Оборона Брестской крепости

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Оборона Брестской крепости
Основной конфликт: Операция «Барбаросса»
Brest-krepost.jpg
"Защитники Брестской крепости", картина Петра Кривоногова
Дата

22 июня20 июля (1516 августа) 1941 года

Место

Брестская крепость, Белорусская ССР

Итог

Победа Германии

Противники

Флаг СССР СССР

Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой Третий Рейх

Командующие

Флаг СССР майор Пётр Гаврилов #,
Флаг СССР капитан Иван Зубачёв # ,
Флаг СССР полковой комиссар Ефим Фомин
лейтенант Андрей Кижеватов

Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой генерал-майор Фриц Шлипер

Силы сторон

на начало штурма:
11000-15000

на начало штурма:
18000

Потери

около 2000 убитых, ок. 7000 пленных,[1] в том числе ок.100 командиров

Советские данные:

ок. 1400 убитых, в том числе 87 офицеров
ок. 2200 раненых,[2] в том числе ок. 30 офиц

Немецкие данные:

429 убитых

668 раненых

Commons-logo.svg Аудио, фото, видео на Викискладе

Оборо́на Бре́стской кре́пости в ию́не 1941 го́да — одно из первых сражений Великой Отечественной войны.

Накануне войны[править | править код]

23-2013-06-22-m.jpg

К 22 июня 1941 года в крепости располагалось 8 стрелковых и 1 разведывательный батальоны, 2 артиллерийских дивизиона (ПТО и ПВО), некоторые спецподразделения стрелковых полков и подразделения корпусных частей, сборы приписного состава 6-й Орловской и 42-й стрелковой дивизий 28-го стрелкового корпуса 4-й армии, подразделения 17-го Краснознамённого Брестского пограничного отряда, 33-го отдельного инженерного полка, несколько подразделений 132-го отдельного батальона конвойных войск НКВД, штабы частей (штабы дивизий и 28-го стрелкового корпуса располагались в Бресте), всего не менее 7 тысяч человек, не считая членов семей (300 семей военнослужащих).

По словам генерала Л. М. Сандалова, «дислокация советских войск в Западной Белоруссии вначале не была подчинена оперативным соображениям, а определялась наличием казарм и помещений, пригодных для размещения войск. Этим, в частности, объяснялось скученное расположение половины войск 4-й армии со всеми их складами неприкосновенных запасов (НЗ) на самой границе — в Бресте и Брестской крепости»[3]. По плану прикрытия 1941 года 28-й стрелковый корпус в составе 42-й и 6-й стрелковых дивизий должен был организовать оборону на широком фронте на подготавливаемых позициях в Брестском укреплённом районе[4]. Из числа войск, размещавшихся в крепости, для её обороны предусматривался лишь один стрелковый батальон, усиленный артдивизионом[5].

Штурм крепости, города Бреста и захват мостов через Западный Буг и Мухавец был поручен 45-й пехотной дивизии (45-я пд) генерал-майора Фрица Шлипера (около 18 тысяч человек) с частями усиления. Для ведения артподготовки в течение первых пяти минут дивизии придавались мортирные дивизионы 31-й и 34-й пехотным дивизий 12-го армейского корпуса 4-й немецкой армии.

Штурм крепости[править | править код]

Кроме дивизионной артиллерии 45-й пехотной дивизии вермахта для артиллерийской подготовки были привлечены девять легких и три тяжелых батареи, батарея артиллерии большой мощности (две сверхтяжёлые 600-мм самоходные мортиры «Карл»[6]) и дивизион 210-мм мортир 21 cm Laenger Moerser.16. Кроме того, командующий 12-м армейским корпусом в течение первых пяти минут артподготовки сосредоточил по крепости огонь двух дивизионов таких же мортир 34-й и 31-й пехотных дивизий. Суммарный планируемый расход артбоеприпасов составил свыше 7тыс. выстрелов калибром от 105мм и выше. Приказание о выводе из крепости частей 42-й стрелковой дивизии, отданное лично командующим 4-й армией генерал-майором А. А. Коробковым начальнику штаба дивизии по телефону в период с 3 часов 30 минут до 3 часов 45 минут, до начала военных действий не успели выполнить[3].

