдуба и таким образом приходился дядей усыновлённому его братом Буяну-Бадыргы, будущему основателю тувинской госудрственности. Отравлен для получения духовного образования сначала в Монголию, затем на Тибет. Служил настоятелем Верхнечаданского хурэ[1].

В 1913 году стал инициатором интеграции Урянхая в политическое пространство Российской империи. 28 сентября 1913 года он направил чиновнику для особых поручений при Иркутском генерал-губернаторе, заведующему пограничными делами Усинского округа А. П. Церерину прошение о принятии жителей долины Хемчика под защиту России. В этом письме он также просил разрешить послать в Санкт-Петербург делегацию жителей Хемчика для «поклонения и выражения чувства благодарности великому и благословенному Государю Императору». Вскоре после отправки этого письма с аналогичными прошениями о покровительстве к Иркутскому генерал-губернатору Л. М. Князеву обратились главы хемчикских Даа-хошуна и Бээзи-хошуна. В прошении гунн-нойона Буян-Бадырги содержалась просьба сохранить «немногие особенности нашего быта, которые изложены в отдельном списке», в их числе, конечно, был назван ламаизм[1].

В июне 1917 года Лобсан-Чамзы оставался лидером меньшинства тувинской элиты, продолжавшей ориентироваться на Россию вопреки свержению царя. Предполагают, что именно авторитет этого клирика предопределил сохранение протектората[1].

Интерес к становлению автономии буддийской сангхи Урянхая Российская власть проявила ещё до февральской революции. Это объяснялось тем, что буддистские институты Урянхайского края всё ещё продолжали находиться в подчинении монгольскому Богдо-гэгэну. В 1916 году идея «автономии ламоисткого духовенства Урянхая» обсуждалась на уровне администрации Восточной Сибири. Однако поддержки в Петрограде это предложение не нашло. В начале 1917 года министр иностранных дел писал в Иркутск «Я принужден, однако, откровенно высказать Вашему Высокопревосходительству мои сомнения относительно возможности достигнуть этого результата таким административным приёмом, как учреждение русской властью при Урянхайском крае должности Бандидо-Хамбо с правами Ширетуя»[2].

Осенью 1917 года к этой идее вернулся уполномоченный комиссар Временного правительства России по делам Урянхайского края А. А. Турчанинов, отталкиваясь от бурятской модели, санкционировал появление у тувинцев должности Пандито-хамбо-ламы. Задача этого нововведения была в консолидации тувинцев вокруг хамбо-ламы Лобсана Чамзы, известного своей лояльностью по отношению к России[3]. Однако в 1917 году такое назначение не состоялось.

После укрепления в Сибири власти адмирала Колчака Лобсан-Чамзы, вместе с камбо-ламой Тактаном и нойонами Буяном-Бадыргы и Чымбой обратились к Турчанинову с предложением направить делегацию тувинцев в Омск к Верховному правителю России. Лобсан-Чамзы представил Колчаку свою программу преобразований в Туве. Его план реформы буддийской церкви, включал установление её автономии и введение должности «Бандидо Хамбо Ламы». Главное управление по делам вероисповеданий выработало «Временная инструкция по управлению делами буддо-ламаистов Урянхайского края». Однако Омское правительство не приняло предложение Лобсан-Чамзы передачи статуса светского правителя Урянхайскогого края бандидо-хамбо-ламе, подобно тому как это было сделано в Внешней Монголии. 13 июня 1919 года Указом Верховного правителя России Лобсан-Чамзы был утверждён Бандидо-хамбо-ламой Урянхайского края[1].

2 июля 1919 года тувинская делегация встретилась с министрами Омского правительства. Затем А. В. Колчак принял Лобсана-Чамзы. Его наградили орденом «Святой Анны» второй степени, ему были также подарены автомобиль и моторная лодка[1]. На развитие буддийской религии в Урянхайском крае было выделено или только обещано 20 тысяч рублей серебряной монетой[4].

Но победа красных в бою с колчаковцами под Белоцарском не позволила Лобсану-Чамзы вернуться в Туву. Он был вынужден уехать в Бурятию, где жил в течение года в Хурен-дацане, затем ещё год он провёл в одном из дархатских монастырей в Монголии[1].

В 1930 году был расстрелян по обвинению в связи с колчаковским правительством[1].

В искусстве

[править | править код]

Примечания

[править | править код]
  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 Буддийская Сангха в Туве в период протектората. Дата обращения: 12 ноября 2022. Архивировано 12 ноября 2022 года.
  2. ГАИО. Ф. 25. Оп. 11. Д. 135. Л. 13. Цит. по: Буддийская Сангха в Туве в период протектората Архивная копия от 12 ноября 2022 на Wayback Machine
  3. Ховалыг С. С. , Алексеев В. В. Тува под российским протекторатом (1914—1919 гг.): забытая страница отечественной истории. // Вестник ЧГПУ им. И. Я. Яковлева. 2014. No 3 (83). Дата обращения: 12 ноября 2022. Архивировано 12 ноября 2022 года.
  4. Цыремпилов Н. Сангха в эпоху упадка. Реакции российских буддистов на Русскую революцию и Гражданскую войну // Государство, религия, церковь в России и за рубежом : сборник. — 2019. — Вып. 1—2. — С. 357. Архивировано 9 июля 2021 года.