22 июня в 3:15 (4:15 по советскому «декретному» времени) по крепости был открыт ураганный артиллерийский огонь, заставший гарнизон врасплох. В результате были уничтожены склады, повреждён водопровод (со слов выживших защитников, вода в водопроводе отсутствовала ещё за два дня до штурма), прервана связь, нанесён серьёзный урон гарнизону. В 3:23 начался штурм. Непосредственно на крепость наступали до полутора тысяч человек пехоты из трёх батальонов 45-й пехотной дивизии. Неожиданность атаки привела к тому, что единого скоординированного сопротивления гарнизон оказать не смог и был разбит на несколько отдельных очагов. Штурмовые отряды первой волны немцев, наступавшие на крепость, прошли до Северных ворот Кобринского укрепления не встретив сопротивления. Однако вторая их волна была встречена перешедшими в контратаку частями гарнизона. Таким образом, нападающие были расчленены и частично уничтожены. Сильное сопротивление они встретили на Волынском и, особенно, на Кобринском укреплении, где дело доходило до штыковых атак.

К полудню положение стабилизировалось. Немцы смогли закрепиться лишь на отдельных участках Цитадели, включая господствующее над крепостью здание клуба (бывшая церковь Святого Николая), столовую командного состава и участок казармы у Брестских ворот, на Тереспольском, на части Волынского и западе Кобринского укреплений.

Однако, части в районе Тереспольских ворот под командованием старшего лейтенанта А. Е. Потапова (в подвалах казарм 333-го стрелкового полка) и пограничники 9-й пограничной заставы лейтенанта А. М. Кижеватова (в здании пограничной заставы) также оказались отрезанными от восточной Цитадели. Связь между отдельными группами обороняющихся была потеряна.

К 7:00 22 июня 42-я и 6-я стрелковые дивизии покинули крепость и город Брест,[7] однако множеству военнослужащих этих дивизий так и не удалось выбраться из крепости. Именно они и продолжали сражаться в ней. По оценкам историка Р. Алиева, из крепости вышло около 6 тысяч человек, а осталось в ней около 9 тысяч[8]. По другим данным, на 22 июня в крепости находилось лишь от 3 до 4 тысяч человек, так как часть личного состава обеих дивизий была вне крепости — в летних лагерях, на учениях, на строительстве Брестского укрепрайона (сапёрные батальоны, инженерный полк, по одному батальону от каждого стрелкового полка и по дивизиону от артиллерийских полков)[5].

Из боевого отчета о действиях 6-й стрелковой дивизии:

В 4 часа утра 22 июня был открыт ураганный огонь по казармам, по выходам из казарм в центральной части крепости, по мостам и входным воротам и домам начальствующего состава. Этот налет внес замешательство и вызвал панику среди красноармейского состава. Командный состав, подвергшийся в своих квартирах нападению, был частично уничтожен. Уцелевшие командиры не могли проникнуть в казармы из-за сильного заградительного огня, поставленного на мосту в центральной части крепости и у входных ворот. В результате красноармейцы и младшие командиры без управления со стороны средних командиров, одетые и раздетые, группами и поодиночке, выходили из крепости, преодолевая обводный канал, реку Мухавец и вал крепости под артиллерийским, миномётным и пулемётным огнём. Потери учесть не было возможности, так как разрозненные части 6-й дивизии смешались с разрозненными частями 42-й дивизии, а на сборное место многие не могли попасть потому, что примерно в 6 часов по нему уже был сосредоточён артиллерийский огонь.

Сандалов Л. М. Боевые действия войск 4-й армии в начальный период Великой Отечественной войны

К 9 часам утра крепость была окружена. В течение дня немцы были вынуждены ввести в бой резерв 45-й пехотной дивизии (2-й бат-н 135пп) и 133-й пехотный полк, первоначально являвшийся резервом корпуса. Также, после захвата Бреста, к крепости был отведен 130пп. Таким образом в последующей осаде была задействована вся 45пд.

Оборона[править | править код]

23 июня

В ночь на 23 июня, отведя войска на внешние валы крепости, немцы начали артобстрел, в перерывах предлагая гарнизону сдаться. Сдалось около 1900 человек в западной части цитадели (расположение 333сп и 44 сп) и на Северном острове. Однако, часть собравшихся в подвалах казарм 333-го полка предприняла отчаянную попытку прорыва на юг, в сторону Западного острова, с тем, чтобы потом повернуть к востоку. Большинство участников этого прорыва погибло или было захвачено в плен. В восточной части Цитади защитникам крепости удалось, выбив немцев из примыкающего к Брестским воротам участка кольцевой казармы, объединить два наиболее мощных из остававшихся на Цитадели очагов сопротивления — боевую группу 455-го стрелкового полка, возглавляемую лейтенантом А. А. Виноградовым (начальником химслужбы 455-го стрелкового полка) и капитаном И. Н. Зубачёвым (заместителем командира 44-го стрелкового полка по хозяйственной части), и боевую группу так называемого «Дома офицеров» — подразделениями, сосредоточенными здесь для намечаемой попытки прорыва, руководили полковой комиссар Е. М. Фомин (военный комиссар 84-го стрелкового полка), старший лейтенант Н. Ф. Щербаков (помощник начальника штаба 33-го отдельного инженерного полка) и лейтенант А. К. Шугуров (ответственный секретарь комсомольского бюро 75-го отдельного разведывательного батальона).

24 июня

Встретившись в подвале «Дома офицеров», защитники Цитадели попытались скоординировать свои действия: был подготовлен датированный 24 июня проект приказа № 1, в котором предлагалось создать сводную боевую группу и штаб во главе с капитаном И. Н. Зубачёвым и его заместителем полковым комиссаром Е. М. Фоминым, подсчитать оставшийся личный состав. Однако в полной мере осуществить планы не удалось немцы ворвались в Цитадель. Большая группа защитников Цитадели во главе с лейтенантом А. А. Виноградовым пыталась прорваться из Крепости через Кобринское укрепление. Но это окончилось неудачей: хотя группе прорыва, разделившейся на несколько отрядов, удалось вырваться за главный вал, её бойцы были почти все пленены или уничтожены подразделениями 45-й пехотной дивизии, занимавшими оборону у огибавшего Брест шоссе.

Майор П. М. Гаврилов

К вечеру 24 июня немцы овладели большей частью крепости, за исключением участка кольцевой казармы («Дом офицеров») возле Брестских (Трёхарочных) ворот Цитадели, казематов в земляном валу на противоположном берегу Мухавца («пункт 145») и расположенного на Кобринском укреплении так называемого «Восточного форта» — его обороной, состоявшей из 400 бойцов и командиров Красной Армии, командовал майор П. М. Гаврилов (командир 44-го стрелкового полка). В этот день немцам удалось пленить 1250 защитников крепости.

25-26 июня

Продолажавшиеся попытки прорывов из Цитадели к успеху не привели. После проведенных 25-26 июня подрыва нескольких отсеков кольцевой казармы «Дома офицеров», последние 450 защитников Цитадели и пункта 145 сложили оружие.

29-30 июня

После сброса немцами 22-х 500кг бомб и авиабомбы весом в 1800 килограмм, пал Восточный форт. Однако окончательно зачистить его немцам удалось лишь 30 июня (из-за начавшихся 29 июня пожаров).

Оставались лишь изолированные очаги сопротивления и одиночные бойцы, собиравшиеся в группы и организовывающие активное сопротивление, либо пытавшиеся прорваться из крепости и уйти к партизанам в Беловежскую пущу (многим это удалось). Майор П. М. Гаврилов (см. раздел "Последний бой") был пленён раненым в числе последних — 23 июля[9]. Одна из надписей в крепости гласит: «Я умираю, но не сдаюсь! Прощай, Родина. 20/VII-41». Сопротивление одиночных советских военнослужащих в казематах крепости продолжалось вплоть до августа 1941 года,[10] перед посещением крепости А. Гитлером и Б. Муссолини. Также известно, что камень, который А. Гитлер взял из развалин моста, был обнаружен в его кабинете уже после окончания войны[11]. Для устранения последних очагов сопротивления германское верховное командование отдало приказ затопить подвалы крепости водой из реки Западный Буг[11].

Немецкими войсками в крепости было взято в плен около 7 тыс. советских военнослужащих (по донесению командира 45-й дивизии генерал-лейтенанта Шлипера, на 30 июня было взято в плен 101 офицеров, 7122 младших командиров и бойцов[12]), 1877 советских военнослужащих погибло в крепости[8].

Суммарные потери немцев в Брестской крепости составили 1197 человек, из них 87 офицера вермахта на Восточном фронте за первую неделю войны[13].

Извлечённый опыт:

  1. Короткий сильный артогонь по старым крепостным кирпичным стенам, скрепленным бетоном, глубоким подвалам и ненаблюдаемым убежищам не даёт эффективного результата. Необходим длительный прицельный огонь на уничтожение и огонь большой силы, чтобы основательно разрушить укреплённые очаги.
Ввод в действие штурмовых орудий, танков, и др. очень затруднён из-за ненаблюдаемости многих убежищ, крепости и большого количества возможных целей и не даёт ожидаемых результатов из-за толщины стен сооружений. В частности, для таких целей не приспособлен тяжёлый миномёт.
Превосходным средством для морального потрясения находящихся в укрытиях является сбрасывание бомб крупного калибра.
  1. Наступление на крепость, в которой сидит отважный защитник, стоит много крови. Это простая истина ещё раз доказана при взятии Брест-Литовска. К сильным ошеломляющим средствам морального воздействия относится также тяжёлая артиллерия.
  2. Русские в Брест-Литовске боролись исключительно упорно и настойчиво. Они показали превосходную выучку пехоты и доказали замечательную волю к борьбе.

Боевое донесение командира 45-й дивизии генерал-лейтенанта Шлипера о занятии крепости Брест-Литовск, 8 июля 1941 г.

Последний Бой.[править | править код]

Так описан последний документально подтвержденный бой в крепости в немецком отчете.

Командующий войсками в Генерал-губернаторстве (Та) : из журнала боевых действийг45 К 1246

О перестрелке у Северных ворот и пленении командира

23-24 июля 1941 г.

23.07.1941 В середине дня 23.07 команда по уборке [территории] подверглась обстрелу из каземата у Северных ворот, стреляли оставшиеся блокированные [в каземате] враги. Ранено 5 человек. Во время последовавшего за этим событием прочесывания крепости ранен еще один солдат. В плен взят 1 русский старший лейтенант.

Е...] 24.07.1941

[ ... ] В результате прочесывания крепости Брест-Литовска на наличие оставшихся в живых врагов были найдены только 7 погибшим русских. [14]

Официально этот бой засчитывается майору П. М. Гаврилову. Но несколько моментов:

- в отчете указан старший лейтенант

- место реального боя в капонире возле Северных ворот и применяемое в ходе него оружие не совпадает с указанным Гавриловым

- различные описания боя: бросил ганату, бросил две гранаты, "бросить уже не было сил. Немцы подошли, забрали гранату"

позволяют предположить, что имя реального героя до сих пор неизвестно.

Память о защитниках крепости[править | править код]

Памятник защитникам Брестской крепости и Вечный огонь

Впервые об обороне Брестской крепости стало известно из штабного немецкого донесения, захваченного в бумагах разгромленной части в феврале 1942 года под Орлом. В конце 1940-х годов в газетах появились первые статьи об обороне Брестской крепости, основанные исключительно на слухах. В 1951 году при разборе завалов казармы у Брестских ворот был найден приказ № 1. В том же году художник П. Кривоногов написал картину «Защитники Брестской крепости».

Заслуга восстановления памяти героев крепости во многом принадлежит писателю и историку С. С. Смирнову, а также поддержавшему его инициативу К. М. Симонову. Подвиг героев Брестской крепости был популяризован С. С. Смирновым в книге «Брестская крепость» (1957, расширенное издание 1964, Ленинская премия 1965). После этого тема обороны Брестской крепости стала важным символом Победы[15].

8 мая 1965 года Брестской крепости присвоено звание крепость-герой с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». С 1971 года крепость является мемориальным комплексом. На её территории выстроен ряд монументов в память героям, работает музей обороны Брестской крепости.

Сложности исследования[править | править код]

Восстановление хода событий в Брестской крепости в июне 1941 года сильно затруднено практически полным отсутствием документов советской стороны. Основными источниками сведений являются свидетельства выживших защитников крепости, полученные в своей массе по прошествии значительного времени после окончания войны. Есть основания полагать, что эти свидетельства содержат в себе множество недостоверной, в том числе сознательно искаженной, по тем или иным причинам, информации. Так, например, у многих ключевых свидетелей даты и обстоятельства пленения не соответствуют данным, зарегистрированным в немецких картах военнопленных. По большей части, дата пленения в немецких документах указана раньше, чем дата, сообщенная самим свидетелем в послевоенных показаниях. В этой связи существуют сомнения в достоверности информации, содержащейся в таких показаниях.

В искусстве[править | править код]

Художественные фильмы[править | править код]

Документальные фильмы[править | править код]

Художественная литература[править | править код]

  • Бобренок С. Т. У стен Брестской крепости. Записки участника обороны. — 2-е изд. — Минск: Мастацкая литература, 1981. — 190 с.
  • Васильев Б. Л. В списках не значился. — М.: Детская литература, 1986. — 224 с.
  • Чернов А. Н. Гарнизон отважных. [Воспоминания] - Саратов : Кн. изд-во, 1959. - 198 с
  • Ошаев Х. Д. Брест — орешек огненный. — М.: Книга, 1990. — 141 с.
  • Смирнов С. С. Брестская крепость. — М.: Молодая гвардия, 1965. — 496 с.

Песни[править | править код]

  • «Для героев Бреста смерти нет» — песня Эдуарда Хиля.
  • «Брестский трубач» — музыка Владимира Рубина, слова Бориса Дубровина.
  • «Героям Бреста посвящается» — слова и музыка Александра Кривоносова.

Интересные факты[править | править код]

  • Согласно книге Бориса Васильева «В списках не значился», последний известный защитник крепости сдался в плен 12 апреля 1942 года. С. Смирнов в книге «Брестская крепость» также, ссылаясь на рассказ погибшего во время оккупации очевидца, называет апрель 1942 года, не указывая имени героя.
  • 22 августа 2016 года «Вести Израиля» сообщили, что в Ашдоде умер последний из оставшихся в живых участников обороны Брестской крепости Борис Фаерштейн[16].

Примечания[править | править код]

  1. Кристиан Ганцер. Немецкие и советские потери как показатель продолжительности и интенсивности боев за Брестскую крепость // Беларусь і Германія: гісторыя і сучаснасць. Выпуск 12. Мінск 2014, с. 44—52, с. 48—50.
  2. Кристиан Ганцер. Немецкие и советские потери как показатель продолжительности и интенсивности боев за Брестскую крепость // Беларусь і Германія: гісторыя і сучаснасць. Выпуск 12. Мінск 2014, с. 44—52, с. 48—50, с. 45—47.
  3. 1 2 Сандалов Л. М. Боевые действия войск 4-й армии в начальный период Великой Отечественной войны
  4. Сандалов Л. М. Боевые действия войск 4-й армии в начальный период Великой Отечественной войны
  5. 1 2 Канун и начало войны
  6. Мортира КАРЛ
  7. Боевое донесение штаба 4-й армии № 05 к 11:55 22 июня 1941 г.
  8. 1 2 Брестская крепость // Передача радиостанции «Эхо Москвы»
  9. Последние очаги сопротивления
  10. «Я умираю, но не сдаюсь». Когда погиб последний защитник Брестской крепости
  11. 1 2 Albert Axell. Russia’s Heroes, 1941—45, Carroll & Graf Publishers, 2002, ISBN 0-7867-1011-X, Google Print, p. 39—40
  12. Боевое донесение командира 45-й дивизии генерал-лейтенанта Шлипера о занятии крепости Брест-Литовск, 8 июля 1941 г.
  13. Jason Pipes. 45. Infanterie-Division, Feldgrau.com — research on the German armed forces 1918—1945
  14. 22-23.07 у Северных ворот, барбакан-455, Цыбульский: "...слова Гаврилова: Немцы подошли, забрали гранату".
  15. Защита Брестской крепости стала первым подвигом советских бойцов в Великой Отечественной войне — lenta.ru
  16. В Израиле умер последний защитник Брестской крепости

Литература[править | править код]

Исторические исследования[править | править код]

  • Алиев Р. В. Штурм Брестской крепости. — М.: Эксмо, 2010. — 800 с. — ISBN 978-5-699-41287-7. Рецензия на книгу Алиева (на белорусском языке)
  • Алиев Р., Рыжов И. Брест. Июнь. Крепость, 2012 — видеопрезентация книги
  • Кристиан Ганцер (руководитель группы авторов-составителей), Ирина Еленская, Елена Пашкович и др. Брест. Лето 1941 года. Документы, материалы, фотографии. Смоленск: Инбелкульт, 2016. ISBN 978-5-00076-030-7 [1]
  • Крыстыян Ганцэр, Алена Пашковіч. «Гераізм, трагізм, мужнасьць». Музей абароны Берасьцейскай крэпасьці.// ARCHE пачатак № 2/2013 (чэрвень 2013), с. 43—59. [2]
  • Кристиан Ганцер. Переводчик виноват. Влияние перевода на восприятие исторических событий (на примере отчета генерал-майора Фрица Шлипера о боевых действиях по захвату Брест-Литовска) // Беларусь і Германія: гісторыя і сучаснасць. Выпуск 13. Мінск 2015, с. 39—45. [3]
  • Кристиан Ганцер. Немецкие и советские потери как показатель продолжительности и интенсивности боев за Брестскую крепость. // Беларусь і Германія: гісторыя і сучаснасць. Выпуск 12. Мінск 2014, с. 44—52. [4]
  • Кристиан Ганцер. Воспоминания защитников Брестской крепости как исторические источники. Проблемы и шансы // Е. И. Пашкович (ред.): Личность в истории. Героическое и трагическое. Сборник материалов VI международной конференции. Брест, 22—23 ноября 2013 года. В двух частях. Часть 2. Брест 2015, с. 32—42. [5]
  • Christian Ganzer. «Remembering and Forgetting: Hero Veneration in the Brest Fortress.» // Siobhan Doucette, Andrej Dynko, Ales Pashkevich (ed.): Returning to Europe. Belarus. Past and Future. Warsaw 2011, стр. 138—145. — на английском, на белорусском
  • Christian Ganzer. «Czy „legendarna twierdza“ jest legendą? Oborona twierdzy brzeskiej w 1941 r. w świetle nieme­ckich i austriackich dokumentów archiwalnych.» // Wspólne czy osobne? Miesca pamięci narodów Europy Wschodniej. Białystok/Kraków 2011, стр. 37—47. [6]
  • Christian Ganzer, Alena Paškovič. «Heldentum, Tragik, Kühnheit.» Das Museum der Verteidigung der Brester Festung." // Osteuropa 12/2010, стр. 81—96. [7]
  • David R. Marples and Per Anders Rudling. War and Memory in Belarus: The Annexation of the Western Borderlands and the Myth of the Brest Fortress, 1939—41 // Białoruskie Zeszyty Historyczne (Беларускі гістарычны зборнік). — Vol. 32 (December 2009). — PP. 225—244 (белорусскоязычная версия: Дэвід Р. Марплз, Пэр Андэрс Рудлінг. Вайна і гістарычная памяць у Беларусі: далучэньне заходніх абласьцей і міт пра Берасьцейскую крэпасьць // ARCHE. — 2010. — № 5 (92). — С. 11—60.).

Ссылки[править | править код]